Ливан находится у опасной черты

Источник: РИА Новости

Посол России в Ливане Александр Засыпкин
Посол России в Ливане Александр Засыпкин. Архивное фото
 
Ливан подсчитывает ущерб, нанесенный в результате крупнейшей в истории катастрофы – недавнего взрыва в порту Бейрута. Положение в стране и без этого усугубляется в политической, экономической и финансовой сферах. Посол России в Ливане Александр Засыпкин в интервью РИА Новости рассказал об ожидаемых вмешательствах во внутренние дела Ливана под предлогом помощи в ликвидации последствий взрыва, а также дал оценку глубокому финансово-экономического кризису и напряженной ситуации на ливано-израильской границе.
 
– Наверное, весь мир потряс страшный взрыв, прогремевший вечером 4 августа в порту Бейрута. Как заявил премьер-министр Ливана Диаб, это стало катастрофой для всей страны. Имеются многочисленные жертвы, разрушения в центре столицы. Хотя расследование не завершено, преобладает версия о техногенном характере взрыва. Что вы можете добавить как очевидец трагического события?
 
– У нас, как и у всех жителей, находившихся на достаточно удаленном расстоянии, было вначале ощущение, что началось землетрясение, а затем был удар взрывной волны, который выбил окна, двери. В основном людей порезали вылетевшие стекла. Но чем ближе к эпицентру взрыва, тем больше разрушений, вплоть до обрушения домов. Все это ужасно. Размеры ущерба не поддаются подсчету. Но самое страшное, что погибло много людей. Это невосполнимые потери.
 
– Были ли пострадавшие российские граждане?
 
– Наше консульство сразу же стало отслеживать ситуацию, но тревожных сообщений не поступало. Стеклом была порезана жена сотрудника посольства. Ей в госпитале быстро зашили рану. В комплексе посольства, Культурном центре были повреждены окна и двери.
 
– По поводу причин случившегося сразу стало распространяться много версий, в том числе об обстреле с воздуха, теракте. Какова, на ваш взгляд, наиболее убедительная версия?
 
– Уверен, что ни при каких обстоятельствах нельзя заниматься политическими спекуляциями, а особенно, если пострадали тысячи людей. Согласно наиболее убедительным данным, в ходе ремонтных работ произошло возгорание, а затем чудовищный взрыв ангара, в котором с 2014 года хранилась конфискованная с поврежденного судна аммиачная селитра, так что речь идет о вопиющих нарушениях техники безопасности.

Сейчас многие в Ливане, и в этом есть большая доля истины, говорят, что в данной трагедии отразились недостатки ливанской действительности, существующие проблемы в государственных структурах, взаимодействии ведомств. Это были явный недосмотр и халатность соответствующих контрольных органов, хотя, как сообщалось, вопрос об утилизации взрывоопасной селитры регулярно ставился на повестку дня.
 
– Есть информация о развертывании международного содействия Ливану. Каков в это вклад России?
 
– Действительно, многие страны выразили намерение помочь в разных формах. С нашей стороны по линии МЧС направляются спасатели, полевой госпиталь, лаборатория для тестирования на коронавирус, а также продукты питания.
 
– В Ливане с октября прошлого года до весны проходили массовые акции с требованием кардинальных реформ. Но потом наступило затишье. Это произошло из-за ограничительных мер в связи с коронавирусом или были какие-то иные причины? И каковы перспективы развития ситуации в стране, учитывая, что протестное движение сопровождалось кризисом банковской системы и ухудшением материального положения населения?
 
– Действительно, проблемы никуда не делись, и по-прежнему Ливан находится у опасной черты, причем динамика остается негативной. Коронавирус безусловно ослабил общественную активность. Однако, на мой взгляд, сыграло свою роль и то, что протестное движение не предложило согласованной программы преобразований. Выдвинутый с самого начала лозунг о смене всего политического класса звучал вроде бы как воплощение народных чаяний о переменах, а фактически означал призыв к восстанию. Причем достаточно быстро начались беспорядки, столкновения провокаторов с правоохранителями. В результате значительная часть участников манифестаций ушла с улиц, не желая ассоциироваться с погромщиками, невольно подыгрывать тем, кто стремится разжечь смуту.

Но верно и то, что если процесс деградации не прекратить, то дело может дойти до еще более масштабной волны протестов с непредсказуемыми последствиями. При этом поступает информация о подозрительной активности в ряде районов страны – оживление радикалов, поступление им денег и оружия. В то же время следует подчеркнуть, что армия и органы безопасности остаются надежными гарантами стабильности, не вмешиваясь в политические распри.
 
