Шестоднев и арианская ересь

Критический отзыв на две книги протоиерея Леонида Цыпина

  От редакции. Продолжаем публикацию серии статей, которые будут положены в основу новой книги протоиерея Константина Буфеева «ПРАВОСЛАВНОЕ УЧЕНИЕ О СОТВОРЕНИИ и модернистское богословие». Эта книга задумана автором как продолжение его монографии «ПРАВОСЛАВНОЕ УЧЕНИЕ О СОТВОРЕНИИ и теория эволюции», изданной в 2014 году и получивший гриф «Допущено к распространению Издательским советом Русской Православной Церкви ИС 14-324-2902».

 

1. О возрождении манихейской ереси в эволюционистском богословии протоиерея Александра Меня

2. Отец Александр Мень: сказочник или сочинитель апокрифов?

3. Церковная оценка тейярдизма

4. Призрак «православного богословия» или неудавшаяся попытка оправдания тейярдизма

5. Софианская ересь и эволюционизм. О трактате Владимира Ильина «Шесть дней творения»

 

И так свет создан из ничего Божьим повелением.

Святой праведный Иоанн Кронштадтский [18, с. 48].

 

Разум неразуменный вразумляя о Святей Троице был еси в Никеи со святыми Отцы поборник исповедания православныя веры: равна бо Отцу Сына исповедал еси, соприсносущна и сопрестольна, Ариа же безумнаго обличил еси.

Акафист святителю Николаю Чудотворцу, икос 2 [19]

 

I

Отзыв на книгу «Так чем же являются Дни Творения?»*

 

Неудачная одесская шутка

 

Книга священника Леонида Цыпина называется: «Так чем же являются Дни Творения?» [26] В книге содержится семь глав. Причём четвертая глава называется: «Так чем же являются Дни Творения?» В этой главе один из разделов называется: «Так чем же являются Дни Творения?» (с. 101-103). После троекратного вопрошения заинтересовавшийся читатель вправе ожидать, что получит хотя бы в этом разделе этой главы этой книги ответ на трижды поставленный автором вопрос: «Так чем же являются Дни Творения?»

Но ответа ни в этом разделе, ни в этой 4-й главе нет. Если не считать ответом следующий пассаж: «И возникает вполне радикальная гипотеза: а что если День, который с очевидностью не земной день, День Божий? Что мешает такому рассмотрению? Что, собственно образует обычный день?» [26, с. 103].

Можно, конечно, всё обратить в шутку. По одесской традиции на вопрос принято отвечать вопросом: «Скажите, как пройти на Дирибасовскую?» - «А Вы что, не местный?» На тройной вопрос «по-одесски» следует, вероятно, отвечать тройным вопросом. Так именно и поступил автор книги, Цыпин Леонид Вениаминович (подписавшийся так и сообщивший о себе, что он является выпускником Киевского физфака и «продолжает заниматься научной работой, но уже на стыке физики и богословия»), поставив три вопросительных предложения вместо прямого и вразумительного ответа на вопрос, вынесенный им в заглавие.

Без вопросительных знаков в конце предложения ответ содержится в другой главе книги - правда этот ответ не менее обескураживающий, чем три предыдущих вопросо-ответа: «И какова «на самом деле» была тварная длительность Дней, совершенно не важно» [26, с. 124].

Итак, автор, заинтриговав читателя интересным заглавием и заставив купить книгу на серьёзную богословскую тему о днях творения (тираж - 5000!), преподносит сюрприз: оказывается, чем были «на самом деле» дни творения - «совершенно не важно»!

 

Легко обличаемый обман

 

Не иначе как шулерским приёмом следует назвать следующий пассаж: «Чувствуя, видимо, недостаточность своей позиции, часть современных «православных креационистов» объявило буквальное прочтение Шестоднева единственно православным, в котором «согласие Отцов», что, конечно же не так. Мы уже приводили разные святоотеческие мнения» [26, с. 54].

Здесь обман заключается в следующем.

Во-первых, никакой «недостаточности» своей позиции мы не чувствуем, поскольку опираемся на мнение Святых Отцов, что признает и сам автор.

Во-вторых, согласие Отцов в вопросе о Шестодневе действительно имеет место (причём без всяких кавычек), и мы это согласие убедительно показали в [8, 9]. Опровергнуть наличие согласия Отцов не удалось пока никому, в том числе не удалось и священнику Леониду Цыпину.

В-третьих, писать, что это «не так» - означает попросту лгать.

И, наконец, в-четвертых, автор заверяет читателя, будто «разные святоотеческие мнения» он уже приводил в своей книге на предыдущих страницах. Убедимся в том, что это не соответствует истине.

На странице 21 он пишет: «Распространено мнение, что большинство древних Отцов и учителей Церкви считали Дни Творения обычными по длительности земными днями. Но это не так: значительная часть ранних комментаторов и Отцов придерживались достаточно «широкого» взгляда на Дни Творения» [26, с. 21].

Далее автор обещает читателю привести эти мнения. Следовательно, «другие мнения» и «широкие взгляды» Святых Отцов на Шестоднев надо искать в книге между страницами 21 и 54. Но их там нет...

С 21 по 28 страницу в книге занимает место глава ««Эстетическое» и «Аллегорическое» толкования». В ней приводятся мнения Тертуллиана, священномученика Иринея Лионского и Афинагора Афинского. Однако, эти цитаты говорят не о Шестодневе, но о том, что Бог при творении мiра является Художником. Мысли верные и поэтические, но по отношению к теме книги - нейтральные.

Далее вспоминается аллегорическая Александрийская богословская школа, из которой приводится мнение двух человек. Первый - это осужденный Церковью еретик Ориген, мнение которого, в частности, именно о творении представляет неправославную точку зрения (подробно об этом написано в [7]).

Вторым оказывается Филон, эллинизированный иудей дохристианской эпохи.

Оба они - несомненно «александрийцы» и несомненно аллегористы. Но оба, столь же несомненно, не имеют святоотеческого авторитета, и не понятно, зачем автор вспоминал их.

Других «александрийских» цитат автор не приводит ни одной. Можно ли после этого считать, что он подтвердил своё мнение о наличии в традиции Церкви аллегорического толкования Шестоднева?

Очевидно - нет.

Для того чтобы восполнить ущерб цитирования в критикуемой книге, приведём мнение другого «александрийца» (подробнее мнение отцов александрийской школы о Шестодневе мы рассматриваем в [9, с. 60-61]), который да защитит честь своей школы и да посрамит клеветника:

Святитель Афанасий Великий: «Вся видимая тварь создана в шесть дней; и в первый создан свет, который и нарече Бог день; во второй создана твердь; в третий Бог, собирая во едино воды, явил сушу и произвёл на ней различные плоды; в четвёртый сотворил солнце и луну и весь звёздный сонм; в пятый создал животных в море и птиц в воздухе, в шестой сотворил четвероногих, живущих на земле, и наконец человека» [4, с. 287].

Следующий раздел книги «Подход сирийских (антиохийских) богословов» (с. 28-30) указывает на наличие буквального подхода к толкованию дней творения у преподобного Ефрема Сирина и других Святых Отцов Антиохийской школы. Этот раздел не вызывает возражений.

