itemscope itemtype="http://schema.org/Article">

Там, где багряное солнце встает...

Дальний Восток: этническая история

Бывший СССР  Новости Москвы 
0
11614
Время на чтение 54 минут



В самой восточной части исторической России расположен Дальний Восток. Именно так называется (несмотря на мнения самих дальневосточников, что это Москва находится на дальнем Западе) обширная территория, протянувшаяся на 4,5 тыс. км от Берингова пролива до российско-корейской границы. Эта территория сильно изрезана омывающими её морями - на севере Чукотским, на востоке - Охотским и Японским. Дальний Восток покрыт горными хребтами, идущими, как правило, параллельно морскому побережью. Вытянутость по широте, изрезанность береговой линии и т.п. - всё это привело к чрезвычайному разнообразию природных условий региона. В регионе можно выделить такие географические части, как Приморье, Приамурье, Камчатка, Сахалин, Чукотка. Достаточно часто под понятием «Дальний Восток» понимается только южная часть региона - Приамурье (Хабаровский край и Амурская область), Приморье (Приморский край) и Сахалин (Сахалинская область). Более северные и весьма отдалённые даже по местным масштабам Камчатка, Чукотка и побережье Охотского моря как местными жителями, так и приезжими из Европейской России обычно рассматриваются как отдельные регионы.

Дальний Восток расположен в полосе муссонов, что отражается на его своеобразном климате. Владивосток, расположенный на широте Сочи, зиму имеет холоднее, чем в Архангельске, но лето здесь вполне субтропическое. Русских переселенцев поражало то, что наводнения здесь бывают не весной, как обычно в Европейской России, а в конце лета, когда без конца льют муссонные дожди, принесённые морем. Климатические условия Дальнего Востока обусловливают близкое соседство растений и животных, свойственных совершенно разным географическим зонам. Так, в низовьях Амура водится северный олень, а в южной части Приморского края растёт лотос. Сосна, увитая лианой - заезженный журналистский штамп о дальневосточной природе. Владивостокцы любят говорить, что для их города широта крымская, да долгота колымская.

В северной части Дальнего Востока (Чукотка, Камчатка, побережье Охотского моря) влияние на климат оказывают, помимо северного расположения, также и действия холодного камчатского течения и ветров с Северного Ледовитого океана. В результате климат здесь суровый, с температурами, резко пониженными по сравнению с теми, которые должны быть на соответствующей широте. Магадан, расположенный на широте Санкт-Петербурга и Стокгольма, считается примером северного города. Вегетационный период севернее устья Амура нигде не достигает 90 дней в году.

В южной части региона климат несравненно благоприятнее, но гористый рельеф, повышенная влажность, сложности, вызванные муссонным климатом - всё это затрудняет хозяйственное освоение края. При этом Дальний Восток очень богат природными ресурсами. Обширные леса с ценными породами деревьев и массой пушного зверя, богатейшие рыбой и морским зверем моря, огромное количество полезных ископаемых - всё это Дальний Восток сегодня.

Дальний Восток является дальним для России не только потому, что действительно расположен дальше всех остальных территорий исторической России, но ещё и благодаря «молодости» этнической истории края, в результате которого ещё не сложилось других названий, кроме географических. Думается, что Дальний Восток ещё не сыграл той выдающейся роли в истории России, на которую способен.

Древнейшая история Дальнего Востока

Люди заселяли Дальний Восток с глубокой древности. Когда Европа и значительная часть Азии испытывали давление великого ледника, то на территории Дальнего Востока вообще почти отсутствовал ледниковый покров. Уникальная природа Дальнего Востока свидетельствует об этом. В уссурийской тайге и сейчас растут представители древней доледниковой флоры - бархатное дерево и маньчжурский орех, дикий виноград и лимонник, аралия и женьшень Примерно 150-200 тысяч лет тому назад в регионе появляется и человек.

В эпоху палеолита население Приамурья и Приморья было немногочисленным. Основными его занятиями были охота на диких животных, рыболовство и собирательство.

В конце палеолита на Земле произошло значительное потепление климата. Тогда и сформировался климат дальневосточного региона, близкий к сегодняшнему: резко континентальный, со снежной зимой и жарким летом в удаленных от моря районах и более влажный и мягкий на побережье.

Однако в целом природные условия региона ещё не были благоприятными для развития самостоятельной земледельческой цивилизации. В VII-XIII веках южная часть Дальнего Востока входила в состав недолговечных кочевых империй, объединявших различные племена, в основном тунгусского происхождения, и испытавшие влияние китайской культуры. Впрочем, монгольские завоевания Чингисхана сокрушили все местные государственные образования, разрушили все местные города. В результате здесь исчезло всякое подобие цивилизованной жизни, тайга поглотила следы древних городов, дворцов и храмов.

К середине XVII века будущий российский Дальний Восток населяли несколько десятков тысяч аборигенов, относящихся к различным языковым семьям. В верховьях Амура жили дауры, относящиеся к монгольской группе алтайской семьи. Далее по Амуру вплоть до впадения в него реки Уссури жили дючеры, потомками которых являются нанайцы (гольды) и ульчи. Ещё восточнее, в горах и предгорьях Сихотэ-Алиня, на землях современного Приморского и южной части Хабаровского краев, жили удэгейцы. В устье Амура и северной части острова Сахалин жили нивхи (гиляки), относящиеся к палеоазиатским народам. Палеоазиатские народы заселяли также Камчатку (ительмены, коряки) и тундру (чукчи, эскимосы). К Охотскому морю и Амуру выходили отдельные поселения тунгусов (эвенков). Тунгусы кочевали по горным хребтам бассейна Амура и по реке Амгуни. Впоследствии амгуньские тунгусы образовали небольшую народность негидальцев.

На берегах Северного Ледовитого океана проживали также юкагиры, относящиеся к уральской языковой семье.

Хозяйственное и культурное развитие всех этих народов было весьма различным. Дауры и дючеры занимались земледелием. Они выращивали рожь, пшеницу, ячмень, овёс, просо, гречиху, полевой горох и коноплю. Разводили лошадей, крупный рогатый скот и свиней. У них складывались сильная власть вождей и зачатки государственности. Для остальных этносов региона был характерен родовой строй, а в хозяйственной жизни преобладали охота, рыболовство и лесные промыслы. Местные племена не входили в какие-либо политические союзы, ясака никому не платили.

Всё в регионе радикально изменилось после появления в регионе русских землепроходцев. Первыми на побережье Охотского моря в районе устья реки Ульи вышли в 1639 году казаки Ивана Москвитина. Обосновавшись здесь, Москвитин исследовал побережье к северу и югу от реки. Во время походов на юг спутники Москвитина услышали от местных жителей о богатой реке Амур.

В 1639 - 1640 годах отряд М.П.Перфильева плавал вверх по реке Витиму до речки Цыпир. В 1641 году по пути Перфильева ходил отряд казаков и промышленных людей во главе с письменным головой Е.Бехтеяровым.

15 июня 1643 года под руководством Якутского письменного головы Василия Пояркова начала свой долгий путь большая экспедиция из 132 человек. По рекам Лене и Алдану, через перевал Станового хребта Поярков с товарищами вышел к притоку реки Зеи. С устья Зеи начался поход Пояркова по Амуру, закончившийся на устье этой реки. Впервые в истории Амур был пройден на всём протяжении. Одновременно Поярков узнал от местных аборигенов о существовании острова Сахалин. Местных жителей Поярков объявлял подданными русского царя и собирал с них ясак. На устье Амура отряд зимовал, а весной 1645 года вышел в Охотское море. Вторично зимовали недалеко от устья реки Улья. Только в середине июня 1646 года Поярков возвращается в Якутск.

В.Д.Поярков дал подробное описание своего похода, сделал «чертёж» посещённых им рек, рассказал о быте и нравах встреченных им народов, которых привел в подданство русского царя. Труднейшее плавание по Амуру ставит имя Пояркова в один ряд с именами выдающихся путешественников.

В это же время другие русские экспедиции продолжали осваивать побережье Тихого океана. В 1647 году Семён Шелковников основал Охотский острог - первый русский порт на Тихом океане.

Совершенно особое место в истории Приамурского края занимает деятельность Ерофея Павловича Хабарова, в 1649-1658 годах совершившего несколько походов на Амур. В результате походов Е.П.Хабарова приамурское население приняло русское подданство, Приамурье стало быстро осваиваться русскими. Там появились русские остроги, крепости, зимовья, и среди них Албазинский (в 1651 году), Ачинский (1652), Кумарский (1654), Косогорский (1655) и другие. В Приамурье образовался Албазинский уезд во главе с воеводой.

В документах того времени упоминаются русские деревни-слободы: Солдатово, Покровская, Игнашино, Монастырщина, Озерная, Паново, Андрюшкино. Всего в 1680-х гг. по реке Аргунь было свыше 20 русских земледельческих поселений. Албазинский уезд быстро занял ведущее положение по хлебопашеству, и в 70-х годах XVII века снабжал всё Забайкалье и другие районы Восточной Сибири.

Первым экспедициям на Амур поручалось приводить местное население в российское подданство «не боем», а «ласкою» и обещать им защиту. Только в случае «непослушания» разрешалось применять силу («ратный обычай»). Хабаров и «лаской», и силой, сжигая укреплённые городки дауров, привёл местное население под «высокую государеву руку».

Однако процесс освоения края был прерван в связи с агрессией Цинской империи. Напомним, что в 1644 году достаточно малочисленное племя маньчжуров, относящееся к тунгусской группе алтайской языковой семьи, жившее в южной части обширного региона, названного Маньчжурией, завоевало Китай, основав новую династию Цин. Разумеется, маньчжуры, только что покорившие Китай, с удивлением обнаружившие, что на границах их исконных земель появились какие-то новые пришельцы, немедленно начали боевые действия против них.

Уже в 1652 году 2 тысячи хорошо вооруженных маньчжуров напали на отряд Е. Хабарова, зимовавшего в Ачинском остроге. Казаки разбили маньчжурское войско, потери которого составили 67 человек. Казаки потеряли 18 человек убитыми и 78 ранеными.

В 1655 году цинские войска, численностью до 10 тысяч человек, напали теперь на Кумарский острог, где зимовал отряд Онуфрия Степанова. Все их атаки казаки успешно отбили и цинские войска ушли восвояси.

Через два года, летом 1657-го, маньчжуры на 47 судах напали на отряд О. Степанова на реке Сунгури. На этот раз они одержали победу, погибли О. Степанов и с ним 270 казаков и служилых людей. Собранный казаками ясак маньчжуры забрали себе.

Убедившись в том, что русские казаки прекрасные воины, Цинский двор приступил к подготовке масштабных военных действий. Чтобы затруднить существование русских, он решил создать «мёртвую зону» на границе - стал выселять дючерское и даурское население из родных мест по Амуру и нижнему течению Сунгари в глубинные районы Манчжурии, а их улусы разорялись и сжигались. В результате и без того редкое население амурских земель почти полностью исчезло. Когда в середине XIX века в этих местах оказались русские переселенцы, то общее число амурских аборигенов не превышало нескольких тысяч человек.

