itemscope itemtype="http://schema.org/Article">

«Нас через 30–40 лет уже не будет»: демограф о реальных темпах вымирания России

Миллион смертей из-за ковида, нищета многодетных семей и Афганистан как «наше все»

0
883
Время на чтение 31 минут

Юрий КрупновЮрий Крупнов Фото: «БИЗНЕС Online»

Источник:«БИЗНЕС Online»

«Когда мы говорим, что воюем с Западом, надо отдавать себе отчет, что 145 наших миллионов здесь воюют с миллиардом! Но миллиардная цивилизация Запада в перспективе так и будет колебаться около этой цифры, а может, даже увеличиваться, а мы станем тем временем уменьшаться», — говорит писатель, председатель наблюдательного совета Института демографии и миграции Юрий Крупнов. О том, могло ли лечение от ковида привести к напрасным жертвам, как происходит вытеснение коренного населения с территории РФ, можно ли запустить в стране новую индустриализацию и куда стоит съездить Рустаму Минниханову, Крупнов рассказал в интервью «БИЗНЕС Online».

 

«В открытой форме мы вымираем с 1992 года»

Первые строчки новостей сегодня традиционно отводятся происходящему на Украине: попытки украинского контрнаступления, взрывы, диверсии. И мало кто отдает себе отчет, что настоящая мина замедленного действия «тикает» вовсе не на «линии боевого соприкосновения», как осторожные военкоры именуют фронт, а глубоко в тылу, где назревает демографическая катастрофа. «С наших территорий Нечерноземья постоянно выезжают — в Москву и Питер, а также на ПМЖ за границу. В итоге эти земли опустыниваются, становятся все более безлюдными. Хотя это территория русской идентичности», — констатирует писатель, специалист в области демографии Юрий Крупнов. И добавляет: «Мы выглядим просто нелепо на своей огромной территории, как одинокий хоккеист, играющий сам с собою на большой хоккейной площадке».

Дело, разумеется, не только во внутренней миграции, но и в самой катастрофической российской демографии. «В открытой форме мы вымираем с 1992 года», — замечает по этому поводу Крупнов. Причем это ни для кого не секрет: даже прогнозы Росстата регулярно предсказывают ежегодную убыль населения. Но вот о том, что в 2020–2021 годах, прошедших под несчастливой звездой COVID-19, Россия потеряла миллион человек, почему-то предпочитают молчать. «Ни одной страницы официального доклада или сообщения!» — удивляется Юрий Васильевич. Хотя сведения о тихо канувшем в Лету миллионе взяты вовсе не с потолка, а опять-таки из отчетов федеральной службы государственной статистики. Таким образом, к роковому порогу спецоперации мы уже подошли значительно ослабленными. И в ближайшие годы ситуация, по всей видимости, будет только ухудшаться, так что народонаселение России, которое элиты с легкой руки Владислава Суркова барственно именовали «глубинным народом», вполне может превратиться в народ-призрак.

 

Разумеется, альтернатива этому есть, да и сам Крупнов предпочитает не только критиковать, но и предлагать конкретные проекты. В российских СМИ он давно выступает не только в связи с вопросами демографии — он охотно и аргументированно комментирует такие вопросы, как «новая индустриализация», «технологический суверенитет», поиск новых внешних рынков. Опасность вымирания, как бы велика она ни была, можно преодолеть, но только совокупными мерами, которые будут способствовать сохранению нашей страны и ее прорыву в будущее. В конце концов ведь Китаю удалось справиться со своей демографической проблемой, сев на своего рода диету «одна семья — один ребенок». А в России, полагает Крупнов, наоборот, следует провозгласить семью с 3–4 детьми основой государственной политики.  

Впрочем, для того чтобы укрепить свое «геополитическое тело», необходимо, чтобы у народа была «воля к жизни», чтобы вектор деградации сменился восходящим вектором развития, а для этого стране нужна здоровая экономика и новые рынки за рубежом. И здесь ключом, который откроет для России дверь в будущее, может стать Средняя Азия, считает эксперт. «Другого рынка, который составлял бы больше 300 миллионов человек, у нас нет, — рассуждает Крупнов. — Если мы приплюсуем сюда наши 145 миллионов, да еще население СНГ, это уже окажется значительной силой». О том, почему Россия «с удовольствием исполняет пожелание самых недружественных из самых недружественных нам государств» и исчезнут ли русские из истории, Крупнов рассказал в беседе с нашим изданием.

«На фоне этого миллиона смертей обсуждать демографические последствия военных потерь, на мой взгляд, просто несерьезно. Не из неуважения к этим потерям — упаси Бог! — а просто с точки зрения цифр и реальных последствий для базовых демографических показателей (число рождений и смертей) в 145-миллионной стране. Все попытки увязать спецоперацию и демографию некорректны»

Фото: © Константин Михальчевский, РИА «Новости»

 

«Миллион избыточных смертей, как корова языком слизала!»

— Юрий Васильевич, хотелось бы спросить у вас как у демографа: отразилась ли нынешняя спецоперация на Украине на нашей российской демографии? Ведь кто в основном взял СВО на свои плечи? Среди контрактников — огромное количество молодых людей 1990-х и начала 2000-х годов рождения. То есть это выходцы из того периода российской истории, когда страна оказалась в глубокой демографической яме. А мы их — вместо того чтобы беречь — посылаем под пули…

— Для начала хочу сказать, что в нашей стране полностью отсутствует понимание демографической проблемы, в том числе на уровне правительства РФ. Поясню на примере количества безвозвратных потерь, но никак не связанных с так называемой СВО. За два года, прошедших под знаком ковида (то есть 2020 и 2021 годы), избыточная смертность в России составила ровно 1 миллион человек. Избыточная, то есть превышающая в среднем то число смертей, которое наблюдалось последние пять лет до 2020-го.

Один миллион смертей! Вы можете себе представить? И об этом вообще нет даже разговоров! Не говоря уже о том, что не созданы ни правительственная комиссия, ни комиссия в Госдуме, которые должны были бы тщательно проанализировать, а почему так получилось? Ни одной страницы официального доклада или сообщения! Конечно, все можно списать на «плохой коронавирус», так же, как проблемы в импортозамещении обычно списываются на санкции, низкие цены на нефть, а до этого — на кризис 2008 года. Да, всегда можно придумать массу причин. Но, прошу прощения, жизнь — это вообще череда непрерывных кризисов. Однако это ведь не означает, что мы должны оставлять без внимания такие чудовищные человеческие потери в плане избыточной смертности.