Действующая власть в лице, прежде всего, правительства Хасана Диаба пытается осуществлять кризисное управление путем решения самых срочных вопросов. Но постоянно находится под жесткой критикой со всех сторон. Это понятно, поскольку кризис имеет комплексный характер. У правительства хватает денег только на поддержание цен на товары первой необходимости. Курс ливанского фунта упал к доллару в несколько раз. Счета вкладчиков в банках практически заморожены. Электричество дают по несколько часов в сутки.
 
Президент Мишель Аун призвал наладить национальный диалог для обсуждения основных насущных проблем, но пока смогли собраться в основном только его союзники. Даже под угрозой распада страны политики не могут найти общего знаменателя позиций. Есть попытки представить кризис в стране исключительно в качестве результата деятельности нынешней власти. Такой подход выхолащивает сущность проблем Ливана, которые обусловлены, в первую очередь, существованием конфессиональной системы. Еще в Таифских соглашениях 1989 года отмечалась необходимость упразднения конфессионализма. Но движения в этом направлении нет, хотя именно конфессионализм препятствует борьбе с коррупцией, независимости судебной системы.
 
– Если задача остановки движения к краху вообще решаема, то что для этого надо задействовать в первую очередь?
 
– В центре внимания всех – вопрос о финансово-экономических реформах. Есть соответствующий план правительства, есть предложения банков, экспертов. Суть состоит в том, чтобы прояснить реальное состояние дел, особенно в сфере финансов, и начать осуществление конкретных шагов по оздоровлению экономики. Неотложный характер имеет выправление положения в электроэнергетике.
 
Надо принимать во внимание, что если раньше Ливан стабильно на протяжении многих лет получал иностранную помощь, то в настоящее время этот источник перекрыт. Чтобы вновь открыть каналы содействия, в том числе по линии курируемой Францией конференции "Кедр", идут переговоры с Международным валютным фондом. Но пока существенного прогресса не достигнуто. В этой связи западные партнеры упирают на то, что ливанцы, мол, слишком медленно проводят реформы. В свою очередь премьер-министр Диаб высказал мнение, что дело не в этом, а в том, что пока на международном уровне вообще не принято принципиального решения о возобновлении помощи Ливану. Вообще-то говоря, это близко к истине, поскольку соответствует настороженному отношению США и их арабских союзников к ливанскому правительству, которым, как они считают, руководит "Хезболлах".
 
– К тому же США продолжают санкционное давление. Как с этим обстоит дело, каковы перспективы?
– По замыслу американцев санкции должны так или иначе задевать "Хезболлах", наносить ей ущерб. Но в финансовой сфере повлиять на нее не могут, потому что у партии нет счетов в банках. Так что речь идет о том, что могут пострадать те, кого "назначат" в качестве лиц или организаций причастных к деятельности "Хезболлах". Периодически поступают сигналы о грядущих рестрикциях в отношении политических союзников "Хезболлах". В общем, американцы скорее всего будут продолжать искать способы для повышения эффективности ограничительных мер. Но надо учитывать, что эти попытки будут вести к ухудшению общей ситуации в Ливане, в то время как позиции "Хезболлах" наверняка лишь усилятся.
 
– В последнее время получила известность идея развивать сотрудничество Ливана на "восточном направлении". Это можно рассматривать как альтернативу застопорившимся отношениям с Западом и Заливом?
 
– Ни в коем случае это не альтернатива, а подтверждение того, что Ливан нуждается в развитии сотрудничества по всем направлениям. Причем это его историческое состояние – быть связующим звеном цивилизаций и пунктом транзита от Средиземного моря вглубь Аравийского полуострова.

В первую очередь речь идет, конечно, о Сирии – ближайшем восточном соседе, значение связей с которым нельзя переоценить. Конфликт в Сирии тяжело сказался на Ливане. В страну пришло более полутора миллионов беженцев, на ливанскую землю проникли террористы. Сейчас ситуация изменилась, и появились возможности для восстановления стратегически важных для обеих стран связей, а также для возвращения сирийских беженцев на родину. Правда, реализация всех этих возможностей остается под вопросом. В частности, пресловутый "закон Цезаря" в США, накладывающий санкции на тех, кто сотрудничает с Сирией, может существенно притормозить процесс укрепления ливано-сирийского взаимодействия.

Далее на востоке Ирак и Иран, которые могут многое предложить Ливану в рамках взаимовыгодного сотрудничества, в том числе закупать широкую номенклатуру товаров. Наконец, следует указать на усиление внимания Китая к Ливану, в первую очередь, в плане перспектив реализации инфраструктурных проектов. Вот это и есть "восточное направление", и если тему не политизировать, то она звучит вполне прагматично и позитивно с точки зрения национальных интересов Ливана.
 
– А где в этом случае место России?
 