Следующий раздел «Василий Великий, Григорий Нисский, Августин и другие» (с. 31-35) выделен как самостоятельный. В нем, по заверению автора, выражен «синтез позиций александрийских и сирийских богословов» [26, с. 31]. Однако, с точки зрения логики и смысла, выделение такого раздела как самостоятельного не оправдано по двум причинам. Во-первых, как мы отметили выше, никакого «александрийского» прочтения Шестоднева никогда в Церкви не существовало, так что «синтезироваться» здесь просто не с кем. Во-вторых, само по себе признание буквального «антиохийского» толкования Шестоднева делает толкователя «креационистом», то есть вполне единомышленным с преподобным Ефремом Сирином, святителем Иоанном Златоустом и другими Отцами. Собственно говоря, таковыми и были все упоминаемые в этом разделе книги святые - святитель Василий Великий, святитель Григорий Нисский, блаженный Августин, преподобный Иоанн Дамаскин - и все вообще известные нам Святые Отцы (см. [7] - доклад и Предисловие к Сборнику). Святоотеческая традиция не знает аллегорического толкования Шестоднева, но только буквальное, «антиохийское». Подобным образом не существует православных толкований евангельских страниц о страданиях Господа, Его смерти, Воскресения и Вознесения, отрицающих буквальное прочтение Священного Писания.

От страницы 35 до страницы 54 автор других точек зрения на Шестоднев не приводит, описывая «Естествознание без богословия» и упоминая по преимуществу современных авторов.

Из проведённой нами критической сверки текста вытекает, что священник Леонид Цыпин не выполнил обязательств перед читателем, когда обещал показать, каким образом «значительная часть ранних комментаторов и Отцов придерживалась достаточно широкого взгляда на Дни Творения» [26, с. 21].

В его книге представлено в цитатах одно-единственное мнение Отцов Церкви - и именно «креационистское», то есть «антиохийское», но при этом то самое, с которым автор полемизирует!!!

 

«Очень радикальная гипотеза»

 

В главе 7 автор выдвигает, как он сам ее называет, «очень радикальную гипотезу» [26, с. 126]. Идея эта действительно настолько радикальна, что все предшествующие толкователи книги Бытия (ввиду своей приземленности и «тварности» прочтения) до этой мысли не догадались: «Теперь понятно, что в повествовании о Дне Один сказано и о световом дне и о ночи, - чего из-за «шор тварного прочтения» не замечали комментаторы и что составляло одну из проблем Шестоднева» (стиль и ремарки автора, [26, с. 127]).

Но к чему же подводит читателя автор?

«Мы уже говорили, что при толковании Дней творения как Дней Божьих День Один начался с ночи - с первичного состояния материального мiра, далее наступил день Света истинного. Потом был вечер - о нем скажем дальше. А ночь наступила ли? Вернулась ли Вселенная в исходное состояние? Нет! А мог ли от Вселенной быть отнят Свет истинный? Нет! Без логосов Божиих, на которых держится все видимое и невидимое, все бы исчезло!» [26, с. 128].

Эта мысль о продолжающемся поныне первом дне творения не имеет основания в традиции Церкви, но укоренена в личном мнении автора («мы уже говорили»). Он пытается подтвердить ее высказываниями из Святых Отцов, взятых, по собственному его признанию, из книги «Православно-догматическое богословие» архиепископа Макария. Но владыка Макарий эти цитаты, и справедливо, приводит в разделе «Действительность Промысла Божия» - а священник Леонид Цыпин пытается цитатами о Промысле подтвердить свою мысль о первом дне творения (о «Дне Один», по его оригинальному словоупотреблению). Святые Отцы не относили свои слова к первому дню и вообще к Шестодневу.

Совершенно противоречит православной святоотеческой традиции также следующее утверждение священника Леонида Цыпина: «Многие Отцы и богословы не рекомендовали противопоставлять творение и промышление» [26, с. 115]. Святоотеческих цитат в подтверждение этой своей мысли он не приводит ни одной, поскольку их попросту не существует. Митрополит Макарий (Булгаков), выражая церковное догматическое вероучение, напротив разделяет творение и промысл, когда пишет о Боге так: «Он воззвал из небытия вселенную, и с тех пор непрестанно промышляет о ней. В этих-то двух действиях Божиих: творении и промысле и состоит то общее отношение, какое имеет Бог равно ко всему мiру» [19, с. 349].

Творение каждого дня - и первого, и всех остальных - имело своё завершение. Творение уже не продолжается, и поэтому «очень радикальную идею» автора следует признать несостоятельной и ошибочной. Неудивительно, что он не сумел привести в подтверждение своих слов ни одной цитаты из высказываний Святых отцов о Шестодневе.

 

Главная догматическая ошибка

 

Все Святые отцы однозначно воспринимали, что в первый день Бог сотворил свет, по сказанному: И рече Бог: да будет свет, и бысть свет (Быт. 1, 3). При этом свет является именно творением, а не порождением или эманацией Божества. Как писал цитированный нами выше святитель Афанасий Великий, «в первый день создан свет, который и нарече Бог день» [4, c. 287].

Наш автор пишет иначе: «Слово, или Логос, обладая всей полнотой Божественной жизни, является источником жизни всего мiра, включая человечество. Эта Божественная Жизнь «изливается» в мiр через Свет истинный, Который не только всегда пребывает в мiре, но и мiр чрез него начал быть. Но можно другими словами, используя терминологию византийского богословия, сказать, что Слово-Логос, заключая в себе всю полноту Божественной природы (сущности) являет Себя в мiре в Божественных действованиях (энергиях) как Свет истинный» [26, с. 106-107].

Здесь автор вполне сознательно подменяет библейское свидетельство о творении света своей мыслью о появлении Сына Божия, Света Истинного, Слова-Логоса, Второй Ипостаси Пресвятой Троицы. К словам «всегда пребывает в мiре» он делает подстрочное примечание: «Обратим внимание на эту мысль». Мы обращаем на неё внимание и видим, что здесь на лицо отождествление Сына Божия и тварного света, созданного в первый день Божиим повелением: Да будет свет! (Быт. 1, 3). Это заблуждение именуется в православной богословской традиции вполне определённым термином: АРИАНСКАЯ ЕРЕСЬ.

Автор приходит к этому неправославному исповеданию, желая увидеть в библейском повествовании о творении первозданного света «иконное» прочтение появления в мiре Сына Божия: ««Прочтение» Шестоднева должно повествовать о созидаемых реалиях Жизни Вечной» [26, с. 99].

Некорректно проводится отождествление содержания первой главы книги Бытия с прологом Евангелия от Иоанна. Пророк Моисей говорит о тварном и временном начале, в частности - о создании тварного света в первый день. Евангелист Иоанн Богослов - о Божественном Слове, Логосе, Христе, Свете Истинном, не о твари, но о Творце. Большей догматической путаницы трудно себе вообразить. «Очень радикальная гипотеза» приводит к отступничеству от Православия и исповеданию богомерзкого и хульного арианства.

Святитель Афанасий Великий обличает Ария и вместе с ним священника Цыпина: «Арий, хотя притворяется, что рассуждает о Боге, и приводит изречения из Писаний, однако же, во всем обличает себя, что он Арий безбожник, отрицающий Сына и причисляющий Его к тварям» [4, с. 180]. «Итак, ариане, по учению Евсевиеву, к тварям причислили Сына, и почитая Его таким же, каково и созданное Им, отступили от истины» [4, с. 275].