На фоне этого миллиона смертей обсуждать демографические последствия военных потерь, на мой взгляд, просто несерьезно. Не из неуважения к этим потерям — упаси бог! — а просто с точки зрения цифр и реальных последствий для базовых демографических показателей (число рождений и смертей) в 145-миллионной стране. Все попытки увязать спецоперацию и демографию некорректны.

Вот вы говорите о факторе СВО, имея в виду, что СВО как-то испортит нашу демографию. Но наша демография уже давно не просто испорченная, а предельно катастрофичная. Мы вымираем. И простое воспроизводство населения страны, которая тогда носила наименование РСФСР, у нас прекратилось еще в 1964 году, почти 60 лет назад! Заметьте: тогда еще не было никакого Егора Гайдара. Кстати, его «шоковая терапия» стоила России минус порядка 10–15 миллионов человек. Тем не менее, даже если бы у нас не было этой преступной «терапии», в РФ все равно был бы обвал рождаемости и случилась бы очередная демографическая яма с огромной (примерно до полумиллиона в год) так называемой естественной убылью населения. А в открытой форме мы вымираем с 1992 года. Да, по времени это совпало с гайдаровскими реформами, потери от которых, как вы понимаете, сопоставимы с нашими потерями во время Великой Отечественной войны. Но все равно была яма.

Вы совершенно правильно говорите, что нынешняя демографическая яма, которая будет продолжаться до конца 2020-х годов, — это как бы «привет» от предыдущей ямы 1990-х. Потому что сейчас число молодых женщин от 20 до 30 лет (25 лет у нас — это средний возраст первых рождений) практически в 1,5 раза меньше, чем оно было в 2010 году. То есть меньше число самих потенциальных рожениц. А по Москве, кстати, — в 1,8 раза.

«За два года, прошедших под знаком ковида (то есть 2020 и 2021 годы), избыточная смертность в России составила ровно 1 миллион человек»

Фото: «БИЗНЕС Online»

— Какие факторы, на ваш взгляд, обусловили миллион потерь в 2020–2021 годах? Откуда взялась такая колоссальная избыточная смертность? Действительно ли от ковида или, возможно, от принудительной вакцинации?

— Здесь два момента. Естественно, это исключительно моя точка зрения. Хотя уже то, что приходится спрашивать по этому поводу мою точку зрения, — это вопиющая ситуация, поскольку никакой официальной точки зрения нет! При этом смотрите: даже вице-премьер РФ Татьяна Голикова на своих брифингах в период так называемой пандемии признавала, что смертность от коронавируса — это максимум половина всех смертей в России. Я подразумеваю те случаи, когда COVID-19 был обнаружен, зафиксирован, проводилось лечение, которое не увенчалось успехом…

Но откуда же взялась эта вторая половина? Здесь я могу назвать два фактора, которые украли у российской демографии если не весь миллион дополнительной смертности, то, по крайней мере, до двух третей от него. Первый фактор — как ни странно, сами огромные вложения в лечение от ковида. Что это значит? Это значит, что на фоне усиленной антиковидной терапии в РФ практически обнулилось лечение от других болезней, которые при этом, разумеется, никуда не делись.

Также совершенно неоправданной была заполошная концентрация зараженных коронавирусом в ковидных отделениях и больницах, так называемых красных зонах. Наконец, абсолютно разбалансированными и неадекватными были фактические протоколы лечения. Приведу простой, но убойный пример. Мой хороший знакомый вызывал врачей на дом в подмосковном Реутово, где он случайно оказался, и затем в Москве, куда он переехал, чтобы быть поближе к лучшим московским врачам. И оба врача там и там выписали ему антибиотики. Затем родственники, находясь, как и вся страна, в депрессивном и запуганном состоянии, сами запугали моего знакомого и буквально запихнули его в федеральную больницу минздрава России, где врач, кандидат наук, спросив его, какие лекарства тот принимает, выпучил глаза и буквально закричал: «Выбросите ваши антибиотики! Они же против бактерий, а тут вирус!» Сейчас уже выясняется, что огромное количество смертей было не от коронавируса как такового, а от бактериальных инфекций, против которых и нужны как раз антибиотики. Далее назначили самый ходовой и копеечный дексаметазон, но мой знакомый скачал временные методические рекомендации минздрава по коронавирусу (а эти рекомендации, по сути, — конституция для всех врачей) и обнаружил там, что дексаметазон прописывают применять только при тяжелых случаях, а у знакомого уже и температура снизилась до нормальной, он пошел на выздоровление. На его вопросы врачи федеральной клиники минздрава прозрачно намекнули, что минздрав ничего не понимает. Все описанное — это не просто бардак, а отсутствие ответственной профессиональной позиции по природе болезней и опасностей.

И второй фактор — это совершенно бытовые, я бы сказал, непрофессиональные надежды на вакцинацию, которая позволяет не разбираться в природе болезней и реальных причинах смертей. А вакцинация у нас попросту не сработала, если не хуже! Ведь через вакцинирование, полное или неполное, у нас так или иначе прошли 30 процентов населения. И что? Ну пусть не на 30 процентов, так хоть на 5 у нас снизилась избыточная смертность? Нет, этого не произошло. Хотя вначале нам врали, что вакцинация вообще позволит людям не болеть, а потом все свелось к формуле, что вакцины позволят снизить число серьезных случаев с последующими смертями среди заболевших. Однако минимум 30 процентов вакцинированных не дали, вопреки ожиданиям, практически никакого эффекта. Меня в данном случае не интересуют причины — я не специалист ни в вакцинах, ни в способах их введения. Я просто привожу цифры смертей в отношении к «нормальной» смертности, в отношении к доле вакцинированных и во времени.

А итог всего этого — миллион избыточных смертей, как корова языком слизала. И все эти цифры не вопрос каких-то альтернативных расчетов, а исключительно официальные данные Росстата (федеральной службы государственной статистики — прим. ред.). Причем ровно 1 миллион — за период с апреля 2020 года по 31 декабря 2021-го.

— И 7-кратно привитый Владимир Жириновский, умерший весной этого года, тому яркое подтверждение?

— Я даже не хочу обсуждать трагедии конкретных людей. Но по первому фактору могу добавить следующее. В начале прошлого года я позвонил одному своему знакомому, которому за 70. Спрашиваю: «Как вы, как дела?» Он отвечает: «Да вот, лежу в гинекологии». Я, конечно же, удивляюсь: «В каком смысле?» Мужчина, и в гинекологии! А он говорит: «Все просто. У нас гинекологию переделали под ковидное отделение». Переделали, но гинекологические больные же никуда не делись. А по стране переделывали в ковидные и все другие специализированные отделения и клиники, да и все силы оттягивались в сторону ковида, оголяя все остальные направления.

