К выходу напрямую…

Из воспоминаний

Александр Стрижев 
0
02.03.2021 499

Весна 1989-го года. Повсюду в народе только и разговоров о переменах в России, ещё не свободной от гнёта властей. Москва всколыхнулась давно, ожили придавленные чувства былой истории Отечества. Благомыслящие люди задаются вопросом, как изменить наше бытие к лучшему, чтобы у себя ощущалась любовь к ближнему, чтобы жить в Боге и умножать некрадомые источники благополучия. Честные порывы души согревались мечтой о возврате монархического прошлого. Царское правление представлялось идеальным, вот и появились в народе глашатаи имперского переустройства бытия, с опорой на естественные начала добра в людях, на главенство правды в обществе. Люди мечтали, прикидывали и всецело пришли к мнению: только воцерковлённый верующий народ сумеет очиститься от скверны окаянства, с его соблазнами и посулами. Надо вернуться в свою историю, и войти в самих себя, жить по совести. А дарования и щедроты свыше непременно проявятся в людях честно, благодатно. Так думалось, и так мечталось многим. Растревоженная публика уже потянулась к отрадному утешению - к почитанию наследия предков.

В мае того памятного года мы в содружестве с Виктором Николаевичем Тростниковым наметили провести вечернюю встречу с москвичами. На двери районного клуба на Лесной улице повесили красочное объявление о начале нашего цикла монархических бесед под названием «Вглядываясь в лица…». Ведущими названы В.Н. Тростников и А.Н. Стрижев. Начальную беседу решили посвятить Царствованию Императора Павла Первого. С этого и начнём цикл бесед о мужском периоде царствования в России. Каждому Императору будет посвящён отдельный вечер со своей художественной подготовкой.

Затеяли всё сделать всерьёз, предварительно изучив малоизвестные документы и воспоминания современников монарха, очищая государственную личность от напраслины и клевет.

Прежде чем открыть публичные чтения в указанное в объявлении клуба время, мы сговорились с Тростниковым заранее съездить в Петербург, чтобы поклониться могиле Императора Павла Петровича в Петропавловской крепости, осмотреть святыни, конные памятники Императора-страдальца. Заодно тогда же я стал собирать молитвословия простых людей, обращённые к почитаемому Самодержцу, оставляемые на его гробнице, и те, что имели хождение по рукам. Духовное общение с Венценосной особой придало нам уверенность и смелость в начатом деле, наполнило смыслом собственные соображения, связанные с судьбой убиенной священной личности, с последствиями для её подданных. Клубок проблем затягивался всё туже.

И вот мы с Виктором Тростниковым в Москве, спешим в клуб на Лесной. Уже при входе заметил: народу набежала пропасть - будто в колокол ударили, таким необыкновенным оказался монархический вечер в Москве. Новость повергла горожан бывалых и молодых, верующих или только ступающих по дороге к храму. Не успел как следует оглядеться вокруг, как налетела стайка девушек-вострушек, посыпались ко мне вопросы: что же выбрали такое место для встречи, рядом тюрьма за каменной стеной? Бутырский изолятор на сто тысяч заключённых - об этом было известно всем. Поглядывая в окно, добродушно отвечаю вострушкам: «Ничего, милые, начнём отсюда, а закончим монархический цикл встреч ни где-нибудь, а в Колонном зале, в бывшем Дворянском собрании, в самом центре столицы». Улыбаются мои юные москвички, кто постарше слушают и добродушно помалкивают. А людей-то сколько, как уже сказал, набежало! Кто-то уместился на подоконниках, кто-то теснился в зале на стульях. На тюрьму уже не глядят, да и что увидишь, разве что как въезжают и выезжают «воронки», да с передачами толпятся сердечные у проходной? Всё это пора бы забыть!

И вот откинуто окаянство, раздались наши голоса, не из монархических глубин, а самые обыкновенные и спокойные. Открыли мы вечер с Тростниковым приветствием и краткой молитвой к Святому Духу.

На мою долю выпал общий обзор Царствования Павла Первого. Надо было хотя бы кратко рассказать и пояснить о тех его чрезвычайно существенных шагах, предпринятых им для пользы своего народа, сделанных всего за четыре года, четыре месяца и четыре дня, пока был Самодержцем у власти. Первое, он ограничил гнёт помещиков над подневольным крестьянским сословием, дал ему возможность часть времени трудиться на себя, о всех злоупотреблениях подданные могли искать царскую защиту: все жалобы поступали непосредственно к Государю, в его кабинет. Для этого был нарочно устроен письменный ящик. Через прорезь в стене дворца жалоба подданного сразу же попадала в кабинет Государя Павла Петровича и делалась ему известной. Никакие посредники в общении Царя и его народа не требовались. Простые люди прозвали этого Государя заступником, народным Царём.

