itemscope itemtype="http://schema.org/Article">

Коренная порода: вспоминаем Валентина Распутина

Бывший СССР 
0
356
Время на чтение 7 минут

Коренная порода: вспоминаем Валентина Распутина

Источник: портал Культура

 

Мало кто из наших литераторов умел так глубоко и пронзительно описать саму душу земли русской, которую мучили, уродовали весь ХХ век и почти вытравили на его исходе, выстудили «ветрами перемен». Валентин Распутин оставил нам цельный образ Матёры — канувшей в воды безжалостного времени русской Атлантиды, потрясающие образы соотечественников, хранивших Русь веками, упиравшихся до последнего в противостоянии с бездушным мороком «новой реальности».

Несчастий на его долю выпало слишком много: смерть сына-первенца, любимой дочери, жены, растянувшаяся социальная катастрофа в родной стране... Ранее, в 1979 году, ему на пике литературной славы неизвестные «почитатели» проломили в Иркутске череп, после чего эту страшную рану пришлось очень долго залечивать. Нападали на Валентина Григорьевича и в Красноярске.

Из всей замечательной плеяды писателей-деревенщиков да и вообще прозаиков его поколения он был «номером 1» и при этом самым скромным, вовсе не тщеславным, даже не честолюбивым. Когда его книги печатались в СССР миллионными тиражами, выходили в переводах по всему миру, он чурался здравиц, тушевался при большом скоплении незнакомых людей, говорил всегда тихо, без какой бы то ни было позы. Однако голос Распутина был слышан далеко. К нему прислушивались (или делали вид, что внимали живому классику) в Кремле и на Потомаке. Западные «доброхоты» на волне его борьбы (против ЦБК на Байкале, поворота северных рек) пытались слепить из великого прозаика антисоветского оппозиционера.

Но диссидентом Распутин никогда не был, оставаясь плотью от плоти русского народа, принявшего и переработавшего внутри себя советскую власть вкупе с коммунистическим идеалами. В то же время он отчетливо видел оскудение русскости, духовности, совестливости в людях, моральное разложение властей предержащих.

Адекватное мнение о тех процессах составили себе многие, а Валентин Григорьевич смог описать это ярким и убедительным языком. Распутинское слово не гудело набатным колоколом, не рассыпалось бисером интеллектуальных парадоксов, просто и мудро текло, как река жизни, — прямиком в сердце русского читателя.

Родившийся в 1937 году в селе Усть-Уда Иркутской области, Валентин с ранних лет познал суровость тогдашнего, отягощенного войной быта. Мать работала в сберкассе, а вернувшийся с фронта отец стал заведующим почтовым отделением. Однажды у Распутина-старшего украли на пароходе сумку с казенными деньгами (похожее происшествие случится потом с героиней повести «Деньги для Марии»). Боевые ордена и медали ветерану-фронтовику не помогли: приговор — семь лет лагерей на Колыме. Полуголодное детство, измученная трудами и нахлынувшим горем мать, вынужденный отъезд за полсотни километров от дома, чтобы окончить среднюю школу, удивительная преподавательница, растолковавшая «трудному» подростку, что есть добро и доброта, — все это он опишет в своем знаменитом рассказе «Уроки французского». (Много позже та самая учительница, с которой он списывал образ, случайно обнаружит его книжку (и себя в ней) в магазине города... Парижа.)

Отучившись на историко-филологическом факультете Иркутского университета, Валентин поначалу осваивал в газетах крупных сибирских городов труд журналиста, выдавал бодрые репортажи и очерки со строительства Красноярской ГЭС, магистрали Абакан — Тайшет, промышленных предприятий и совхозов. Воспевал ударные вахты, активную общественную работу, гражданскую сознательность, благотворную силу коллектива. В его материалах звучали пафос покорения природы, возвышенная комсомольская романтика. Общепринятой «оттепельной» парадигмы он в молодости не чурался, но мало-помалу в официозной журналистике начали проявляться его глубокие авторские размышления, «экскурсы» в души героев очерков и статей, любовные зарисовки природы — прорастали зерна «фирменного» стиля.

Именно их приметил известный прозаик Владимир Чивилихин, приехавший в 1965-м на совещание молодых писателей Сибири и давший Валентину путевку в литературную жизнь. Первая книга рассказов «Человек с этого света» (1967), вышедшая в Красноярске, принесла ему некоторую известность. (Позже из своих учителей в литературе он выделит «шестидесятнических» Ремарка и Хемингуэя, а кроме них — Пруста, Бунина, Достоевского.)