Между тем, русско-маньчжурская война продолжалась. Весной 1685 года специально сформированная для этого армия маньчжуров, насчитывавшая до 50 тысяч пеших воинов и до одной тысячи конницы, имевшая на вооружении 100 пушек, окружила русский город Албазин, где имелось всего 450 служивых людей, крестьян и купцов, 3 пушки и 300 мушкетов.

Штурм Албазина продолжался несколько дней. Взять пылающий город маньчжуры не смогли, и были вынуждены пойти на переговоры. В результате перемирия, албазинцы выговорили себе право покинуть город и уйти в Нерчинск. После этого маньчжуры разрушили город, сожгли русские селения по Амуру, но посеянные хлеба не тронули. Это дало русским людям возможность вернуться и заново отстроить Албазин.

С учетом прежнего опыта осады, они возвели вокруг города двойные деревянные стены, засыпав промежутки землей, создав высокий вал высотой 6 метров. К началу 1686 года в городе проживало более тысячи человек. Поскольку от маньчжурских походов страдало не только русское население Приамурья, но и коренное население, из их числа и под руководством местного князя Гантимура в 1687 году был создан совместный отряд.

Летом 1686 года маньчжурская армия численностью в 11 тысяч человек с 40 полевыми пушками вновь осадила Албазин. В городе было всего 1 220 человек, из них только 826 воинов, и 18 пушек. Несмотря на такое неравенство, албазинцы отражали натиск маньчжуров в течение полугода. К концу осады в живых остались лишь 150 защитников Албазина, но враг так и не смог овладеть городом. В конце концов, сложилась патовая ситуация - маньчжуры не могли взять Албазин, но и русские не смогли выгнать маньчжур.

Посланная русским правительством в Китай русская миссия в октябре 1685 года достигла Пекина, и начались русско-китайские переговоры. Было достигнуто соглашение о прекращении осады Албазина и отводе маньчжурских войск с русской территории. Русская сторона обязалась не выходить на Амур для сбора ясака с местного населения.

Не имея возможности перебросить в Приамурье крупные военные силы, Россия подписала Нерчинский договор в 1689 году. Согласно территориальным статьям, российские подданные покидали левобережное Приамурье. Но вообще этот договор не устанавливал границу между Россией и Китаем в общепринятом смысле. Впрочем, берега Японского моря и острова Сахалин с Курилами вообще не упоминались в договоре

Точной границы между двумя государствами установлено не было. Огромный край, успешно осваивавшийся почти 40 лет, превращался в пустынную, почти не населённую, никому не принадлежавшую полосу.

Длительная оборона Албазина навсегда вошла в историю героических подвигов русского народа. Но амурский вопрос на 250 лет остался нерешённым.

Однако, если с амурскими землями возникли проблемы, то в северной части Дальнего Востока русские землепроходцы продолжали действовать весьма успешно.

В 1697 году русские землепроходцы проникли на Камчатку. Практически одновременно русские промышленники начали масштабную добычу морского зверя в Беринговом и Охотском морях, исследуя Курильские и Алеутские острова, проникая на Аляску. Но, парадоксальным образом, на несравненно более благоприятные амурские земли русские вновь пришли значительнее позднее, уже в середине XIX столетия.

Дальний Восток становится русским

Конечно, русские бывали на Амуре и ранее. Так, некий крестьянин А. Кудрявцев в 1817-1821 гг. побывал в низовьях Амура, а старообрядец Г. Васильев в 1826 году спускался по Амуру до устья и оттуда прибыл в Удский острог.

В 1844 году, путешествуя по северу и дальним областям Сибири, академик А.Ф. Миддендорф попал на реку Амур. Его изыскания позволили установить приблизительный маршрут русла Амура. В 1845 году ссыльный бывший офицер Д. И. Орлов также побывал в низовьях Амура. Год спустя в этих же местах побывал А. М. Гаврилов на корабле «Константин». Впрочем, только открытия Г. И. Невельского позволили окончательно установить устье Амура.

Освоение южной части Дальнего Востока в середине ХIХ века почти не было делом далёкого петербургского правительства. Ведущую роль в том, что Россия является мощной тихоокеанской державой, сыграли несколько человек - военных, дипломатов и администраторов.

«Ничейные» амурские земли не могли долго оставаться ничейными. К середине XIX века такое положение особенно становилось нетерпимым. Рано или поздно эти земли достались бы кому-нибудь. Или Китай, или западные страны, успешно отобравшие у Китая Гонконг и открывшие множество портовых городов, завладели бы этим краем. Но, к счастью, в России нашлись деятельные люди, выполнившие свой долг перед Родиной, даже если в тот момент это входило в противоречие с постановлениями петербургских чиновников.

В 1849 году капитан Геннадий Иванович Невельской (1813-1876), действуя исключительно по собственной инициативе, исследовал нижнее течение Амура, уточнив, что Сахалин остров, а не полуостров. Невельской в интересах науки и России пошел на нарушение царской воли. В самом деле, император Николай I, получив доклад графа Нессельроде - министра иностранных дел, - в котором заявлялось о ненужности России тихоокеанских территорий, которые приводят только к критике России со стороны западного общественного мнения, наложил высочайшую резолюцию: «Вопрос об Амуре, как о реке бесполезной, оставить»[1]. Таким образом, Невельской с формальной точки зрения, изучая берега Сахалина и нынешнего Приморья, совершал должностное преступление. Невельской не только совершил несколько значительных географических открытий, но и поднял русский флаг на всех новооткрытых землях. 29 июня 1850 года Г.И.Невельской поднял русский флаг в низовьях Амура и основал на мысе Куегда Николаевский пост (Николаевск-на-Амуре), ставший с 1855 года главной морской базой страны на Тихом океане.

Невельского поддерживал генерал-губернатор Восточной Сибири Николай Николаевич Муравьёв (1809-1881), в дальнейшем получивший почётное прибавление к фамилии «Амурский». Решительный политик и талантливый администратор, Муравьёв стремился обеспечить России удобный выход к океану (ведь удалённая даже для Сибири Камчатка и замерзающий порт Охотск не могли превратить страну в настоящую тихоокеанскую страну). По его инициативе в 1851 году была создана самостоятельная Забайкальская область. Одновременно было создано Забайкальское казачье войско. В него входили как «коренные» казаки, потомки землепроходцев XVII века, ранее не составлявшие отдельного войска, так и зачисленные в казачье сословие крестьяне. Одновременно Н.Н.Муравьёв перенёс главный порт Сибирской флотилии в Петропавловск-Камчатский, предварительно укрепив этот город. Когда грянула Крымская война, одним из театров которой стал Дальний Восток, то старания Муравьёва себя полностью оправдали. Между тем, Муравьёв, наживший себе множество врагов в петербургских кругах своей борьбой с коррупцией, сильно рисковал вызвать гнев монарха своей активностью, которая не нравилась дипломатам западных стран.

В условиях начавшейся войны Муравьёв решил воспользоваться тем, что постоянно мучивший петербургских бюрократов вопрос: «что скажет Европа» на любую защиту Россией своих интересов, - теперь стал не актуален. Генерал-губернатор в 1854 и 1855 гг. организовал сплавы по Амуру. На плотах, лодках, пароходах и прочих плавсредствах вниз по Амуру были отправлены солдаты, моряки и казаки, а также первопоселенцы. Их задачей было не только занятие территорий по левому берегу Амура, но и начало заселения края русским населением. Окончание войны не приостановило начало русской колонизации Амура.

В мае 1858 года Муравьёв, находившийся во главе очередного сплава, подошёл к Айгуню - китайскому административному центру на правом берегу Амура. 16 мая, после нескольких дней напряжённых переговоров, был заключен русско-китайский договор, по которому было проведено разграничение территории. Левый берег Амура становился российским владением, правый признавался китайским. Но договор ещё два года не был ратифицирован китайским богдыханом. Кроме того, этот договор оставлял открытым вопрос об Уссурийском крае (от реки Уссури до Японского моря). Окончательно граница была установлена лишь 2 ноября 1860 года, согласно Пекинскому договору.

Подписал этот договор ещё один выдающийся русский деятель - граф Николай Павлович Игнатьев (1832-1908). Ему выпала почётная обязанность завершить присоединение нового края к России. Игнатьев прибыл в Пекин в разгар третьей опиумной войны, когда англо-французские войска готовились к штурму китайской столицы, и выступил в качестве посредника между воюющими сторонами. Ему удалось убедить англичан и французов отказаться от штурма Пекина и умерить свои требования, тем самым он оказал большую помощь китайской стороне. За эту услугу Игнатьев добился ратификации Айгунского договора китайским богдыханом и согласия на разграничение в Уссурийском крае. 2 ноября 1860г., как уже говорилось, в Пекине Игнатьев заключил новый договор, устанавливающий границу по р. Уссури и до Кореи. В результате к России была присоединена территория современного Приморского края. Россия теперь твёрдой ногой стала на берегу Тихого океана.

Во время этих переговоров Игнатьев проявил недюжинные способности дипломата. Он умудрился добиться уступок и от западных агрессоров в Китае, и от самих китайцев. Сколько раз России приходилось проливать кровь за чужие интересы. Игнатьев умудрился сделать редчайший в нашей истории поступок, использовав в интересах России чужую войну.

Следует заметить, что Игнатьев так же, как Невельской и Муравьёв-Амурский, значительно превысил данные ему полномочия, действуя в интересах России по собственной инициативе. В Петербурге по-прежнему недооценивали значение для России Дальнего Востока и поэтому Игнатьев, проводя разграничения с Китаем, действовал самостоятельно, рискуя угодить под суд за превышение полномочий. К счастью, Александр II оценил заслуги Николая Павловича, произведя его в генерал-адъютанты. В дальнейшем Игнатьев продолжал трудиться на благо России на дипломатическом поприще. С его именем связано подписание Сан-Стефанского мирного договора 19 февраля 1878 года, закончившего Русско-турецкую войну 1877-1878 годов.

В том же 1860 году, когда Игнатьев вёл переговоры с китайскими чиновниками, русские моряки построили Владивосток. Теперь Россия окончательно стала тихоокеанской державой.

«Это вам не Сибирь...»

Первую четверть века после присоединения Дальний Восток считался частью Восточной Сибири. Будущий Тихоокеанский флот именовался Сибирской флотилией. Только в 1884 году было образовано Приамурское генерал-губернаторство в составе Забайкальской, Амурской и Приморской областей с центром в городе Хабаровске, что юридически отделило дальневосточные территории от Сибири. 1884 год можно считать годом, когда российский Дальний Восток официально был признан отдельным краем страны, отличающимся от прочих азиатских владений. К этому времени русская колонизация придала краю свои особые черты.

В середине XIX века население российского Дальнего Востока было крайне малочисленным. На момент подписания Айгунского договора 28 мая 1858 года численность коренного населения Приамурья и Приморья составляла всего 11,7 тыс. человек обоего пола (в том числе: 4 тыс. гольдов, 1,7 тыс. ороков, орочей и удэгейцев, 2,1 тыс. тунгусов и 3,9 тыс. гиляков). Некоторое количество гольдов переселилось в Маньчжурию под влиянием агитации китайских купцов. Заселение присоединённых земель стало важнейшей задачей российской власти.

