itemscope itemtype="http://schema.org/Article">

«Будь Мне верен до смерти...»

К 5-летию со дня кончины протоиерея Владимира Фоменко († 10.08.2009)

Александр Сергеевич Пушкин 
0
638
Время на чтение 11 минут
Прошло пять лет с тех пор, как наш батюшка, митрофорный протоиерей Владимир Трофимович Фоменко, ключарь собора Владимирской иконы Божией Матери, оставил земную жизнь ради жизни вечной.

Трудно оценить то, что находится в непосредственной близости от нас, с нами рядом, будь то вещи или события и люди. Когда стоишь у храма, ты видишь дверь, кусок стены, угла, часть колонны. Чтобы увидеть весь собор, нужно отойти от него на какое-то расстояние. Чем выше и больше сооружение, тем дальше от него надо расположиться, дабы воспринять целое. Так с людьми. При живом и частом общении мы замечаем детали, подробности и безотчетно либо придаем им преувеличенное значение, либо не придаем им никакого значения вовсе. Только время, естественная дистанция, ставит все на свои места и помогает осмыслить явление в надлежащих пропорциях и размерах.

Отец Владимир выбрал нелегкий жизненный путь. Странным образом (но, конечно, согласно Божией воле) он очень рано и без видимой внешней причины, поскольку его семья не принадлежала духовному сословию, связал свою судьбу с Божьим храмом. Ступив на этот путь, он уже не сходил с него. Идеология господствующего атеизма, репрессии против священников, от высших иерархов до сельских батюшек, дискриминация всех лиц, имеющих отношение к Церкви и просто верующих, стремились уничтожить в самом зародыше всякое религиозное чувство и религиозную мысль.

Но там, где это чувство и мысль - дар Божий, никакие запреты, никакие угрозы не действуют. Все мирское теряет силу и привлекательность, если оно противостоит властному призыву, идущему свыше. Надо только услышать такой призыв и положиться на Божью помощь.

Отец батюшки, Трофим Устинович Фоменко, из белорусских крестьян, погиб во время Великой Отечественной войны; мать, Мария Трофимовна, уехав из Минска на свою родину под Оршу, растила двух сыновей, Владимира и Анатолия, без мужа. «Когда я родился, - вспоминал о. Владимир, - в Минске не было действующих храмов, многие церкви оказались разрушенными. И не было в городе ни одного священника, который мог бы совершать таинства. Все священники были высланы или расстреляны» (Светлой памяти протоиерея Владимира Фоменко (1939-2009). СПб., Собор Владимирской иконы Божией Матери. 2010. С. 4). Поэтому крестили мальчика не в городе, а в сельском храме Преображения Господня, когда ребенку было четыре года. Молитвам его научила бабушка, Ульяна Григорьевна, в доме которой семья жила после переезда из Минска. В детстве Володя ездил с родными на богомолья, его привлекало благолепие православных храмов, и уже тогда, в 1940-е годы, у него появилось желание стать священником, служить Богу у престола Божия, молиться за людей, утешать и благословлять их.

Во время войны вышло некоторое послабление: кое-где стали открывать храмы, кое-кого из священников стали возвращать из ссылок и заточения. Тех, кого не успели заточить и сослать, оставили в покое. Так у религиозно настроенного мальчика появился духовный отец, протоиерей Владимир Михайлович Томашевич, человек высокой духовности, прекрасно образованный и чуткий. Отец Владимир вспоминал о нем с глубокой благодарностью. Он-то и благословил юношу на поступление в Минскую (Жировицкую) Духовную семинарию. Но прежде чем закончить ее, о. Владимир должен был пройти армейскую службу в Карелии.

Отслужив в армии, о которой он тоже вспоминал с благодарным чувством, так как в исполнении воинского долга видел необходимую для мужчины жизненную школу, о. Владимир продолжал учиться. В ту пору в Жировицкой семинарии был первоклассный преподавательский состав из образованнейших профессоров и богословов, сумевших передать своим подопечным и знания, и постоянный, живой интерес к ним.