Спросил знакомого: что ему там, в гинекологии, дают? Оказывается, капельницы ставят с тем же дексаметазоном, хотя он почти выздоровел. Я посоветовал спросить у врачей — ведь в советское время медики брали мазок, чтобы определить тип пневмоний и поражений легких: вирусный или бактериальный. Но врачи с улыбкой ответили, что все это устарело, сейчас уже такое не нужно, а также нет лабораторий и оборудования для этого.

Понимаете, самая тяжелая ситуация в мире, которая наблюдалась в связи с коронавирусом в США, была все же по количеству избыточных смертей в 2,5 раза лучше, чем у нас. Если же брать, к примеру, Германию и другие европейские страны, то разница будет составлять 10 раз, и не в нашу пользу. Условно говоря, у нас — минус миллион человек, а у них — минус 100 тысяч. Но отчего? Разве у нас свирепствовал какой-то особый «русский» штамм COVID-19? Или у нас солнце не так светит, как в той же Германии? Да вроде бы нет — с той же Германией мы находимся в одинаковых широтах.

Я искренне не понимаю, как можно было не заметить потери в миллион смертей. Представьте, какой поднялся бы шум в новостях, если бы у нас, не дай бог, в какой-нибудь крупной автокатастрофе погибли бы, скажем, 100 человек. А тут целый миллион!..

«С 1992 года у нас уже устойчиво сформировалась «полуторадетная» семья, когда суммарный коэффициент рождаемости стал составлять примерно 1,5. И сейчас мы продолжаем жить в таком состоянии. Это означает, что мы с неизбежностью вымираем и фактически готовимся к исчезновению из истории»

Фото: «БИЗНЕС Online»

 

«Мы с неизбежностью вымираем и фактически готовимся к исчезновению из истории»

— Почему именно далекий 1964 год стал такой негативной переломной точкой? Как раз тогда ушел со своей должности Никита Хрущев, воцарился Леонид Брежнев, а с ним вместе наступили вроде бы самые золотые годы СССР…

— Именно в этом году мы вышли на уровень семьи в 2,15 условных ребенка. Это тот порог, за которым прекращается простое демографическое воспроизводство: двое родителей уходят, двое детей остаются. Рождающиеся дети перестали замещать своих родителей по количеству.

И уже в 1981 году на весь Советский Союз гремела предельно точная «демографическая» песня «Я у бабушки живу» на стихи Игоря Шаферана:

«Стало модным одного

Малыша иметь всего,

Да и то подкинуть старикам!

У меня сестренки нет,

У меня братишки нет,

Говорят, с детьми хлопот невпроворот…

Что же будет на земле

Через 100 ближайших лет,

Если мода на детей совсем пройдет!»

А с 1992 года у нас уже устойчиво сформировалась «полуторадетная» семья, когда суммарный коэффициент рождаемости стал составлять примерно 1,5. И сейчас мы продолжаем жить в таком состоянии. Это означает, что мы с неизбежностью вымираем и фактически готовимся к исчезновению из истории.

Таким образом, как я уже неоднократно говорил в своих предыдущих интервью, к концу XXI столетия население нашей страны, если мы не предпримем революционных демографических мер, может сократиться до 70–80 миллионов человек. То есть по сравнению с нынешними 145 миллионами мы как народ и страна уполовинимся. Это чистые цифры, никакой политики.

С точки зрения «что делать?» нам нужно срочно от полуторадетной семьи перейти к двухсполовинойдетной. Тогда нам первично удастся переломить нашу катастрофическую демографию и вернуться в режим простого воспроизводства населения. С точки зрения реалий это означает, что половина российских семей должна быть с 3–4 детьми. Между тем сегодня таких семей в РФ — всего 7 процентов.

Поэтому вот суть вопроса: нам нужно в 7 раз увеличить число многодетных российских семей, для того чтобы просто остановить наше исчезновение как народа. Чтобы мы вышли на минимальное плато и обеспечили себе простое демографическое воспроизводство населения. Демография — ведь это в первую очередь число рождений. А у нас во времени число рождений разворачивается по синусоиде — то яма, что небольшой бугорок, но яма с каждым разом все глубже, а бугорок все меньше. И в этой затухающей синусоиде мы находимся, как я уже сказал, с 1964 года.

Я причисляю себя к абсолютным фанатам СССР. Я готов аргументированно отстаивать точку зрения, что Советский Союз — это высший период в нашей отечественной истории, насчитывающей более 1,2 тысячи лет. Но факт с деградацией рождаемости и семьи в середине советского периода никуда не выкинешь…

— Так откуда же в благополучном советском периоде взялся такой факт?

— Думаю, что нашему правительству, чтобы ему было не стыдно что-то делать и обсуждать, необходимо, по крайней мере, два доклада. Первый доклад — это ответ на ваш вопрос, но фундаментальный, заверенный всеми статусами и постановлениями: что произошло в 1964 году? Конечно, эта дата в значительной степени условна — можно говорить как о том, что было до этого момента, так и о том, что было после. Если кратко: с 1964-го семья в РСФСР стала разрушаться. Сейчас это уже мы можем видеть явно, а тогда многие процессы происходили подспудно и полускрытно. Сегодня уже число браков фактически стало совпадать с числом разводом. В ту же секунду, как создается новая семья, какая-нибудь уже существующая семья распадается.

Второй момент — резкое увеличение мужской смертности, причем в самых цветущих возрастах: с 25 по 45 лет. Если мы возьмем, к примеру, ситуацию в Евросоюзе в качестве критерия, то в рассматриваемые нами годы мужская сверхсмертность в СССР в 3 раза превышала аналогичные показатели в ЕС. В настоящее время — уже в 6 раз! Какая картина в Евросоюзе? Там чем люди старше, тем больше умирают. А у нас, повторяю, резкий рост смертности относительно естественного старения в самых цветущих возрастах! Как известно, «в 45 баба — ягодка опять», а вот к нашему мужику эта пословица, к сожалению, практически не приложима даже с 25 до 45 лет.

Таким образом, переход к «полуторадетной семье» и мужская сверхсмертность — вот два вопроса, которые и требуется сверхсерьезно обсуждать и практически решать. Они дадут нам ответы на все остальное. Но на эту тему предпочитают не говорить. Одни орут, что в СССР все было хорошо с демографией, а другие — что этот преступный тоталитарный режим убивал людей. При этом конкретных цифр никто, оказывается, не знает.

Что касается второго доклада, то его стоило бы посвятить причинам, по которым в период ковидной «эпопеи» сгинул 1 миллион человек.