Творческий рывок, который Распутин сделал за последующие три года, изумляет. «Последний срок» (1970), «Живи и помни» (1974) и, наконец, «Прощание с Матёрой» (1976) — эта «трилогия», уже начиная с первой повести, открыла для миллионов соотечественников в бывшем комсомольском журналисте превосходного писателя, тонкого мастера слова, глубокого душеведа — одним словом, классика. Великий талант проявился еще и в том, что проблематика произведений с первыми же переводами оказалась близка и понятна людям на разных континентах. Это была настоящая слава, и ей уже не могли подрезать крылья ни бдительные политруки, обнаружившие в «Живи и помни» оправдание дезертирства, ни зоркие «интернационалисты» гнезда Александра Яковлева, тщившиеся не допустить «возрождения русского шовинизма и поповщины».

Ущучить по этой линии Валентина Распутина было сложно: писатель не обличал «нерусь» и вырусь, не переругивался с критиками. Проникновенно говорил о русской боли, духовной красоте, совести. «Раньше ее видать было: то ли есть она, то ли нету. Кто с ей — совестливый, кто без ее — бессовестный. Теперь холера разберет, все сошлось в одну кучу... Правда в памяти. У кого нет памяти, у того нет жизни», — обращается он к своим современникам через старую, мудрую Дарью («Прощание с Матёрой»).

Его пытались обвинять в неприятии научно-технического прогресса, однако «инкриминировать» ретроградство ему, прославлявшему в свое время стройки века, было просто-напросто глупо.

У него была стихийная душа-христианка, которая естественным образом привела его к православию. Тихо крестившись в 1980 году (при посредстве друга Владимира Крупина), Валентин Григорьевич всю оставшуюся жизнь так же негромко, не напоказ воцерковлялся.

Не признавать литературный и моральный авторитет Распутина было невозможно. Его произведения экранизировали и ставили на главных театральных сценах страны. Ему вручали ордена Ленина и Трудового Красного Знамени, Госпремии СССР — в 1977-м за «Живи и помни» и спустя десять лет за повесть «Пожар». В последней автор незадолго до «перестройки», описав уничтожение огнем складов в поселке лесозаготовителей, ставит пророческий диагноз: скоро заполыхает вся страна, а что не сгорит, то растащат, да еще и убивать друг друга начнут за тряпки-барахло. «Просто край открылся, край дальше некуда. Еще вчера что-то оставалось наперед, сегодня кончилось». Писателя вроде бы и слушали, да не слышали, страна по роковой дорожке катилась к своему краху.

Поверив вначале в добрые намерения Горбачева, Валентин Распутин, по его словам, «сходил во власть», побывал депутатом Верховного Совета, членом Президентского совета, что «ничем не кончилось». Более того, его саркастическую реплику на съезде («А может быть, России выйти из Союза?»), произнесенную в ответ на громогласные обвинения в «русском колониализме», ловкачи использовали как якобы призыв к независимости РСФСР, и эту карту вскоре разыграли Ельцин со своей командой.

«Со стыдом вспоминаю, зачем я туда пошел. Мое предчувствие меня обмануло. Мне казалось, что впереди еще годы борьбы, а оказалось, что до распада остались какие-то месяцы. Я был как бы бесплатным приложением, которому и говорить-то не давали», — скажет он впоследствии в одном из интервью. (Мало кто знает, что в те годы благодаря личным усилиям Распутина нашей Церкви вернули Оптину пустынь.)

В июле рокового 1991-го он вместе с Юрием Бондаревым, Александром Прохановым, Людмилой Зыкиной и другими известными людьми подписал знаменитое «Слово к народу» — манифест-предупреждение об опасности распада государства, и за это Валентина Григорьевича стали называть «сталинистом», «красно-коричневым», а издательства отказывали ему в переиздании книг.

Свою принципиальную позицию он подтвердил в октябре 1993-го, выступив против ельцинского переворота, после чего резко разошелся с прежним товарищем Виктором Астафьевым, подписавшим позорное письмо либеральной интеллигенции (сей «документ эпохи» помнят под условным названием «Раздавите гадину»).

Все девяностые и начало нулевых Распутин писал жесткую, бескомпромиссную публицистику о погроме, который устроили в России новые власти. Произошедшее воспринимал как национальную катастрофу, а шансы на возрождение практически уничтоженного русского народа оценивал пессимистически. Да и как тут было не отчаяться, ведь то, о чем он предупреждал, свершилось в гораздо худшем, злобно-абсурдном виде. Под стать газетным и журнальным статьям были и его выходившие тогда рассказы: «Сеня едет», «В больнице», «Нежданно-негаданно», «Новая профессия», «В ту же землю», «Изба», «Поминный день».

Лебединой песней стала повесть «Дочь Ивана, мать Ивана» (2003), где главной героиней вновь оказывается простая русская женщина. Узнав, что ее пропавшую дочь изнасиловал торговец-азербайджанец и что ему за это ничего не будет (представители всесильной диаспоры подкупили следователя), Тамара Ивановна своими руками мастерит обрез и, пронеся его в сумочке в здание прокуратуры, вершит правосудие над насильником.