Наибольшее влияние на о. Владимира оказал ректор семинарии и наместник Свято-Успенского Жировицкого мужского монастыря архимандрит Антоний (Мельников). Это был блестящий эрудит, авторитетный богослов, человек широчайшего культурного кругозора, добрый пастырь и воспитатель - незаурядная личность во всех отношениях. При нем Минская Духовная семинария стала образцовым учебным заведением, а управляемый им монастырь начал крепнуть и возрождаться. Но в атеистической России благополучие Церкви и церковных деятелей отнюдь не входило в планы властей предержащих. Минская Духовная семинария в 1963 г. была закрыта, а архимандрит в качестве ректора был переведен в другую семинарию и поставлен наместником другого монастыря. Постепенно проходя ступени церковной иерархии - рукоположение во епископа, архиепископа, возглавившего Минскую и Белорусскую епархию, он был наконец возведен в сан митрополита. В 1978 году митрополит Минский и Белорусский Антоний был назначен на Ленинградскую кафедру и, будучи уже митрополитом Ленинградским и Новгородским, успешно служил Церкви до самой кончины (1986). Из всех замечательных пастырей, с которыми судьба сводила о. Владимира, владыка Антоний произвел на него, как кажется, самое сильное впечатление. В свое время о. Владимир был у владыки келейником, а затем многие годы поддерживал с ним тесные отношения. Своему учителю и наставнику о. Владимир посвятил краткий, но удивительно интересный очерк, проникнутый чувством горячей любви и признательности. В немногих словах о. Владимир сумел рассказать о многом. Не случайно его работа была опубликована и в церковном, и в светском изданиях (Журнал Московской патриархии. 2007. N 5. С. 52-59; Русская история и культура. Статьи. Воспоминания. Эссе. СПб., 2007. С. 310-324).

Между тем после обучения в Минской семинарии о. Владимир поступил в Ленинградскую Духовную Академию, которую закончил в 1966 г. со званием кандидата богословских наук за труд «Догматическое значение иконопочитания». В том же году он обвенчался с Ольгой Владимировной Лютик, которая стала преданной и любящей его супругой, матерью четверых его детей.

Господь наградил о. Владимира счастливым браком. Долгие годы он и его матушка шли рука об руку по общей дороге, обучая и воспитывая детей, разделяя радости и невзгоды. В семье царили любовь, взаимопонимание, которому в немалой степени способствовал тот факт, что матушка Ольга, будучи из священнического рода, воспринимала заботы мужа с пониманием и участием. Добрые отношения в семье позволяли о. Владимиру служить Богу и людям со всей энергией, умом и талантом, которыми он был щедро одарен.

По окончании Духовной Академии о. Владимир служил в разных храмах. В 1971 году он был назначен штатным священником в Николо-Богоявленский кафедральный собор, где в течение 16-ти лет учился сам у старших и опытных иереев и учил других - разнородную, пеструю паству всех возрастов и званий. Никольский собор не закрывали никогда. В нем ежедневно совершались положенные службы, в нем прославились известные всему городу проповедники, общение с которыми было большим утешением для православного люда. Собор притягивал к себе интеллигенцию, еще не забывшую православных корней. В начале 1970-х годов о. Владимиру довелось отпевать в этом соборе Анну Андреевну Ахматову. На это отпевание собралась православная и не православная интеллигенция. Народу в храме было так много, что казалось - без жертв не обойдется. Но Господь управил. Последняя дань, отданная Анне Андреевне Ахматовой, истинному символу высокой русской культуры, ее тонкого интеллектуализма, нравственной чуткости и благородства, в конце концов ничем дурным не омрачилась.

В 1987 - начале 1990-х годов протоиерей Владимир Фоменко состоял клириком Спасо-Преображенского собора, а в апреле 1990 года, в праздник Благовещения Пресвятой Богородицы, была освящена Владимирская церковь на Владимирской площади. Тогдашний митрополит Алексий назначил энергичного, умного и не лишенного практической сметки протоиерея Владимира Фоменко ключарем храма для скорейшего восстановления его и возрождения приходской жизни. С этих пор и до конца своих дней (то есть без малого 20 лет) о. Владимир отдавал все силы любимому храму. При о. Владимире и благодаря его неустанной деятельности Владимирская церковь стала величественным собором, любимым многими петербуржцами. Каких усилий, каких тревог и, может быть, душевной боли стоило это о. Владимиру, легко представить, поскольку отношения Церкви и власти и отношения внутри Церкви никогда не были безоблачны. Недаром о. Владимир, обращаясь к пастве, то и дело повторял, что, идя в храм, нужно оставить за его порогом весь сор из накопившихся обид, подозрений, дурных желаний, которые тяготят и смущают душу, мешая ей радостно общаться с Богом.

