«Меня хранит благословение Серафима Вырицкого»

Беседа с настоятелем Свято-Троицкого храма «Кулич и Пасха»

0
1614
Время на чтение 16 минут

Свято-Троицкий храм «Кулич и Пасха» - один из самых известных в Санкт-Петербурге. Здание церкви своей формой действительно напоминает кулич, а колокольня - пасху. В «куличе» по праздникам многолюдно, а в будние дни народу мало, и тогда особенно чувствуется доброта и тепло этого храма. Можно не торопясь помолиться у чудотворной иконы Богородицы «Всех скорбящих Радость» (с грошиками), приложиться к образу святителя Николая. На нижнем этаже «пасхи» расположена трапезная, а на второй этаж, в кабинет настоятеля, ведёт узкая лестница. Полукруглое окно кабинета смотрит на храм, широкий подоконник и столы заставлены книгами и завалены бумагами. Компьютер смущённо стоит в углу, а посередине кабинета царствует широкий письменный столом со старинным чернильным прибором. Сидя за этим столом, отец Виктор Голубев охотно рассказывает о своей жизни. Его духовный путь начался в далёкие сороковые годы и пересекался с судьбами многих известных церковных деятелей. Так что история духовной жизни батюшки - это ещё и история Церкви.

Отец Виктор, скажите, пожалуйста: как Вам хватило мужества поступить в Духовную семинарию в 1955 году? Наверное, был какой-то человек, который повлиял на Вас духовно?

Протоиерей Виктор ГолубевЯ расскажу о том, что было немного раньше. С 1944 года я ходил в Никольский собор, еще война была. Народу в соборе было очень много, скорбь и страдание вернули к Богу многих. Потом только я подумал: ведь карточки были продовольственные, так откуда брали вино и муку на просфоры? Оказывается, правительство нашего города выдавало Никольскому собору и муку, и вино. В самые тяжелые дни блокады, все время, каждый день, в соборе велась утренняя Литургия и вечерняя служба, чтобы народ мог придти, исповедоваться и причаститься.

В других храмах было иначе. Например, мне рассказывали, что в Шувалово Литургии совершались на ягодах, а муку приносил, кто мог. А в центральном, кафедральном Никольском соборе муку и вино выдавали. Я помню еще митрополита Алексия, будущего патриарха Алексия I. А потом пришел митрополит Григорий (Чуков).

Вы были с ними знакомы?

Я был обычным прихожанином, одним из тысяч. Я недалеко жил, у Технологического института. И каждую субботу вечером, каждое воскресенье утром, да еще и по праздникам был в церкви. Митрополита Алексия я только видел, а вот с митрополитом Григорием уже познакомился, хотя как познакомился...

Народу в соборе было очень много, поэтому вокруг митрополита всегда ставили ограду. Детей было немного, и их ставили около этой ограды. И вот однажды митрополит Григорий говорит мне: «Что это ты такой худенький? Постишься?». Я говорю: «Да нет, я как все...». Я так растерялся, не знал, что мне сказать!

Отец Виктор, а сколько Вам тогда лет было?

Четырнадцать или пятнадцать, наверное.

Вы один ходили в храм или с кем-то из родных?

Мама ходила в храм тоже, но я как-то всегда отдельно ходил от нее. Она всегда ходила на ранние Литургии, а я на поздние. Поспать мог подольше... Старушки в соборе заметили, что я всегда хожу в церковь, и попросили меня поухаживать за одинокой больной. Звали эту больную Ольга Васильевна. Она ехала в поезде из Москвы, от своей сестры-монашки, и поезд так затормозил, что она упала с верхней полки вниз головой. После этого она на улицу уже не могла выходить. Я с удовольствием согласился ухаживать за ней, ведь это по Евангелию: «Посетил ли ты больного?». А старушка-то оказалась святой жизни! Была духовной дочерью святого Нектария Оптинского. К ней многие приходили: кто за советом, кто за благословением. А моё дело было принести, что скажут, из магазина, молоко сделать погорячее, чай вскипятить... Готовить-то я не умел тогда.

А как звали эту старушку?