Сущность арианского лжеучения раскрывает В.В. Болотов: «У Ария вместо ипостасного Сына, присного Богу, явилось творение, только посредник меньше Бога. Следовательно, Арий придавал Λογος'у только космологическое значение. Он полагал, что Бог, одарённый премудростью и словом и следовательно всесовершеннейший и тогда, когда у Него не было Сына, когда Он был μονωτατος, почувствовал нужду в нем лишь при сотворении мiра, ибо мiр не мог выдержать непосредственного прикосновения руки Божией. Поэтому Он творит единый единого, которого и называет Премудростью и Словом; посредством Его Он творит мiр низших существ, по отношению к которым Он Сам, созданный, стоит как Создатель» [6, с. 14].

Практически то же самое пишет священник Леонид Цыпин: «Итак, Свет истинный, сошедший на Вселенную, в нескончаемый День Один, создал и преобразил материальный мiр - Вселенную» [26, с. 130]. Как и у Ария, налицо «только космологическое значение» Света, сошедшего на вселенную. То, что речь идет об Ипостасном Божием Слове, автор подтверждает и следующим признанием: «Опыт Отцов свидетельствует, что Свет истинный является как «Умный Свет», открывающий видящим Себя и сущность творения» [26, с. 130]. Православная исихастская практика творения умной молитвы, созерцания Умного Света, как известно, совершается словами: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго».

Автор пишет: «Словом Божьим: Да будет свет, - стал свет - произошло явление Света истинного в материальном мiре, Который преобразовал землю в световую Вселенную... получается, что светов два: Свет Божественный и Его порождение - свет тварный. Первый выступает как причина существования второго» [26, с. 109].

Но никто из Святых Отцов не видел в 3-м библейском стихе указания на явление Единого от Троицы, Христа, Света Истинного. Все однозначно указывают на создание в первый день тварного света.

Блаженный Августин: «Иное дело Свет, рождённый от Бога, а иное - свет, который Бог сотворил: рождённый от Бога Свет есть Сама Божия Премудрость, свет же сотворённый есть свет изменяемый, какой бы он ни был, телесный или бестелесный» [2, с. 109]. «Изречение: Да будет свет, если оно было начато и прекращено, скорее есть слово, сказанное Сыном, чем само есть Сын» [2, с. 108].

Святитель Афанасий    Великий: «Поелику Слово есть собственный по естеству Сын Божией сущности; поелику Оно от Бога и в Боге, как Само изрекло о сем: то созданиям невозможно было не Им получить бытие. Как свет освещает все сиянием своим, и ничто не освещалось бы без сего сияния: так и Отец, как рукою, соделал все Словом, и ничего не творит без него. Поэтому, как предал о сем памяти Моисей, рече Бог: да будет свет; и: да соберется вода; и: да изведет земля; и: сотворим человека (Быт. 1, 3, 9, 24, 26), как и святый Давид воспевает: Той рече, и быша, Той повеле, и создашася (Пс. 32, 9)» [4, с. 302].

Святитель Василий Великий: «Первое Божие слово создало природу света» [11, с. 34].

Святитель Иоанн Златоуст, противопоставляя стих (Быт. 1, 3) евангельскому стиху: Бе Свет Истинный, Иже просвещает всякаго человека, грядущаго в мiр (Ин. 1, 9), писал: «Как здесь этот чувственный свет, произведённый повелением Господа прогнал видимую тьму, так и духовный Свет прогнал тьму заблуждения и заблуждающих привёл к истине» [17, с. 16].

Преподобный Ефрем Сирин: «Чтобы свет не обратился в ничто, как происшедший из ничего, Бог особенно засвидетельствовал о нем, сказав: яко добро» [16, с. 215]. «По свидетельству Писания, небо, земля, огонь, воздух и воды сотворены из ничего, свет же, сотворённый в первый день, и все прочее, что сотворено после него, сотворено уже из того, что было прежде» [16, с. 219].

Сущность учения Ария В.В. Болотов передаёт следующим образом: «Арий полагал, что лучше заменить идею рождения из существа понятием творения волею, которое удовлетворительно выражает бесстрастный характер приведения в бытие Сына» [6, с. 11]. «Арий так излагал свое учение. Отец один есть Бог нерожденный; Сын - от Отца имеет своё бытие; таков основной смысл его формулы: ην ποτε οτε ουκ ην Полагая, что Сын есть творение, Арий хотел отклонить гностические воззрения на рождение из существа Отца. Из соединения этих двух положений вытекает центральная мысль его доктрины: Сын произошёл из не-сущих, εξ ουκ οντων. Для Ария до рождения Сына существовал только Бог и то абсолютное ничто, из которого создан мiр. И если Сын не произошёл из вечной материи (её не было), ни из существа Отца, то Он получил бытие из не-сущего. Был момент, когда Сын не существовал, и таким образом ясно, что Бог произвёл Его не существующего» [6, с.11-12].

Священник Цыпин пишет то же самое, когда отождествляет Сына Божия с тварным светом первого дня творения, поскольку, несомненно, что в его интерпретации «был момент, когда Сын не существовал» - а именно до произнесения слов Божиих: Да будет свет!

Третий библейский стих не говорит о Сыне Божьем - «Свете Святой Славы Небесного Отца». Он говорит о тварном «свете вечернем». Путать эти понятия означает по-ариански отождествлять Творца с тварью. Сын Божий не был создан в первый день, Он вообще не был создан. Его мы исповедуем «рожденна, не сотворенна». Он является Незаходимым Светом. Напротив, тварный свет первого дня не вечен (вопреки «очень радикальной гипотезе» о. Леонида Цыпина). Мы наблюдаем его закат ежедневно, когда приходим «на запад солнца», как поет Церковь в ежедневном песнопении, прославляя Бога: «Свете Тихий Святыя Славы безсмертнаго Отца Небеснаго, святаго блаженнаго Иисусе Христе; пришедшее на запад солнца, видевшее свет вечерний, поем Отца, Сына и Святаго Духа, Бога. Достоин еси во вся времена пет быти гласы преподобными, Сыне Божий, живот даяй, темже мiр Тя славит».

 

II

Отзыв на книгу протоиерея Леонида Цыпина

«Вселенная, космос, жизнь - три Дня Творения»

 

При написании данного раздела считаем уместным вначале завершить полемическую тему, рассмотренную выше - о наличии арианской ереси в книгах о. Леонида Цыпина - а затем коснуться некоторых других особенностей его богословской позиции.

 

1. В продолжение полемики

 

На мою статью «Шестоднев и арианская ересь» [10] (представленную на предыдущих страницах) о. Леонид Цыпин дал ответ в монографии «Вселенная, Космос, Жизнь - три Дня Творения» [25]. Он, уже в сане протоиерея, на страницах своей новой книги пытается оправдаться и не признаёт критику справедливой.

В частности, о. Леонид оспаривает наше замечание в его адрес: «Здесь автор вполне сознательно подменяет библейское свидетельство о творении света своей мыслью о появлении Сына Божия, Света истинного, Слова-Логоса, Второй Ипостаси Пресвятой Троицы» (см. выше, раздел «Главная догматическая ошибка»). Протоиерей Леонид считает, будто я написал эти слова, «выдёргивая из контекста» его толкования пролога Евангелия от Иоанна «отдельные фразы» [25, с. 269].

Но никакого «выдёргивания из контекста», разумеется, мы не совершали: перед тем, как сделать ответственный вывод, мы привели без искажения слова из его книги [26, с. 106-107], представляющие собой связный текст из нескольких фраз объёмом около 10 строк (см. выше). И не наша вина в том, что данная мысль действительно представляет собой арианское заблуждение.

Как же «оправдывается» о. Леонид Цыпин?

