Было – не было

Каким получился фильм «Седьмая симфония»

Ирина Павлова 
0
19.11.2021 628

Было – не было. Каким получился фильм «Седьмая симфония» | ФОТО кадр из фильмаИсточник: «Санкт-Петербургские ведомости»

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 215 (7052) от 17.11.2021 под заголовком «Было – не было».

ФОТО кадр из фильма

Я ждала выхода сериала «Седьмая симфония» со смешанными чувствами надежды и страха. Идея снять фильм о том, как для исполнения симфонии Шостаковича в блокадном Ленинграде собирали оркестр, казалась мне плодотворной.

В голове уже возникали сюжеты о том, как полувымышленная история – поскольку большинство деталей этого сбора сегодня уже исчезли, не оставив по себе почти никаких документов (не до того было) – обрастет подлинными деталями жизни города из потрясающей книги Адамовича – Гранина. О том, как реальные трагедии реальных ленинградцев будут отданы вымышленным персонажам и эти персонажи начнут жить той самой реальной – страшной жизнью...

Но пуще всех надежд терзал меня страх. Страх бестактности изложения. Не столько сюжета про музыкантов, сколько сюжета о городе.

Нет сегодня в кино о событиях той поры чего-то важного, что было в старых фильмах о войне – той правды человеческих характеров и отношений, благодаря которым наш народ смог выиграть эту войну. Ибо я совершенно уверена, что выиграли войну не полководцы, выиграли ее солдаты.

Выиграли ее дети, работавшие на заводах и вравшие на призывных пунктах, что им уже 18. Выиграли бабы, растившие и сберегавшие детей и с ужасом ждавшие визита почтальона. Выиграли ее такие, как Александр Васильевич Меркурьев, брат знаменитого актера Василия Васильевича Меркурьева, который умер в блокаду от голода, работая... директором хлебозавода.

Вот на появление этих безвестных, но великих людей я рассчитывала, ожидая фильма режиссера Александра Котта. И, не скрою, по мере его демонстрации почитывала то, что пишут об увиденном люди в «Фейсбуке».

Я не сомневалась, что к фактам начнут цепляться – и к ним цеплялись. Ну да, никто не арестовывал жену Карла Ильича Элиасберга, да и вообще многого из показанного на экране не было и быть не могло. Но лично я давно уже не беспокоюсь по поводу цен на папиросы в блокадном городе или разницы в цветах петлиц у различных родов войск. С этим все давно понятно, и рвать себе по этому поводу сердце не имеет смысла.

Я лишь обрадовалась тому, что сценаристы и режиссер одной монтажной склейкой «промахнули» страшную блокадную зиму и из осени 1941-го сразу вывели действие в весну 1942-го. Мне в этом почудилась тактичность создателей, не рискнувших даже пытаться показать то, что происходило с людьми в ту зиму...

Впрочем, насчет «тактичности» я, как выяснилось, погорячилась.

Авторский коллектив очень, кстати, любопытного состава, где собрались вместе сторонники «интересненького» (и мы получили сцену секса за кулисами) и «слезливенького» – и мы получили ужасающую своей дикостью историю бегства влюбленной санитарки с фронта в Ленинград или слезоточивый сюжет про мальчика Колю, прячущегося в шкафу и рисующего на дверцах шкафа крестики (советский ленинградский школьник, ага).

И дальше уже косяками началась мелодрама в духе телемувиков, где мальчик – обязательно хорошенький, с до блеска промытыми шампунем длинными волосиками (в блокадном Ленинграде) – раз за разом будет сбегать в пустую квартиру от еды и тепла...

И в результате мы получили этих идиотских полупомешанных примадонн, бродящих босиком по воде весеннего Финского залива в развевающемся голубом платье (режиссер сам-то пробовал босиком весной в Кронштадте по воде погулять?).

В общем, я, разумеется, перечислила далеко не всю клюкву, которой щедро снабдили свой сценарий авторы, а режиссер еще и от себя добавил. И, к сожалению, их вымышленные персонажи жили вымышленной жизнью, ничего не дающей ни уму, ни сердцу, – возникшей на экране лишь потому, что авторскому коллективу показалось, что без их «интересненького» и их «слезливенького» фильм смотреть не будут.

А сейчас о том – почему фильм на самом деле смотрели. И, судя по рейтингам, – смотрели хорошо, а не вырубили в сердцах телевизор посередине картины.

Этой причиной оказались люди.

И прежде всего Карл Элиасберг, сыгранный Алексеем Гуськовым. Он оказался не только протагонистом всего сюжета. Он оказался камертоном фильма. С возрастом набравший мощи актер нуждался в одном – в роли. Роли, которая потребовала бы всех сил и возможностей, помогла бы раскрыть весь потенциал. Роли, каких сегодня уже не пишут.