Ольга Васильевна. Муж её был прокурором, кажется. Ольга Васильевна с ним недолго жила: он гулял, и она от него скоро ушла. Она была из рода купцов Богдановых. Ольга Васильевна все время ездила по монастырям. У меня есть ее фото в Сарове, около храма, которого, кажется, уже нет... Она была очень благочестивая. И я ходил к ней каждый день, начиная с 1945 года и до 1951-го. Однажды, приблизительно в 47-м году, Ольга Васильевна мне сказала: «Поезжай в Вырицу, возьми благословение у иеромонаха Серафима». И я поехал, хотя и не знал, как туда добираться. Оказывается, до Вырицы надо было ехать два часа на паровике. А в Вырице мне сказали, что надо ещё идти песчаной дорогой три километра. Когда я дошёл, у него был полный сад народа.

А по какому адресу он тогда жил? Не помните, что это была за улица?

Нет, не помню, мне не говорили адреса. Кажется, это был Пильный проспект. Я спросил - кто последний, встал у входа. И тут из дома выходит матушка, келейница, и сразу говорит мне: «Мальчик, проходи». Я пришёл к отцу Серафиму. Он говорит: «Ты с кем живёшь?». Я отвечаю: «С матерью». Он: «А как маму звать?» «Надеждой». «А тебя?» « Витей». Он говорит: «Сейчас я запишу». Я спросил : «А зачем?». Что он, мол, докладывать обо мне куда-то будет? Матушка рассмеялась, и он мне улыбнулся. А матушка говорит: «Батюшка молиться за вас будет». Я так и не узнал, с какой целью меня Ольга Васильевна послала в Вырицу. Только потом стал догадываться, когда в армии начал служить.

В армию меня в 1951 году взяли. В армии я крест не снимал. Но Господь так устроил, что меня в стройбат отправили. Все знали, что я хожу в церковь, я не скрывал это. В стройбате у нас было больше пятидесяти процентов бывших уголовников: они в тюрьме отсидели и по конституции должны были идти в армию. Я прослужил три с половиной года. Конечно, со мной не раз говорил и замполит, и командир роты, и командир части. Командир части меня матом крыл, говорил, что я позор для части! А я говорил, что крест всё равно не сниму. Пускай, если надо, другие солдаты его с меня снимают, а я не стану. Вот так и отслужил - думаю, только потому, что получил благословение у преподобного Серафима Вырицкого. Это благословение меня до сих пор хранит, я святому Серафиму молюсь каждый день.

Вы вообще никогда не скрывали того, что Вы верующий?

Никогда! Я всегда ходил в церковь, всегда носил крест. Мальчишкой я в футбол любил играть. Играю, крест у меня выскочит, и ребята мне кричат: «Поп, бей!».

А в семинарию Вы сразу после армии решили пойти?

В 1948 году, ещё до армии, мне восемнадцать лет исполнилось. Я посоветовался с Ольгой Васильевной, сказал, что хочу поступить в семинарию. В этом же году, осенью, или в начале сорок девятого я поехал к старцу Серафиму Вырицкому во второй раз - просить благословения на поступление. Он тогда уже не принимал. Я сказал матушке, что хочу поступить в семинарию, и попросил спросить батюшку, не примет ли он меня. И о.Серафим Вырицкий согласился принять. Я ему сказал: «Благословите поступить в семинарию!». Он меня благословил и говорит: «А про семинарию ты сам решишь, поступать тебе или нет». Я подумал - сам так сам. Пошёл, договорился с ректором семинарии, он сказал: «Хорошо, поступай, примем». И в это время семинаристы разодрались со студентами из спортивного техникума. Многие семинаристы из армии вышли, ведь только что война кончилась. И так они разодрались, что загнали их спортсмены в семинарию и повыбивали стекла камнями. Я и говорю: «Ольга Васильевна, куда я иду? Я же потеряю веру». И в семинарию я не поступил.

Даже пробовать не стали?