Весьма своеобразно: «Ни о чем подобном (то есть о подмене творения света появлением Сына Божия) мы не говорим. И не можем говорить, поскольку... по нашему мнению, в стихе Быт. 1, 3 повествуется, с одной стороны, о тварной реальности, в которой мы наблюдаем появление тварного света. Но, с другой стороны, причина этого - в Божественной реальности - в логосах естества, изливаемых на тварный мiр в свете Божественных энергий, в творящей «светозарной силе» Бога» [25, с. 311-312].

Здесь автор вместо опровержения критики сам признаёт её справедливость. Протоиерей Леонид подтверждает, что «по его мнению» третий стих Книги Бытия говорит о двух реальностях - «тварной» и «Божественной» («с одной стороны» и «с другой стороны»). С точки зрения православной традиции толкования Слова Божьего - это ответ не правильный. Святые отцы видели в стихе Быт. 1, 3 повествование о появлении лишь тварного света. Выше были приведены высказывания блаж. Августина, свт. Афанасия Великого, свт. Василия Великого, свт. Иоанна Златоуста и прп. Ефрема Сирина. Приведём ещё одну созвучную святоотеческую цитату.

Святитель Амвросий Медиоланский: «Бог был в свете, поскольку пребывает Он в свете неприступном, был свет истинный, просвещающий всякого человека, грядущего в мiр сей (Ин. 1, 9), но Господь возжелал, чтобы возник тот свет, который воспринимался бы чувственными очами... Творец природы сотворил и свет» [3, с. 43].

Другое же мнение - о «нетварном свете» первого дня - выражает не православную, а арианскую позицию.

И напрасно автор обвиняет нас, будто мы предприняли «вначале искажение позиции оппонента», а затем её «клеймение как еретической» [25, с. 311]. Никакого «искажения» нами допущено не было, а «клеймение» позиции Ария как еретической, было совершено прежде нас ещё Отцами I Вселенского Собора.

Протоиерей Леонид Цыпин приводит наши слова о нём: «Автор приходит к этому неправославному исповеданию, желая увидеть в библейском повествовании о творении первозданного света «иконное» прочтение появления в мiре Сына Божия: ««Прочтение» Шестоднева должно повествовать о созидаемых реалиях Жизни Вечной»«. Далее о. Леонид высказывает негодование. Он предлагает открыть 99-ю страницу своей книжки [26], в которой написано: ««Прочтение» Шестоднева должно повествовать о созидаемых реалиях тварных и реалиях Жизни Вечной»! Далее следует жестокое обличение: «У нас две «плоскости» понимания, а у прот. К. Буфеева - одна, где Божественное, оказывается, слито с тварным и (ужас!) созидается! Как может православный священник идти на такой подлог?» [25, с. 312].

Протоиерей Леонид, похоже, действительно углядел в раздражающей его критике «не просто искажение нашей позиции, а прямой подлог» [там же].

Но так ли это?

Мы вполне солидарны с о. Леонидом в том, что Шестоднев повествует «о созидаемых реалиях тварных». Эта мысль бесспорна и соответствует святоотеческому (и нашему личному) толкованию Книги Бытия. С этой «плоскостью» понимания мы вполне согласны, и о ней мы никаких критических замечаний не высказывали. Очевидно, что подобное умолчание не следует квалифицировать как «подлог».

Что же касается второй его «плоскости» понимания, приписывающей библейскому Шестодневу повествование о «реалиях Жизни Вечной» - то с этой мыслью отца протоиерея мы никак согласиться не можем. На несправедливость её мы указали в нашей статье [10], и продолжаем настаивать на том, что это вполне арианское прочтение является чуждым традиционному православному пониманию Книги Бытия.

И в нашей позиции нет и не было никакого «подлога».

Наш упрёк о. Леониду заключается не в том, что у него «Божественное, оказывается, слито с тварным», а в том, что он неправедно относит к «Божественному» содержание третьего библейского стиха. У Святых отцов, как мы показали выше, таких несообразных трактовок не было.

В «Православно-догматическом богословии» отмечается, что пророк Моисей «поместил это сказание (о Сотворении мiра) в самом начале, как основание своей исторической книги, в которой предположил сообщить Израильтянам верные и точные понятия о Боге, как Творце мiра и человека: следовательно поступил бы против собственного намерения, если бы сокрыл здесь какой-либо таинственный смысл, ни для кого не понятный» [19, с. 415].

Ошибка о. Леонида, как мы отмечали в [10], заключается в неправомерном отождествлении содержания первой главы книги Бытия с прологом Евангелия от Иоанна. Протоиерей Леонид, правда, уточняет, что у него нет «отождествления», но «сопоставление» [25, с. 312]. Однако эта смягчающая оговорка сути дела не меняет. Предвечное рождение Света от Света, Бога истинного от Бога Истинного, о котором говорит Евангелие, неправомочно «сопоставлять» с повелением о создании тварного света: יהי אור (йеги ор), да будет свет!

Это несомненное и строгое различие между ветхозаветным повествованием о сотворении света и озарением верующих светом Христовым имел в виду святой апостол Павел, когда писал: Бог, повелевший из тьмы воссиять свету (по-славянски - Бог рекий из тмы свету возсияти), озарил наши сердца (по-славянски - возсия в сердцах наших), дабы просветить нас познанием славы Божией в лице Иисуса Христа (2 Кор. 4, 6).

И Ветхий Завет начинается со слова «В начале...» - בראשית (бэрэшит), и Евангелие начинается со слова «В начале...» - εν αρχη (эн архи). Но повествуют они всё-таки о разном. «Начало» в Книге Бытия свидетельствует о начале Сотворения - о начале вселенной, времени и пространства, материи, о начале неба и земли (Быт. 1, 1). А «начало» в Евангелии от Иоанна раскрывает тайну Пресвятой Троицы о том, что прежде создания мiра было Слово Божье, Логос, и Оно было Богом (Ин. 1, 1).

Весьма вероятно, что соблазн такого слияния («сопоставления») созвучных тем, которому подвергся прот. Леонид, подвигнул в древности и Ария на искажение смысла Божественного Писания. Но церковное апостольское учение непреложно.

 

2. Был ли блаженный Августин арианином?

 

Как известно, в юности блаженный Августин примкнул к секте манихеев. Он сам признался в этом грехе в своей знаменитой «Исповеди»: «Почти девять лет... я в своих душевных скитаниях прислушивался к манихеям» [1, с. 128]. Но никто и никогда не обвинял епископа Августина Иппонского в сочувствии арианской ереси...

Впервые это сделал протоиерей Леонид Цыпин, когда взялся оспаривать наше замечание о том, что «все Отцы однозначно указывают на создание в первые дни тварного света». Он отыскал любопытное исключение: «И совсем не «однозначно», что все Отцы считали, что в третьем стихе повествуется только о тварном свете. Например, блаж. Августин так не считал» [25, с. 312].

Других имён Святых, которые имели бы подобное суждение, в своей монографии о. Леонид не называет. При этом он проигнорировал представленное нами мнение самого блаженного Августина, которое, безусловно, опровергает его заявление: «Иное дело Свет, рождённый от Бога, а иное - свет, который Бог сотворил» [2, с. 109].

Тем не менее, прот. Леонид пытается доказать обратное и приводит следующую цитату блаженного Августина: «Если же словами Бога: Да будет свет, был создан свет духовный, то под ним должно разуметь не тот истинный совечный Отцу Свет, Которым создано всё и Который просвещает всякого человека, а тот, о котором могло быть сказано: Прежде всего произошла Премудрость (Сир. 1, 4)» [цит. по: 25, с. 102].

