Два друга

Косовские зарисовки

Наталья Батраева 
Косово 
0
18.02.2014 137
Пожилой человек с грустными глазами, склонив голову, сидел в гостиной монастыря Печ Патриаршая. Тяжело, честно прожив жизнь и вырастив троих сыновей, под старость скитаться по квартирам вдали от родных мест.

Мог ли он подумать в счастливое время второй половины ХХ века, что так будет не всегда? Мог ли предположить, что толстые стены его дома будут разрушены, а добротное, на протяжении многих лет организованное хозяйство, разорено? Тогда все казалось незыблемым. Сейчас, приехав в родные края, Вукое Марковичу стоило большого труда добраться в село, где находятся его дом и земля...

Вукое Маркович. Фото: Н. Батраева / Православие.Ru
Вукое Маркович. Фото: Н. Батраева / Православие.Ru

Путь пролегает по проселочной дороге в стороне от основной автомагистрали, через опустевшее село, где жили цыгане, как и сербы, изгнанные из родных мест. Позади возвышается живописная горная гряда, припорошенная снегом. Совсем по-весеннему греет яркое февральское солнце. В селе Лаго муниципалитета города Печ находится родовая усадьба семьи Маркович. Полтора гектара земли, дом, гараж для машин и сельхозтехники, коровник, искусственный водоем для разведения рыбы - так выглядело хозяйство отнюдь не самого зажиточного, но непременно работящего крестьянина в Югославии.

Вукое, по-хозяйски отбрасывая лежащий на дороге камень, приглашая нас войти...

Рассказ Вукое

На этой земле жили мои прадед, дед и отец. Я тоже родился здесь и прожил до 55 лет. Здесь женился. Здесь появились на свет мои сыновья.

Вукое Маркович в родном селе. Фото: Н. Батраева / Православие.Ru

До Второй мировой войны наше село насчитывало по 45 сербских и албанских дворов. При социализме число сербских семей осталось прежним, а албанских увеличилось в четыре раза. Несмотря на это, еще в 1960-70-х годах мы жили как братья и сестры, словно одна большая семья! Албанцы были нам хорошими соседями - мы вместе делили радость и горе: они приходили к нам на свадьбы, Крестную славу; нас приглашали на свои праздники. Если кто-то умирал - вместе хоронили и справляли поминки. Никто никого не трогал - я не припомню ни проблем, ни национальной вражды.

Наша семья вела большое хозяйство. Держали пять коров молочной породы, которые я привез из Швейцарии, разводили рыбу, выращивали овощи. Для обработки земли использовали трактор с необходимыми приспособлениями, плуг, круг для помола кукурузы. Я работал на фабрике «Печ» и сельхозпредприятии, работа начиналась с семи утра и продолжалась до трех-четырех дня - оставалось еще достаточно времени для себя. Жили в хорошем доме с гостиной и двумя спальнями - сейчас от него и других построек почти ничего не осталось...

В 1999-м наше село не пострадало от бомбардировок, основной удар пришелся по Печи. Тогда многие шиптары бежали в Черногорию и Албанию, но некоторые остались: если они не выходили из дома - практически не подвергались опасности, но если перемещались, могли быть ранены или убиты.

По окончании бомбардировок югославская армия покинула Косово, с ней бежало и большинство сербского населения, в том числе и наша семья. Сербы села Лаго больше не вернулись - лишь иногда мы наведываемся, смотрим на разоренное хозяйство... В округе сохранилось всего несколько сербских сел, благодаря людям, оставшимся в своих домах: Бело Поле, Цига, Брестовик, Лазовичи, Льош, Гораждевац.

Вукое Маркович внутри оскверненного храма Святой Троицы. Фото: Н. Батраева / Православие.Ru
Вукое Маркович внутри оскверненного храма Святой Троицы. Фото: Н. Батраева / Православие.Ru

В июне 1999 года, через десять дней после нашего ухода, из Черногории переправились никогда не жившие здесь албанцы (целая банда) - они разграбили все! Забрали скотину и оставшееся имущество, разрушили и сожгли дома. Им никто не препятствовал - НАТО не вмешивалось.

Сейчас мы с женой снимаем квартиру в городе Кралево на юге Сербии. Двое моих сыновей работают в полиции Косово, третий - инженер по профессии - на гидроэлектростанции на границе с Болгарией. Они все женаты, имеют детей, у каждого свое жилье. Мы с женой снимаем квартиру и платим 200 евро в месяц, в то время как мою землю уже восемь лет обрабатывает сосед-албанец Юзеф Мучкуртай. Он самовольно захватил и другие сербские участки, но мы ничего не можем сделать, закон нас не защищает - такие здесь порядки.

