Конец Черногории

Конец Черногории

5 июня сего года Республика Черногория, небольшое балканское государство, население которого составляет не более 650 тысяч человек, станет членом Североатлантического альянса. Все 28 стран-членов НАТО ратифицировали протокол о вступлении Черногории в альянс, и, хотя некоторые формальности ещё нуждаются в согласовании, генсек НАТО Йенс Столтенберг уже поздравил черногорского премьера Душко Марковича с «эпохальным событием». Политический курс, проводившийся бывшим премьером Мило Джукановичем и его ближайшим окружением (Душко Маркович, президент Филипп Вуянович и др.), несмотря на сопротивление значительной части черногорского народа, восторжествовал. Бесповоротно и окончательно? Истории, конечно, известны примеры выхода государств - членов НАТО из военной организации этого блока (Франция, Греция), но вряд ли такого можно ждать от Черногории: ей указали на её место на саммите НАТО 25 мая.

Диктатура Джукановича, или Крёстный отец

Несмотря на то, что в протесты против НАТО вовлечены значительные массы населения Черногории, практически вся интеллигенция, люди самых разных политических воззрений, от ультра-либералов до патриотов-традиционалистов, режим личной власти Джукановича выглядит очень солидно.

Мило Джуканович находился у власти в Черногории (премьер союзной республики в составе Югославии, премьер независимой республики, президент, министр обороны и т. д.) в общей сложности 26 лет. Сейчас, после активных протестов в последние два года, он «ушёл в тень», уступив бразды правления своим давним товарищам Марковичу и Вуяновичу. При этом Джуканович остаётся лидером правящей партии, Демократического союза социалистов Черногории. И это несмотря на то, что за четверть века у власти Джуканович донельзя погряз в скандалах. Против него возбуждались связанные с контрабандой уголовные дела в соседней Италии, сербские и оппозиционные черногорские СМИ прямо называют его одним из «крёстных отцов» балканского преступного мира. 

В чем же всё-таки секрет непотопляемости Мило Джукановича, что позволило ему подвести страну к вступлению в НАТО и ЕС, несмотря на неодобрение этого курса большинством населения? Ответ - в экономике. По данным на 2013 год, валовой внутренний продукт Черногории составил 7.4 млрд. евро, из них 64 % ВВП пришлись на сферу услуг. Под «сферой услуг» понимаются в первую очередь туризм, связанная с ним торговля недвижимостью в курортной зоне и т. д. Доля поступлений от туристического кластера в бюджете Черногории неуклонно растёт; по мнению черногорских экспертов, сегодня туризм обеспечивает более 70 % ВВП страны. Такая монопрофильная экономика чрезвычайно нестабильна и всецело зависит от мировой конъюнктуры. 

О «революционном» воздействии туризма

Вспоминается Джон Коерт Кэмпбелл, двадцать с лишним лет проработавший в Госдепе США, а затем возглавлявший Совет по международным отношениям. Автор полдюжины работ по американской внешней политике, в основном в Центральной и Юго-Восточной Европе и на Ближнем Востоке, Кэмпбелл написал в 1967 году книгу о социалистической Югославии «Особый путь Тито», в которой дал сбывшийся впоследствии прогноз: Югославию погубят нерешённые национальные противоречия (прежде всего, между сербами и хорватами), кредиты (Иосип Броз Тито брал их везде, где мог, не думая о том, кто и как будет их возвращать), а также - этот пункт звучал неожиданно - ТУРИЗМ. «Туризм в современной Европе способен стать более революционизирующей силой, чем марксизм...» - писал Кэмпбелл. 

Как раз эти рассуждения о туризме в приложении к современной Черногории нас и интересуют. Кэмпбелл указывает, что через туризм население Далмации и черногорского Приморья всё больше вовлекается в контакты с Западом. Это ведёт к проникновению западных ценностей в социалистическое государство, но «революционность» туризма для стран Восточной Европы, по Кэмпбеллу, заключается не только и не столько в подрыве идеологической монополии власти. Бурно развивающийся туризм меняет ментальность вовлечённого в него местного населения, меняет приоритеты, представления о хорошем и плохом, полезном и вредном. Родной язык и собственная история для вовлечённых в туризм групп населения становятся всё менее значимыми.

В прогнозы Джона Кэмпбелла мы можем внести лишь одну коррективу - туризм подмял под себя не только черногорское Приморье, а вообще всю Черногорию. Построенные в годы социализма промышленные предприятия в основном простаивают. Жители внутренних районов страны, бывших промышленных центров - Никшича, Даниловграда и др., находятся на грани выживания, процветают лишь туристическое Приморье и существующие за его счёт правительственные структуры, разместившиеся в Подгорице и Цетинье. В аграрном секторе развивается только производство вина, но и то во многом на привозном сырье. Качество этого вина, особенно в экспортном варианте, оставляет желать много лучшего, поэтому запрет Роспотребнадзором ввоза в Россию черногорского вина (26 апреля 2017 г.) можно только приветствовать... 

