«Серые волки». Часть 2

Глава 7. Минная война

0
619
Время на чтение 10 минут

Глава 1. Община

Глава 2. Фашистский гуляш

Глава 3. Приговор привести в исполнение

Глава 4. Охота на «Серого»

Глава 5. Фрицы торопились к Москве

Глава 6. Партизанские будни

В беседах с мало осведомленными по этой проблеме людьми мне часто приходилось слышать:

«Что у вас там было сложного? Взял коробку, выкопал на дороге яму, поставил мину и снова закопал».

Тут, вроде бы, и правда большого ума не надо. Но это только в случае, если коробка (то есть мина) вообще правильно настроена на взрыв. Хотя даже и тогда большое значение имеет выбор самого места и времени для установки такого «сюрприза». Ведь надо же сделать так, чтобы интересующий тебя объект не проехал или прошел мимо. Иначе получится пустой пар.

Партизаны же, особенно в начальный период войны, практически не имели не только готовых к установке мин, но даже взрывчатки и взрывателей. Многое приходилось добывать и изобретать самим, а это обходилось очень дорого. Я знаю не один случай, когда даже опытные саперы платили за такую самодеятельность очень дорогую цену - тяжелые ранения или смерть.

При недостатке взрывчатки ее приходилось добывать разными путями: например, где-то войска содержали склады и осталось несколько ящиков этого добра, а иногда что-то перепадало и из запасов противника.

Но самый интересный способ добычи взрывчатки был путем выплавления ее из неразорвавшихся или неиспользованных снарядов и бомб.

Главное состояло в том, чтобы разрядить такой снаряд или бомбу.

Когда они не были использованы, это было намного проще и безопаснее - там не была нарушена заводская компоновка. А вот сброшенная с самолета бомба, достигшая цели или земли на огромной скорости, но не разорвавшаяся - это уже загадка. Почему не сработал взрыватель? Заводской брак или бомба с «сюрпризом»? Были и такие. Они должны были взорваться через какой-то промежуток времени. А тут как раз мы пытаемся снять это устройство. Оставалось только гадать - может повезет, а возможно и нет.

В полуподвале одного разрушенного дома мы обнаружили склад снарядов к 120 мм орудию - где-то около 150 единиц. Не дошли они в свое время до пункта назначения, где в них была нужда. Чтобы это «добро не пропадало», решили их приспособить в качестве фугасов при минировании.

Но эффект был весьма скромным.

Людей опытных и знающих минное дело у нас практически не было - все самоучки, даже бывшие армейские специалисты. Да и дело-то оказалось не только не простым, но и довольно опасным.

Помощь пришла откуда не ждали.

Как я уже говорил, с немецким гарнизоном Навли, состоящим из солдат, в целом непригодных для боевой службы, у нас к тому времени сложились нейтральные, и даже где-то дружеские отношения, о которых мы старались не распространяться в беседах с нашими районными командирами.

В ряде случаев (как в первом нашем бою с полицией) немцы даже помогали нам решить какие-то проблемы. Более того, неоднократно наши возвращающиеся с задания бойцы находили убежище от погони в районе расположения немецких блок-постов. Солдаты комендантуры не допускали на свою территорию ни посторонних немцев, ни полицию. Случалось даже, что разведчикам там же оказывалась помощь - им перевязывали раны, давали горячую пищу.

Наши же бойцы нередко сопровождали подгулявших в буфете знакомых немцев, блуждающих в поисках дороги к своему блок-посту. Их передавали дежурным с рук на руки.

Короче, жили по принципу: «на нейтральной территории мы друг другу не враги, а за ее пределами каждый выживает как может».

Однажды в беседе с одним из обитателей немецкого блок-поста я услышал, что среди них есть несколько саперов-минеров, которые получили ранения на минном поле, установленном другой группой, забывшей их об этом не предупредить.

Первая наша попытка поговорить по существу с этими саперами не увенчалась успехом. С их стороны последовало слишком много вопросов: зачем вам это надо? Вспомнили о кодексе чести и других обязательствах германских военнослужащих.

Ну что же, атака в лоб не удалась, но надежду терять не следует. Попробуем изменить тактику.

Решили устроить этим парням хорошее угощение - от этого немцы еще никогда не отказывались.

И вот, в один из выходных (не для нас, разумеется) дней, мы соорудили в немецком буфете стол, заставленный не какими-нибудь европейскими «деликатесами», а продуктами из погребов местного населения: квашеной капустой, яблоками (антоновкой), огурцами и помидорами. Было, разумеется, и мясо, и еще какая-то копченая рыба. Ну и конечно же, по такому особенному случаю, пара бутылок водки. Рад не рад, а говори: милости просим!

На этот раз мы встретились уже как знакомые.

От угощения наши собеседники не отказались - тем более, что все разложенное на столе выглядело весьма аппетитно и энергично взывало к их желудкам.

Первый прием водки по 150 грамм прошел успешно. Кодекс чести был отодвинут в сторону, вопросы к нам почти исчезли, языки стали понемногу развязываться.