Финальная мораль произведения понятна каждому, ну а то, что его «забывают» во многих сетевых библиографиях писателя, тоже неудивительно. Автора повести власть имущие обходили сторонкой до самой его смерти. Не привечал, понятное дело, и бомонд — для этой публики он был «чудак» и «чужак» (изрядно преуспевшим в этой жизни «господам» слышать голос совести народа было крайне неприятно).

«Россия изменила себе и продолжает изменять все больше... Перед нами уже не Россия, а ее расхристанное подобие, нечто иное и малоузнаваемое», — формулировал Валентин Григорьевич в беседах с Виктором Кожемяко. И все-таки вопреки всему писатель оставлял место надежде: «Все, что могло купиться на доллары и обещания, — купилось; все, что могло предавать, — предало; все, что могло согласиться на красиво-унизительную и удало-развратительную жизнь, — согласилось; все, что могло пресмыкаться, — пресмыкается. Осталось то, что от России не оторвать и что Россию ни за какие пряники не отдаст... Ее, эту коренную породу, я называю «второй» Россией, в отличие от «первой», принявшей чужую и срамную жизнь. Мы несравненно богаче: с нами — поле Куликово, Бородинское поле и Прохоровское, а с ними — одно только «Поле чудес».

Волшебство прозы и притягательность личности Распутина, пожалуй, лучше, точнее всех описал его друг, покойный ныне литературный критик Валентин Курбатов. «Он писал каждое слово, как Адам, поднимая его к свету и глядя, чтобы зернышко этого слова было видно, чтобы сквозь каждое слово было видно его начало. Вот почему нам так запомнились все его слова, почему они ложились в самое наше сердце, кто бы его ни читал — изощренные интеллектуалы, космонавты, крестьяне... Матушка Россия выбрала его из деревенских писателей — любимого, младшенького, последнего сына, и всю любовь в нем выговорила».

Материал опубликован в февральском номере журнала Никиты Михалкова «Свой».

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов»; Meta

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Мирон Федоров; (Oxxxymiron); активистка Ирина Сторожева; правозащитник Алена Попова, социолог Искэндэр Ясавеев, журналист Евгения Балтатарова; писатель Дмитрий Глуховский; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне; Артемий Троицкий; Артур Смолянинов; Сергей Кирсанов; Анатолий Фурсов; Сергей Ухов; Александр Шелест; ООО "ТЕНЕС"; Гырдымова Елизавета (певица Монеточка); Осечкин Владимир Валерьевич (Гулагу.нет); Устимов Антон Михайлович; Яганов Ибрагим Хасанбиевич; Харченко Вадим Михайлович; Беседина Дарья Станиславовна; Проект «T9 NSK»; Илья Прусикин (Little Big); Дарья Серенко (фемактивистка); Фидель Агумава; Эрдни Омбадыков (официальный представитель Далай-ламы XIV в России); Рафис Кашапов; ООО "Философия ненасилия"; Фонд развития цифровых прав

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/uploaded/files/kopiya-reestr-inostrannyih-agentov-20-01-2023.pdf
https://ria.ru/20230120/inoagenty-1846393284.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:
Андрей Самохин
Все статьи Андрей Самохин
Бывший СССР
Пропавшее пароходство
Ветераны-моряки просят проверить обстоятельства ликвидации Северо-Западного пароходства, которому 30 января 2023 г. исполнилось бы 100 лет
31.01.2023
Исторические параллели
Нужно извлекать уроки из прошлого на благо страны
31.01.2023
День памяти преподобных Кирилла и Марии
Сегодня мы также вспоминаем Императора Петра II, графа Ф.В.Ростопчина и писателя В.В.Крестовского
31.01.2023
День памяти отца монашества – преподобного Антония Великого
Сегодня мы также вспоминаем Великих князей Николая Михайловича, Дмитрия Константиновича, Павла Александровича и Георгия Михайловича, Н.К.Кульчицкого и И.Д.Папанина
30.01.2023
Responsible Statecraft: теория Запада о необходимости разгрома России основана на фантазии
Аналитический центр отмечает, что ирония моралистического подхода, используемого американским национализмом, заключается в том, что высокие цели покончить с несправедливостью приводят к тому, что война становится ещё более аморальной
28.01.2023
Все статьи темы
Последние комментарии
Вместо декоммунизации – рекоммунизация?
Новый комментарий от александрович
31.01.2023 15:48
«Страна-парадокс»
Новый комментарий от александрович
31.01.2023 15:44
Когда веселье отдаёт грехом
Новый комментарий от Игорь Ал
31.01.2023 15:30
Перспективы «белого» патриотизма
Новый комментарий от VETERAN
31.01.2023 14:36
К столетию Л.Гайдая
Новый комментарий от Владимир С.М.
31.01.2023 14:14
Почти что исповедь с проповедью
Новый комментарий от Смыслов М. Д.
31.01.2023 14:04