В Забайкалье, которое стали относить к Дальнему Востоку (хотя его этническая история является частью истории Сибири), к 1861 году проживали 352 тысячи жителей. Именно им пришлось стать первопоселенцами амурских и приморских земель.

В пятидесятых годах XIX столетия в низовьях Амура Муравьёвым было образовано два округа - Николаевский и Софийский. Также были образованы Уссурийский казачий и Южноуссурийский округа. На эти территории, к началу шестидесятых годов, переселилось более трёх тысяч человек.

В 1856 году на территории будущей Амурской области были поставлены три русских поста. Весной 1857 года вниз по Амуру были двинуты первые три сотни казаков вновь сформированного из забайкальцев Амурского конного завода. С 1858 года начался процесс масштабного заселения Дальнего Востока русскими переселенцами.

С 1858 по 1860 гг. на Амур было переселено более 3 тысяч человек, преимущественно из государственных крестьян Сибири. Но до отмены крепостного права (19 февраля 1861 года) переселенческого движения на Дальний Восток как свободного и самостоятельного явления не было. Оно осуществлялось «по вызову правительства».

Начало 1860-х гг., то есть время отмены крепостничества, было временем запрета на дальнейшее расселение только что освободившихся крестьян. Бывшие владельцы крепостных «душ» опасались остаться без рабочей силы, и, вследствие этого, правительство запрещало миграцию крестьян на новые присоединённые территории. Впрочем, как и при освоении Черноземья, как и при колонизации Новороссии, правительство вынуждено было сделать исключение из правил. В результате Дальний Восток стал тем регионом страны, на который не были распространены законы, запрещающие переселение из прежних крепостнических губерний.

Правила для переселения на Амур, утверждённые в марте 1861 года и действовавшие с небольшими уточнениями до конца XIX века, объявляли Приамурье свободным для заселения всем российским подданным и предоставляли значительные льготы по прибытию на место. Переселенцы освобождались от государственных повинностей на 20 лет, от уплаты местных налогов на 3 года, а также от военной службы. Земля могла быть приобретена во временное пользование или в полную собственность. Временное пользование в течение 20 лет объявлялось бесплатным. На одну семью отводилось до 100 десятин земли. Если переселенец желал приобрести землю в полную собственность, он платил по 3 рубля за десятину и размер участка не ограничивался. Половина денег, полученных от продажи земли за первые два десятилетия заселения края, пошла на строительство дорог, телеграфа, учебных заведений, церквей и так далее.

Чуть позже, в апреле 1861г., появился указ Сената, предоставивший значительные льготы переселенцам. В соответствии с указом все, переселившиеся на Дальний Восток за собственный счёт, освобождались от отбытия рекрутской повинности в течение десяти наборов; они навсегда освобождались от уплаты подушной подати и лишь по истечении двадцатилетнего срока (со дня издания указа) должны были уплачивать поземельную подать.

Результаты были вполне благоприятны. Несмотря на все трудности сухопутного пути через Сибирь, новые правила переселения оживили людской поток на далёкую окраину страны. Двинулись на Дальний Восток также и пахари, охотники, моряки, золотоискатели.

Но, кроме экономических причин, были и иные. Первыми свободными переселенцами на Амуре стали раскольники-староверы. Здесь они не испытывали религиозных притеснений. В Амурской области старообрядцы составляли 10% всего населения[2]. Вообще на этой колонизируемой окраине имперские власти поневоле стали отличаться полной толерантностью в религиозных вопросах. Известия о том, что здесь никто не препятствует ни в чём ревнителям старой веры, распространились не только по всей России, но и нашли отклик даже за её пределами. В 1905-06 гг., как только пришло известие об окончательной отмене всех дискриминационных мер в отношении старообрядцев, примерно 3 тысячи староверов из Румынии и Австро-Венгрии переселились на русский Дальний Восток[3].

С 1858 по 1869 гг. на Дальний Восток переселилось более тридцати тысяч человек. Около половины всех русских переселенцев составили казаки из соседней Забайкальской области. Разумеется, для удержания обширного края за Россией этого было недостаточно. Первым переселенцам выпали особые трудности, и на них пришлась важнейшая обязанность развития нового российского края.

На протяжении первых 25 лет после воссоединения Приамурья с Россией наиболее быстро заселялась Амурская область. Это было естественно, так как Амур был единственным путём сообщения, вокруг которого сосредотачивалась деятельность людей.

В 1859 - 1882 гг. в Амурской области было основано 62 крестьянских селений, в Приморской области - 14. В целом в Приамурье прибыло за этот период более 14 тысяч человек, из них 5,7 тысяч обосновались в Приморской области.

Но этого было явно недостаточно. Тревогу вызывала и слабость военных сил Приамурья. К 1880 году здесь было 11,5 тысяч военнослужащих, в том числе и казаков. Между тем край приобретал всё более важное стратегическое значение.

Сухопутное переселение было особенно трудным. Переселенцы добирались до новых мест жительства за 2-3 года, часто останавливаясь из-за болезней, непогоды, в поисках заработка. Поэтому возникло вполне логичное решение перевозить переселенцев морским путём.

В 1882 году генерал-губернатор Восточной Сибири, в состав которой в то время входила и Приморская область, Г.Д.Анучин добился разрешения правительства на это. Рейсы осуществлялись на судах по маршруту Одесса - Владивосток через Суэцкий канал. Морские перевозки начались с 1883 года. Они сократили время пути на Дальний Восток до 40-45 дней. Хотя расстояние между Одессой и Владивостоком составляет 17 тысяч км, а по суше - 10 тысяч, но по морю движение было куда быстрым и комфортным. «Морские» переселенцы оседали главным образом в Южно-Уссурийском крае. Всего с 1883 по 1900 год морским путём было перевезено около 55 тысяч человек.

В эти же годы продолжалось и сухопутное переселение. До Томска переселенцы двигались по железной дороге, далее до Читы на лошадях и телегах, от Читы спускались на плотах. Подспорьем делу заселения края стало разрешение с 1893 года оставаться здесь военнослужащим нижних чинов, уволенных в запас. За ними закреплялось право в течение нескольких лет возвратиться на родину за счёт казны. Одновременно они получали надел земли и все переселенческие льготы. К 1897 году этим правом воспользовались 15 тысяч человек.

Всего со времени присоединения Приамурья с 1858 по 1903 года, то есть менее чем за 45 лет, сюда было переселено 126 тысяч крестьян. За это же время в состав Амурского и Уссурийского казачьих войск прибыло около 26 тысяч человек. Но, несмотря на видимый рост населения, оно оставалось крайне малым по сравнению с тем пространством, которое занимал край. Согласно данным переписи 1897 года, в рамках Амурской и Приморской областей первое место по численности занимало русское (великорусское) население - 162 545 человек (47,3%), второе - украинцы (54 422 человека, 15,8%), третье - китайцы (38 520 человек, 11,2%).

В то же время в пограничных с российским Приамурьем провинциях Китая проживало 13 миллионов человек.

Большинство русских и зарубежных путешественников, побывавших на Дальнем Востоке, подчёркивали бросающиеся в глаза отличия этого края от Сибири. Так, известный писатель и ещё более известный строитель железных дорог и городов Николай Георгиевич Гарин-Михайловский, совершив в 1899 году поездку на Дальний Восток, подъезжая к Владивостоку, отмечал: «Город открывается не сразу и не лучшей своей частью. Но и в грязных предместьях уже чувствуется что-то большое и сильное. Многоэтажные дома, какие-то заводы и фабрики. Крыши почти сплошь покрыты гофрированным цинковым железом, и это резко отличает город от всех сибирских городов... В общем, своеобразное и совершенно новое от всего предыдущего впечатление, и житель Владивостока с гордостью говорит: «Это уже не Сибирь»[4].

Действительно, в отличие от сибирских городов, в которых во многом сохранились многие черты быта патриархальной допетровской России, на Дальнем Востоке с самого начала колонизации преобладали образованные уроженцы малороссийских и черноземных губерний. Уровень грамотности переселенцев с самого начала был довольно высок. Кроме того, большинство вольных переселенцев относились к числу зажиточных крестьян (кулаков), обладавших силами и средствами для колонизации новых земель.

Новый период заселения Дальнего Востока начинается в первые годы XX века. В 1900 году открывается движение по Забайкальской железной дороге, а в 1902 году - по КВЖД. Новые пути сообщения ускорили приток в край переселенцев. Война с Японией (1904-1905 годы) временно нарушила переселенческие планы. Но сразу по окончанию войны, благодаря энергичной деятельности премьер-министра П. А. Столыпина, переселение на Дальний Восток приняло значительные масштабы.

В целом за 1900-1913 гг. в Приамурский край прибыло около 300 тысяч крестьян из других частей страны. Особенно впечатляет рост населения Южно-Уссурийского края (в советские времена стал называться Приморским краем). В 1897 году здесь насчитывалось 144 тысячи жителей, к 1908 году население составило 270 тыс., а в 1913 году достигло 480 тыс.

Кроме крестьян, на Дальний Восток переселялись казаки. На новых землях были созданы три новых казачьих войска - Забайкальское (в 1851 году), Амурское (1858 год) и Уссурийское (1889г).

Забайкальское казачье войско было создано Н. Н. Муравьёвым-Амурским путём объединения казачества, существовавшего с момента появления казаков-землепроходцев в 1639 году, а также повёрстанных в казачество местных крестьян (в том числе бурят) и отставных нижних чинов местных воинских частей. К 1917 году забайкальцев насчитывалось 265 тысяч человек.

Амурское казачье войско было создано Н. Н. Муравьёвым-Амурским в 1858 году, когда переселённые на Амур забайкальцы и перешедшие в казачье сословие отставные солдаты и крестьяне были организованы в самостоятельное войско. В 1889 году часть амурцев, проживавших по реке Уссури, составили отдельное Уссурийское казачье войско, ставшее последним из всех казачьих войск. К моменту революции амурцев насчитывалось около 50 тысяч человек, уссурийцев - 40 тысяч.

Казаки всех трёх войск не только охраняли границу и сражались с хунхузами - китайскими разбойниками, - но и валили лес, расчищали пашню, были обязаны заниматься ямской гоньбой, заготовлять дрова не только для себя, но и для Амурской флотилии и выполнять массу других повинностей, от которых давно были избавлены казаки «старых» казачьих войск в Европейской России.

Наконец, существовала и ещё одна категория переселенцев - ссыльные и ссыльно-каторжные. Основным местом ссылки был остров Сахалин, но в целом осуждённые люди широко использовались при строительстве железных дорог, работы в рудниках и лесоповале. Власти достаточно широко использовали ссыльных при освоении края, исходя из того, что если они погибнут, то их не жалко, при этом обходятся они значительно дешевле, чем вольные поселенцы. Еще Н. Н. Муравьёв-Амурский так напутствовал ссыльных, отправляя их на Амур: «С Богом, детушки. Вы теперь свободны. Обрабатывайте землю, сделайте её русским краем...» [5]

Новые переселенцы способствовали бурному хозяйственному развитию края. За первые 13 лет XX века посевные площади Приамурья увеличились в 2,5 раза и составили 600 тысяч десятин. Производство зерновых возросло с 12 миллионов пудов в 1900 году до 36 миллионов пудов в 1913 году. Основная доля прироста падала на вновь освоенные земли. Но потребности края в зерне удовлетворялись лишь на 40%.