Цитата, безусловно, примечательная. Но разве утверждает здесь учитель Церкви, будто в первый день был явлен Свет Нетварный и Божественный? Нет. Он определённо говорит противоположное: это был «не тот истинный совечный Отцу Свет». Учит ли блаженный Августин, что созданный в первый день свет был «духовным»? Нет, и этого он не исповедует. Но применяет сослагательное наклонение: «если... был создан свет духовный... то под ним должно разуметь не тот» Свет, Который следует почитать Божественным.

По нашему мнению, завершение мысли блаженного Августина, тем не менее, всё же отходит несколько в сторону от русла святоотеческого богословия. Судить об этом можно хотя бы потому, что его частное суждение о связи 3-го стиха Книги Бытия с 4-м стихом Книги Премудрости Иисуса сына Сирахова не распространено в православном Предании. Эту мысль западного учителя, вероятно, следует воспринимать как аллегорическое прочтение библейского повествования, допустимое лишь в дополнение к главному смыслу Писания. Такое толкование возможно благодаря тому, что как свет, так и всяка премудрость от Господа и с Ним есть во век (Сир. 1, 1). Общепринятым же в Церкви считается евангельское сравнение Христа со Светом, согласно сказанному: Аз есмь Свет мiру, ходяй по Мне не имать ходити во тьме, но имать свет животный (Ин. 8, 12) - но никак не в контексте создания тварного света, о чём повествуется в Шестодневе. В качестве подтверждения приведём известные апостольские слова: Благодаряще Бога и Отца, призвавшаго вас в причастие наследия святых во свете. Иже избави нас от власти темныя и престави в царство Сына любве Своея, о Немже имамы избавление кровию Его и оставление грехов. Иже есть образ Бога невидимаго, Перворожден всея твари (Кол. 1, 12-15).

Но, во всяком случае, позиция блаженного Августина никак не может быть названа «арианской» (чего нельзя сказать о позиции о. Леонида). Его мысли о Шестодневе вполне соответствуют в главном своём содержании высказываниям других Святых отцов. К сожалению, о. Леонид Цыпин учит иначе: «Но возможен иной вариант, при котором свет третьего (библейского) стиха предполагается светом духовным» [25, с. 102]. Так учил о Христе Арий - как о духовном и высшем творении, как о Первом Свете. Такой вариант был «возможен» для ересиарха Ария, но не для святителя Афанасия Великого и отцов I Вселенского Собора. Также и блаженный Августин, согласно с мнением всей кафолической Церкви, утверждает, что свет, упоминаемый в (Быт. 1, 3) - «не тот».

 

3. Об иконах и «иконности»

 

Протоиерей Леонид Цыпин признаётся, что он «толкует Шестоднев в «иконном прочтении» откровения, полученного Моисеем. В иконе же мы всегда имеем две реальности, как бы плоскости бытия и, соответственно, два понимания - Божественное и историческое, тварное. Но реальности эти никогда не сливаются» [25, с. 311].

В [9] мы показали, что Святые отцы не применяли к Шестодневу иных толкований, кроме буквального. Автор осознаёт, что помимо традиционного «исторического» вводит какое-то новое, никому до него не известное «Божественное» толкование текста Шестоднева. Причём это ничем не оправданное «Божественное» толкование действительно соответствует тому содержанию, которое подверглось нашим обоснованным критическим замечаниям. Ничего не имея против «исторического» толкования Шестоднева, мы не можем признать православным это альтернативное «Божественное» - вполне арианское (!) - его толкование.

Следует внести уточнение о, так называемом, «иконном» или «Божественном» прочтении библейского текста, предлагаемом о. Леонидом. Священное Писание по справедливости может быть названо «словесной иконой», поскольку оно открывает нам тайны Божественного Промысла, отражает действия Живого Бога и раскрывает Его личностный образ.

Однако при толковании Библии не следует вводить новых, не известных Православному Преданию способов трактовки Слова Божия, как это делает о. Леонид. Никакого «иконного» прочтения Шестоднева церковные учителя не предлагали. Будем же довольствоваться традиционными православными толкованиями священных текстов - буквальным, прообразовательным, аллегорическим и другими, заповеданными нам Святыми Отцами. При этом следует пользоваться принципом, выраженным святым Викентием Лиринским: «Правило благочестия - допускает только то, чтобы всё, принятое Отцами по вере, верой же запечатлено было и что наш долг - не Религию вести, куда хотел бы, но следовать, куда она поведёт, и что христианской скромности и достоинству свойственно не своё передавать потомкам, но хранить принятое от предков» [12, с. 14].

Между прочим, «иконное» содержание наличествует не только в Библии, но буквально во всём, чем располагает Церковь: в священном Юлианском календаре, в строе уставного православного богослужения, во всех литургических текстах и распевах, в храмовой архитектуре... Наконец, не побоимся сугубой тавтологии и скажем, что «иконное содержание» содержится в иконах.

Наша мысль станет яснее, если мы пожелаем дать «толкование» содержанию какой-либо иконы. Очевидно, что толкование иконы может быть каким угодно - буквальным, символическим или любым иным. Не может быть только «иконного» толкования иконы.

К примеру, на иконе Рождества Христова возле яслей Спасителя традиционно изображаются вол и осел. При буквальном восприятии иконы это означает, что именно эти два животных находились возле Богомладенца: Посреде двою животну познан будеши, внегда приближитися летом, познаешися, внегда приити времени, явишися (Авв. 3, 2). При символическом толковании иконы можно говорить о «чистых» и «нечистых» людях, олицетворяемых этими животными; все приходят для спасения в Церковь Христову - и исполняющие Закон Божий иудеи, и чуждые Завету Обрезания язычники. При прообразовательном прочтении этой иконы мы можем видеть исполнение пророчества: Позна вол стяжавшаго и, осел ясли господина своего (Ис. 1, 3).

Все эти толкования могут быть названы «иконными», так как относятся к одной и той же иконе. Но при этом нет необходимости вводить никакой новой терминологии для специального «иконного» толкования - ни по отношению к святым иконам, ни по отношению к священным библейским текстам.

 

4. Об эволюционистско-креационистском дуализме

 

Говоря о последней весьма объёмной (640 страниц) монографии [25] отца Леонида Цыпина, нельзя не отметить и её положительное значение. Некоторые разделы книги, в особенности те, в которых говорится о святоотеческом толковании на Шестоднев, написаны обстоятельно и добросовестно.

Однако автору не удалось освободиться от двойственности мiровоззрения. На одних страницах своей книги о. Леонид пытается опираться на церковное Предание и православное вероучение. На других страницах он со слишком большим доверием относится к эволюционной науке и принимает все её гипотезы и предположения. Хуже всего то, что автор загоняет себя в такое положение, когда он оказывается «вынужден» богословски оправдывать мiровоззренческие принципы эволюционизма.

Такая позиция является непоследовательной и вполне эклектической. В ней уживаются несовместимые богословские взгляды, объединяются православное и еретическое (арианское) учения. На одних страницах автор выступает как креационист, на других - как эволюционист.

Протоиерей Леонид не готов отречься от христианского библейского креационизма. С богословской точки зрения он оценивает креационизм положительно: «Так называется вполне библейский подход, считающий реальностью повествование Библии о творении Богом всего видимого и невидимого (хочется подчеркнуть наше согласие с этой мыслью - прот. К.Б.). В этом смысле и настоящая книга развивает креационистский подход (эта мысль о. Леонида требует ряда существенных уточнений - прот. К.Б.) « [25, с. 194, выделено автором].