Еще один штрих к тому, что правительство наше попросту не знает демографических процессов и не понимает демографии. Вот смотрите, в самой первой строке в самом первом пункте основополагающего «майского указа» президента Российской Федерации от 07.05.2018 года №204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» стоит (цитирую): добиться «обеспечения устойчивого естественного роста численности населения Российской Федерации» до 2024-го.

То есть это означает, что количество рождений в 2022 и 2023 годах должно будет превышать число смертей. Ну хорошо, в ковидные годы «плохие цифры» могли объяснять сверхсмертностью от этого «плохого» коронавируса. Однако и в этом году будет зафиксирована колоссальная убыль населения — не миллион, но, грубо говоря, не менее минус 700 тысяч человек.

Как же так? Если следовать букве «майского указа», мы уже с этого года должны были выйти в плюс, даже если бы было всего лишь, скажем, плюс пять человек естественного роста численности населения. А у нас провал почти в миллион естественной убыли (противоестественной, по-человечески, разумеется, убыли).

Но провал-то и устойчивая убыль как раз и неудивительны. Ведь, по прогнозам Росстата, опубликованным еще в 2013 году, у нас в 2022-м и намечалась по низкому варианту прогноза (а он и есть наиболее вероятный, по Росстату) убыль как раз в минус 662,9 тысячи человек. Без всяких, заметьте, ковидов.

Но даже если взять высокий вариант прогноза (он абсолютно невероятный), то, опять же, никакого такого «устойчивого роста»! Опять же минус, и глубочайший — минус в 192,8 тысячи человек, то есть минус, равный по численности населения почти целому Пскову. Причем, как хорошо видно, даже по фантастическому высокому варианту прогноза, страшные цифры естественной убыли населения никуда не деваются и после 2023 года.

Когда я спросил одного из авторов этого удивительного первого пункта «майского указа»: «Что вы там понаписали?», — он весело мне ответил: «Ну просили сделать пооптимистичнее». А в правительстве никто и не заметил «фугас» в цифрах. Причем еще как-то можно понять, если бы по реалистичному прогнозу убыль населения должна была вырасти, скажем, в 5 раз, а на бумаге написали бы всего в 2 раза. Но тут вообще «сладкое» написали вместо «горького»!

И ведь тут не надо было ничего исследовать, глубоко анализировать, а просто знать или запросить прогноз Росстата, который предоставлял (да и сейчас предоставляет) нормальные, взвешенные цифры. Но никто среди чиновников элементарно даже не знал самых базовых цифр официального прогноза Росстата — органа самого правительства, которое и готовило проект указа. И как после этого спрашивать с правительства за демографию. Вот этот казус с первым пунктом указа — это даже шулерством назвать нельзя, это просто какое-то запредельное хулиганство, подставляющее президента России.

«Каких-то особых падений численности мигрантов либо какого-то взрывного роста в России не наблюдается. Да, рубль стал крепким, и после этого число мигрантов в РФ выросло по чисто экономическим причинам, ситуативно. Однако с точки зрения общей численности мигрантов этот показатель падал с 2015 года, когда рубль ослаб»

Фото: «БИЗНЕС Online»

 

«Этнонациональные диаспоры, по сути, являются параллельными государствами на территории РФ»

— Любопытно, что по интернету гуляет прогноз, согласно которому в 2022–2023 годах нас ждет все-таки небольшое положительное сальдо и население России может составить более 147 миллионов человек. В то же время статистика МВД свидетельствует, что с начала текущего года по июнь в страну въехали около 6 миллионов мигрантов. Сколько выехало — не сообщается. Не за их ли счет может осуществиться прирост?

— Здесь ситуация следующая. Каких-то особых падений численности мигрантов либо какого-то взрывного роста в России не наблюдается. Да, рубль стал крепким, и после этого число мигрантов в РФ выросло по чисто экономическим причинам, ситуативно. Однако с точки зрения общей численности мигрантов этот показатель падал с 2015 года, когда рубль ослаб.

Есть еще один фактор. Возможно, нам кажется, что миграционный потенциал бывших советских республик неисчерпаем, но это не так — этот потенциал падает. Хорошо, в Узбекистане и Таджикистане — прирост населения. Но в той же Молдавии нет никакого прироста. На Украине — тоже нет. То есть с 2015 года в силу ослабления рубля и частичного исчерпания старого миграционного потенциала количество мигрантов, приезжающих в РФ, снизилось на 20–30 процентов.

При этом все равно речь идет о цифрах порядка 7–10 миллионов мигрантов, единовременно пребывающих на нашей территории. Но вопрос здесь в том, что в ситуации нашей демографической катастрофы и вымирания миграцию вообще нельзя включать в демографию. Расхожее представление, которое можно встретить в начале каждого профильного учебника, о том, что демография сводится к числу рождений и смертей, а также к количеству мигрантов, — абсолютно неправильное. Тут мы путаем два фундаментально разных процесса. Один — воспроизводство собственного населения. Это и есть то, что все, и правильно, понимают под демографией. Но есть и другой процесс. Мы можем, к примеру, попросить у дружественного Китая 20 миллионов мигрантов, которые переедут к нам на ПМЖ. Об этом, кстати, в нулевые годы ряд наших ученых-миграциологов даже на полном серьезе писали научные статьи. И я примерно понимаю, как это намерение можно реализовать. Но разве не смешно будет выглядеть, когда после приезда 20 миллионов китайцев мы всерьез заявим: «Посмотрите, как у нас улучшилась демография!» Конечно, можно и из Центральной Африки еще подвезти несколько десятков миллионов. Но странно было бы этим хвастаться. Потому что настоящая демография — это прежде всего череда рождений: зачали, родили, потом вырастили и подняли на ноги. Как правило, сегодня этот процесс затягивается до 20–22 лет.

Еще один момент. Миграция у нас бывает не только трудовой, маятниковой, когда приехали-уехали. Наряду с этим у нас постоянно идет натурализация мигрантов (приобретение гражданства — прим. ред.). Допустим, когда я говорю, что гайдаровские реформы скосили порядка 10–15 миллионов человек, то надо учитывать, что почти все эти катастрофические цифры были прикрыты миграцией. Поэтому, если посмотреть на численность населения в те годы, неспециалисты только руками разведут: «Ну что вы, какая катастрофа?» И после 2014-го демографические данные стали выглядеть приятнее, потому что присоединение Крыма дало России почти 2,5 миллиона человек. Но можно ли это назвать демографией как улучшенным воспроизводством собственного населения?

Так вот, ежегодно 5–10 процентов от въезжающих в РФ мигрантов остаются на нашей территории и натурализуются, легализуются. Плюс сегодня по государственной программе переселения соотечественников в РФ к нам приезжают люди, половина из которых, прямо скажем, — это не те, кто родился в Центральной России. С учетом этих процессов понятно, что в РФ идет этнодемографическое замещение коренного населения. В этом плане миграция не просто не демография, а антидемография. 