На раннем этапе освоения Дальнего Востока его промышленность развивалась преимущественно за счёт разработки богатейших природных ресурсов. Наибольшее значение имели лесные и морские промыслы, рыболовство. В 1867 году было найдено рудное золото на острове Аскольд, затем - на материке, в районе Находки. Началась добыча угля.

В целом всё русское население Приморья и Приамурья в 1858 году составляло 6 406 человек, а в 1883 году - уже 78 764 человек, в 1897 году - 244,3 тысяч, в 1912 году - 662 тысяч. Примерно 30 тысяч составляли аборигенные этносы, из них примерно 18 тысяч - коренные жители Приамурья и Приморья. Кроме русских, в крае поселились 60 тысяч корейцев. Не менее 300 тысяч китайцев прибывали на летние работы, но обычно не оставались на долгое время. Наконец, в конце XIX на Дальнем Востоке проживали примерно 43 тысячи маньчжуров, но в годы русско-японской войны они были выселены из-за своих прояпонских симпатий.

Поскольку к Дальнему Востоку относили такие «старые», давно освоенные сибирские территории, как Забайкалье, то всё население Дальнего Востока к 1917 году насчитывало 1 700 тысяч жителей. 47% жителей родились за пределами Дальнего Востока.

Особенностью заселения края являлось то, что значительная часть переселенцев оседала в городах. По данным Всероссийской переписи населения 1897 года, в Европейской части страны горожане составляли 12,8%, в Сибири - 8,9%, в Амурской области - 27,3%, в Приморской - 22,7%. К 1915 году в Приморской области было более 6,3 тысячи населённых пунктов. В них проживало 316,3 тысяч человек, из них 43,5 тысяч человек - в Хабаровском уезде. Дальневосточные города сосредотачивали у себя значительную часть местного населения.

Население основанного в 1860 году Владивостока возросло с 28 тысяч в 1897 году до 90 тысяч в 1910 году. Постепенно этот город становился главным портом и центром всего края, полностью оправдывая название.

Быстро рос основанный Муравьёвым в 1858 году Хабаровск (до 1893 года Хабаровка). В 1884 году население города достигало менее 5 тысяч человек, в 1897 году - уже 15 тысяч, в 1917 году - около 50 тысяч человек.

А.П.Чехов, посетивший Хабаровку в 1890 году в ходе путешествия на Сахалин, был поражён не только красотой и дикостью амурских берегов, но и подвижничеством тех, кто связал с ними свою судьбу. В своих путевых заметках он назвал эту местность «краем дерзких людей», где «не боятся говорить громко».

Благовещенск увеличил своё население с 32 тысяч жителей в 1897 году до 52 тысяч в 1910 году.

Совместные усилия местных властей и общественности в деле развития народного образования имели результаты. По данным переписи 1897 года, уровень грамотности в Приморской области был 24,7%, в Амурской -24,3%, то есть превышал показатели как в Европейской России (22,5%) так и в Сибири (11,5%). Большое значение имело открытие в 1899 году во Владивостоке первого в крае высшего учебного заведения - Восточного института. В крае действовали миссионерские школы для детей коренных народов. Показателем распространения грамотности свидетельствовал тот факт, что в 1917 году выходило 200 газет и журналов[6].

Переселенцы прибывали на Дальний Восток со всей России, но постепенно среди них стали преобладать малороссы (украинцы). Причина этого обстоятельства понятна: природные условия Южноуссурийского края были несколько схожи с малороссийскими. Это давало основания набирать переселенческие партии преимущественно из числа украинцев. При планировании переселенческой политики на Дальнем Востоке учитывалась и специфика хозяйственной деятельности отдельных регионов Европейской России. Так, в Комитете по заселению Дальнего Востока в перечне вопросов, подлежащих рассмотрению в ближайшую очередь, имелся вопрос «о выяснении местностей, из коих по преимуществу должны направляться переселенцы на Дальний Восток, в целях заселения последнего лицами наиболее пригодными для оседлости в нем». Министр земледелия и государственных имуществ отмечал в докладе царю в 1895 году: «...наилучший колонизационный элемент дают малороссы и в особенности полтавцы и черниговцы, которых мне пришлось много видеть во время моей поездки» (в Сибирь)[7].

Эти мнения не остались на бумаге. В 1909 году в Амурской области малороссы составляли 40 % населения (ещё 10 % составляли старообрядцы из Тамбовской губернии, столько же выходцы из белорусской Могилевской губернии, 5% - забайкальские старообрядцы, 4% - выходцы из сибирских губерний, 3% - из губерний Поволжья).

Проживали на Дальнем Востоке также уроженцы всей Российской империи. Так, выходцы из Финляндии стали организаторами китобойного промысла. Во Владивостоке образовалась небольшая по численности община переселенцев из стран Западной Европы. Например, семья Бриннер из Швейцарии дала Владивостоку нескольких видных предпринимателей и деятелей культуры. Кстати, известный американский актёр Юл Бриннер также происходил из этой семьи.

В целом для Дальнего Востока весьма важную роль сыграло то обстоятельство, что заселение края происходило весьма поздно в историческом смысле. Это помогло избежать ошибок, совершённых при колонизации других регионов, привело к использованию при переселении новых видов транспорта (пароходов Добровольного флота или столыпинских вагонов на железной дороге), что и способствовало быстрому и эффективному освоению края.

Советский край

Революции 1917 года раскололи Дальний Восток так же, как и всю Россию. Здесь также разразилась жестокая гражданская война. Однако специфика Дальнего Востока проявилась в том, что, помимо красных и белых, особое значение здесь приобрели иностранные интервенты, в первую очередь японцы, пытавшиеся просто захватить русские земли, воспользовавшись русской междоусобицей. В результате на Дальнем Востоке значительнее сильнее, чем в других российских регионах, гражданская война в немалой степени приняла вид национально-освободительной войны против интервентов. Партизанская война в 1918-1920 гг. на Дальнем Востоке в определённом смысле была второй русско-японской войной. Поскольку большевики, вопреки собственной программе, оказались партией, выступающей против всех иностранных интервентов, то они сумели привлечь под красные знамёна массы людей, далеких от большевизма, но пошедших за большевиками как силой, «собирающей» распавшееся государство и ведущей вооружённую борьбу с интервентами. Не случайно именно здесь и смогло возникнуть такое явление, как Дальневосточная республика (ДВР), представлявшая собой не просто «буферное государство», но и порождение сложившегося в годы борьбы своего рода единого фронта всех национальных сил. Поражение «белых» было предопределено многими факторами, среди которых наиболее важным следует считать обращение к иностранной помощи, что сделало их в глазах местного населения предателями. Таким образом, несмотря на отсутствие на Дальнем Востоке помещичьего землевладения, а также достаточно высокий материальный и образовательный уровень местного населения, антибольшевистские силы не получили здесь массовой поддержки.

16 ноября 1922 года Народно-революционная армия Дальневосточной республики (как несколько лицемерно назвалась Красная армия) заняла Владивосток. Остатки разбитых белых частей отступили в Маньчжурию. «Буфер» в виде ДВР был ликвидирован за ненадобностью как выполнивший свою задачу. На территории прежней ДВР была образована Дальневосточная область с губерниями: Прибайкальской и Забайкальской, Амурской и Приамурской, Приморской (включая северную часть Сахалина), Камчатской (с прилегающими островами). Также в неё вошла полоса отчуждения КВЖД. Общая площадь новой административной единицы РСФСР составила огромную территорию - 2 637 тыс. кв. км (в 5 раз больше Франции).

К началу 1920-х гг. население Дальнего Востока состояло из трёх групп: малочисленных народностей Севера (3% от всего населения), переселившихся из центральных областей России, их потомков (87%) и иммигрантов соседних государств - Китая и Кореи (10%).

Хозяйство края к началу 1923 г. представляло собой руины. Из двухмиллионного населения Дальнего Востока в боях, от рук карателей, голода и болезней погибло более 80 тыс. человек. Посевные площади сократились вдвое, поголовье лошадей - основного в тот период вида транспорта и рабочей силы - на 33%, коров - на 39%. Общий ущерб для края от ведения боевых действий составил несколько сот тысяч золотых рублей.

И, тем не менее, Дальний Восток пострадал в годы Гражданской войны и интервенции в меньшей степени, чем другие территории Советской России. Сказались отсутствие здесь сплошной линии фронта, относительная ограниченность территории ведения боевых действий, обширность пространства и разбросанность населения. Определенную положительную роль в деле сохранения хозяйства региона сыграла Дальневосточная республика, благодаря которой край избежал крайностей военного коммунизма и красного террора.

Власти СССР рассматривали Дальний Восток как «окно в Азию», важный геополитический оплот на Тихом океане. При этом малая заселённость Дальнего Востока, территориальные претензии на его земли со стороны Китая и Японии, наличие большой белоэмигрантской диаспоры в Маньчжурии - всё это делало Дальний Восток «прифронтовым краем». Советские власти были, однако, полны решимости сделать его российским форпостом в Азии. Нехватка населения, отсутствие промышленности - всё это казалось преодолимым.

С 1922 г. в советской России была заложена плановая основа переселения на Дальний Восток. С конца 20-х г. государством поощрялась миграция коллективная, что было обусловлено процессами коллективизации в стране. В этой связи стимулировалось переселение целыми колхозами. В 1929 г. было отменено льготное переселение единоличников.

В 1920 - 30-е гг. промышленное строительство шло невиданными прежде темпами. Возводились десятки новых заводов и фабрик, росли новые города. Всесоюзную известность и поддержку получило начавшееся в 1932 году строительство города юности - Комсомольска-на-Амуре, - где уже в 1939 году насчитывалась 71 тысяча жителей, причем город продолжал стремительно расти. Население Владивостока за 13 лет - с 1926 по 1939 годы - выросло с 107,9 тысяч до 206 тысяч жителей. Еще стремительнее развивался Хабаровск, увеличивший за этот же срок население с 52 до 207 тысяч жителей. Петропавловск-Камчатский вырос с 17 до 35 тысяч человек.

Гораздо меньше было романтики в возникшем в начале 1930-х гг. Магадане, ставшем одним из главных центров северо-восточных исправительных лагерей НКВД СССР, а кроме того - столицей целого промышленного региона, созданного руками заключённых. Тогда началось хозяйственное освоение золота и полиметаллов в бассейне полярной реки Колымы. Правда, вопреки распространённому мнению, количество заключенных было не так уж и велико. На начало 1939 г., после разгула репрессий 1937-1938 гг., в трёх территориальных структурах ГУЛага, расположенных в этом регионе, насчитывалось чуть меньше 240 тыс. заключенных[8].