Да! Так о.Серафим Вырицкий и сказал: что я должен сам решить. И в семинарию я поступил только после того, как отслужил в армии. Я служил в Таллине, с 51-го года по 54-й, демобилизовался в октябре или в ноябре. Было уже поздно поступать в семинарию, и я поступил в следующем, 1955 году. До этого я работал на заводе столяром-краснодеревцем. Работал я там с 1947 по 1955 год и скажу, не хвастая: брака у меня никогда не было. Я же верующий человек! Мне дали очень почётное в то время личное клеймо, и это означало, что отдел технического контроля уже мог меня не проверять. Клеймо у меня до сих пор хранится: это такой стержень металлический, внутри - звезда и номер 63. Мастеру потом попало за то, что мне такой почёт оказали, начальнику тоже выговор сделали. А они говорят: «А что, мы смотреть должны, что ли, верующий рабочий или неверующий? Это его личное дело. Он делал работу качественнее всех на заводе, у него ни разу брака не было». Когда я из армии пришёл, я вновь поступил на завод и уже почувствовал, что в семинарию меня не отпустят. Я пошёл за благословением к митрополиту Григорию, который был председателем Учебного комитета всех семинарий. Он говорит : «Cможешь пятого сентября взять выходной?» «Cмогу». «А мы Вам дадим справку, что Вы поступили». В справке было написано, что, по постановлению Наркома от 1948 года, желающий поступить в такое-то учебное заведение должен получить расчёт на предприятии. Уже после этого я встретил комсорга, и он мне сказал: «Ой, что было после этого! Начальнику выговор, мастеру выговор - за то, что вырастили попа. В семинарию пошёл с завода Егорова!». Окончил я семинарию нормально, в 1959 году принял сан.

Но ведь Вам нужно было перед этим жениться. Трудно было в то время найти верующую девушку?

Да нет, я давно видел, как в Никольский собор ходила маленькая девочка, с бабушкой. У нас с ней разница в девять лет: она в то время еще маленькой была, а я уже - большим мальчишкой. Из армии пришёл - а девочка уже выросла, и я познакомился с нею. В 58-м году познакомился, а в 59-м мы венчались.

А что за семья была у Вашей невесты?

Бабушка была очень верующая, как и вся их семья. Мать у них умерла в конце войны. Осталась бабушка с двумя детьми. Ей говорили, чтобы она сдала внучек в детдом, что сама она с ними не справится. А она не хотела внучек оставлять. Бабушка получала 400 рублей в месяц и еще по 50 рублей на девочек. Это было очень мало! Моя жена Лариса рассказывала, что они жили на углу Обводного и Измайловского и в собор ходили каждое воскресенье, на раннюю службу. Рассказывала, что бабушка на трамвай садилась, а они с сестрой Аллой шли пешком, потому что денег не было. Бабушка вырастила их верующими. Алла потом умерла от туберкулёза...

Отец Виктор, а с кем из Ленинградских митрополитов Вам приходилось общаться?

Я принял сан и был иподьяконом три года, с 56-го по 59-й, у митрополитов Елевферия (Воронцова), Питирима (Свиридова), у викарного епископа Алексия (Коноплёва). При нём открыли Троицкий собор в Александро-Невской Лавре. Кстати, об этом могу интересный случай рассказать. Троицкий собор передали Церкви в 57-м году и очень долго восстанавливали. В то время настоятелем в Лавре был владыка Елевферий. И вот однажды мы с отцом Борисом Глебовым - он сейчас староста в Преображенском соборе - были у епископа Алексия. Вдруг его позвали три человека из ГИОПа, которые принимали ремонт собора. Мы вышли вместе с ним. Владыка Алексий им говорит : «Мы уже два раза выполняли ваши распоряжения. Это уже третий раз. Думаю, теперь всё нормально». А один человек из ГИОПа отвечает: «Да, но вот благолепия нет...». А у собора - пустые стены, только иконостас сохранился. И владыка Алексий им очень резко говорит : «Вы тридцать лет разрушали храмы, а теперь о благолепии заговорили?! Отдайте нам собор! О благолепии мы сами позаботимся». Они растерялись, с ГИОПом ведь никто так не говорил в те времена. И в этом же году Троицкий собор освящали!

С тех пор его уже не закрывали?

Уже не закрывали. Теперь-то собор прекрасный, а в те времена сколько мусора мы выносили! Нам пришлось больше года приводить храм в порядок, только чтобы ГИОП его принял.

Отец Виктор, а в каком храме Вы служили в те годы?

Я стал служить священником в небольшой церкви праведного Иова. Меня хотели назначить в Лавру, в Троицкий собор, а я просил, чтобы оставили в маленьком храме. У меня голос слабый, кто меня в соборе услышит? Там голос громовой надо иметь. Епископ Алексий, Царствие ему Небесное, обиделся на меня: он договорился со всеми, кто служил в соборе, а я туда не пошёл. Но всё равно ко мне на свадьбу он пришёл! Мы её в коммунальной квартире справляли...