Сам пастырь входил в храм в соответствующем облачении, резко отделяющем его от всех прочих, неторопливо, спокойно, неизменно благожелательно выслушивая других и отвечая им. В голову не могло прийти, что он чем-то озабочен и угнетен. Казалось, житейские бури его не касались. С первых шагов в храме он создавал атмосферу, подобающую предстоящему торжеству - Божественной литургии. И такая атмосфера сохранялась до конца службы. За эти благодатные часы надмирной отрешенности и покоя люди обновлялись душой, обретали врачующие силы и надежду на добрый исход своих скорбей и недоразумений. Отец Владимир любил называть храм «лечебницей». Именно лечебницей всегда и был собор Владимирской иконы Божией Матери для его прихожан. Вот почему люди, впервые пришедшие в собор, отстояв службу и послушав проповедь батюшки, благодарили его, спрашивали, как его зовут, возвращались в храм еще и еще раз и становились, наконец, членами прихода. Опытом общения с о. Владимиром многие поделились в своих воспоминаниях, опубликованных в сборнике 2010 г., посвященном его памяти.

Не жалея времени, о. Владимир вникал в просьбы всех, кто имел в нем нужду, и либо утешал, ободрял, либо запрещал, наставлял, возвращал оступившегося на верную дорогу. Но никого не отпускал от себя в унынии и мраке. Все уходили с надеждой на Божию милость. Если услышанные им житейские истории могли послужить вразумлению других о. Владимир, опуская имена, рассказывал о них в проповеди. Люди получали ответ, не задавая вопроса, и часто научались, не ведая до того момента, что нуждаются в наставлении. Он побуждал прощать, молиться с верой и сам молился за своих чад, не забывая ни о ком из них. Иногда он спрашивал, в какой части города его прихожанин живет, и было ясно, что его отеческое попечение, благословение, защита искали незримый, но самый прямой путь к его чаду. Как евангельский отец, он не ждал, когда к нему подбежит заблудившийся и грешный сын, а сам спешил к нему навстречу с любовью, с готовностью помочь.

И словом и делом о. Владимир учил свою паству любви. Он объяснял, что не только в храме, но и за его стенами прихожане должны чувствовать себя одной семьей, а значит - мириться с чужими слабостями, прощать их, помнить о своем несовершенстве. Он призывал поближе узнавать друг друга, помогать друг другу, объединяться в решении какой-нибудь насущной задачи, в общем труде на благо отдельного человека или общества, Церкви. Он учил обращать внимание не на чьи-то промахи и недостатки, а на добрые качества, которые есть у каждого. Этих-то качеств может не быть у тебя. Он учил, таким образом, любви по принципу восполнения чужими достоинствами собственной нехватки. Ведь замечая и любя эти достоинства, а вместе с ними и всего человека, ты непременно обогащаешь себя.

О. Владимиру нравилось общаться с интеллигентными, образованными, талантливыми людьми, в какой бы области эти таланты ни проявлялись. Эта черта сближала батюшку, судя по его же воспоминаниям, с владыкой Антонием, учителем и наставником. Конечно, тут могла сказаться привлекательность творческого начала, а могла - и особая трудность в духовном руководстве людьми, менее других расположенными подчиняться. Вероятно, было и то и другое.