С целью дальнейшего заселения Дальнего Востока советские лидеры попытались создать на берегах Амура и рек Биры и Биджан «еврейский национальный очаг» в виде Еврейской автономной области. Еврейское переселение в Биро-Биджанский район началось в 1920-е гг. Этим вопросом занимались Комитет по земельному устройству трудящихся евреев (КОМЗЕТ) и общество по земельному устройству трудящихся евреев (ОЗЕТ) в СССР. Предполагалось к 1937 году переселить на Дальний Восток 150 тысяч евреев. Переселение евреев из мест прежней черты оседлости на место своего «очага» началось весной 1928 года. Число осевших переселенцев-евреев на 1 октября 1931 года составило 5 125 человек. Как видим, численность евреев в новом «очаге» оказалась незначительной. Но и это число вскоре стало быстро сокращаться из-за начавшегося бегства евреев из Биробиджана обратно в Европейскую Россию. Причина заключалась в том, что подавляющее большинство евреев не могли и не хотели валить тайгу и заниматься сельским хозяйством. Тем не менее, 7 мая 1934 года было провозглашено создание Еврейской автономной области. В 1939 году население ЕАО насчитывало 108 338 человек, из них 17 695 евреев (16,2 %), из которых на селе проживало 4 404 человека (в их число входили завскладами, бухгалтера и завклубами). Исход евреев из «своей» автономии продолжался все последующие годы, и в 2010 году евреев в ЕАО остались 1628 человек (1 % населения)

Наконец, на Дальний Восток было отправлено большое количество заключённых. По данным спецпереписи 1937 года, на Дальнем Востоке заключёнными числилось 544 тыс. человек, треть из которых были несовершеннолетние (то есть это были не заключённые, а беспризорники). Основная доля заключённых размещалась в Хабаровском крае и районах Крайнего Севера.

Переписью населения 1939 г. в границах Дальнего Востока было зарегистрировано 2 562 тыс. человек, а вместе с Якутией - 2 976 тыс. Следовательно, примерно за двадцать лет в результате массовых переселений как добровольных, так и принудительных, население Дальнего Востока (без Якутии) возросло в 2,6 раза! Речь идет о населении края в целом, а отдельные его районы возросли по своему населению во много раз. При этом численность жителей региона была намного больше, поскольку многие военнослужащие, заключённые, командировочные и некоторые другие категории населения регистрировались в советские годы не по месту их пребывания, а по месту призыва (военные), ареста (заключенные), основного места работы (командированные) и др.

Несомненным достижением 20 - 30-х гг. является повышение культурного уровня жителей Дальнего Востока. За несколько лет удалось практически полностью ликвидировать неграмотность среди взрослого населения. Все дети школьного возраста сели за школьные парты, в крае было введено всеобщее начальное образование.

Революционные образования произошли в эти годы среди аборигенов Дальнего Востока. В результате проведения национальной политики, направленной на повышение культуры отсталых прежде народов, они получили возможность в полной мере приобщиться к общественно-политической жизни Советского Союза. Туземцы обрели письменность на родных языках. Их дети сели за школьные парты. В середине 30-х гг. началось формирование национальной интеллигенции.

Итогом развития системы здравоохранения стало значительное снижение смертности, особенно детской, благодаря чему заметно возросли показатели естественного прироста населения.

В те же годы происходили и другие миграции, серьезно изменившие этнический состав населения региона. В 1937 году с Дальнего Востока выселили более 170 тыс. корейцев и китайцев. Из приграничных, наиболее благоприятных для жизни районов на север отправили тысячи семей раскулаченных и «политически неблагонадежных» лиц. Вообще в силу «прифронтового» положения Дальнего Востока «бдительность» НКВД была здесь особо масштабная.

Не оправдывая царившую тогда в СССР «шпиономанию», всё же надо отметить, что граница на Дальнем Востоке действительно периодически становилась линией фронта. В 1929 году на Амуре происходила локальная война с Китаем (точнее, с военными правителями Маньчжурии). В 1931 году Япония захватила всю Маньчжурию, и миллионная Квантунская армия открыто готовилась к вторжению. С этого времени пограничные инциденты происходили чуть ли не каждый день. Японская агентура, среди которой было много русских белоэмигрантов, проникая на советскую территорию, устраивала диверсии и покушения. Впрочем, советские власти также забрасывали на маньчжурскую территорию обученных в СССР бойцов китайской и корейской национальности, организуя партизанское движение в Маньчжурии. На Дальнем Востоке были размещены крупные подразделения Красной армии, и теперь граница была, как с гордостью звучал тогдашний политический лозунг, на замке.

В 1938 и 1939 гг. между Японией и СССР проходили полномасштабные боевые действия в районе озера Хасан и реки Халхин-Гол. В принципе это были настоящие очередные русско-японские войны. В самом деле, на Халхин-Голе с обеих сторон сражались более 100 тысяч солдат, применялись сотни танков и самолетов. В июне 1939 года в один день в одном бою друг с другом сражались более 230 самолетов. В боях погибли и умерли от ран почти 19 тысяч советских и 60 тысяч японских солдат. Подобный масштаб применения техники не только превзошел прежние военные конфликты, но и превосходил многие первые кампании начального этапа Второй мировой войны, например, потери в польской, норвежской или французских кампаниях в 1939-40 гг. В результате побед Красной армии на Халхин-Голе Япония в 1941 году предпочла проигнорировать призыв Гитлера напасть на СССР, а вместо этого начать войну с США и Британской империей. Кроме того, окончание боев на Халхин-Голе совпало с подписание советско-германского пакта о ненападении, что означало отказ Германии от военных обязательств перед Японией согласно ранее заключенному договору о создании «Оси» Германии, Италии и Японии. Для японских политиков подписание советско-германского договора стало весьма большой неприятностью, и они предпочли проводить политику без оглядки на Берлин. Таким образом, отсутствие фронта на советском Дальнем Востоке в 1941-45 гг. было еще одним из достижений сталинской дипломатии.

В годы Великой Отечественной войны жители Дальнего Востока сражались на фронтах (дальневосточники входили в состав знаменитых сибирских дивизий). Сражались и представители аборигенных народов, из числа которых вышел ряд знаменитых снайперов. Заключительным аккордом Второй мировой войны стала советско-японская война в августе-сентябре 1945 года, когда в ходе Маньчжурской и Сахалино-Курильской операций японские войска были разгромлены.

После 1945 года Дальний Восток развивался как «лесной» и «рыбный» цеха, а также как крупный источник полезных ископаемых.

Но сохранилось ещё одно обстоятельство, придавшее особый характер развитию Дальнего Востока. Регион по-прежнему был «прифронтовой» зоной. В 1949 году в Китае победила революция, приведшая к власти китайскую компартию во главе с Мао Цзэдуном. Между СССР и Китаем началась «великая дружба», и военная напряжённость по российско-китайской границе на какое-то время исчезла. Впрочем, «холодная война» в 1950-53 гг. перешла в соседней Корее к настоящей «горячей» войне. Вскоре начали всё более осложняться и советско-китайские отношения, принявшие в конце 60-х гг. (вследствие негативного восприятия в Китае решений ХХ-го съезда КПСС, а также проявления великокитайского шовинизма, которому оказалась подвержена китайская компартия) особо напряжённый характер. В 1969 году на острове Даманский на реке Уссури происходили вооружённые столкновения с китайцами. Вплоть до середины 1980-х гг. взаимоотношения между СССР и Китаем носили конфронтационный характер, в любой момент способные привести к войне.

В результате на Дальнем Востоке СССР постоянно держал крупные воинские подразделения армии и флота. Все планы развития региона подчинялись в первую очередь стратегическим, а лишь затем хозяйственным интересам. Всё это приводило к сложению особого менталитета дальневосточников и накладывало отпечаток на политику Москвы в отношении дальневосточных земель. Стремление к увеличению численности русского населения определяло политику Кремля при составлении планов развития региона.

При Сталине правительство продолжало проводить масштабную переселенческую кампанию на Дальний Восток. Для этого была создана продуманная система льгот, способствовавшая привлечению и, что более важно, закреплению переселенцев.

С каждым переселенцем заключался индивидуальный трудовой договор на срок не менее 2 лет. Нанятым выплачивалось безвозвратное единовременное пособие в размере 500 руб. на самого рабочего и 200 руб. на каждого переезжавшего с ним члена семьи[9]. Сверх того, за время нахождения в пути начислялись суточные.

Была разработана плановая система кредитования хозяйственного устройства переселенцев. Все колхозники обеспечивались специальными переселенческими билетами, которые давали право на получение кредита на 10 лет для строительства нового жилья или ремонта старого в сумме 15 тыс. руб., из них 50% погашало государство. На приобретение коровы выдавался кредит 3 тыс. руб. на 3 года. Глава семьи получал продовольственную ссуду в размере 1 ц зерна на себя и 0,5 ц на каждого члена семьи с погашением её натурой в течение 2 лет[10].

Различные министерства и ведомства вводили свои льготы.

Возобновившееся в конце 1940-х годов заселение Дальнего Востока, подкреплённое льготами, привело к тому, что уже в 1953 г. численность населения во всех районах Дальнего Востока превысила довоенный уровень. Наибольший рост за счёт как рождаемости, так и миграции приходится на первую половину 1950-х годов - почти 1 млн чел.[11]. Миграция обеспечивала более 50% прироста в 1940-1959 гг.

Между переписями 1939 и 1959 гг. численность населения Российской Федерации увеличилась на 8,4%, а Дальнего Востока - на 60%. Среднегодовой прирост составил соответственно 0,4% и 3%.. Почти в шесть раз увеличилось число жителей на Сахалине, более чем в два раза - в Камчатской области и Чукотском автономном округе, а также в Приморье и Хабаровском крае.

За 1959-1989 гг., как зафиксировали Всесоюзные переписи, произошло увеличение населения Дальнего Востока более чем в 1,5 раза (с 4 346,8 до 7 941 тыс. человек). А всего в советский период заселения Дальнего Востока (1926 - 1989) население региона возросло в 5,1 раза!

Дальний Восток почти все послевоенные годы имел положительный миграционный прирост. За 40 лет (1951-91) на Дальний Восток прибыло 688.7 тыс. человек. Как всегда бывает в переселенческих районах с высокой долей молодёжи, уровень рождаемости на Дальнем Востоке также был довольно высоким. Поэтому темпы роста населения Дальнего Востока превосходили темпы роста населения страны в целом. Переселенцы прибывали со всего Советского Союза, но преобладали восточные славяне, в том числе украинцы и белорусы. Так, доля украинцев и белорусов в населении Приморского края в 1989 г. составляла 9.2%, в Амурской области - 8.4%, Магаданской области - 17.3%, Чукотского АО - 18.7% и т.д.

Мощный идеологический «пресс» партии и комсомола в 1960-1980-х годах обеспечил приток на Дальний Восток патриотической молодёжи, исповедовавшей принцип: «Раньше думай о Родине, а потом - о себе». Сюда ехали не только романтики «за туманом и за запахом тайги», но и специалисты, стремящиеся к самореализации и карьерному росту. Для последних немаловажное значение имела система бронирования жилья в месте выезда, гарантирующая надёжный «тыл» в случае возвращения..