И он ее здесь наконец получил. И сыграл сухо, жестко, ни разу не сорвавшись в копеечную мелодраму – в которую тут хотя бы на пару эпизодов срывались практически все актеры.

Работа Гуськова – без всяких скидок – превосходна! Такая точная внутренняя интонация, такая внутренняя – именно, внутренняя – сосредоточенность! Такая эмоциональная скупость там, где, казалось бы, вот она – возможность развернуться, закричать, зарыдать, застонать – и вся прочая «повидла», какой сегодня в кино принято разукрашивать трагедию. Трагедию, практически исчезнувшую с экрана как жанр и замененную той самой мелодрамой с элементами «оживляжа».

Градус трагедии именно Элиасберг — Гуськов несет в фильме на своих плечах. Именно он не дает фильму скатиться в очередной вариант про «Маруся отравилась на войне».

Он и Борис Смолкин. Разработанная как очередной сюжет в жанре «повидлы» история слепого старого музыканта благодаря потрясающей игре Смолкина тоже выросла до масштаба трагедии. Его выбор – остаться в команде «слухачей» – был таким естественным, таким настоящим и таким пронзительным, что за это одно можно было забыть и про назойливые невские волны, омывающие гранит набережных, и про голубые платья, и про «музыкальную поддержку» актеров.

О да, об этом не сказать нельзя. Я не понимаю, почему в сегодняшнем кино режиссеры – даже талантливые, как Александр Котт, – совершенно не в состоянии довериться тишине и артисту. Я не понимаю, почему меня, зрителя, надо непременно «добивать» музыкальным аккордом там, где актеру положено вытаскивать эмоцию из себя и из меня без всякой внешней поддержки?

Но я понимаю, как легко возненавидеть даже хорошую музыку (композитор Юрий Потеенко), если тебя назойливо бьют ею по голове. И понимаю, как трудно удержать себя от раздражения, когда отличные актеры – Алексей Кравченко и Елизавета Боярская – постоянно вынуждаются флэшбэками «вспоминать» о своих прошлых драмах вместо того, чтобы просто играть возникновение чувства – и между собой, и между ними и музыкой. Это недоверие к актеру и к зрителю постоянно играет с режиссером злую шутку, когда эффект получается обратным желаемому.

Получился ли в результате фильм таким, на какой я – нет, не рассчитывала – но надеялась? Не получился.

Получила ли я от этого фильма те эмоции, которые ждала от заявленного сюжета? А вот, знаете, получила.

И не только благодаря выдающимся работам Гуськова и Смолкина. Но еще и благодаря тем рассыпанным по фильму – пусть и не собравшимся в единое целое – приметам жизни как подвига. Жизни, в которой чеховское «надо, хотим, будем» возникло, проросло и не отпустило до самого конца.

Из того зрительного зала во время исполнения симфонии, в котором вперемешку сидели живые и мертвые. Настоящие и вымышленные. Сидели в трагическом городе, который посреди ада и смерти жаждал музыки.

И это окупает все.

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; Челябинское региональное диабетическое общественное движение «ВМЕСТЕ»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне.

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:
Ирина Павлова
Было – не было
Каким получился фильм «Седьмая симфония»
19.11.2021
Достоевский в кино
Фильмы по мотивам произведений великого писателя
11.11.2021
Кинокритик Ирина Павлова о 9 мая
Темнеет в глазах от несправедливости и обиды
08.05.2021
Последний герой
Ушел из жизни Николай Губенко
18.08.2020
Печать коронавируса
Это будет называться «социальный рейтинг»
12.05.2020
Все статьи Ирина Павлова
Последние комментарии
Как трупами расчищался путь Горбачёву
Новый комментарий от В.Р.
22.01.2022 04:43
В прорубь – в маске, в раздевалку – по QR-кодам
Новый комментарий от Ксения Балакина
22.01.2022 02:49
Мавзолей, что под башней Татлина
Новый комментарий от Алекс. Алёшин
22.01.2022 02:02
Рано хоронить православных патриотов!
Новый комментарий от Потомок подданных Императора Николая II
22.01.2022 01:33
Что не так с современным феминизмом?
Новый комментарий от В.Р.
22.01.2022 01:08
Русская ли это идея - Третий Рим? Часть первая
Новый комментарий от Адриан Послушник
22.01.2022 00:25
Русский ультиматум для Казахстана. Пора отдавать долг
Новый комментарий от Адриан Послушник
22.01.2022 00:11