Между прочим этнодемографическое замещение — это термин ООН. Он не несет какой-либо моральной или политической окраски. Он обозначает простой факт: коренные почти не рожают, а некоренные все больше приезжают.

— По данным Росстата, из РФ после начала СВО уехали 419 тысяч человек — почти полмиллиона. Львиная часть из них — программисты и люди других элитарных профессий. А приезжают к нам в качестве мигрантов преимущественно люди рабочих профессий. Разве это полноценное замещение?

— Вы абсолютно правы, поэтому вместо термина «этнодемографическое замещение» я бы употребил «этносоциодемографическое замещение». Условно говоря, 6-й технологический уклад замещается «лопатным», который даже первым сложно назвать. «Лопатный уклад» у нас вытесняет хай-тек. Это тоже важный аспект, но его надо относить не к демографии, а к социальной структуре населения и социально-культурному, а также экономическому развитию. Понятно, что в связи с известными событиями ситуация изменилась и усугубилась. С другой стороны, у нас сейчас идет импортозамещение, которое сводится к тому, что вместо западных товаров мы станем покупать товары восточные. А значит, по существу ничего не меняется. Я уже давно говорю, что у нас страна стремительно приближается к территории, на которой коренное население прозябает и вымирает, а сама территория становится местом встречи транснациональных корпораций и мигрантов. Фактически это медленное вытеснение коренного населения. Простейший пример — все большее присутствие в системе российской торговли (особенно локальной) некоренного населения. Это факт, и я не говорю здесь о том, кто из них плохой, а кто хороший. По некоторым данным (на этот счет нет официального подтверждения), у нас растет число бывших мигрантов в структурах административной власти на всех уровнях государственного управления и даже внутри правоохранительных органов. То есть замещение населения происходит и в административно-властном секторе. Вот суть процесса. За этим стоят этнонациональные диаспоры, и можно понять, почему они так действуют — для адаптации, выживания, продвижения своих интересов. По сути, они являются параллельными государствами на территории РФ и к тому же более эффективными по целому ряду позиций.

Для примера: допустим, мигрант подрался с каким-то русским, рязанским парнем. Мы понимаем, что в настоящих реалиях за рязанского никто не вступится, а за мигранта вступятся его приятели-мигранты, плюс те люди в правоохранительных органах, кому эти мигранты, скажем так, «материально помогают», подключатся различные НКО, юристы, медиа и вдобавок еще и позвонит президент титульной страны и скажет примерно следующее: «Я вижу здесь попытку дискредитации нашей диаспоры и проблемы в решении национального вопроса. Демонстрируется явно некорректное обращение с представителями нашей нации, а неадекватные местные это используют».

При этом за рязанского парня никакой президент или министр внутренних дел звонить не будет, а за самого последнего мигранта — с точки зрения продвижения принципов этнодиаспор — вступятся! Не только президент его страны, но еще и какой-нибудь дипломат из ООН, которому позвонит этот президент и расскажет ему о недопустимости неуважения к его этносу. Все что угодно скажут, и русский окажется кругом виноват!

Вот вы говорите, что из России уехали 419 тысяч человек за первую половину этого года. Но почему-то никто не фиксирует, а сколько человек за данный период уехало из Костромской области, Тверской, Вологодской… А сколько тех, кто стоит там формально на учете, но давно уже не живет! Вот, скажем, огромный целый континент Нечерноземья: 32 субъекта Российской Федерации, от Ленинградской, Псковской областей и Карелии до Удмуртии, Пермского края и Свердловской области. По сути, это территория русской идентичности. Посмотрите на каждый субъект и в целом на Нечерноземье. Оттуда постоянно выезжают — в Москву и Питер, а также на ПМЖ за границу. В итоге эти земли опустыниваются, становятся все более безлюдными. Кто-то эту тему поднимает в правительстве, кто-то подсчитывает здесь убыль населения? Никто.

— Таким образом, Россия сама готова двигаться к тому, о чем мечтает Запад. А он, как известно, мечтает, чтобы России не было.

— Не согласен. Россия не просто готова — она уже с удовольствием исполняет пожелание самых недружественных из самых недружественных нам государств. То есть англичанка, которая «гадит», сейчас сидит и просто ручки потирает от счастья. И приговаривает: «Туда вам и дорога!» Я вот говорю о конце столетия, когда население РФ может сократиться до 70 миллионов, а на самом деле, как уповает англичанка, нас через 30–40 лет уже не будет. Ну что ж, полагают некоторые, ничего страшного! В истории было уже много народов, которые исчезли. Вот и русские исчезнут. Зато останется территория: прекрасные, хорошие земли, много полезных ископаемых. Зато русские покажут себя не эгоистами, а настоящими альтруистами, полностью отдавшими себя человечеству. Разрушив институт семьи и не рожая, мы прекрасно исполняем чаяния недружественных стран и даже бежим впереди паровоза. «Задрав штаны, бежим за комсомолом!», как у Есенина.

«Мы должны провозгласить семью с 3–4 детьми основой государственной политики! Вот сегодняшняя формула Русской идеи, вот национальная идея России»

Фото: © imagebroker/Giuseppe Graziano/ imagebroker.net/ www.globallookpress.com

 

«Многодетные семьи помогают самым несчастным категориям российского бизнес-сообщества — строителям и банкирам»

— Вы в своих работах пишете о том, что фактическому вымиранию можно противопоставить стратегию «русского миллиарда» — этнического и государственного выздоровления. Но в нынешних условиях говорить о «русском миллиарде» кажется просто фантастикой. Кто мог бы исполнить эту стратегию? И что для этого необходимо? Скажем, полная смена российских элит?

— Вы абсолютно правильно говорите, что «русский миллиард» выглядит фантастикой. И это так потому, что вымирание России уже не просто не выглядит фантастикой, а на сегодня практически происходит и предопределено. Мол, вымирание так же естественно, как падение тел вследствие силы тяготения. Отпустил авторучку, и она обязательно упадет на землю.Такова наша настоящая ситуация. Поэтому не просто «русский миллиард», но даже «русские 100 миллионов» к концу столетия — уже фантастика. Это надо понимать для того, чтобы быть реалистами.