Более быстрое предоставление бесплатного жилья, повышенная оплата труда за счёт районных коэффициентов и надбавок за стаж, компенсация поездок в отпуск на «малую родину» в Европейскую Россию в советское время были мощными стимулами для привлечения населения на Дальний Восток.

В СССР серьезно пытались превратить Дальний Восток в русскую Калифорнию. В частности, Дальний Восток превращался в крупный центр развития высоких технологий. Так, 16 июня 1970 года было принято Постановление Президиума АН СССР об образовании Дальневосточного Научного Центра - своего рода местной Академии наук. На Дальний Восток были направлены выпускники лучших советских вузов. Были отпущены крупные денежные средства. Но все равно средств было недостаточно, условия работы для многих ученых были скверными, и регион так и не стал научным центром, продолжая выступать в качестве поставщика сырья.

В новом тысячелетии

В начале 1990-х годов Россия и практически все её регионы (за исключением нескольких национальных республик Северного Кавказа и районов Севера Сибири) вступила в полосу затяжной депопуляции. На Дальнем Востоке депопуляция началась чуть позже, чем в большинстве других регионов страны, и была менее глубокой, т.е. относительные потери численности населения от естественной убыли оказались меньше, чем по стране в целом. За период 1991-2007 гг. по отношению к численности населения на 1 января 2007г. Россия потеряла в результате естественной убыли 12, 2 млн. человек или 8,6% своего населения, тогда как потери Дальневосточного региона составили 213 тыс., или 3.3% его населения.

Несравненно более опасным стал массовый выезд жителей в Европейскую Россию. Всего за 1991-2007 гг. Дальний Восток в результате миграции потерял свыше одного миллиона человек (1 059,7 тыс.) или 8.6% своего населения. На Дальнем Востоке естественная убыль и миграционный отток непрерывно ведут к сокращению численности населения. В настоящее время численность населения Дальнего Востока находится на уровне 1976 года.

В целом темпы сокращения населения Дальнего Востока в 3,9 раза выше, чем по стране. При этом регион остается самым малонаселённым среди всех федеральных округов. Долгосрочные прогнозы Госкомстата указывают, что к 2016 г. численность населения Дальнего Востока сократится до 6,5 млн. человек.

Кроме прочего, ухудшение параметров дальневосточного социума проявляется в стремительном распространении наркомании и алкоголизма, росте социально обусловленных заболеваний. Число зарегистрированных наркоманов в Приморском крае, ключевом пограничном регионе Дальнего Востока, более чем в 2,5 раза превышает среднероссийские показатели.

Все же в целом Дальний Восток в новое тысячелетие вошел с определенными достижениями. Дальневосточный экономический район (вместе с Якутией) занимает 36,4 % территории Российской Федерации, где проживает 5% населения, производится 6% общероссийского валового продукта, 5,2 % общего объёма промышленного производства, 4,2 % продукции сельского хозяйства, осваивается 4,2% общероссийских инвестиций.

Плотность населения в Дальневосточном федеральном округе самая низкая - чуть более одного человека на 1 кв. км. По стране этот показатель равен 8,5 чел. на кв. км. Население Дальнего Востока достаточно высоко урбанизировано. По данным переписи населения 2002 года, в Дальневосточном федеральном округе городское население составляет более ¾ общей численности населения, причем за период 1990-х гг. ситуация практически не изменилась. Самым урбанизированным регионом Дальнего Востока, согласно данным переписи 2002 г., стала Магаданская область. По данным статистики, доля горожан составляет 92,3 %. Подавляющее число городских жителей на Сахалине - 87 %, на Камчатке - 81%, в Приморском и Хабаровском краях - соответственно 78% и 81%.

Возрастная структура населения Дальнего Востока долгое время формировалась под влиянием процессов миграции. Наиболее многочислен на Дальнем Востоке контингент молодежи до 19 лет. Особенностями возрастного состава являются превышение среднероссийских показателей населения в трудоспособном возрасте, доля детей и низкие показатели лиц старших возрастов, главным образом пенсионеров.

По уровню рождаемости Дальневосточный район занимает в настоящее время 3-е место в Российской Федерации (после Северного Кавказа и Восточно-Сибирского района). С 1990 г. началось значительное снижение числа новорожденных, которое продолжалось до 1999 г. На тот год пришёлся самый большой спад рождаемости - 49% от уровня 1989 г. Однако рождаемость в регионе всегда превосходила среднероссийский уровень. После 1999 г. спад рождаемости на Дальнем Востоке сменился небольшим ростом.

В начале XXI века положение Дальнего Востока несколько стабилизировалось. Отток населения сократился, началось оживление экономического роста. Некоторые города, особенно Владивосток, стали переживать строительный бум. Учитывая, что жители столь отдаленного края большие оптимисты (впрочем, все пессимисты давно уехали, и здесь остались самые упорные), привыкшие не ждать милостей от Москвы, то думается, что Дальний Восток ждут ещё новые достижения.

Люди

Коренные жители

Включение коренных народов в состав Российского государства имело особое значение для исторического развития коренного населения. Постоянные контакты с русскими людьми привели к разнообразным изменениям в жизни коренного населения. Процесс этот был весьма сложным. Постепенно вовлечение натурального хозяйства аборигенов во всероссийскую экономику вывело дальневосточные народности из первобытной замкнутости и изолированности. Под влиянием русского населения некоторые из аборигенных групп стали заниматься огородничеством и домашним животноводством. Многие группы коренного населения постепенно перешли от оленеводства, охоты и рыболовства к охоте на пушного зверя и торговле пушниной в обмен на промышленные товары и европейские продукты.

Появление товарно-денежных отношений способствовало разложению патриархально-родового строя у коренных народов. «Приобщение к цивилизации» для многих аборигенов региона первоначально вызвало распространение новых социальных последствий. В результате упадка традиционного хозяйства и распространения алкоголизма резко повысилась смертность коренного населения от голода, эпидемий кори и оспы. Особо тяжело пришлось аборигенам в период Гражданской войны 1918-22 гг. В эти годы промысловое хозяйство находилось в кризисе, отсутствовали связи с южными районами, упала торговля пушниной, древесиной и, как результат, сократилась численность населения.

В советскую эпоху коренные народы региона получили государственную поддержку. В 1924 г. при Президиуме ВЦИК был создан Комитет содействия народностям северных окраин, который стал заниматься проблемами коренных народов СССР. В 1926г. при Далькрайисполкоме был учреждён Дальневосточный Комитет Севера под руководством выдающегося ученого К. Я. Лукса. Ученые Комитета разрабатывали письменность для языков аборигенов, создавались национальные артели и колхозы. Впрочем, уже в 1931 году началась коллективизация аборигенных районов, и уже к 1934 году 95% хозяйств коренного населения были охвачены коллективизацией.

Одновременно с коллективизацией осуществлялись ликвидация ряда населенных пунктов и насильственное переселение в новые селения. Эта политика вела к разрушению связи людей с традиционной системой хозяйствования, к потере национально-культурной самобытности народов, к их принудительному включению в другой, чуждый им уклад жизни.

После Великой Отечественной войны оставшееся население было расселено в укрупненные колхозы; в некоторых населённых пунктах национальные и русские колхозы были объединены.

В 1950-1960-е гг. жизнь коренных жителей стала улучшаться в связи с изменениями в материально-техническом обеспечении колхозов, но процесс переселения из традиционных селений в укрупнённые поселки продолжался до конца 1970-х гг.

Проходило отчуждение аборигенов от охотничьего хозяйства. Искусственная концентрация населения, «интернатизация» детей, утрата связи между поколениями, - всё это вело к отчуждению от прошлого традиционного образа жизни.

Однако нельзя не признать, что охват аборигенов медицинской помощью, ликвидация неграмотности и значительное улучшение условий жизни вызвали настоящий демографический взрыв. За десять лет после переписи 1926 года численность коренных народов выросла с 49 902 до 62 761 человека, что составило 123% прироста. В дальнейшем численность коренных народов продолжала возрастать, хотя и не столь стремительными темпами. В 1989 году коренные народы региона насчитывали 70 тысяч человек.

Коренное население Приморского края представлено удэгейцами (907 чел.), нанайцами (115 чел.), орочами (16 чел.) и тазами (204 чел.). В языковом отношении удэгейцы, нанайцы и орочи Приморского края относятся к тунгусо-маньчжурской группе алтайской языковой семьи. Удэгейский язык принадлежит к амурской группе тунгусских языков. Он наиболее близок к орочскому языку и верхнеамурским говорам нанайского языка.

Согласно антропологической классификации нанайцы, удэгейцы и орочи относятся к байкальскому типу североазиатской подрасы большой монголоидной расы. У тазов большая примесь китайских и маньчжурских антропологических компонентов.

Наиболее многочисленный из указанных этносов - удэгейцы. Вопрос о происхождении удэгейцев, как и других коренных народов Дальнего Востока, окончательно не решен. Благодаря археологическим исследованиям в настоящее время установлено, что в конце второго тысячелетия до нашей эры в район Нижнего Амура и северного Приморья пришли тунгусские племена из Сибири. Культура пришельцев смешалась с культурой аборигенного населения и постепенно создалась новая культурно-этническая общность. По мнению ряда учёных, предки современных удэгейцев и нанайцев Приморья генетически и культурно связаны с народами средневековых государств региона. Важную роль в этнической истории предков удэгейцев сыграли монголы, которые своими действиями привели к массовому переселению и смешению между собой ряда народов региона. Считается, что эти этнические процессы стали основанием для образования маньчжуров, удэгейцев, орочей и нанайцев.

Особняком стоит проблема происхождения тазов. Считается, что тазы образовались в результате смешанных браков китайцев с аборигенками-удэгейками и нанайками. В своей основе это были беглые ссыльные, уголовники и разбойники. Самостоятельно выжить в дикой тайге они не могли, поэтому и пристраивались в стойбищах коренных народов. Немаловажную роль в процессе этногенеза тазов сыграли и многочисленные китайские купцы. Изощрёнными способами и хитростью они ставили удэгейских и нанайских охотников в долговую зависимость и за долги забирали себе их жён и дочерей. Иногда купцы продавали в рабство своим соплеменникам целые семьи аборигенов. Однако, лишь в 1930-х гг. сложились необходимые условия для консолидации тазов в отдельный этнос. Совместное проживание тазов и нанайцев способствовало дальнейшему процессу консолидации и ассимиляции, увеличению числа смешанных браков, стиранию этнических различий. В разные периоды своего существования количество тазов значительно варьировало. Так, в 1872г. их насчитывалось в Уссурийском крае 638 человек, в 1902г. - 782, в 1915г. - 183, в 1955г. - 156, 1971г. - 172, в 1990-х гг. - 204.

В целом, можно констатировать, что аборигенное население Дальнего Востока, несмотря на утрату многих элементов традиционной культуры, продолжает развиваться в хозяйственном, культурном и демографическом плане.

Иммигранты из Азии

На Дальнем Востоке русские поселенцы довольно быстро встретились с переселенцами из соседних азиатских стран - Китая и Кореи.