Но, несмотря ни на что, если у нас будет возможность вернуться - мы вернемся! Это наша земля! Здесь родились мои отец и мать, сестра и братья. Мы всегда жили мирно, и только политика все испортила и всех рассорила. Я не знаю, возможно ли сейчас жить вместе? Все зависит от государства: без уверенности в будущем, в своей безопасности, нам сложно вернуться.

Церковь Святой Троицы

На окраине села Лаго находится старинное православное кладбище, о возрасте которого свидетельствуют древние каменные кресты. Здесь, перед храмом, похоронены отец и дяди Вукое, чуть поодаль покоится мать. Сейчас все надгробия осквернены и разрушены. Кладбище постепенно и целенаправленно превращается в свалку. Над памятниками сербских полицейских, убитых албанцами, вандалы поработали с особой жестокостью: надгробные плиты и фотографии разбиты на мелкие куски, изображения лиц уничтожено. Когда один из вскрытых склепов родственники стали приводить в порядок, то не обнаружили головы лежащего там человека.

Церковь Святой Троицы и сербское кладбище. Фото: Н. Батраева / Православие.Ru
Церковь Святой Троицы и сербское кладбище. Фото: Н. Батраева / Православие.Ru

Церковь Святой Троицы, стоящую там же, возводили всем миром на фундаменте храма XVI века. Битая черепица и строительный мусор под ногами, закопченные стены с надписями, выщербленные окна... Вукое, сгорбившись, заходит в алтарь, где от Святого Престола остался только каменный столб, да скинутая поперечная плита. Он зажигает свечу и, осенив себя крестным знамением, ставит ее на место принесения Бескровной Жертвы.

В альтаре церкви Святой Троицы. Фото: Н. Батраева / Православие.Ru
В альтаре церкви Святой Троицы. Фото: Н. Батраева / Православие.Ru

- Я руководил строительством этого храма: каждый камень здесь трижды прошел через мои руки. Строили на деньги поселковых властей и пожертвования простых людей: собирали от дома к дому в трех муниципалитетах: Печ, Клина, Исток и частично в Ораховце. Многие люди здесь потрудились, причем, местные албанцы помогали наравне с сербами. В три года завершили строительство, освятили, подготовили стены к росписи (сразу не хватило денег), но всего через год, в 1999-м, ее осквернили и подожгли. Причем, те, кто это сделал, пришли со стороны и никогда здесь не жили. Принимали ли в этом участие местные албанцы, я не знаю.

Юсуф

Мы стояли посреди растерзанного кладбища. Я задавала вопросы и записывала наш разговор, и вдруг боковым зрением увидела идущего по дороге молодого албанца (сербов в этом районе нет), через некоторое время он прошел обратно, пристально глядя на нас... Предательски заныло где-то внутри - мы находились далеко от города, полиции и основной автомагистрали.

Разбитые могильные плиты на сербском кладбище. Фото: Н. Батраева / Православие.Ru
Разбитые могильные плиты на сербском кладбище. Фото: Н. Батраева / Православие.Ru

Далее последовала сцена в лучших традициях голливудского жанра... Не прошло и пяти минут, как в нашу сторону на полной скорости неслась машина с албанскими номерами... Когда она резко и с разворотом затормозила, все замерли (помимо Вукое, наша «съемочная группа» состояла из девушки Людмилы и водителя-серба). Как в замедленном кино увидела я распахнувшиеся двери и бегущих в нашу сторону мужчин... Я не шевелилась. Мозг лихорадочно просчитывал варианты поведения, тело же бездействовало, понимая всю тщетность любых усилий. Окинув взглядом развороченные могилы, я подумала, что более подходящего места для неожиданной встречи трудно сыскать: в случае неудачного исхода найдут нас нескоро, если вообще найдут...

Каково же было мое удивление, когда Вукое, пристально вглядевшись в бегущих, бросился навстречу, и они по-дружески обнялись.

Вукое с албанцем и его сыном
Вукое с албанцем и его сыном

Оказалось, что старший из албанцев - Юсуф, друг Вукое! Много счастливых дней насчитывало их общее детство в той, другой жизни... Переходя с сербского языка на албанский и с албанского на сербский, они обменивались новостями, в нетерпении перебивая друг друга:

- Как ты? Семья? Соседи? Ахмед жив? - скороговоркой спрашивал Вукое.