Второй важный момент — мы вступили не просто в третье тысячелетие, а в эпоху миллиардных цивилизаций. Я уже не говорю о Китае и Индии, но в той же Африке к концу столетия будет 4 миллиарда человек. Африканское население, по сути, утроится. 4 миллиарда — это 3–4 разных этнорегиональных группы, условно, еще 3–4 цивилизации. Что касается англосаксонского мира, то там сейчас примерно 500–600 миллионов человек. А если мы возьмем в целом условный Запад, включая англосаксов и ЕС, то получим фактический миллиард. Таким образом, когда мы говорим, что мы воюем с Западом, надо отдавать себе отчет, что 145 наших миллионов здесь воюют с миллиардом! Но миллиардная цивилизация Запада в перспективе так и будет колебаться около этой цифры, а может, даже увеличиваться, а мы станем тем временем уменьшаться.

Поэтому, вступив в эпоху миллиардных цивилизаций, мы должны понимать, что без укрепления своего исторического тела, без увеличения собственного населения мы просто обречены. И мы выглядим просто нелепо на своей огромной территории, как одинокий хоккеист, играющий сам с собою на большой хоккейной площадке.

Еще один момент, самый важный. Он не имеет отношения к геополитике, потому что это вопрос счастья. Вспомним о китайцах, которые сами вогнали себя в страшный эксперимент «одна семья — один ребенок». Это означает, что в ситуации средней однодетной семьи их к концу столетия будет уже не миллиард с лишним, а где-то миллионов 800. Все равно это близко к миллиарду.

Поэтому реализм сегодня в том, чтобы стремиться к русскому миллиарду. Миллиарду условному, разумеется, пусть 600 миллионов человек в формате новой большой страны на постсоветском пространстве, но близко к миллиарду, а не к несчастным 70 миллионам.

Для этого мы должны провозгласить семью с 3–4 детьми основой государственной политики! И еще раз — ведь это же счастье! Если не обрекать многодетные семьи на нищету, как это у нас происходит, когда зарплату получает только отец, а мама сидит дома и занимается детьми. Вот если убрать эту фундаментальную проблему, то тогда, наращивая свое геополитическое тело, мы тем самым будем решать, помимо вопросов обороноспособности, экономического роста и тому подобного, вопросы счастья. А чем еще является расширенная до нескольких поколений семья — с бабушками, дедушками, прабабушками и прадедушками? Поэтому нашей нормой должна стать семья из 3–4 детей, а родители с точки зрения продолжительности жизни должны застать своих правнуков. Вот сегодняшняя формула Русской идеи, вот национальная идея России.

Разумеется, когда я говорю о том, что надо бы увеличить количество российских многодетных семей в 7 раз, мне обычно отвечают: «Это фантастика!» Бывает, что и хуже слова употребляют. Тем не менее все, что я сказал, — это фактически цитата из выступления президента РФ с посланием к Федеральному Собранию в 2012 году. Тогда президент говорил о необходимости трех детей — «нормой в России должна стать трехдетная семья». А в прошлом году российский лидер опять сказал: «Многодетная семья должна стать национальной идеей России». Получается, что в РФ есть два человека, которые об этом твердят: я и президент Путин. То, что меня никто не слушает, — ничего страшного, я не преувеличиваю своих возможностей. А вот то, что президента не слушает никто из чиновников и членов правительства, мне, мягко говоря, представляется странным. Более того, многие на круглых столах, когда начинается беседа на эту тему, просто закатывают глаза: «Мы же понимаем, что такое президентские послания… Мели, Емеля, — твоя неделя! Это популизм. А нам тут, в наших ведомствах, работать надо, мы же люди серьезные. Дай бог, если будет хотя бы один ребенок — и то уже хорошо…»

— А, к примеру, материнский капитал сколько-нибудь способствовал стимулированию рождаемости в России?

— Практически нисколько не способствовал. Но это не значит, что он не нужен. Это крайне важная социальная мера. Хотя мы понимаем, что материнский капитал — это помощь со стороны многодетных семей нашим банкам и строителям. Видимо, наши многодетные семьи имеют огромный избыток доходов и сил, родители непрерывно вкалывают, и вот они, как приличные люди, помогают самым несчастным категориям российского бизнес-сообщества, то есть строителям и банкирам. Другими словами, это, по сути, субсидирование банков, которые выдают ипотеку под высокий процент и потом забирают у многодетных семей через ипотеку три стоимости квартиры, и строителям, которые за счет этого хотя бы частично могут возвращать набранные кредиты.

Но из того, о чем я говорю, вовсе не следует, что надо отказываться от маткапитала и полностью бросать население на произвол судьбы. Наоборот, программа поддержки многодетных семей должна шириться. Но самое главное — четвертый ребенок! Если родили четвертого, то тебе государство, условно говоря, на 90 процентов субсидирует стоимость дома, тебе дают на семью билеты в Крым по стоимости семьи с одним ребенком. И это, кстати, вопрос минимальной социальной справедливости. В своих многочисленных обращениях к президенту я предлагаю ввести стандарт уровня и качества жизни каждого ребенка в стране. Каждого без исключения! Стандарт обучения в школе, стандарт здравоохранения, стандарт денежный (у нас и так все монетизировано). А пока совершенно непонятно, почему ребенок из четырехдетной семьи — семьи, которая обеспечивает нам обороноспособность и экономику своими рабочими руками, а также удерживает нас от стремительного вымирания, — должен прозябать на грани нищеты. Такая семья, наоборот, должна быть в 2 раза богаче, чем бездетная или однодетная семья. Между тем в реальности третий или четвертый ребенок почти гарантированно выписывает российской семье билет в бедность, а то и в нищету. Потому что зарплаты у всех одни и те же, а рта в семье — четыре!

В советское время был такой термин — «иждивенец». Сегодня такой термин может показаться непонятным и даже обидным, но он же носил технический смысл. Он подразумевал, что ребенок примерно до 18 лет (а сейчас минимум до 22) не работает, а находится на иждивении родителей. Я знаю огромное количество многодетных семей — это не просто нормальные семьи, а сверхответственные, крепкие. Кроме всего прочего, они создают в стране социальную стабильность. При этом они фактически находятся на положении «лишенцев». Их возможности по сравнению с другими существенно сужены. Это вопрос элементарной социальной справедливости. То, что та же компания-монополист РЖД не дает на четырехдетную семью четыре билета по цене одного… Я даже не знаю, как это обсуждать. Единственное, что  я предлагаю, — чтобы мне дали Нобелевскую премию за это гениальное открытие: я «открыл», что доехать до Крыма с четырьмя детьми сложнее, чем с одним. А чаще даже невозможно по семейному бюджету. Однако если перестать иронизировать, то возникает вопрос: «Неужели этого в самом деле никто не понимает?» Если же понимают, то почему не делают? У нас что, РЖД рухнет, если окажет такую помощь? Число многодетных семей в нашей стране сейчас приближается к 2 миллионам. А 6 тысяч семей — с 8 и более детьми. Какие-то жалкие 6 тысяч случаев! И что, они вам все обвалят, даже если давать им ежемесячно тысяч 50 от государства? Мне неважно, как живут в этом отношении в Англии или Японии — может, еще хуже. Какая мне разница? Если они хотят вымирать — пусть вымирают. Но мы-то почему так делаем?