Корейцы. До присоединения Приморья к России корейцы здесь не проживали, появляясь в крае лишь эпизодически. В соответствии с Пекинским договором 1860г., к России отошла обширная территория по правому берегу Амура и к востоку от р. Уссури, появилась общая граница с Кореей. В самой Корее к этому времени безземелье, обнищание крестьянских масс, тяжелое налоговое бремя привели к тому, что тысячи корейцев были готовы эмигрировать, несмотря на то, что самовольный выезд из страны тогда карался смертной казнью и осуждался народными традициями. Первые корейские крестьяне поселились в январе 1864г. в Посьетском участке Приморской области, и стали заниматься огородничеством.

Приток корейцев в край быстро увеличивался. Самое крупное массовое переселение корейцев произошло в конце 1869 - начале 1870 гг., когда из-за большого голода в Корее на российскую территорию перешло 6,5 тыс. корейцев. Отношение русских властей к переселенцам из Кореи было гуманным - корейцам предоставляли на первое время продукты питания, семена, разрешали вспахивать максимальное количество земли.

Со временем многие из корейцев стали принимать православие, чему способствовало создание церковно-приходских школ для детей корейцев. Вскоре пустившие здесь корни корейцы начинают принимать русское подданство. В 1882 году корейцев в России насчитывалось 10,1 тыс. чел., в 1892 г. - 16,5 тыс. чел., из них русское подданство приняли 12,9 тыс. чел. Перепись населения 1897г. зарегистрировала в Приморье 24,5 тыс. чел., в целом по Дальнему Востоку - примерно 30 тыс. чел.

Эмиграция корейцев на русский Дальний Восток усилилась после 1905 года, после установления Японией протектората над Кореей. В 1907г. их численность в Приморье составляет 46,4 тыс. чел., в 1910г. - 51 тыс. чел.

С самого начала корейская колонизация в Приморье носила земледельческий характер. Трудолюбивые корейские крестьяне занимались рисоводством, некоторые из них профессионально занимались рыболовством и добычей морепродуктов.

Третья волна иммиграции корейцев в Приморье началась в годы Гражданской войны и первые годы Советской власти. В 1920-е гг., пользуясь прозрачностью границ, корейцы устремились на советские территории. В 1926 г. при проведении Всесоюзной переписи по всему Дальневосточному краю таких иммигрантов насчитывается 168 009 чел. В начале 20-х гг. в Приморье проживало примерно 50 тыс. корейцев, причем 67% из них являлись иностранными подданными. Это создавало для них и для местной администрации определённые трудности.

Первоначально советская национальная политика была для корейцев благоприятна. В 1925-1926 гг. открылись корейское отделение при Владивостокском госуниверситете, 138 пунктов по ликвидации неграмотности. В 1931 г. во Владивостоке открылся корейский пединститут с четырьмя факультетами. Работали также национальный учительский институт и педагогический рабфак с общим числом учащихся более 800 человек. В середине 30-х годов в Приморье на корейском языке издавались несколько газет, журналов. Во Владивостоке открылись национальный драматический театр и корейский музыкально-драматический театр.

В 1937 году властями была осуществлена тотальная депортация корейцев с Дальнего Востока в Казахстан и Среднюю Азию. К 25 октября 1937г. корейцы были выселены из всех дальневосточных районов. Общая численность депортированных составляла 171 781 чел. (36 442 семьи).

В результате этого корейцы потеряли не только свою новую Родину на русском Дальнем Востоке, не только привычный уклад жизни, но также право говорить на родном языке, соблюдать традиции.

Лишь в середине 1950-х годов, после отмены ограничений в гражданских правах, корейцам было разрешено вернуться на Дальний Восток, но немногие воспользовались этим.

Зато на Дальнем Востоке появились «новые» корейцы из КНДР (Северной Кореи). В 1970-1980-е гг. на Дальний Восток в Хабаровский край стали привлекаться северокорейские лесорубы. Правда, все они жили в своих поселках, работали вахтовым методом и, отработав строго определённое количество времени, уезжали себе на Родину.

В начале XXI века 20 тысяч корейцев проживали в Приморском крае, ещё 35 тысяч корейцев проживают на Сахалине (но они заслуживают отдельного рассмотрения).

Китайцы. Китайская иммиграция началась в 1870-е гг. и связана с привлечением китайцев на казённые работы. До 1878 г. действовал запрет китайских властей на перемещение населения за пределы страны из-за политики изоляционизма. С активным освоением русскими восточных территорий, китайцев стали привлекать на сезонные работы в добывающей промышленности. В Приморском крае в 1890г. насчитывалось 6,2 тыс. человек, в 1894г. - 9,4 тыс. человек. В конце 1890-х гг. их было уже около 30 тыс. человек. Всего численность китайцев на Дальнем Востоке к началу ХХ в. составляла 250 тысяч человек. В основном их привлекали сезонные заработки, поэтому прибывало втрое больше людей, чем оставалось в течение всего года на российской территории.

В отличие от корейской, миграция из Китая была в основном временной. Основу миграционного потока составляли отходники, прибывавшие в край на заработки. Мужчины составляли среди них 98%. Большинство из них к зиме возвращались на родину, некоторые оставались на 2-3 года. Постоянно в крае находилось до 80-90 тыс. китайцев. Многие китайцы проникали в край нелегально. Большинство не имели никакой квалификации и могли использоваться лишь в качестве чернорабочих, прислуги, затем шли мелкие торговцы, кустари-одиночки, огородники, охотники, искатели женьшеня; многие занимались рыболовством, добычей трепангов, крабов, моллюсков. Одной из самых многочисленных групп китайцев в Приморье были рабочие. К 1910г. китайские рабочие уже составляли почти половину всех рабочих, занятых в разных отраслях в крае. Основная масса китайских рабочих (до 80%) была занята на строительных работах, а также в золотодобыче. Китайские иммигранты оседали почти исключительно в городах, образуя специфические китайские кварталы.

Китайцы, живя своей общиной, по существу были изолированы от русского населения и властей. В большинстве своем они были неграмотны и к тому же не знали русского языка. Характерной особенностью внутренней жизни китайской общины было создание легальных и тайных обществ и союзов. Китайцы жили по свои законам, не подчиняясь русской администрации. Весь Уссурийский край для удобства управления они разделили на округа, во главе которых стояли китайцы.

Обеспокоенные российские власти стали принимать меры по ограничению притока китайцев и интеграции китайцев в российскую жизнь. В 1883г. был принят закон о подсудности китайцев русским судам. С 1885г. был введён порядок выдачи китайцам специальных русских «билетов» (видов) на жительство в пределах Приморской области. В 1886 году был введён запрет на расселение иностранцев в приграничных местностях, а в 1892 году последовало лишение иностранцев права приобретения недвижимости в Амурской и Приморской областях. В 1897г. на русском Дальнем Востоке было запрещено китайское самоуправление как несовместимое с суверенитетом Российского государства. Указом от 1910г. запрещалось использовать их труд на государственных предприятиях. Надо отдать должное администраторам Российской империи, которые постарались не допустить утраты Дальним Востоком своего русского этнического лица, не ссорясь при этом с Китаем.

В годы Гражданской войны многие китайцы уехали на Родину. Впрочем, победившие большевики, при всём своем интернационализме, сохранили опасения царских властей перед китайской иммиграцией. В 1926 году китайцев на советском Дальнем Востоке было 72 тысячи человек. Во Владивостоке в те годы издавалось пять газет на китайском языке.

В 20-х гг. большевики проводили политику замены иностранной рабочей силы, поощряя реэмиграцию китайцев. К 1937г. в Приморье оставалось около 10 тыс. китайцев. Именно они и подверглись в этом году поголовной депортации на родину. В 1938г. китайская община прекратила своё существование на территории советского Приморья.

После падения Советской системы началось новое нашествие китайцев на российский Дальний Восток. В 1992г. начался безвизовый обмен между Россией и Китаем, который через два года был прекращён. Однако за 1992-1993 гг. число китайцев на Дальнем Востоке возросло примерно с 2 тыс. до 50-100 тыс. человек. Безвизовый обмен не был подготовлен законодательно и повлёк массу административных и правовых проблем. В 1994г. был введён иммиграционный контроль, безвизовыми остались только служебные и туристические поездки. В условиях, когда граница уже не замке, китайская иммиграция продолжается.

Точную численность китайских иммигрантов не может дать ни одно российское ведомство. Ясно только, что счет идёт на десятки, если не на сотни тысяч человек. Как и в своё первое пришествие, китайская диаспора представляет собой государство в государстве, подчиняясь только своим законам и своим лидерам.

Впрочем, есть и некоторые изменения в качественном составе иммигрантов. Помимо малообразованных мелких торговцев, ремесленников, чернорабочих и строителей, в дальневосточные районы из Китая устремляются представители крупных компаний, предприниматели и руководители предприятий, высококвалифицированные специалисты.

Однако всех китайских иммигрантов объединяет исключительно потребительский интерес к ресурсам Дальнего Востока. В сферу их интересов не входит развитие производства на Дальнем Востоке, они не намерены способствовать росту экономического потенциала России на её восточных территориях. Китайская сторона сосредоточивается на осуществлении программ, способствующих увеличению в первую очередь экспорта китайской продукции на российский рынок.

Русские Дальнего Востока

Основную часть населения региона составляют русские, в основном потомки переселенцев, прибывших сюда за последние 150 лет. Особенности русской колонизации региона сказались и на особых чертах русских дальневосточников.

Влияние внешнеполитического фактора на всю дальневосточную политику России было превалирующим над всеми другими. Процесс русского заселения восточной территории находился под постоянной угрозой его опережения другими государствами, поэтому скорейшее заселение пустующих земель стало стратегической целью российского правительства. При этом в колонизации этих земель принимали участие также и представители соседних азиатских стран, что отразилось и на быте местных русских.

Как уже отмечалось, среди переселенцев значительный процент составляли малороссы. Особенно масштабно малороссы были представлены в Южно-Уссурийском крае (ныне - Приморский край). Украинцев насчитывалось свыше 80% жителей края, белорусов - 6,8%, а великороссов было лишь 8,32%[12]. Приморье вообще стало напоминать Украину по составу населения и его быту. Известный в своё время журналист Иллич-Свитыч так описывал город Уссурийск в 1905 году: «Это большое малорусское село. Главная и самая старая улица - Никольская. Вдоль всей улицы, по обеим сторонам, вытянулись белые мазанки, местами и теперь ещё крытые соломой. В конце города, при слиянии Раковки с Супутинкой, как часто и на коренной Украине, устроен «ставок», подле которого живописно приютился «млынок», так что получалась бы вполне та картина, в которой «старый дид» в одной песне смущает «молоду дивчину» - «и ставок, и млынок, и вишневенький садок», если бы этот последний был налицо. Среди русского населения, не считая казаков, малороссы настолько преобладают, что сельских жителей городской, так называемый интеллигентный, называет не иначе, как «хохлами». И действительно, среди полтавцев, черниговцев, киевских, волынских и других украинцев переселенцы из великорусских губерний совершенно теряются, являясь как бы вкраплением в основной малорусский элемент. Базар в торговый день, например, в Никольске-Уссурийском, весьма напоминает какое-нибудь местечко в Украине; та же масса круторогих волов, лениво пережевывающих жвачку подле возов, наполненных мешками муки, крупы, сала, свиных туш и т.п.; та же украинская одежда на людях. Повсюду слышится веселый, бойкий, оживлённый малорусский говор, и в жаркий летний день можно подумать, что находишься где-нибудь в Миргороде, Решетиловке или Сорочинцах времён Гоголя»[13]. Впрочем, дальневосточные малороссы, которые считали себя русскими, поскольку не прошли «украинизацию» 20-х гг., не проявляли никаких «самостийнических» настроений.