Полюбило его и служилое сословие. Павел отменил записывать в полки недорослей, ввёл строгий строевой устав, вместо камзолов и шуб с муфтами - мундир, не мешающий в деле, свободная инициатива воинов в бою. И это тут же оценили в полках Суворова, покорителя Альпийских высей. Преград для суворовцев нигде не было, как не знал препятствий и другой герой Павловского времени адмирал Ушаков.

Государственные акты Павла Первого составляют в Полном своде законов Российский Империи четыре объёмных тома. До всего доходил лично Царь, строгий к ответственным подчинённым и внимательный к нуждам служилого сословия. В международных проблемах Павел Петрович делал доверие французам и немцам больше, чем англичанам, и это в его время оправдывалось вполне. Присоединение Мальтийского Ордена укрепляло позиции России в Средиземноморье и повышало интеллектуальный авторитет русских.

Своё выступление на том монархическом вечере Виктор Николаевич Тростников посвятил истории придворного заговора против Государя, английским подлым интригам, и разным историческим домыслам по поводу непредсказуемости поступков «романтика на троне». Замкнули вечер ответами на вопросы, их скопилось много и все, как один, интересные. Общение получилось дружелюбным, не хотелось даже расставаться. Удача общения вдохновляла.

Цикл наших бесед о монархическом правлении в России Девятнадцатого века продолжился. Теперь уже на подобные встречи стали приглашаться в качестве содокладчиков историки, политологи и литераторы-исследователи. Так мы провели вечера встреч с участием Наталии Нарочницкой, Вячеслава Лопатина, Валерия Зоркина. Рассматривались проблемы монархического правления Императоров Александра, Николая Павловича и все последующие царствования, вплоть до эпохи самодержца-мученика Николая Второго. Кстати, последнюю нашу монархическую встречу мы провели, как когда-то и обещал, в Колонном зале, бывшем Дворянском собрании, но вёл этот вечер не я, а по моей просьбе Вячеслав Михайлович Клыков, человек весьма любимый многими. Потом надо было иметь в виду и новые обстоятельства, сложившиеся в послегорбачёвские годы - о восстановлении в России самодержавия заговорили вслух все, кто чутко прислушивался к тектоническим сдвигам в умонастроении общества. К тому же, великий скульптор Вячеслав Клыков - Атаман казачьего войска, и на этот раз на сцену вывел наряд казаков с развёрнутым знаменем, и под музыку вдохновлял публику настроиться на патриотический лад. Надо сказать, всё прошло великолепно. С вниманием было выслушано напутственное слово Председателя собрания Вячеслава Клыкова, выступления устроителей памятного вечера, а главное, люди впервые почувствовали в этом ритуальном зале дыхание молитвы, услышали спасительные слова священников и мнения верующих людей. Три часа без перерыва продолжалось наше собрание, а интерес людей к монархическим проблемам в прошлом и настоящем не спадал, а лишь усиливался. С общего согласия порешили ещё раз собраться вместе и потолковать по душам, как теперь видится проблема воссоздания царского самодержавия и в каком виде возрождаются у нас сословия - опора трона. Весьма заметным приливом здоровых сил стало возникновение на местах Православных братств в главных центрах страны. Братчики издавали свои монархические газеты, разворачивали повсеместно ценную инициативу.

Но вернёмся несколько назад. В связи с инициативами монархических Братств, как тут не вспомнить кое-что из жизни моего Братства Преподобного Серафима Саровского, основанного в Дивеевском монастыре с возложением на меня обязанности его председателя. Было радостно стать свидетелем и непосредственным участником духовных и светских событий нарождающегося сплочения русских людей. Быть вместе на путях осознания своей исторической судьбы, определиться с привлекательными наставниками и прозорливцами. Да уже и определились - наш сопровождающий - религиозный писатель Сергей Нилус. Его мы всем своим содружеством почитаем, его произведения разыскиваем, копируем и снабжаем ими узкий круг наших друзей - исследователей русской литературы, философов, искусствоведов. И уже обзавелись, в основном, всеми его книгами - от первого издания «Великое в малом» (1903) до четвёртого выпуска, вышедшего перед катастрофой (1916). Достали его публикации и об Оптинских старцах, и зарубежные труднодоставаемые книги - скопировали. Разного рода критику и полемику тоже разыскали с помощью друзей, и всё к делу. Теперь предстоял выход напрямую, к публике.