Церковь праведного Иова мне очень нравилась! Народу ходило немного, потому что церковь была далеко от трамвайной линии. Почти всех, кто туда ходил, я знал по имени. Это был настоящий приход! Меня один раз хотели перевести на Смоленское кладбище, но я пошёл к благочинному, отцу Александру Медведскому, и отказался. Он удивился: «Тебя ж повышают!». Когда меня во второй раз перевести хотели, я опять пошел к отцу Александру. А он говорит: уже поздно, указ подписан. И меня перевели на Охту, в церковь святителя Николая. Три с половиной года я прослужил в церкви праведного Иова на Волковом кладбище и три с половиной года - в церкви святителя Николая на Охте. Когда митрополит Никодим (Ротов) приехал, меня перевели в Никольский собор.

В те времена власть была передана старостам, а настоятели заведовали только богослужебной частью. Это в 60-х годах было, при Хрущёве. Он ведь официально заявил, что через двадцать лет попы будут только в музее. К этому всё и вели! Уполномоченные по делам религии поставили своих старост, которые докладывали властям, что надо. Если кого-то надо было убрать, старосты писали кляузы на священников. Из-за этого Никодим часто служителей переводил. Выяснять что-то было бесполезно. А он переведёт священника в другую церковь - и все кляузы забываются. Так и со мной получилось. В Никольском соборе я был вторым лицом после настоятеля, ключарём, и вдруг меня обратно в церковь Иова перевели, настоятелем. Это для меня было большим понижением!

Значит, на Вас тоже написали донос?

Вероятно. В 1965 году я стал помощником секретаря митрополита, и меня, видимо, поэтому перевели. Митрополиту уполномоченный ничего сделать не мог, секретарю - тоже: у него связи были. А я был всего лишь помощником, вот он меня и клюнул.

Год я прослужил в церкви праведного Иова, год на Охте. Потом год служил в храме Спаса Нерукотворного в Шувалово. Иду я однажды после службы в Шувалово в епархию, а навстречу мне митрополит Никодим. Он спрашивает: « Батюшка, что так поздно?» А я: «Литургию служил». А для него Литургия - это всё! Он говорит : «Надо тебя перевести. А то что же ты ходишь в такую даль?» И в 1973 году меня в Никольский собор перевели, в декабре месяце, по указу митрополита Никодима.

Отец Виктор, расскажите, пожалуйста, поподробнее о митрополите Никодиме (Ротове). Что он был за человек?

Он был очень-очень добродушный, такой хороший архиерей! Про него можно очень много рассказывать. Например, когда я служил в церкви святого Иова, пришёл ко мне один священник... Не буду называть его имени, он и сейчас жив, на пенсии. Он говорит мне: «Академию духовную закрывают... Отец Виктор, будет у вас в храме мне место?», «Да-да, конечно! Мы же у вас учились...», - ответил я. Но я уже знал, что места не будет, потому что во всех храмах по распоряжению уполномоченных наполовину сократили духовенство. В церкви праведного Иова нас было шесть человек, а стало трое. Но, думаю, зачем расстраивать человека прежде времени? А митрополит Никодим, когда приехал, первым делом открыл иностранный факультет в Духовной академии - кстати, я деканом там был полтора года. И приехали из Эфиопии одиннадцать человек, из Америки студент, из Австралии, из Англии. Поэтому Академию уже не могли закрыть. В одной книжке написано, что митрополит Никодим лично с Хрущёвым говорил о том, что с арабскими странами надо связи налаживать. Хрущёв согласился, а владыка Никодим - раз! - и сделал факультет.

И вот ещё пример приведу... Я говорю только о том, что мне известно - а это лишь капля того, что сделал митрополит Никодим. В то время в Эстонии хотели закрыть Пюхтицкий монастырь. Владыка Никодим был председателем Отдела внешних церковных отношений и общался со всеми иностранными христианскими государствами. К нему обратился епископ Эстонский Алексий (Ридигер), спросил: «Что делать?». И тогда Никодим послал в Пюхтицкий монастырь три делегации из разных стран. Иностранцы приехали, посмотрели и написали за границей в газетах, что в атеистическом государстве существует такой процветающий монастырь! Значит, всё-таки не так притесняют христианство в СССР, как об этом пишут и говорят. А потом и другие делегации приехали... В результате закрыть монастырь уже было нельзя. И только из-за митрополита Никодима! И таких случаев полно, нам многое просто неизвестно.

Отец Виктор, а кто Вам особенно запомнился из священников, с которыми Вы служили?