«Раньше мы не лезли в Афганистан, аргументируя это тем, что там сидят американцы. Но сейчас-то что нам мешает? Ведь без экономической и прочей стабильности в Афганистане не будет никакой стабильности и во всей Центральной Азии. Ее и сейчас там нет, учитывая столкновения на таджико-киргизской границе. Мы что, хотим, чтобы это пламя распространилось на весь регион — на радость всем, кто мечтает открыть против России второй фронт?»

Фото: © Saifurahman Safi/ XinHua/ www.globallookpress.com

 

«Планируемый визит Рустама Минниханова в Афганистан будет очень патриотичным и своевременным»

— Для того чтобы не вымирать, необходима «воля к жизни», как сказал бы немецкий философ Фридрих Ницше или наш мыслитель Лев Гумилев. А для того чтобы в этносе проснулась такая воля, надо, чтобы ему комфортно жилось в собственной стране — чтобы была независимая экономика, возможности для личного развития и обогащения. Как нам укрепить свое экономическое и промышленное «тело» в условиях санкций? Вот вы говорите в своих выступлениях, что мы можем провести новую индустриализацию и добиться технологического суверенитета за три года. Однако у нас с 1991-го, по самым скромным подсчетам, закрылось около 80 тысяч крупных предприятий. Разве за три года это восстановишь?

— У нас нет необходимости в прямом виде восстанавливать старые предприятия. Разве что на месте упраздненных, обанкроченных, разрушенных заводов и комбинатов можно установить памятные знаки — как минимум как мемориальные таблички на домах, в которых жили великие люди, ведь эти предприятия — колоссальный труд наших мам, пап, бабушек и дедушек. Однако сегодня превалирует другой тип индустрии, зачастую это такое предприятие, на котором трудятся всего 20–30 человек. При нынешнем уровне автоматизации они способны обеспечить функционирование. За ними, соответственно, стоят конструкторские бюро, маркетинговые системы и прочее.

Нам надо идти не от возрождения погибших предприятий и не руководствоваться при этом какими-то внеиндустриальными подходами. Мы должны отталкиваться от запуска новых национальных индустрий, создающих планетарную стоимость. То есть таких продуктов, которые можно без труда реализовать в мире. Если образуется их избыток внутри страны, ты спокойно их реализуешь на мировом рынке, и все.

Новых индустрий, на мой взгляд, должно появиться не менее сотни. К примеру, возьмем айфон. Не станем обсуждать, плохой он или хороший, но непреложно одно: айфон приобретают во всем мире. Его формальная головная организация при этом находится в США. Так же и мы должны делать такие вещи, которые нужны везде, абсолютно ликвидны. К примеру, производить подшипники, станки, холодильное оборудование. Или развивать индустрию льна (этому вопросу я недавно посвятил очередную большую статью). Ведь льноволокно — отличная сырьевая база для экологического текстиля, а мы могли бы к 2028 году восстановить мировую монополию России на лен. А наши самолеты — аэробусы, которые оказались отрезаны от рынка запчастей? Разве этот вопрос можно разрешить иначе, кроме как оперативно организуя новые производства по выпуску авиакомплектующих?

Так или иначе планетарная стоимость должна лежать в основе современных стратегий. Если в Советском Союзе станки экспортировались в 40 стран мира, включая самые развитые, то и сейчас мы должны достигнуть такого уровня станкостроения, которое прежде всего будет создавать нашу собственную, суверенную, технологическую базу (это даже не обсуждается), а с точки зрения международной конкуренции — как минимум будет не хуже других. А по соотношению цены и качества так даже и лучше. Не забудем и о том, что до четверти (а то и до трети) продукции того же авиапрома СССР реализовывалось за рубежом! Но дело даже не в экспорте, а в том, что нам нужно организовывать такие новые национальные индустрии, которые будут в каком-то смысле заточены на бесконечное производство планетарной стоимости с ликвидной продукции. Если засучить рукава, правильно подобрать кадры (многие из которых из-за своей невостребованности ушли в тот же малый бизнес), то с задачей достижения технологического суверенитета мы в самом деле можем справиться за три года. А финансирование новых проектов должен обеспечить бюджет, и это может оказаться наиболее оптимальным вложением. Тем более что эти деньги потом вернутся через налоги, зарплаты и общее повышение уровня жизни.

— Чтобы состояться как сильное государство и как уверенный в себе народ, нам надо расширять внешние контакты. Очевидно, что нельзя ограничиваться одним Китаем — это ненадежный союзник. Я встречал в ваших выступлениях призыв расширять сотрудничество с современным Афганистаном. Интересно, что недавно появлялась информация, что в Кабул может состояться визит главы Татарстана Рустама Минниханова и такое приглашение ему уже передано. Чем нам может быть полезен Афганистан?

— Афганистан — это контроль над Евразией. А ее даже Збигнев Бжезинский (как к нему ни относись, это был очень грамотный и умный человек) считал особым призом. Кто владеет Евразией, тот владеет миром. С другой стороны, прагматически-экономической, Афганистан — это географический центр того региона (я его предлагаю называть Новым Средним Востоком), который включает в себя порядка 350 миллионов человек (Иран, Пакистан, бывшая советская Средняя Азия). Это объективно наш рынок, на котором мы, проводя там первичную и вторичную индустриализацию, сами у себя должны делать форсированную третичную индустриализацию. То есть индустриализацию не 1930-х или 1970-х годов, а современную индустриализацию третьего поколения. А для Афганистана критически требуется первичная индустриализация, для Ирана — вторичная, несущая в себе элементы третичной, в Пакистане — тоже вторичная. Так или иначе, но другого потенциально «нашего» рынка, который составлял бы больше 300 миллионов, у нас нет. Если мы приплюсуем сюда наши 145 миллионов вместе с СНГ, это уже будет значительной демографической мощью.

Еще один момент. Вопрос Афганистана — это еще и вопрос коммуникаций. По сути, Гиндукуш (горная цепь в Средней Азии, здесь долгое время скрывались запрещенные в РФ талибы* — прим. ред.) отрезает нас от Индийского океана. А мы должны были бы соединить между собой Индийский и Северный Ледовитый океаны, поскольку это и есть опорный пояс развития Евразии. Это была бы конкретная экономическая и геополитическая идея. Спасибо, конечно же, Китаю, что он где-то нам помогает, но мы должны отдавать себе отчет, что мы не КНР и Пекин, мягко говоря, нашим развитием заниматься не будет.