К счастью, в пору патриотического подъёма вовсю развернулось очень подходящее к нашему умонастроению «Общество Радонеж» с его радиостанцией и просветительными беседами. В мае 1990 года «Радонеж» предложил мне и философу Сергею Половинкину провести вечер памяти духовного мыслителя Сергея Александровича Нилуса, потребность в этом, говорят, возникла теперь большая. Мы оба согласились. Где проведём встречу? Это дело директора «Радонежа» Евгения Никифорова и его сотрудников, уже и место определилось. Называют известный в Москве кинотеатр «Меридиан», на полторы тысячи человек - достаточно? Подходит? А то ли нет! Давно хотелось нам с моим сподвижником пообщаться с московским народом. Ведь к Нилусу потянулись люди, как не пообщаться по душам? Порешили и о дате встречи. А она вот уж совсем близко, надо срочно всё обдумать, подобрать нужные и самые важные вехи жизни пока ещё для многих таинственного писателя, разве что наслышаны о нём, либо знакомились с Оптинскими изданиями, ну а поголовно все жаждали узнать о «Сионских протоколах», где они и как хотя бы поглядеть. Сразу же при устроителе вечера определились с Сергеем Михайловичем с порядком нашей беседы с людьми в этом крупнейшем зале. По полтора часа каждому из нас рассказывать со сцены о жизни и подвижнической деятельности Сергея Нилуса. В первой части вечера Сергей Михайлович Половинкин поведает о жизни писателя в дореволюционном периоде, на мою же долю выпал - период его бытия послереволюционного - до кончины великого православного подвижника. А дальше само настроение слушателей подскажет как поступить. Начинать вечер надо с общей молитвы. Закончим общение ответами на вопросы. Так порешли обоюдно и в согласии с устроителями.

Оставалось три дня до открытия православного литературного вечера. Готовились мы с моим напарником каждый по-своему, иногда созванивались, уточняли свои темы, на что делать особый упор. Выступления без всяких бумажек, всё наизусть помнили. Главное, держаться твёрдо, не смущаться - три тысячи глаз, вперенные в тебя. Уверенность и доля юмора к врагам нашего героя выручит.

Открывал вечер Евгений Константинович Никифоров. Слово за Половинкиным. Сергей Михайлович начал говорить, сначала суховато излагая с кафедры, но постепенно речь его воспламенилась и переходила в доверительный тон с блаженными интонациями, особенно когда шла речь о провидицах Дивеевского монастыря, о наставлениях Оптинских старцев - с ними общался Нилус несколько лет.

Пока Сергей Михайлович излагал свою часть биографии Сергея Нилуса, я со сцены пристально вглядывался в зал, что за публика пришла нас слушать? Вижу: первые ряды слева заняты соратниками общества «Память» вместе со своим вождём Васильевым. Все в чёрной форме, опрятные. Перед началом беседы раздавали свою газету с повторяющимся из номера в номер текстом Протоколов сионских мудрецов, ни одной попытки как-то осмыслить исторический текст, или пояснить его, нет. Откуда взяли публикацию тоже не указывается. Зато много в толстой газете самовозвеличивания, похоже, никого знать не хотят. Дутый самозвеличенный пузырь вскоре схлопнулся, да и силовая опора шефов Васильевской «Памяти» ослабла, и «Память» рухнет в одночасье.

Вижу строгие группы добровольческого отряда черносотенных - это братчики из Сергиева Посада, они деловиты, степенны. Только в этом Братстве занимаются разведением и скаковых и ездовых лошадей, справно ведут хозяйство. Движение ширится. Возникли монархические содружества в Екатеринбурге, Иркутске, Курске. Патриоты на первых ролях, на виду. Некоторые в нашем зале слушают, знакомятся, сближаются. Сергей Половинкин внятно, с фактами в руках рассказывает о Нилусе начального периода, когда он преображался в православного исследователя источников Русской идеологии, публикует документ заговора против национальных основ государства, преследуя в итоге мировое господство зла над христианами всего мира. Раскрывает докладчик, разумеется, и событийные эпизоды жизни духовного писателя, его вдохновенные беседы с духоносцами Оптиной, поучения Всероссийского батюшки Иоанна Кронштадтского. Дореволюционный период жизни писателя представлен Половинкиным достойно, значимо.