Отец Александр Медведский, благочинный. Он пришёл в Никольский собор в 1947 году, когда я был там ещё прихожанином. Как я узнал после, он сидел, и ему было запрещено служить в городе. Но секретарь митрополита Григория, отец Павел Тарасов, добился для отца Александра разрешения служить в Никольском соборе. Отец Александр был уникальным проповедником! Как только пришёл в собор в сорок седьмом году, так сказал проповедь - и сразу всех поразил. Потом его перевели во Владимирский собор, но через некоторое время вернули, и он до конца своих дней был настоятелем Никольского собора. Он говорил проповеди по средам, и я специально ходил его слушать. А потом я стал священником и уже служил с ним. Отец Александр такие проповеди говорил, что народом был забит весь нижний храм, а он вмещал три тысячи народу. Даже неверующие люди туда ходили - только ради того, чтобы послушать отца Александра Медведского.

А чем его проповеди отличались?

Я многие его проповеди знаю, но повторить не могу. Однажды я пришёл к нему в кабинет после среды и увидел, что он уже готовит проповедь на следующую среду. Отец Александр всегда нам говорил, что проповедь надо готовить заранее, в течение недели всё обдумывать. Каждое его слово было взвешено и продумано.

То есть он относился к своим проповедям как литератор?

Да, он говорил и по Достоевскому, и по Тургеневу, и по Чехову. Одну из его проповедей я Вам кратко перескажу. Это было в шестидесятые годы, мы как раз запустили спутник, который сфотографировал обратную сторону Луны. Отец Александр тогда сказал: «Нам говорят: «Теперь мы знаем, что там, на обратной стороне Луны. А значит, Бога нет! Покажите нам Бога, и мы уверуем в него!» Братья и сестры, чтобы сфотографировать обратную сторону Луны, потребовались тысячелетия упорного научного труда. А что такое Луна? Луна - это песчинка вселенной. Тысячелетия научного труда потребовались, чтобы сфотографировать эту песчинку! Как же вы хотите Творца всей вселенной познать без всякого труда?!» Вот это был о.А.Медведский... И всё у него было так.

Говорил он, например, из Достоевского: «Заболел человек - это ему сигнал из потустороннего мира. Усиливается болезнь - это его приближение к потустороннему миру. А когда умрет, туда и переселится». Я несколько лет назад отпевал одного высокопоставленного человека. Он раньше ходил к нам тайно, а потом, когда Союз распался, начал ходить открыто. Он был помощником Миронова, занимал большой пост. Приехали на его отпевание представители из Москвы и Петербурга, полный храм народу был. Но никто из них в церкви не крестился: они просто пришли попрощаться со своим сотрудником. Вот я им и сказал: «Здесь Алексей лежит. Вы знаете, что могила для него уже выкопана. Туда его положат. А кто тогда в потусторонний мир переселится?.. Душа его переселится! Душа есть у каждого из нас, независимо от того, верим мы в это или не верим. Всё равно мы будем отвечать перед Богом за всё, что сделали в жизни».

Отец Виктор, а кого вы ещё можете вспомнить из священников? Может быть, кого-нибудь, кто не проповедями блистал, а именно духовной жизнью?

Да, был! Это мой настоятель в церкви праведного Иова, отец Иоанн Тихомиров. Он долгое время был бухгалтером Никольского собора. Митрополит Григорий собирался посвятить его в священники, а он всё отказывался, говорил, что недостоин. Потом он стал чтецом, потом дьяконом, потом священником - и пришёл к нам настоятелем вместо предыдущего, который ушёл из-за паралича.

Это был 59-й год, предхрущёвское время. Из Москвы приехали проверяющие по церковным финансам и почти все храмы обложили налогом. Например, Никольский собор они так обложили налогом, что четыре-пять месяцев духовенство вообще никаких денег не получало. Обложили и нашу церковь праведного Иова, а я в ней был казначеем. Пришёл ко мне настоятель, посмотрел бумаги, по которым мы должны были платить налог. Сказал, что всё это чушь и что мы будем писать в Москву жалобу на человека, который это постановил. Ещё он сказал: «А я поеду в Москву от имени всех». Приехал он обратно и рассказал, что он пошёл в министерство финансов и попросил, чтобы его принял министр. Представляете, что это было в то время: поп пришёл к министру! В этом же зале отца Иоанна принял помощник министра. Настоятель говорит: «Приведите сюда того, кто нас инспектировал. Это безграмотный человек! Я вам это сейчас докажу».

