В стоянии с Богом

Памяти игумении Печского монастыря Февронии (Божич)

Наталья Батраева 
0
28.12.2015 298
28 декабря 2015 года - 40 дней с кончины игумении Февронии (Божич; 29 сентября 1921 - 19 ноября 2015). Большая часть ее долгой земной жизни была связана с Печской обителью - древней кафедрой сербских епископов и патриархов, одним из самых значимых монастырей Сербии и, пожалуй, одним из самых многострадальных, ибо расположен он в Косово - этим всё сказано. Но и в самые тяжелые дни мать Феврония сохраняла ту особую невозмутимость души, которая бывает у людей, твердо верящих: с ними Бог, Он не оставит. Вечная память!
Игумения Феврония (Божич)
Игумения Феврония (Божич)

Матушка Феврония... Игумения... Настоятельница единственного в Сербии ставропигиального монастыря, где проходит интронизация вновь избранных патриархов Сербских. Человек, без остатка положивший свою жизнь к ногам Христовым.

Мне она запомнилась молчаливой, сдержанно-сосредоточенной, одобряющей издалека. Матушка держалась так, будто боялась пролить содержимое драгоценного сосуда, заключенного где-то глубоко внутри. Наверное, таков истинно-смиренный человек.

Впервые я попала в Печ Патриаршую почти 10 лет назад. Практически ничего не зная о Косово, с двумя русскими подругами я беспечно ворвалась в этот древний край, чтобы навсегда оставить здесь частичку своего сердца.

Беззаботное, в сущности, путешествие потеряло свою легкость одновременно с пересечением границы - и не только разрушенные дома, обилие мусора и присутствие натовских военных всех рас послужило этому причиной. Нет, не только - вернее, не столько это. Сам дух, завладевший древней сербской землей, исключал веселье. Никогда, приезжая в Косово впоследствии, я не чувствовала столь остро этого мученического духа, намертво схлестнувшегося с сатанинским.

Косово, Печская Патриархия. Фото: Наталья Батраева
Косово, Печская Патриархия. Фото: Наталья Батраева

Я бродила по двору Печи, с тоской смотрела на наблюдательные вышки, колючую проволоку, караулы итальянцев

Наш проводник в Сербскую Святую Землю направился прямиком в Печ Патриаршую. Признаться, тогда я немного струхнула (памятуя об опыте пребывания в женском монастыре в России), это чувство усилилось, когда на пропускном пункте перед обителью у нас забрали паспорта. Я бродила по двору, с тоской смотрела на наблюдательные вышки, колючую проволоку, караулы итальянцев - не радовали меня даже их смешные красные колпаки с подпрыгивающими помпонами (часть формы итальянского подразделения КФОР (НАТО) - вылитые Пиноккио). Мы оказались, как мне тогда виделось, не только заложниками в сербском гетто... «Засмиряют до смерти», - вертелась назойливая мысль.

Легкомысленной прихотью своей залетевшие не только в КиМ (Косово и Метохию), но и саму Сербию - миновав автостопом несколько стран, - мы, простые «русскини», сидели с настоятельницей в парадной гостиной. Дежурная монахиня принесла кофе, а матушка Феврония ласково потчевала, пододвигая по ажурной вязаной скатерти то сербские «колачичи» (печенья), то вазочку с медом. Это позже пришла свобода в обществе сербских игуменов и архиереев, а тогда, с непривычки - мы были еще достаточно дики - простота эта вызывала шок. На трапезе нас попытались посадить во главе стола рядом с игуменией, и монахини, годящиеся в бабушки - и как позже оказалось, жившие в монастыре более полувека, - пододвинулись, уступая свои места. Мы были поражены и, не по-монастырски наотрез отказавшись, попытались убежать в конец длинного стола, но неумолимо были водворены на главенствующие места. Постепенно я «оттаивала», матушки, больше походившие на добрых тетушек, не дозволяли работать, относились с любовью и терпением, и принимать участие в их хозяйственных заботах приходилось «с боями».

Игумения Феврония неизменно присутствовала на всех службах. Она сидела, склонившись, вслушиваясь в ставшие частью ее самой молитвы, а позади на стене зимней капеллы виднелось ее изображение, написанное еще при жизни: патриарх Герман по правую руку от Пресвятой Богородицы, игумения Феврония - по левую. И ни у кого не возникало мысли, что силуэты их появились здесь необдуманно или преждевременно.

Фреска. Фото: Наталья Батраева
Фреска. Фото: Наталья Батраева

В следующие годы, когда я наведывалась в Печ, мать Феврония, произнеся неизменное: «Добродошли!», со всегдашней своей молчаливой приветливостью благословляла жить в верхних гостевых комнатах столько, сколько было надо для завершения очередного моего косовского дела.

Вечер 16 февраля 2008 года - накануне провозглашения албанцами независимости Косова - я буду помнить до конца жизни. Тогда в гостиной монастыря, при колеблемом неярком свете свечей (электричество отключили), мы, не зная, что будет дальше из-за стремительности событий, пытались понять, что принесет будущее. Тревога пронизывала не только воздух - искажала лица, врывалась в души, парализуя их страхом. «У меня есть только Бог и Евангелие», - сказала тогда мать Варвара. И никогда, наверное, я не чувствовала столь остро истинности этих слов: искать защиты мы могли только Там, отверстость небес ощущалась физически.