– Россию как правило причисляют к "восточному направлению" из-за нашей активной роли в Сирии и широкого поля взаимопониманий с Китаем по международной повестке дня. Вместе с тем, все это достаточно условно, и каждый имеет свои специфические возможности. Уверен, что российские компании способны активно работать в Ливане в ключевых отраслях. Причем в последние годы есть два хороших примера такой работы: "Новатэк" участвует в консорциуме по разведке углеводородов на Средиземноморском шельфе, "Роснефть" получила в операционное управление терминал по хранению нефтепродуктов.
 
– Не могу не спросить о ситуации между Ливаном и Израилем. Регулярно происходят обострения вдоль "голубой линии". Вот и в эти дни обстановка неспокойная. Главная забота у всех – не будет ли новой войны?
 
– Всплески напряженности возникают в случае, если "Хезболлах" несет потери в результате израильских налетов на объекты в Сирии. Сейчас именно так и произошло – был убит член "Хезболлах" в зоне аэропорта Дамаска. За это по "правилам игры" полагается адекватный ответ, который израильтяне ждут. В такой нервной обстановке произошел израильский обстрел ливанской территории в районе Ферм Шебаа вроде как по лицам, пытавшимся пересечь "голубую линию". Однако "Хезболлах" это опровергла. Так что пока напряженность сохраняется, каждый день есть тревожные сообщения. Поэтому главное сейчас – не допустить эскалации.
Что касается крупного военного конфликта, то в нем не заинтересованы вовлеченные стороны. Есть спекуляции, что, мол, либо Израиль, либо "Хезболлах" решат взорвать обстановку, чтобы отвлечь от внутренних проблем, существующих у тех и других. Однако с учетом огромного ущерба, который был бы нанесен обеим сторонам, масштабная конфронтация усугубила бы ситуацию для всех, трудности для всех только бы возросли.
 
– К тому же ВСООНЛ (временные силы ООН в Ливане – ред.) внимательно отслеживают развитие событий и оказывают сдерживающее влияние. Как известно, есть идеи расширить их мандат, как к этому относятся непосредственно вовлеченные стороны?
 
– Мы ориентируемся, в первую очередь, на позицию Ливана как страны, в которой располагаются ВСООНЛ. Ливанцы не хотят менять мандат, исходя из того, что силы ООН хорошо справляются с возложенными на них задачами, содействуют поддержанию стабильности. Что касается резолюции 1701 СБ ООН, то фиксируются ежедневные нарушения ливанского суверенитета израильтянами, особенно в воздушном пространстве. Если же попытаться, как этого хотят американцы и израильтяне, возложить на ВСООНЛ проведение прочесывания на юге Ливана везде, включая объекты частной собственности, то это неминуемо привело бы к трениям с местными жителями. Россия же заинтересована в том, чтобы ВСООНЛ и впредь контролировали обстановку без проблем.
 
– В связи с чудовищным взрывом в порту Бейрута почти сразу появились признаки возможного политического использования новой ситуации. С одной стороны, раздаются призывы к сплочению, как внутри Ливана, так и внешним сторонам в интересах скорейшего преодоления последствий трагедии. С другой стороны, высказываются опасения, что в условиях шока в ливанском обществе и мировом сообществе произойдет обострение противоречий. Какой сценарий, на ваш взгляд, более вероятен?
 
– Нет сомнений, что и одно, и другое присутствуют на общественно-политической арене и в информационном поле. То есть все делают заявления в поддержку Ливана, многие направляют помощь в том или ином виде, выражают надежды, что в беде люди объединятся. Реальность другая, и важно четко отслеживать обстановку на предмет того, чтобы под прикрытием гуманитарного бедствия не произошло вмешательство во внутренние дела Ливана. Сейчас раздаются голоса фактически в пользу интернационализации ливанской проблемы. Это опасный путь, который лишь еще больше обострит ситуацию. Россия, в свою очередь, сразу направила помощь без какого-либо политического подтекста.

Источник: РИА Новости

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Александр Засыпкин:
Все статьи автора
"Ливанская война"
Все статьи темы
Последние комментарии
Дегустатор ядов
Новый комментарий от Русский Сталинист
2020-10-11 15:25
Прививаться или не прививаться?
Новый комментарий от Георгий Н.
2020-10-11 14:57
Что будем отмечать: «Разгром белых», «Русский Исход», или?
Новый комментарий от Андрей Козлов
2020-10-11 14:48
Учиться у Сталина
Новый комментарий от р.Б. Алексий
2020-10-11 14:40
Начать движение к истокам
Новый комментарий от Александр Волков
2020-10-11 14:38
Глушат «азербайджанскую партию», а что с остальными диаспорами?
Новый комментарий от Русский Сталинист
2020-10-11 07:35
«Ватикану следует пересмотреть кадровую политику»
Новый комментарий от электрик
2020-10-10 21:57