Пришёл человек, который к нам с проверкой ездил. Настоятель говорит: «Вот посмотрите, что он написал: «В церкви праведного Иова совершено отпевание в малой церкви, а на следующий день - в большой церкви». А отпевания два раза не бывает! И это никакая не малая церковь, а часовня! Какой он инспектор, если церковь от часовни отличить не может!». И с нас весь налог сняли. Вот каким был отец Иоанн.

Я бывал у него, он на 2-й Советской жил. У него была маленькая двухкомнатная квартирка, матушка умерла. Таня, дочка его, говорит мне однажды: «Отец Виктор, скажите папе, чтобы он шляпу купил другую. А то у него соломенная шляпа совсем уже старая». Я говорю: «Отец Иоанн, ну что ты? Купил бы шляпу, 5 рублей она стоит!» А он не соглашался, всё говорил, что эта ещё хорошая. У него всегда на столе лежала Библия и жития святых Димитрия Ростовского, на том месяце, который идёт. Он был благочестивейшим человеком, святой жизни! Идём мы однажды из церкви, около кладбища, и нищий его просит: «Отец Иоанн, подай Христа ради!». А настоятель мой в ответ: «Не дам, пропьёшь! А вот ботинки у тебя рваные. Ты какой номер носишь?» «Сорок второй». Отец Иоанн говорит: «На следующей неделе приходи, я принесу тебе ботинки». Он действительно купил ботинки и принёс. Вот таким был отец Иоанн! Раньше много таких служителей Церкви было...

Но сейчас ведь, наверное, тоже есть?

Сейчас тоже, конечно, есть. Когда я в семинарии учился, там был один такой ученик. Сейчас он в области служит, не буду его имени называть. Учился он в третьем классе, и у него всё время двойки были. Как экзамены - он прятался за Царскосельскую икону Божией Матери. Засядет за икону и сидит там, никто не знает, где его искать. И экзамены он не сдавал. Три года его терпели потому, что он был благочестивейшим человеком. В 10 часов отбой, а он идёт к церкви, берёт книжечки о здравии и за упокой - и всех поминает. Но однажды всё-таки решили, что надо его уволить. А нам в то время шили костюмы: простой сталинский пиджак и чёрные брюки. Ему говорят: «Ты не сдавай костюм-то! На тебя же шили! Кому он нужен?». А он отвечает: «У меня есть костюм, а две одежды мне не надо». И сдал костюм. По-евангельски это! А теперь можно посмотреть, как мы живём. У меня несколько костюмов, и обувь, и всё остальное есть! А он делал по-евангельски: «Мне две одежды не надо!»

Отец Виктор, сейчас идёт Рождественский пост. Часто бывает, что пост для нас - это нечто формальное. Мы как будто просто переходим на другой рацион питания, телевизор перестаём смотреть. А как добиться того, чтобы пост был от сердца?

Надо веру иметь - и только! Недавно пришёл ко мне мой знакомый пожарник. Он верующий человек, жена его тоже верует очень сильно. Он мне говорит: «Посты мы соблюдаем, по средам и пятницам мясо не едим, а сын мой - неверующий, и он покупает на стороне колбасу». Я отвечаю: «Если он неверующий, то зачем ему поститься?! Вы бы лучше объяснили ему хоть немножко, ради чего пост нужен». Сейчас я читаю книгу Иоанна Кронштадтского. Я очень почитаю его, было время - пешком к нему ходил от Технологического института. Ольга Васильевна скажет - «иди», я и иду. Так вот, это бесподобная книга, в ней очень хорошие примеры: какие Иоанн Кронштадтский чудеса совершал, как он с людьми говорил. И никого не принуждал к посту - но предлагал поститься. Так и жена моего приятеля должна со своим сыном поступать.

А как вообще можно приучить к посту ребенка?

Не надо ребенка к посту приучать. Надо привить ему сознание, что мы должны жить не так, как мы хотим, а так, как от нас этого требует Бог. Это наш любящий Отец, Он всё нам во благо делает. Но должны быть определенные рамки: дозволенное и недозволенное.