Котировки валют вместо поэм Негоша

На наших глазах за двадцать пять лет с 1991 года целое европейское государство, пусть и не самое крупное, превратилось в туристическую обслугу. Здесь, безусловно, сыграли роль экономические санкции, введенные Западом против Союзной Республики Югославии в 92-м году - при режиме санкций развивать тяжёлую индустрию не выгодно, в отличие от туризма. Не стоит сбрасывать со счетов и склад ума черногорцев, которые и сами любят подшучивать над своей неторопливостью, созерцательностью, а иногда просто ленью. На эти привычки прекрасно ложится паразитический принцип «мы сидим, а денежки идут», по которому во многом существует туристический бизнес в стране. В «дотуристические» времена эти неторопливость и созерцательность уравновешивались памятью о доблестных предках, готовностью с оружием в руках отстаивать свою веру и самобытное существование; туризм же превратил национальную самобытность черногорцев в аттракцион на потребу публике. 

Даже отделение Черногории от Сербии в 2006 г. можно рассматривать как триумф туристической ментальности над здравым смыслом. «Какой нам прок от сербов? Мы делимся с Белградом доходами от туризма, а могли бы всё оставлять себе... А сербы к нам отдыхать как ездили, так и будут ездить, деться-то им некуда...» - так рассуждали те 55% населения Черногории, которые проголосовали за выход из состава СРЮ в 2006 г. Излишне говорить, что туристическое Приморье голосовало в основном за выход, а черногорский хинтерланд, внутренние районы страны, - против. Победа была одержана одним процентом голосов, что не выходит за рамки статистической погрешности. 

Не случайно на митингах оппозиции в черногорской столице так часто звучат призывы «вспомнить славных сынов Черногории», «вспомнить героические времена борьбы с турками», «не предавать наследие Петра Петровича Негоша» (черногорского митрополита и светского владыки, просветителя и поэта). Призывы эти понятны, но, к сожалению, не очень действенны - жители внутренних районов страны всё это и так помнят, а у туристической обслуги из Приморья чтение котировок валют давно заменило поэмы Негоша. Туристическому кластеру даже вреден «избыточный» патриотизм, как вредны для туристической сферы любые политические и экономические встряски.

Собственно, на этом и основывается власть Джукановича - на представительстве интересов «туристической» части Черногории, на сохранении статус-кво любой ценой. То, что развитие страны по «туристической» модели в конечном итоге ведёт к полному размыванию национальной идентичности, к превращению государства в придаток гостиничных трестов типа «Хайятт» или «Хилтон», - не имеет значения до тех пор, пока «денежки идут». 

Вторая опора режима Джукановича - выращенный за двадцать пять лет паразитический класс лояльных ему госслужащих. Достаточно посмотреть на шикарное пятиэтажное здание посольства Черногории в Париже, на бульваре Сен-Жермен, чтобы понять, почему черногорский МИД будет всегда лоялен режиму «крёстного отца». 

Вывод из всего этого таков, что смена режима Джукановича может произойти лишь вследствие ломки всей системы социально-экономических отношений, существующих сегодня в Черногории. А это значит, что должны быть сломаны коррупционные схемы в области туризма, и, что ещё более важно, туризм должен перестать служить фактически единственным источником бюджета. В этом случае власть перешла бы от Приморья к внутренним районам, где сосредоточены основная масса жителей, вся индустрия и сельское хозяйство. Если этого не произойдёт, то мы, вероятно, увидим уход Джукановича и с поста руководителя правящей партии (для Запада его фигура не очень удобна), но тогда государство и партию попросту возглавит очередной джукановичевский назначенец. У монопрофильного туристического государства, каким стараниями Джукановича стала Черногория, просто нет другого пути, кроме вступления в ЕС и НАТО. 

* * *

В заключение несколько слов от себя и о себе. Черногорская проправительственная пресса не раз обвиняла меня в содействии государственному перевороту в этой стране с целью свержения Джукановича. Официально заявляю: в подготовке переворота не участвовал, ни с кем из заговорщиков лично знаком не был. И вообще, серьёзно сомневаюсь в том, что подготовка так называемого переворота имела место. Все доступные сегодня источники свидетельствуют о том, что «переворот» был инсценировкой черногорской службы безопасности. При этом я противник Джукановича и того, во что он превратил Черногорию, потому что люблю эту страну и как историк хорошо знаю, какой она была ещё совсем недавно. Храбрость и гордый дух черногорского народа воспеты многими русскими поэтами, от Пушкина до Высоцкого; именно в этом качестве - гордого, непоколебимо стойкого народа - вошли черногорцы в русскую культуру. Горько сознавать, что и национальную гордость, и историческую память у черногорцев отняли, да и саму страну скоро могут переименовать в Монтенегро - для туризма так лучше.

 

Источник

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Никита Бондарев:
Все статьи автора
Последние комментарии
«Екатеринбургские останки». Тени не гасят солнца
Новый комментарий от Русский Иван
2020-05-29 14:18
«Екатеринбургские останки» вновь на повестке дня
Новый комментарий от Русский Иван
2020-05-29 14:11
Цусимский бой в историческом интерьере
Новый комментарий от Русский Иван
2020-05-29 14:05
Не ожидал
Новый комментарий от Наблюдатель
2020-05-29 13:31
Ахиллесова пята России
Новый комментарий от Русский Сталинист
2020-05-29 13:29
ПАСЕ, или Не её это собачье дело
Новый комментарий от Владимир Петрович
2020-05-29 13:06
Отыгрываться на студентах – низко
Новый комментарий от Русский Сталинист
2020-05-29 12:02