Теперь моя очередь говорить на тему жизни Нилуса после переворота в России. Начал я с того, что духовный подвижник до яростных событий стал под омофор архиепископа Никона (Рождественского), великого русского мыслителя и православного светильника. Он стал на святительское поприще в пору событий открытого противостояния сатанинских сил, провозгласивших погубление России, истребление православного духа в жизни великого народа, распространение во все клетки здорового тела нации ферментов разложения, стремившихся ввергнуть тружеников в пропасть чужебесия, развратить цельные характеры, отнять у них совесть. И начались на Русской Земле кровавые годы, тяжкие десятилетия. В самый разворот погромов архиепископа Никона злодеи убивают в воротах Троицкой Лавры, его просветительское дело, связанное с изданием душепитательных книг, погубят, святыни осквернят.

Сергею Нилусу пришлось скрыться на Валдае, где он так долго и счастливо пребывал под покровом Иверского монастыря и в кругу благочестивых горожан. Затем Линовица, имение князей Жеваховых под Полтавой. В Малороссии власть большевиков шаталась, и власть переходила от одной банды к другой. Нилус продолжает писать и заново пересматривать свою сокровенную книгу «Великое в малом», решив назвать её по-другому: «Близ есть, при дверех». В заглавие своего труда взял строчку из Святого Евангелия, что означает: сатана на пороге, и стоит открыть дверь, нечистый войдёт в каждый дом. Как уберечься православным в это, последнее, время. Пересматривая страницу за страницей, строку за строкой, Сергей Александрович начал создавать новый текст. Переработка текста займёт несколько лет, и последняя точка в рукописи будет поставлена в 1923 году, в подпольном житии, в сельце Крутец, под Александровом. А в Малороссии как-то ещё сохранялось доброжелательное отношение к приезжим.

Из Линовицы Нилус перебрался в Пирятин, собрал у себя гонимых священников, повёл церковную службу. Преследуемых иерархов привечал и спасал. А когда антихристы разведали, кто скрывается под этой фамилией, Нилуса арестовали и переправили в Лукояновскую тюрьму в Киев, затем отвезли в Москву, на Лубянку. Но Господь Крестом связал Сатану, не позволив извергам довести своё злодейство до убийства стойкого человека.

В зале пристально слушают, всматриваясь в образ писателя. Его сильно увеличенный портрет, переснятый с фотокарточки, недавно переданной Евгению Никифорову, устроителю памятного вечера в «Меридиане». Под этим дорогим образом мы с Половинкиным по очереди и рассказывали собравшейся московской публике о жизни Сергея Нилуса. Говорили о протоколах, само собой, о могиле национального писателя в Крутце. Стали соображать, как бы её отметить по-православному. Конечно же, крестом надо осенить. Пусть он будет от всех нас: сейчас же соберём деньги и поставим. Кто-то уж положил шапку - сюда кладём. И посыпались трудовые - кто сколько мог. Полную шапку денег собрали на крест, отдали секретарю собрания. Прощались с публикой тепло, по-родственному. Незаметно исчезли из поля зрения разве что соратники формирования «Память».

Перекрестился я, слава Богу, не таясь рассказал всё, что лежало на душе, наконец-то вышел напрямую к людям поделиться мыслями.

<…>

Истинно сказано в древнем манускрипте: «Выпросил у Господа светлую Россию сатана, и очервленил ю кровью свои поганые руци!».

…Нападения хулиганствующих случались в самых людных местах, даже в метро. Бывало, идёшь по переходу, а хулиган уже поджидает жертву: били молотком по голове. Хорошо, если шапка надёжная, - моя волчья выдерживала; а на эскалаторе при подъёме был случай, что кто-то сзади прижимается, а это мелкий поджигатель прижимался, чтобы облить шубу бензином. Облил и поджёг, но не сообразил злодей, что шуба покрыта искусственной тканью. Пока она взялась пламенеть, кто-то мне на эскалаторе крикнул: «Горишь!». Шубу прочь сбросил, но успел взглянуть на лиходея - бегом поднимался по ступеням, обгоняя механическое движение. Везде надо быть настороженным, осмотрительным. Враги раскачивали быт, пугали растерянное население. Близился переворот окончательный.

25 февраля 2021.

(Текст подготовлен М.А. Бирюковой)

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; Челябинское региональное диабетическое общественное движение «ВМЕСТЕ»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне.

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:
Александр Стрижев
Все статьи Александр Стрижев
Последние комментарии
«Подарок» Патриарху Кириллу
Новый комментарий от С. Югов
28.05.2022 10:24
Махровая русофобия
Новый комментарий от дед
28.05.2022 09:44
«Канонический Рубикон ещё не перейдён»
Новый комментарий от Владимир Николаев
28.05.2022 09:25
«Профессиональным украинцам не угодишь»
Новый комментарий от С. Югов
28.05.2022 09:20