- Жив, но плохо себя чувствует. Как твои жена и дети? - вопросом на вопрос отвечал Юсуф.

- Хорошо! Ты когда вернулся из-за границы?

- Три или четыре года назад.

- Это - твой сын? - показал Вукое на молодого рослого парня...

Диалог длился бесконечно. Тени прошлого, восстав из небытия, показывали пример истинности добрососедства и искусственности развязанной вражды. Если люди не хотят убивать друг друга, их надо заставить, и тогда мир качнется в ином, кем-то заданном направлении...

- Я помогал строить эту церковь от фундамента до крыши, как и многие другие албанцы нашего села, - показывает Юсуф на храм. - Разрушение церкви - это вандализм! Пришли чужие люди и сделали это... я не жил здесь тогда: 12 лет провел в Германии. Я родился в этом селе, наши отцы, деды, прадеды жили вместе. Мы 30 лет дружили с Вукое! Вместе играли в футбол, ходили на рыбалку, работали. Наши семьи никогда не имели проблем друг с другом, мои дети постоянно находились в его доме и наоборот. Я очень обрадовался, когда узнал о его приезде и поспешил повидаться и обменятся телефонами. Я каждый год езжу в Сербию, и очень хотел бы увидеть всю семью: Драгана, Мича, Сашу, Лазо, Ацу, Ранко, Бранко, Зорана... Пойдемте, выпьем кофе у меня.

Мы отказались. Не знаю, насколько искренне было это предложение - очень хочется верить, что говорил Юсуф от чистого сердца! Символична показалась мне эта встреча двух разных людей, предки которых из поколения в поколение в мире и согласии жили в одном селе.

* * *

На сербском кладбище. Фото: Н. Батраева / Православие.Ru
На сербском кладбище. Фото: Н. Батраева / Православие.Ru

Во время работы над рассказом я приехала на дачу, где не была полгода, и сразу заметила изменения в пейзаже. Пригляделась: нет дерева, растущего под окнами. Причиной стала 40-сантиметровая полоска земли, захваченная соседями в мое отсутствие... И поняла я, что испытывает Вукое и другие сербы, наблюдая, как агаряне хозяйничают на землях отцов. И горько стало от того, что не в войну и не от нужды... а русские да у русских... Только и хотелось сказать: «Ну, а дерево-то за что?» Вспомнились сожженные сербские дома и дичающие земли - а ведь тоже думали, что на века...

Пусть кто-то возразит: нечестие было всегда! Но не стало ли оно массовым в последние годы? Не произошел ли переворот в имперском сознании русского человека, урезав его до восприятия своих соток и квадратных метров, лишив ощущения Родины? Не случилось ли уже невидимое Косово у нас в России, где живут коренные жители в духовных гетто и, перебегая от анклава к анклаву, конвоируют чувства и произносимые слова, а недруги тем временем, не спеша, пядь за пядью, ставят заборы на чужой земле.

Наталья Батраева
Фото автора

http://www.pravoslavie.ru/arhiv/68497.htm

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; Челябинское региональное диабетическое общественное движение «ВМЕСТЕ»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза».

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Наталья Батраева
Донецкая Вратарница. Документальный фильм
+ книга. Донбасская трилогия. Фильм первый
28.04.2021
В стоянии с Богом
Памяти игумении Печского монастыря Февронии (Божич)
28.12.2015
Два друга
Косовские зарисовки
18.02.2014
Все статьи Наталья Батраева
Косово
Все статьи темы
Последние комментарии
Очередной раздрай среди монархистов
Новый комментарий от В.Р.
04.05.2021 13:08
«Наше первое желание - видеть народ счастливым и довольным»
Новый комментарий от Серёга Чудиса
04.05.2021 12:37
О христианском смысле ковида
Новый комментарий от Наталия 2016
04.05.2021 12:13
Русский Христианский социализм – драгоценный трофей каббалистов?
Новый комментарий от Серёга Чудиса
04.05.2021 12:10
Очередной скандал в Донской митрополии
Новый комментарий от Денис
04.05.2021 11:25
Почему православные против «православного социализма»?
Новый комментарий от Русский танкист
04.05.2021 10:50
Сталин и Третий Рим
Новый комментарий от влдмр
04.05.2021 07:37