Сейчас этим очень серьёзно занимается Патриарх. Патриарх Алексий открывал храмы, а Патриарх Кирилл занимается тем, чтобы верующие в храмы ходили. У меня лежит его новое распоряжение о том, что нужно проводить катехизацию народа. Сейчас ведь идет в церковь тот народ, который раньше туда не ходил, по разным причинам. Например, церковь раньше была далеко, а сейчас в новостройках стали строить храмы, и народ туда потянулся. Но люди ведь в церкви ничего не понимают, они раньше этим не интересовались. Поэтому духовенство сейчас должно усиленно проповедовать, говорить о том, как должен жить христианин.

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".
Подписывайте на телеграмм-канал Русская народная линия
РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

1. Re: «Меня хранит благословение Серафима Вырицкого»

Выражаю свою искреннюю благодарность уважаемым Ольге Надпорожской и о. Виктору Голубеву за это теплое и светлое интервью, а также дорогую РНЛ - за его публикацию. Лично мне было радостно узнать новое о митрополите Никодиме (Ротове) - положительное новое, что дполнило к моей радости то, удалось узнать из книги замечательных воспоминаний об этом митрополите, остающимся не совсем понятном для некоторых людей (и когда-то для меня). Название книги, чудесным образом попавшей мне в руки, не помню, т.е. она сейчас "на руках". А чудесно это потому, что...когда (кажется, в начале этого лета) выходил после воскресной литургии из нашего храма в Царицыно, она лежала в притворе на столике, на котором обычно оставляют то, что кому-то стало не нужным (старые бумажные иконочки, книги и пр.), или что-либо иное из бумажной продукции... В общем, безмерно благодарен Господу за сей несравненный подарок. Теперь лично для меня личность владыки Никодима - совершенно однозначно положительной является. Недаром старец архимандрит Павел (Груздёв) с ним дружил и очень его уважал. Воистину дивен Бог во святых Своих.
Александр Бутов / 19.12.2011, 11:52
Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов»; Meta

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Мирон Федоров; (Oxxxymiron); активистка Ирина Сторожева; правозащитник Алена Попова; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне; Артемий Троицкий; Артур Смолянинов; Сергей Кирсанов; Анатолий Фурсов; Сергей Ухов; Александр Шелест; ООО "ТЕНЕС"; Гырдымова Елизавета (певица Монеточка); Осечкин Владимир Валерьевич (Гулагу.нет); Устимов Антон Михайлович; Яганов Ибрагим Хасанбиевич; Харченко Вадим Михайлович; Беседина Дарья Станиславовна; Проект «T9 NSK»; Илья Прусикин (Little Big); Дарья Серенко (фемактивистка); Фидель Агумава; Эрдни Омбадыков (официальный представитель Далай-ламы XIV в России); Рафис Кашапов; ООО "Философия ненасилия"; Фонд развития цифровых прав; Блогер Николай Соболев; Ведущий Александр Макашенц; Писатель Елена Прокашева; Екатерина Дудко; Политолог Павел Мезерин; Рамазанова Земфира Талгатовна (певица Земфира); Гудков Дмитрий Геннадьевич; Галлямов Аббас Радикович; Намазбаева Татьяна Валерьевна; Асланян Сергей Степанович; Шпилькин Сергей Александрович; Казанцева Александра Николаевна; Ривина Анна Валерьевна

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/uploaded/files/reestr-inostrannyih-agentov-10022023.pdf

Протоиерей Виктор Голубев
«Настоятель здесь - Матерь Божия...»
24 октября/6 ноября - память иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость»
05.11.2015
Пейзаж после битвы
Перспективы российско-украинских отношений после «газовой войны»
18.02.2009
Все статьи Протоиерей Виктор Голубев
Ольга Надпорожская
Труды отца Николая
Памяти о.Николая Беляева († 12.01.2021)
12.01.2021
«Берегитесь, чтобы кто не прельстил вас»
О самозванце в сети «Фейсбук»
22.07.2020
«Коль есть любовь, тогда мы все родные»
Новые стихотворения иеромонаха Романа
10.01.2020
Все статьи Ольга Надпорожская
Последние комментарии
Попытка заменить ленинизм ильинизмом провалилась
Новый комментарий от Наблюдатель
20.05.2024 05:55
Тайна жизни Пушкина
Новый комментарий от Людмила
19.05.2024 22:21
Чем брать оплату?
Новый комментарий от учитель
19.05.2024 16:35
Святитель Максим (Кроха): служение в Сибири и Туле
Новый комментарий от Могилев на Днепре
19.05.2024 15:47