Мало того, автор называет эволюционизм «ошибочной научной концепцией» и даже считает необходимым её «развенчивать»: «Появился эволюционизм как научная концепция, и научно обоснованным он и воспринимается в обществе. И «развенчивать» его нужно и можно, как и всякую ошибочную научную концепцию, доводами науки» [25, с. 196].

Фраза примечательная. Парадокс заключается в том, что автор - сам эволюционист! И он призывает бороться с эволюционизмом, поскольку вынужден признать, что эта идеология противоречит его христианским убеждениям, и прежде всего - вере в Бога как Творца.

При этом духовной ошибкой о. Леонида следует признать то, что он видит здесь проблему лишь научную, а не вероучительную. Он призывает бороться с эволюционизмом только «доводами науки», не замечая того, что более уместны аргументы богословские.

Ещё иеромонах Серафим (Роуз) замечал, что эволюционная космогония «сама принадлежит к области философии и даже затрагивает богословие в той мере, в какой не может избежать вопроса о Боге как Творце мiра, все равно - принимает она Его или отрицает» [23, с. 23].

Жаль, что автор, не осознавая этого, последовательно утверждал в своей монографии мысли вполне эволюционистского содержания: «Если считать, что вселенную «развёртывает» Бог, «раскрывая» Свой Замысел мiра, вдохновляя «развитие» всех форм жизни, то термин «эволюционизм», в принципе, совместим с православным пониманием Творения» [25, с. 176].

Протоиерей Леонид здесь путает понятия Сотворение и Промысл. Суть этого богословского заблуждения раскрыта нами в [9, с. 114-132]. К сожалению, принятием ошибочного взгляда на Сотворение как на эволюционный «промыслительный процесс» пропитана вся его книга - за исключением страниц, посвящённых наследию Святых Отцов.

Позиция автора дуалистична и противоречива. Он с большим почтением относится к церковному святоотеческому вероучению. Но в то же время прот. Леонид не отказывается от эволюционистского мiровоззрения. Он постоянно, порой против своей воли, оправдывает неправославную эволюционистскую точку зрения и из последних сил пытается бороться с «неокреационизмом».

 

5. Борьба с «неокреационизмом»

 

Наивными и неискусными выглядят попытки о. Леонида опровергать основанные на библейском Откровении «неокреационистские» представления, опираясь на естественно-научные соображения и распространяя на Шестоднев законы современного мiра.

Примеров таких в монографии немало: «Если считать, как неокреационисты, что материки переместились за несколько современных часов на тысячи километров, - это сверхзвуковая скорость (для Всемогущего Бога доступна была бы и сверхсветовая скорость! - прот. К.Б.), - то тут необходима энергетика, сравнимая с солнечной (заметим, что к описываемому второму дню Солнце с его «энергетикой» ещё не было сотворено Создателем неба и земли - прот. К.Б.). Но таких источников энергии внутри нашей планеты нет и в помине (не там, значит, батюшка, ищете! - прот. К.Б.)... Но если считать, что раздвижение континентов происходило за несколько сотен миллионов лет, то и энергия для этого найдётся, и многое другое не выходит за рамки современных законов природы (и Бог окажется вовсе даже лишним! - прот. К.Б.)» [25, с. 228].

В этих словах выражается неверие в Слово Божие, отрицается всемогущество Творца. И подобных наукообразных мыслей в монографии немало, например: «Немыслимо, чтобы за несколько современных часов, а не за миллионы лет, бесчисленные поколения микроорганизмов смогли выполнить свой поразительный «труд», так чтобы материки покрылись многокилометровой «гранитной оболочкой», толстым пластом горных пород и плодородным слоем почвы, чтобы Землю усеяли травы и деревья» [25, с. 230].

Это действительно «немыслимо» без Бога. А верующий христианин исповедует так: Вначале сотвори Бог небо и землю (Быт. 1, 1) - с её «гранитной оболочкой» и «плодородным слоем почвы».

Псевдонаучные сциентистские рассуждения обильно представлены в книге, причём полемика с оппонентами-креационистами выглядит не вполне солидно и даже карикатурно: «При принятии «24-часовой гипотезы» у неокреационистов буквально по любому поводу возникают проблемы. Например, после образования морей частички почвы, глины, песка, которые находились в воде, стекшей с материков, должны были бы осесть, чтобы в них могла жить рыба. Сколько времени понадобилось бы для этого при современных законах природы, при современном тяготении? Думается, что немало - месяцы, а может, и больше... Да и чем питаться рыбе?» [25, с. 230].

Признаемся сразу - мы не нашли в Священном Писании ответа на этот трудный и глубокомысленный вопрос - «чем питаться рыбе?» Про птиц небесных (появившихся, между прочим, также как и рыбы, из воды в пятый день) ответить было бы легче, ибо Господь сказал нам, что они не сеют, ни жнут, ни собирают в житницы, и Отец ваш Небесный питает их (Мф. 6, 27). Хочется верить, что Промысл Божий как-то позаботился и о пропитании рыб.

Справедливости ради отметим, что в самом библейском повествовании о Шестодневе предъявленного о. Леонидом противоречия не содержится: моря образовались в третий день (Быт. 1, 9), а заселены они были на пятый день (Быт. 1, 21). Так что в течение трёх дней все взвешенные частицы ила могли успеть, по Божьему смотрению, осесть на дно до появления в морях «рыб».

Похоже, что «возникают проблемы» не у «неокреационистов», а у о. Леонида Цыпина. Он рассуждает не как верующий человек, а как скептик-сциентист, когда саркастически замечает: «Проблема «неокреационистов» в том, что «24-часовая гипотеза» всё происходившее в течение Дней Творения делает чудесным: и землю, и воды, и растения, и животных...» [25, с. 231].

Это проблема не «неокреационистов». Это проблема еретиков-эволюционистов, не верующих в чудесное действие Творца, о Котором Церковь поёт псаломски: Помянух дела Господня, яко помяну от начала чудеса Твоя, и поучуся во всех делех Твоих, и в начинаниих Твоих поглумлюся. Боже, во святем путь Твой; кто Бог велий яко Бог наш? Ты еси Бог творяй чудеса (Пс. 76, 12-15).

Смехотворны и комичны «претензии» о. Леонида к креационистам, которые на самом деле оборачиваются претензиями автора к так писавшим библейским пророкам и к так учившим Святым отцам: «Неужели у Творца недостаёт времени, а есть всего лишь 144 часа?» [25, с. 231].

Никто из нас этого знать не может, единственное, что остаётся христианину - верить Божественному Откровению, а не оспаривать его.

Своё непонимание автор выражает в вопросе: «И если не только современные законы природы, но и вообще какие-либо законы должны были быть «выключены» в течение Дней Творения, тогда в чём состоит историчность Дней?» [25, с. 231].

Заметим, что законы тогда были не «выключены», но «пока ещё не включены». «Историчность» дней творения состоит не в том, что в них действовали нынешние законы, но в том, что Сотворение вселенной было совершено в шесть последовательных этапов. Каждый творческий акт был мгновенным. Творение же длилось шесть дней, как написано в Книге Бытия пророком Моисеем.