Начали с того, как эффективно использовать 120 мм снаряды. Прозвучали конкретные мысли, сопровождаемые пояснениями на пальцах и столе. Со мной, кроме Андрея, были еще два очень любознательных парня. От них было много вопросов технического плана. Мы тут же предложили нашим знакомым листы бумаги и карандаши, захваченные на всякий случай. Скоро на бумаге стали возникать схемы размещения мин на дорогах и при подрыве помещений.

Со снарядами вроде бы разобрались. А как быть со взрывателями? Без них наша затея - пустое дело. И здесь выход был подсказан нашими разговорчивыми собеседниками. Оказывается, в обычных электроприборах можно найти нужные детали. Даже в немецких детских игрушках имеется что-то.

Так, неожиданно, мы оказались неплохо подкованными в азах подрывного дела. В конце разговора договорились, что в случае необходимости обратимся к саперам снова.

С их стороны был задан вопрос:

«А кого вы на дороге хотите взорвать?»

Я ответил, что не нравится мне поток легковых машин с офицерами в один из окрестных домов отдыха, который местные власти превратили в притон.

На это прозвучала ответная реплика:

«Этих сволочей надо учить крепко. Идет война, гибнут люди, а они живут, как в раю».

Собрав все листы бумаги, мы вернулись к себе, и засели за изучение схем. Теоретически вроде бы многое было понятно, а как будет на практике? Особенно с применением фугасов?

Для начала решили использовать одиночный фугас.

Получилось неплохо - легковую машину, в которой четверо офицеров вермахта ехали развлечься, здорово искорежило. Забрали у них личные документы и еще какие-то бумаги в портфелях. Улов был хотя и не велик, но рыба попалась довольно крупная - у немцев даже лейтенант оценивался в 10 рядовых, а тут были два полковника, майор и капитан.

Окрыленные первым успехом, мы начали присматривать место для установки веера фугасов. Они были очень эффективны против живой силы противника.

Как раз в это время по дорогам все чаще стали разъезжать немецкие патрули на мотоциклах и грузовых автомашинах, в кузовах которых было до 20-30 человек. Их целью было устраивать засады и облавы в зарослях, примыкающих к дороге.

Ну что же, приготовим и мы вам сюрприз.

Рядом с одиночным фугасом установили веерный, состоящий из 4-5 снарядов.

Появился и проскочил мотоцикл - ничего с ним не случилось. Следом шла грузовая машина, в кузове которой находилось более двух десятков немецких солдат. Офицер сидел рядом с шофером. Одиночный фугас сработал под одним из передних колес машины и изуродовал моторную часть и кабину. Солдаты стали выпрыгивать из кузова на дорогу, и тут прогремел второй залп - взорвались все заложенные веером снаряды. Они поразили практически всех, кто был в кузове машины или рядом.

К месту засады тут же подъехал немецкий мотоцикл и по радио стал вызывать помощь. Нам ничего не оставалось, как быстро ретироваться.

После этой операции мы вынуждены были сделать небольшой перерыв в деятельности на этом поприще. На дорогах появилось множество патрулей и какие-то специальные машины, которые металлическими зубьями вспарывали поверхность дороги и ее обочины.

Ну что же, угощение для немецких саперов за их уроки по минному делу вполне себя оправдало.

Вспоминается и еще один эпизод из периода минной войны.

Наши разведчики вышли на облюбованный ими участок дороги, осмотрелись, и не заметив ничего подозрительного, начали работать. Вдруг до их слуха дошел какой-то странный звук. Начали пристально осматриваться и заметили на опушке леса передвигающиеся фигуры людей.

Надо срочно уходить.

Они было двинулись в противоположную сторону, но и там заметили что-то подозрительное. Надо обходить и этот участок.

Наконец, вроде бы вырвались из засады. Бросились бежать, но им вслед понеслись крики:

«Стой! Стреляем!»

И действительно, выстрелов было много. Но, слава Богу, пули миновали.

Достигли берега озера - и с ходу в воду, чтобы подальше отплыть от берега. Ведь обстрела не избежать. Теперь задача - как можно дольше продержаться в холодной воде (на дворе уже стояла поздняя осень).

Обстреливали их с берега из автоматов и карабинов около четверти часа. Затем все прекратилось. Очевидно, преследователи решили, что в холодной воде они уже утонули. Ребята как-то выбрались из ледяной воды и добрались до лагеря.

Открыли двери помещения, вошли - и тут же упали все трое на пол.

Мы в тревоге: «Что случилось?»

А они и слова сказать не могут - глубокое переохлаждение.

Я тут же дал команду истопить баню (было у нас такое маленькое примитивное сооружение, но погреться в нем было можно). Тем временем ребят раздели, положили на лавки и начали растирать им руки, ноги и грудные клетки шерстяным вещами. Одновременно приготовили чай, заваренный противопростудным сбором трав. Соорудили легкий ужин.