В свое время некоторые чудики, включая писателя Александра Солженицына, твердили, что нам не нужна Центральная Азия. Даже наш великий писатель Валентин Распутин кричал в 1990 году в адрес прибалтов и среднеазиатов: «Вы хотите от нас отделиться? Ну так это не вы, а мы от вас отделяемся!» Что и было сделано, Москва отделилась от советских республик. К сожалению, эти люди не понимали природу геополитических, геоэкономических, геокультурных и геостратегических процессов.

Можно сказать, что сегодня Афганистан — это наше все. В конце концов там находятся построенные нами 142 инфраструктурных, базовых объекта, в том числе таких масштабных, как тоннель Саланг, соединивший две части афганской территории, а также Среднюю Азию в целом и Индийский океан. Кроме того, Советский Союз в свое время подготовил свыше 200 тысяч специалистов среднего специального и высшего образования. И у талибов*, и у антиталибов, и даже под американцами работали люди, среди которых около 80 процентов составляли выпускники советских вузов. Скажите, где еще есть такие дураки, которые, имея в стране такое число своих «агентов влияния», большинство из которых могут еще и говорить по-русски, никак это не используют? Потому что они учились в свое время в Ленинграде, Краснодаре… Русские жены у многих.

Раньше мы не лезли в Афганистан, аргументируя это тем, что там сидят американцы. Но сейчас-то что нам мешает? Ведь без экономической и прочей стабильности в Афганистане не будет никакой стабильности и во всей Центральной Азии. Ее и сейчас там нет, учитывая столкновения на таджико-киргизской границе. Мы что, хотим, чтобы это пламя распространилось на весь регион — на радость всем, кто мечтает открыть против России второй фронт?

Сейчас обсуждается, что надо бы поставить 2 миллиона баррелей нефти и нефтепродуктов в Афганистан — надо! Когда кричат, что как это отдать Афганистану что-то, то пусть эти господа скажут, к примеру, а куда девать нам 150 миллиардов кубометров избыточного газа, который раньше уходил на европейский рынок? В том плане, что у нас колоссальное количество натуральных ресурсов, и их надо использовать и как инвестиции, и как дипломатический инструмент по укреплению Центральной Азии.

Но эти баррели нефти могут быть только началом. Афганистан необходимо развивать, выдавать ему кредиты. Кстати, планируемый, насколько я знаю, визит Рустама Минниханова в Афганистан, если он состоится, будет очень патриотичным и своевременным.

*члены запрещенной в России террористической организации «Талибан»

Валерий Береснев

Фото на анонсе предоставлено Юрием Крупновым

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов»; Meta

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Мирон Федоров; (Oxxxymiron); активистка Ирина Сторожева; правозащитник Алена Попова, социолог Искэндэр Ясавеев, журналист Евгения Балтатарова; писатель Дмитрий Глуховский; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне.

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

4. Что делать?

Автор справедливо поставил много важных вопросов и выводы общего характера выглядят весьма разумно, такие, например, как укрепление семьи.
Крик души присутствует на РНЛ, а вот профессионалов своего дела, например в области демографии, да и по многим другим темам, почти не слышно. РНЛ надо сделать общественной площадкой для обсуждения с непосредственным участием профессионалов-патриотов, а главное - вырабатывать при этом предложения РНЛ о том, что следует делать патриотической общественности, чтобы воплощать выработанные предложения в жизнь.
Идея тесного сотрудничества с Афганистаном выглядит очень интересно, хоть она, вероятно, не является непосредственной специализацией автора. Но коли идея пришла на РНЛ, то здесь также нужны обсуждения её с участием профессионалов.
Владимир22 / 19.09.2022 20:03

3.

Что касается демографии - никакие экономические меры не помогут. В лучше, чем мы, обеспеченной Европе население не растёт. Да и в России нет такой связи - в богатых семьях не появляется много детей. Материнский капитал увеличивает число разводов. Женщина может прожить без заработка мужа и в кризисные для семьи моменты (а это бывает в каждой семье) она просто изгоняет мужа. Почему этот капитал материнский, а не семейный, где отец и мать вместе решают, как его потратить?

Можно вот что добавить: прихожане нашего храма - молодые, те, кто воцерковились до того, как обзавелись семьёй (те, кто пришли в храм поздно, естественно, успели совершить много ошибок, и уж сколько есть у них детей, столько и останется) имеют детей:
диаконы 8; 2.
священники: 8; 6; 7; 4.
прихожане (кого помню) 4; 5; 3; 4; 2; 2; 4; 3; 4; 3; 3; 2; 2.
И всё это молодые семьи, в которых будут ещё рождаться дети. Конечно, есть и те, у кого один младенец, но это первый, они только недавно обвенчались.
Вот и надо подумать, нужно ли вводить в школах Основы православной культуры или нет? Нашим врагам наверняка не нужно.
Человек / 19.09.2022 10:17

2.

Сироты, как правило, чуствуют себя никому не нужными, нет воли к жизни и продолжению рода на чужом празднике жизни. Нужно общение с Отцом для возрождения Отечества.
Будет отеческое отношение к народу на своей земле, народ посредством Любви распознает и Отца небесного.
allan / 19.09.2022 09:51

1.

Проповедоведью замысла Бога Творца обрящать души.
Жизнеподатель насильно не входит в нежелающие Духа сердца . Сказано:"Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю."
allan / 18.09.2022 20:40
Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:
Юрий Крупнов
Демографический этноцид. Мы вымираем
как страна, потому что забыли: «Семья – это ещё и счастье»
28.10.2022
Что не так в нашей стране с рождаемостью и какой есть выход из ситуации
Демограф — о мобилизации, эмиграции и ненависти к многодетным семьям
05.10.2022
Россия должна стать малоэтажной
В России хотят создать федеральный проектный центр по индивидуальному жилищному строительству
21.05.2022
Все статьи Юрий Крупнов
Последние комментарии
Как вернуть России Русь
Новый комментарий от Vladislav
04.12.2022 01:07
Ревизия государственной тайны
Новый комментарий от Light9
03.12.2022 21:01
Сатана в Дивеево?
Новый комментарий от Константин В.
03.12.2022 18:16
«Голову срезал палач и мне...»
Новый комментарий от Mary
03.12.2022 17:51
Год Петра Великого и микроцефал в Петропавловской крепости
Новый комментарий от Серёга Чудиса
03.12.2022 16:47