Я внезапно поразилась неотмирному спокойствию матушки Февронии. Нет, это не была тоска обреченности

Позже, когда Косово забурлило - албанцы упивались своей победой, а сербы стали выходить на митинги, - в Печи собрались архиереи и «верники» (верующие). Внутри меня всё клокотало от ощущения собственного бессилия и чувства непоправимости происходящего - бездействие казалось сродни преступлению. Делать - что угодно, - но только делать, не оставаться в казавшемся тогда предательским покое. И посреди всего этого клокотавшего, когда обуревал отнюдь не «дух мирен» (я готова была примоститься где-то с краю, если бы сербы решили драться), я внезапно поразилась неотмирному спокойствию матушки Февронии. Нет, это не была тоска обреченности... Она невозмутимо сидела среди епископов и, как всегда, была немногословна. А уж кому, как не ей - не только свидетелю, но и участнице всех скорбных событий последних десятилетий, - было прочувствовать всю боль от свершившейся несправедливости. Я помню, тогда мне хотелось плакать, плакать бессильными и отчаянными слезами.

Богоявление. Освящение воды. Фото: Наталья Батраева
Богоявление. Освящение воды. Фото: Наталья Батраева

Даже день своего 33-летия (рубеж, значимый для каждого человека) я встретила в Печи. Совпадающий с Крещенским сочельником, ознаменованный строгим постом и многими службами, он переживался мною во внутреннем одиночестве. Тогда я никому не сказала, что вступаю в пору зрелости, но навсегда сохранила в памяти то чувство свершившегося перехода, сотканное из запаха ладана, погремушечного, чуть альтового звука кадила и полумрака старинных церквей, где, пытаясь унять дрожь от холода (храмы летние, не отапливаемые), я пыталась раствориться во времени навсегда остановившейся здесь истории.

Разрозненные картины восстают из памяти, когда я пытаюсь воскресить образ игумении. То вижу ее удивленный, без тени укоризны взгляд, когда, произведя неподобающий случаю шум, поднимаюсь с земли, свалившись посреди Великого водосвятия на монастырском дворе: от излишнего рвения его запечатлеть, не заметила торчащий позади розовый куст. То ослепляюще солнечный зимний день, когда, проводив митрополита Черногорского Амфилохия, застыла игумения и сестра ее с иконками Рублевской Троицы в руках, - и миг этот, с отразившимися друг в друге родными сестрами-монахинями - настолько они были похожи внешне и жестами, - запечатлела причудливая прихоть в долю секунды опускающегося затвора фотоаппарата.

Сестры. Фото: Наталья Батраева
Сестры. Фото: Наталья Батраева

Только что я узнала, что мать Феврония умерла...

Казалось бы, сама фамилия ее - Божич - предопределила земной путь еще при рождении. И излишни здесь умственные выкладки. Тиха грусть здесь, в России, за тысячи километров от Косово и Печ Патриаршей, тиха и радость от прихода еще одной души туда, куда стремилась она все свои долгие годы. Стремилась в пылающей ризнице, когда, невзирая на опасность, заботилась не о сохранении собственной жизни, а о спасении вверенных ей святынь; во время хозяйственных и иных хлопот по налаживанию жизни и возрождению женского монашества (вытравленного турками) в древнейшей святыни. Во все эти скорбные и другие потаенные, неведомые нам, радостные моменты шла матушка по единственно верному, ей одной ведомому пути к Тому, Кто составлял средоточие ее жизни. Не скопила, не оставила видимых личных богатств кроме нового конака (келейного корпуса) и колокольни, построенных в Патриаршей, сохраненных, не разрушенных и не спаленных храмов, крепкого сестричества, среди которого неспешно протекала и завершилась ее жизнь, и памяти о себе, разбросанной, будто драгоценные кусочки смальты по всему миру, собирающейся из всего этого разнородного многоголосья в яркую образную мозаику.

В Косово говорили, что патриарх Павел (бывший владыка Косовский), мать Феврония, игумения Печи Патриаршей, да мать Евфросиния, игумения Грачаницы, - три истинных столпа Православия. Столпы, простирающие - переходящие от Земли на Небо.

Вечная память матушке Февронии. Вечная память в селениях праведных, пополнившихся еще одной светлой душой.

Наталья Батраева

http://www.pravoslavie.ru/89170.html

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; Челябинское региональное диабетическое общественное движение «ВМЕСТЕ»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне.

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:
Наталья Батраева
Донецкая Вратарница. Документальный фильм
+ книга. Донбасская трилогия. Фильм первый
28.04.2021
В стоянии с Богом
Памяти игумении Печского монастыря Февронии (Божич)
28.12.2015
Два друга
Косовские зарисовки
18.02.2014
Все статьи Наталья Батраева
Последние комментарии
Мог ли ошибиться следователь Николай Соколов?
Новый комментарий от Анатолий Степанов
27.10.2021 20:51
Валдайская шкатулка: приглашение к идеологии
Новый комментарий от С. Югов
27.10.2021 19:41
Зачем Дмитрий Киселев оскорбил Марию Шукшину?
Новый комментарий от Игорь Фунтов
27.10.2021 19:37
Православные антидержавники активизировались
Новый комментарий от С. Югов
27.10.2021 19:33
Дерзость нацменов прогрессирует день ото дня
Новый комментарий от Русский Иван
27.10.2021 19:32
«Нам осталось только принять соответствующее решение»
Новый комментарий от Русский Иван
27.10.2021 19:17
Каждый третий – Стенька Разин, каждый пятый – Пугачёв!
Новый комментарий от Русский Иван
27.10.2021 19:02