Наконец, очередь дошла и до бани. Двум парням было поручено хорошо поработать над нашими «моржами» березовыми вениками.

Уже закончилось и пребывание в бане, а они никак не могут согреться.

Был брошен клич:

«У кого есть нательное белье?»

Оно оказалось лишь у меня и еще одного парня. Не хватало одного комплекта. Мою пару пришлось разъединить - одному досталась рубашка, другому - кальсоны.

Я дал команду выставить на стол наш неприкосновенный запас - бутылку водки. Каждого из «моржей» заставили выпить по стакану. После ужина они были уложены в постели и укрыты всеми шерстяными одеялами, которые только оказались вокруг. Рядом с ними было установлено круглосуточное дежурство.

Я тем временем сходил к знакомому врачу за советом. Тот сказал, что все, что мы уже сделали для наших бойцов, было очень грамотно. Теперь еще этим пловцам необходимо дать по таблетке противопростудного средства и далее их не тревожить - пусть спят сколько им вздумается.

Что же, и на том спасибо.

На следующий день наши пострадавшие получили горячий завтрак с чаем, настоянным на лекарственных травах, и снова погрузились в сон. Правда, смогли перед этим сказать несколько слов о том, как они оказались в воде, которая их и спасла от преследования.

На третий день наши парни встали, хотя и чувствовали большую слабость.

Первоначальное же их положение было очень серьезным. Поражает, что они вообще сумели выбраться из воды и в таком состоянии добрались до базы.

И все-таки молодые, тренированные и не отравленные алкоголем и табаком организмы, при помощи быстро предпринятых нами профилактических мер, вскоре взяли свое: выкарабкались из критической ситуации, и в последующие дни восстановили свою форму.

Этот случай, однако, утвердил нас во мнении, что на дорогах противником предпринимаются активные меры, которые едва не закончились для нас трагедией. В такой ситуации я срочно собрал для совета весь наличный состав отряда. Вопрос был один: что нам нужно сделать, чтобы обеспечить безопасность наших минеров? Все соображения, какими бы оригинальными они не показались бы, должны быть высказаны - речь идет о жизнях наших людей.

Долго говорили, но, в конце концов, решили на какое-то время прекратить выходы на дороги. Пусть противник успокоится, а его люди посидят и померзнут в засадах.

Однако терпения нашего надолго не хватило. Где-то через неделю мы решили удалиться от тех мест, где уже «засветились», и начать все сначала там, где все еще было относительно спокойно.

Минная война продолжалась.

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".
Подписывайте на телеграмм-канал Русская народная линия
РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов»; Meta

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Мирон Федоров; (Oxxxymiron); активистка Ирина Сторожева; правозащитник Алена Попова; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне; Артемий Троицкий; Артур Смолянинов; Сергей Кирсанов; Анатолий Фурсов; Сергей Ухов; Александр Шелест; ООО "ТЕНЕС"; Гырдымова Елизавета (певица Монеточка); Осечкин Владимир Валерьевич (Гулагу.нет); Устимов Антон Михайлович; Яганов Ибрагим Хасанбиевич; Харченко Вадим Михайлович; Беседина Дарья Станиславовна; Проект «T9 NSK»; Илья Прусикин (Little Big); Дарья Серенко (фемактивистка); Фидель Агумава; Эрдни Омбадыков (официальный представитель Далай-ламы XIV в России); Рафис Кашапов; ООО "Философия ненасилия"; Фонд развития цифровых прав; Блогер Николай Соболев; Ведущий Александр Макашенц; Писатель Елена Прокашева; Екатерина Дудко; Политолог Павел Мезерин; Рамазанова Земфира Талгатовна (певица Земфира); Гудков Дмитрий Геннадьевич; Галлямов Аббас Радикович; Намазбаева Татьяна Валерьевна; Асланян Сергей Степанович; Шпилькин Сергей Александрович; Казанцева Александра Николаевна; Ривина Анна Валерьевна

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/uploaded/files/reestr-inostrannyih-agentov-10022023.pdf

Степан Ерохин († 2013)
Пути Господни
Эпилог. Главное на войне - беречь людей
08.05.2015
Неожиданная встреча
О пребывании в Чехословакии
07.05.2015
Здравствуй, Русь Великая!
После войны
05.05.2015
«Серые волки». Часть 2
Глава 25. Враг терпит поражение
12.10.2012
Все статьи Степан Ерохин († 2013)
Последние комментарии
Леваки назвали великого русского философа Ильина фашистом
Новый комментарий от Русский танкист
20.04.2024 14:28
Думенко и Пиллей вытолкают Русскую Церковь из ВСЦ?
Новый комментарий от Владимир Николаев
20.04.2024 13:27
На картошку!
Новый комментарий от Владимир Николаев
20.04.2024 13:05
Жизнь и деяния Никиты Кукурузника
Новый комментарий от С. Югов
20.04.2024 12:44
Россия в борьбе с западным спрутом
Новый комментарий от Дмитриев
20.04.2024 10:33