Святитель Иоанн Златоуст: «Всесильная десница Его (Бога) и беспредельная премудрость не затруднилась бы создать все и в один день. И что говорю - в один день? Даже в одно мгновение. Но так как Он создал все сущее не для Своей пользы, ибо не нуждается ни в чем, будучи вседоволен, - напротив, создал все по человеколюбию и благости Своей, - то и творит по частям, и преподаёт нам устами блаженного пророка ясное учение о творимом, чтобы мы, обстоятельно узнав о том, не подпадали тем, которые увлекаются человеческими умствованиями» [цит. по: 5, с. 57].

Протоиерей Леонид Цыпин желает воспринимать «историчность» Шестоднева иначе - как время действия современных естественных законов. И он приходит к принципиально неверному выводу: «Исторический подход к толкованию Шестоднева требует признания значительной длительности Дней Творения» [25, с. 231].

Иначе считали Святые отцы.

Святитель Григорий Нисский: «Творение столь великого мiра и его частей... как бы импровизировалось божественной силой, утверждаемое одновременно с повелением» [13, с. 14].

Обратим внимание на то, что наша позиция целиком и полностью подтверждается святоотеческими суждениями. Протоиерей Леонид Цыпин пытается оспорить это: «Вы скажете, что православные «неокреационисты» ссылаются на Отцов... Отцы считали всё происходящее во время Дней Творения реальностью, кроме самих, безусловно чудесных актов Божественного творения, созидающих, однако же, естественные законы» [25, с. 231-232].

Верно то, что Шестоднев был временем созидания вселенной и её законов. По этой именно причине законы, действовавшие в мiре прежде завершения его Сотворения, не могут совпадать с законами, действующими сегодня. Так состояние младенца во время рождения отличается от его жизни после завершения родового процесса (причём вначале есть надобность в акушерке, а потом - в кормилице).

Другая причина отличия законов нынешних от первоначальных - грехопадение, приведшее к появлению смерти и тления.

 

6. О мнимой «тленности» первозданного мiра

 

Протоиерей Леонид Цыпин занял крайнюю позицию в отношении вопроса о нетленности райского мiра до грехопадения.

Вопреки свидетельству Священного Писания, вопреки согласному мнению Святых отцов, вопреки ясному догматическому учению Православной Церкви он в своей книге пытается оспорить утверждение о нетленности всего первозданного Божьего мiра: «Здесь с очевидностью говорится о человеческом мiре, но не обо всём земном» [25, с. 206].

Протоиерей Леонид учит: «Шестоднев подразумевает, что смерть и тление, как минимум на уровне растений, в Раю неминуемо были: потреблялись в пищу растения, они повреждались и должны были разлагаться. Были также выделения животных организмов» [25, с. 215].

Здесь, похоже, представлено яркое описание реалий райского мiра, увиденного через очки падшего греховного состояния наблюдателя.

Господь в евангельской притче не позволил «жателям»-Ангелам прополоть пшеничное поле с целью истребить вредные растения - «плевелы» (Мф. 13, 24-30). Тем более, не попустил бы Премудрый Творец уничтожения полезных зелёных насаждений в Эдемском саду, где не было сорняков - терний и волчцов.

Бог определил для человека: Всяку траву семенную сеющую семя и всякое древо, еже имать в себе плод семене семеннаго, вам будет в снедь (Быт. 1, 29). Также и всем прочим созданным тварям Бог положил всяку траву зелену в снедь (Быт. 1, 30). Однако следует ли считать это Божье установление обречением растений на смерть?

Пострижение газона не вредит ему, но является полезным и лишь укрепляет корни. Поэтому безапелляционное заявление о. Леонида о том, что «смерть и тление» у растений в Раю «неминуемо были», является логически необоснованным, а в духовном смысле - просто неверным. Стрижка не рассматривается никем, как пример «смерти и тления», поскольку безопасна для организма и не приносит вреда. Подобным образом, если лист салата или петрушки будет использован в пищу, это не приводит к непременной гибели растения, но лишь обновляет его свежие побеги. Также и собирание плодов не убивает организм растения, но содействует облегчению его ветвей (и даже может способствовать размножению посредством распространения плодовых семян). Бог не обрекал райские растения на гибель.

Относительно замечания о. Леонида о том, будто растения в райском саду «повреждались» и «должны были разлагаться», следует сказать, что это - мнение, далёкое от понимания райской природы.

Преподобный Григорий Синаит: «Поставленный посреди тления и нетления, он (Эдемский сад) всегда и обилен плодами, и цветущ цветами, и зрелыми, и незрелыми. Падающие дерева и плоды зрелые превращаются в землю благовонную, не издающую запаха тления, как дерева мiра сего. Это - от преизобилия благодати освящения, всегда там разливающейся» [15, с. 181].

Созвучно писал преподобный Симеон Новый Богослов и некоторые другие Святые. Странным при этом представляется то, что о. Леонид Цыпин принципиально исключает эти мысли из святоотеческого толкования Шестоднева: «Мнения преп. Григория и Симеона о Рае, твари и человеке относятся, скорее всего, к подвижническому опыту восхищения в Божественные обители, а не к вдохновенному толкованию Шестоднева» [25, с. 215].

Похоже, автор этих слов не признаёт того, что из одного истинного источника, от Духа Святого, черпали угодники Божии и знание о Рае, и верное толкование Священного Писания.

Православную точку зрения по этому вопросу выразил иеромонах Дамаскин (Христенсен): «Святые отцы говорят нам, что до грехопадения Божье творение было иным, чем после него. Сами законы природы были другими. Поэтому когда сегодня учёные пытаются воссоздать прошлое и строят свои выводы на основе современных процессов и физических законов, они упираются в исторический порог грехопадения человека, радикально изменивший эти законы» [14, с. 67].

Протоиерей Леонид нападает на эти резонные слова о. Дамаскина с безжалостной критикой. Он усматривает почему-то в его позиции «идею пересотворения всего мiра в результате грехопадения», а автора-»неокреациониста» именует «крайним представителем этого направления» [25, с. 204].

Однако о. Дамаскин ни слова не сказал о «пересотворении». К тому же он выражает не своё оригинальное богословское мнение, но излагает обоснованное и догматически безупречное учение Православной Церкви о грехопадении. По сути, неправедная критика о. Леонида обрушивается на святоотеческое Предание.

Он приводит следующие слова иеромонаха Дамаскина: «На основании равно Ветхого и Нового Заветов Святые отцы учат нас, что в первозданном мiре не было смерти, тления и распада. В книге Премудрости Соломона мы читаем: Бог смерти не сотвори... Яко Бог созда человека в неистление.., завистию же диаволею смерть вниде в мiр... (Прем. 1, 13; 2, 23-24). Это ещё одно свидетельство того, что мiр до грехопадения находится вне досягаемости научного исследования. Раз в том мiре не было смерти, ископаемых существ следует отнести к периоду после грехопадения» [цит. по: 25, сс. 204-205].

Желая оспорить эту мысль, о. Леонид привлекает расширенную цитату стихов из Книги Премудрости Соломоновой и делает следующий обескураживающий вывод: «По обобщённой форме этого высказывания можно подумать, что это относится вообще ко всему живому, и иером. Дамаскин именно такой смысл ему придаёт» [25, с. 205].

Действительно, отец Дамаскин именно такой смысл придаёт этим словам Священного Писания. И он абсолютно прав, поскольку ровно такой смысл вложен в них премудрым царём Соломоном. Между прочим, эти же цитаты в том же контексте и с той же целью приводит священномученик Мефодий Патарский [21, с. 212]. А расширенная цитата не только не опровергает мысли иеромонаха Дамаскина, но лишь убедительнее подтверждает её: Бог не сотворил смерти и не радуется погибели живущих; ибо Он создал всё для бытия, и всё в мiре спасительно, и нет пагубного яда, нет и царства ада на земле. Праведность бессмертна, а неправда причиняет смерть (Прем. 1, 13-15).