Исследователь русских жителей Дальнего Востока А. П. Георгиевский писал: «Если поставить вопрос, какая из трех традиций - украинской, великорусской и белорусской - является наиболее сильной и устойчивой в Приморье, то на этот вопрос трудно определённо ответить».[14] Означало это то, что на Дальнем Востоке складывалась особая культурная традиция.

В советскую эпоху украинцы и белорусы, официально считающиеся отдельными национальностями, также продолжали активно переселяться на Дальний Восток. Среди переселившихся в Приморье в 1950-1953 гг. доля украинского населения составляла от 61,2% в 1950г. до 75,1% в 1953г., русского населения соответственно - 34,2% и 18,4%. Но они быстро вливались в русское население региона, не проявляя самостийнических поползновений. Как и Кубань, Дальний Восток служит наглядным примером лживости и глупости украинского национализма.

В последующие десятилетия приток переселенцев на Дальний Восток возрос. Основным этносом являлись русские, они составляли более 85% населения, на втором месте были украинцы. Преобладание русского населения во всех субъектах Дальнего Востока является стабилизирующим фактором в развитии межнациональных отношений.

В 1991г. в Институте истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН было организовано подразделение для изучения региональных групп восточных славян - русских, украинцев, белорусов. Вот к каким результатам пришли исследователи русских Дальнего Востока на примере русских Приморского края. На этнической карте региона выделяются два крупных пласта, представляющих северный и южный типы восточнославянской культуры.

Северорусские традиции с «сибирской окраской» прослеживались у потомков забайкальских казаков, первооснователей крестьянских селений по Амуру, а также старообрядцев. Южный тип объединял выходцев из южнорусских, украинских и белорусских губерний, сохранивших традиционную земледельческую направленность хозяйственного уклада и тесно связанную с ним систему бытовой обрядности.

На новом месте общее пространство бытовой культуры формировалось под воздействием традиций компактно проживающих групп, чей вклад в освоение края был наиболее существенным. Украинские народные традиции в конце ХX в. без труда прослеживаются в населённых пунктах Спасского, Уссурийского, Октябрьского районов, тогда как значительная часть сёл Чугуевского, Шкотовского районов и территории, находящейся в подчинении гг. Артема, Партизанска заметно тяготеет к белорусской культуре.

Основными принципами жизнедеятельности первопоселенцев являлись апелляция к опыту предков и стремление воссоздать на новом месте прежнюю среду обитания. На первом этапе власть традиций нередко оказывалась сильнее практической целесообразности. Однако в конце концов объективные условия заставили адаптироваться к иной природно-климатической среде. Пришлось отказаться от озимых посевов и закупать семенной фонд в Маньчжурии. Недостаток рабочей силы вкупе с наличием свободных земель привел к господству экстенсивного землепользования, к распространению залежной системы полеводства.

Изменения в хозяйственной сфере привели к усилению значимости основополагающих явлений духовной культуры, в том числе фольклора. Культурное наследие связывало переселенцев с прежней родиной и одновременно помогало упорядочению жизни на новом месте. Со временем в местном фольклоре развились новые жанры - украинская лирическая песня и русская частушка. Сохраняется на Дальнем Востоке и традиционная русская календарная обрядность.

Среди чисто дальневосточных особенностей местных русских обычно указывают их кухню. В самом деле, дальневосточники обильно употребляют в пищу тихоокеанские морепродукты, даже названия которых западнее Байкала обычно неизвестны. В целом, однако, урбанизированные и образованные русские Дальнего Востока почти не отличаются от основной массы этноса.

Амурские и уссурийские казаки

Однако среди русских дальневосточников все же присутствуют особенная категория населения, хотя и знакомая другим регионам России - казачество. Правда, казаки не сложились здесь самостоятельно, как, например, на Дону или в Запорожье, а появились на Дальнем Востоке вместе с солдатами и крестьянами, по Высочайшей воле. Муравьев-Амурский, сформировав из разрозненных казачьих станиц Забайкальское казачье войско, сделал на казачество основную ставку в освоении и обороне новых земель. В 1854-1858 гг. в Приамурье было переселено 13 879 Забайкальских казаков. Отбор производился по жребию. 29 декабря 1858 года считается днем рождения Амурского казачьего войска. Вскоре, в 1862 году казачья община на Амуре пополнена штрафными солдатами бывшего Корпуса внутренней стражи, общей численностью в 2000 человек. В дальнейшем, хотя казаки Амура и Уссури пополнялись за счет казаков или лиц иных сословий, прибывших на Дальний Восток и вошедших в ряды казачьих войск, но в основном увеличение численности их было обусловлено высоким естественным приростом. В 1889 году из амурского казачьего войска были выделены в отдельное войско уссурийские казаки.

Следует заметить, что казаки составляли все же меньшинство русских поселенцев Дальнего Востока. Так, к 1917 г. численность населения Уссурийского казачьего войска достигла 44 434 чел., из них собственно войскового сословия 33 823 человека. Это население составило лишь около 8% от общего числа жителей Приморской области.

Казакам с первых же дней приходилось сражаться с хунхузами - китайскими бандитами в Маньчжурии. В 1900 году, когда китайские мятежники - ихэтуани обстреливали Благовещенск, казаки быстро разгромили их. В ходе боевых действий в Маньчжурии в 1900 году амурские и уссурийские казаки сыграли важнейшую роль в победе русского оружия. Отличались также дальневосточные казаки в войне с Японией в 1904-05 гг, и в на полях сражений Первой мировой войны. В годы Гражданской войны значительная часть казачества поддерживало белое движение. Победившие большевики в 1922-23 гг. ликвидировали все структуры казачьих войск.

В наше время происходит определенное возрождение амурского и уссурийского казачьих войск.



[1] Невельской Г. И. Подвиги русских морских офицеров на крайнем Востоке России, 1849-1855 гг. Владивосток, 1950, с. 71

[2] Ремнев А. В. Россия Дальнего Востока. Имперская география власти XIX-начала XX вв. Омск, ОМсГУ, 2004, с. 56

[3] Тюрин А. Русские - успешный народ. Как прирастала русская земля. СПб, Питер, 2013, с. 365

[4] Турмов Г., Хисамутдинов А. Владивосток. Исторический путеводитель. М., Вече, 2010, с. 107

[5] Сибирь в составе Российской империи. Новое литературное обозрение. 2007, с. 65

[6] Культура Дальнего Востока России. Книга 1. Петрополис, 2012, с. 147

[7] Якименко Н. А. Переселение крестьян на Дальний Восток в конце XIX - начале XX вв. (на примере выходцев с Украины) / Н. А. Якименко // Хозяйственное освоение русского Дальнего Востока в эпоху капитализма: сб. науч. тр. - Владивосток, 1989. - С. 82.

[8] http://rybakovsky.ru/naseleniereg1.html

[9] Собрание законов и распоряжений Рабоче-Крестьянского Правительства СССР. М., 1937. Ст. 352._

[10] http://r2russia.far.ru/page/stu5_18.html

[11] Рыбаковский Л.Л. Население Дальнего Востока за 150 лет. М.: Наука, 1990. 168 с.

[12] Сибирь в составе Российской империи. Новое литературное обозрение. 2007, с.70

[13] http://www.zn.ua/3000/3150/23711/

[14] Георгиевский А. П. Русские на Дальнем Востоке. Фольклорно-диалектологический очерк. Владивосток, 1929. С. 9.

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов»; Meta

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Мирон Федоров; (Oxxxymiron); активистка Ирина Сторожева; правозащитник Алена Попова, социолог Искэндэр Ясавеев, журналист Евгения Балтатарова; писатель Дмитрий Глуховский; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне; Артемий Троицкий; Артур Смолянинов; Сергей Кирсанов; Анатолий Фурсов; Сергей Ухов; Александр Шелест; ООО "ТЕНЕС"; Гырдымова Елизавета (певица Монеточка); Осечкин Владимир Валерьевич (Гулагу.нет); Устимов Антон Михайлович; Яганов Ибрагим Хасанбиевич; Харченко Вадим Михайлович; Беседина Дарья Станиславовна; Проект «T9 NSK»; Илья Прусикин (Little Big); Дарья Серенко (фемактивистка); Фидель Агумава; Эрдни Омбадыков (официальный представитель Далай-ламы XIV в России); Рафис Кашапов; ООО "Философия ненасилия"; Фонд развития цифровых прав

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/uploaded/files/kopiya-reestr-inostrannyih-agentov-20-01-2023.pdf
https://ria.ru/20230120/inoagenty-1846393284.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:
Сергей Лебедев
Кто гидру задушил…
Памяти героев 1863 года
25.01.2023
Ныне могут начаться жуткие вещи
Польша втягивается в войну против России
25.01.2023
Мемель тоже пора вернуть в родную гавань…
Удержание Клайпеды в Литве незаконно
14.01.2023
Лимитрофное государство
2. На примере Эстонии 1920-1939 гг.
23.12.2022
Лимитрофное государство
1. На примере Эстонии 1920-1939 гг.
20.12.2022
Все статьи Сергей Лебедев
Бывший СССР
Пропавшее пароходство
Ветераны-моряки просят проверить обстоятельства ликвидации Северо-Западного пароходства, которому 30 января 2023 г. исполнилось бы 100 лет
31.01.2023
Исторические параллели
Нужно извлекать уроки из прошлого на благо страны
31.01.2023
День памяти преподобных Кирилла и Марии
Сегодня мы также вспоминаем Императора Петра II, графа Ф.В.Ростопчина и писателя В.В.Крестовского
31.01.2023
День памяти отца монашества – преподобного Антония Великого
Сегодня мы также вспоминаем Великих князей Николая Михайловича, Дмитрия Константиновича, Павла Александровича и Георгия Михайловича, Н.К.Кульчицкого и И.Д.Папанина
30.01.2023
Responsible Statecraft: теория Запада о необходимости разгрома России основана на фантазии
Аналитический центр отмечает, что ирония моралистического подхода, используемого американским национализмом, заключается в том, что высокие цели покончить с несправедливостью приводят к тому, что война становится ещё более аморальной
28.01.2023
Все статьи темы
Новости Москвы
Все статьи темы
Последние комментарии
Почти что исповедь с проповедью
Новый комментарий от Туляк
31.01.2023 20:46
По сбору ДНК граждан «процесс пошёл»
Новый комментарий от Константин В.
31.01.2023 20:34
Перспективы «белого» патриотизма
Новый комментарий от С. Югов
31.01.2023 20:30
Философам нравится поархаичнее
Новый комментарий от Константин В.
31.01.2023 20:26
Вместо декоммунизации – рекоммунизация?
Новый комментарий от Виктор
31.01.2023 18:37