Протоиерей Леонид, пренебрегая очевидным смыслом текста, утверждает, будто «всё это относится исключительно к человеку» [25, с. 205]. Развивая свою мысль, автор доходит до страшного обвинения: «Иеромонах Дамаскин создаёт у читателя ложное свидетельство Священного Писания об отсутствии смерти в живом мiре до грехопадения человека» [25, с. 206]!

Обвинение дикое и несправедливое. На самом деле, о. Дамаскин свидетельствует Православную истину о том, что, согласно Священному Писанию, смерть до грехопадения отсутствовала.

О подчинении изначально нетленной твари суете и тлению по вине человека писал святой апостол Павел: Чаяние бо твари: откровения сынов Божиих чает; суете бо тварь повинуся не волею, но за повинувшаго ю, на уповании, яко и сама тварь свободится от работы истления в свободу славы чад Божиих. Вемы бо, яко вся тварь с нами совоздыхает и сболезнует даже доныне (Рим. 8, 19-22).

Святитель Феофан Затворник, обобщая мнение многих Святых отцов, поясняет: «Сама тварь с нетерпением ожидает нашей будущей славы. Почему? - Потому, что быв создана нетленною, по причине грехов человеческих сделалась тленною, ибо и мы из нетленных сделались тленными» [24, с. 504].

Итак, смертность и тление твари не изначальны и не вечны. По учению Церкви, они имеют начало в грехопадении Адама и прекратятся с наступлением Царства Христова. Утверждая противоположное, о. Леонид Цыпин высказывает неправославное суждение, а обвиняя православного богослова в мнимом «ложном свидетельстве» усугубляет свой грех.

Протоиерей Леонид признаётся, что он не находит «ясного библейского обоснования» своим мыслям, и поэтому пытается отыскать «нечто подобное» не в Священном Писании, а у Святых отцов: «Справедливости ради отметим, что хотя ясного библейского обоснования отсутствия смерти живых существ до грехопадения человека нет, но некоторые Отцы нечто подобное всё же утверждали, и это составляет проблему» [25, с. 206].

Этими словами автор бросает вызов всему стройному вероучению апостольской Церкви. Если бы ему удалось подтвердить, что среди Святых отцов встречаются мнения о существовании смерти до грехопадения, то это действительно оказалось бы догматической «проблемой» для Православия.

В следующей главе мы рассмотрим все святоотеческие цитаты, приводимые о. Леонидом Цыпиным для обоснования своей мысли и убедимся в том, что ни одна из них в действительности не подтверждает мнения автора.

Печальнее всего то, что в среде эволюционистов эта фальшивая аргументация принята (при полном отсутствии критического анализа) за чистую монету и распространяется богословами-модернистами [22] под видом одного из «мнений Церкви».

Эту ложь следует обличить, как не имеющую никакого основания в Православном Предании.

 

Литература

1. Августин, блаж. Исповедь блаженного Августина, епископа Гиппонского. М.: RENAISSANCE. 1991.

2. Августин, блаж. О книге Бытия, буквально. Творения. Ч. 7. Киев. 1912.

3. Амвросий Медиоланский, свт. Шестоднев // Божественное откровение и современная наука. Альманах. Вып. 1. М.: Паломник, 2001.

4. Афанасий Великий, свт. Творения. Том 2. Изд-во Спасо-Преображенского Валаамского монастыря. 1994.

5. Библейские комментарии отцов Церкви и других авторов I-VIII веков. Ветхий Завет I. Книга Бытия 1-11. Изд-во: Герменевтика, 2004.

6. Болотов В.В. Лекции по истории древней Церкви. Т. IV. М.: Изд-во Спасо-Преображенского Валаамского монастыря. 1994.

7. Буфеев Константин, свящ. О церковной оценке тейярдизма и о прославлении иеромонаха Серафима (Роуза) в лике святых Русской Православной Церкви. Сб. Православное осмысление творения мiра. М.: МПЦ «ШЕСТОДНЕВЪ». 2005.

8. Буфеев Константин, свящ. Православное вероучение и теория эволюции. СПб.: Общество свт. Василия Великого. 2003.

9. Буфеев Константин, прот. Православное учение о Сотворении и теория эволюции. М.: Русский издательский центр имени святого Василия Великого. 2014.

10. Буфеев Константин, свящ. Шестоднев и арианская ересь. // Православное осмысление творения мiра. XIV Международные Рождественские Образовательные Чтения. Сборник докладов. Вып. 2. М.: МПЦ «ШЕСТОДНЕВЪ», 2006.

11. Василий Великий, свт. Беседы на Шестоднев. // Творения Ч. I. Свято-Троицкая Сергиева Лавра. 1900.

12. Викентий Лиринский. Памятные записки Перегрина. М. 1999.

13. Григорий Нисский, свт. Об устроении человека. СПб.: Аксиома, 1995.

14. Дамаскин (Христенсен), иером. Спасение в свете Творения. // Право-славное осмысление творения мiра. XIV Международные Рождест-венские Образовательные Чтения. Сборник докладов. Вып. 2. М.: МПЦ «ШЕСТОДНЕВЪ», 2006.

15. Добротолюбие. Т. 5. М. 1895.

16. Ефрем Сирин, прп. Творения. Том 2, 6. Издательство «Посад». 1901 // Репринт: М. 1995.

17. Иоанн Златоуст, свт. Беседы на книгу Бытия. М.: Изд-во МП. 1993.

18. Иоанн Кронштадтский, св. прав. ПСС. Т.1, СПб. 1893 // Репринт: Изд. Л.С.Яковлевой. 1994.

19. Канонник. М.: Изд-е МП РПЦ. 1986.

20. Макарий (Булгаков), архиеп. Православно-догматическое богословие. Т. 1,2 СПб. 1857.

21. Мефодий Патарский, епископ и мученик. О воскресении, против Оригена. // Творения св. Григория Чудотворца и св. Мефодия епископа и мученика. М.: «Паломник». 1996.

22. Мумриков Олег, свящ. О допустимости «естественно-научного» прочтения Священного Писания и церковной рецепции научных картин мiра. // Вся премудростию сотворил еси...Труды семинара ПСТГУ «Наука и вера». Вып. 1. М.: Изд-во ПСТГУ. 2011.

23. Серафим (Роуз), иером. Православное понимание книги Бытия. М., 1998.

24. Феофан Затворник, свт. Толкования посланий апостола Павла. Послание к римлянам. М.: Сретенский монастырь, 1996.

25. Цыпин Леонид, прот. Вселенная, Космос, Жизнь - три Дня Творения. Киев: «Пролог». 2008.

26. Цыпин Леонид свящ. Так чем же являются Дни Творения? Киев: Пролог. 2005.

 

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Константин Буфеев:
Все статьи автора
Последние комментарии
«К нам запускают прямую цензуру»
Новый комментарий от
2020-08-06 14:48
Душа разбойника
Новый комментарий от Аризона
2020-08-06 14:44
Размышления по поводу «Размышлений»
Новый комментарий от В.Р.
2020-08-06 14:32
Александр Григорьевич Сиад Барре
Новый комментарий от Kiram
2020-08-06 14:26
Связь Ходорковского с ЦРУ
Новый комментарий от Андрей Козлов
2020-08-06 13:40