Однако о. Владимир любил и «простецов», людей из народа, внешне ничем не примечательных, заурядных. Возможно, их-то он больше всего и любил за их смирение, искренность, твердость веры и явно гордился тем, что его называли «народным батюшкой». Он часто говорил о «платочках», в тяжелые времена сохранивших православную веру и Церковь и передавших это дорогое наследство своим внукам. Он знал своих старушек по именам, знал их домашние дела и обстоятельства, отношения с родными и близкими и этих близких тоже знал. Некоторые из таких старушек кочевали, пока были силы, за своим батюшкой из храма в храм по путям новых его назначений. Они старались выразить ему свою признательность, что-нибудь из сада-огорода, извиняясь за малость дара, подарить, на что о. Владимир шутливо отвечал известным присловьем: «Мне не дорог твой подарок, дорога твоя любовь». И всем было от этих слов по-домашнему весело, тепло и уютно, так что любовь пастыря к своей пастве была разделенной.

Что больше всего привлекало к батюшке людей всех рангов, так это полное доверие ему: все, что он говорил, было истинным, все, что делал, неоспоримым. За его плечами стояла многовековая народная культурная традиция, неписаный, но узаконенный порядок вещей, правильная иерархия ценностей, четкое различение добра и зла. Во времена, такие, как теперь, когда все это пошатнулось, перевернулось, оказалось осмеянным и оплеванным, такая твердость понятий и нравственных ориентиров влечет к себе многих - всех тех, кто не хотел бы, повинуясь дуновениям всех ветров, кувыркаться в житейском море. Вот почему в смутные эпохи, в противовес всякой, иногда навязываемой, относительности, является потребность в порядке, строгих правилах и нормах. Опора на традицию, веру предков, их представления о высшем благе и не подлежащем оправданию зле отвечает такой потребности в полной мере. Стало быть, и пастырь, который по долгу службы и по убеждению укоренен в такой традиции и наделен ее силой, приобретает непререкаемый авторитет в глазах верующего народа. Приверженность сложившимся обычаям, известный консерватизм благородны по своей природе: они означают уважение к прошлому, тогда как погоня за новизной во что бы то ни стало, страх быть обвиненным в ретроградстве особого почтения не вызывают: они легкомысленны, несерьезны.

Но, разумеется, консерватизм не исключает интереса к текущей действительности, ее положительным или отрицательным тенденциям. Отец Владимир был открыт миру, его душа живо реагировала на людей и события, никогда не теряя веры в благой Промысел Божий и надежду на лучшее будущее родной, горячо любимой России. Он много работал и спешил сделать как можно больше - помимо богослужений и треб восстанавливал собор, где действовали и о сию пору действуют и знаменитый детский хор под управлением И. В. Болдышевой, и школа звонарей, и известные далеко за пределами храма талантливые реставраторы. Он был блестящим проповедником-импровизатором, у которого можно было поучиться искусству речи не только священникам, но и людям вполне мирским. Около 20-ти лет он был духовным наставником Пасхального фестиваля в Петербурге.

Отец Владимир бывал в разных странах, знакомился с разными обычаями и людьми. Общение с кем бы то ни было для него не было проблемой. Природный такт, воспитанность, душевная деликатность (черта, которую батюшка очень ценил в людях), внимание к собеседнику и умение слушать располагали к нему всех и каждого. Кроме того, он был красив и внешне. Весь его облик, особенно в священническом облачении, импонировал русскому человеку, вполне совпадая с представлениями о православном батюшке.

За свою неустанную и успешную деятельность о. Владимир был удостоен многих церковных наград. В дни семидесятилетнего юбилея, за полгода до смертной болезни, о. Владимир, подводя итоги, сказал: «Оглядываясь на свой жизненный путь, прежде всего хочу возблагодарить Господа Бога за то, что даровал мне прожить такой век <...>. За такую долгую жизнь каждому человеку приходится много пережить. Все скорби и страдания, которые пришлось перенести как священнослужителю, конечно, воспринимались как крест, на который мы добровольно пошли и с которого не должны были сойти и который надо нести терпеливо, как Господь наш Иисус Христос. И, конечно, мы всегда ощущали Божию поддержку, Его заступничество и утешение.

Лучшему, что произошло в моей жизни, я обязан вере православной и Матери-Церкви <...>.

Несомненно, я благодарю Бога за то, что Он послал мне верную супругу Ольгу Владимировну, дал мне семью, которую я очень люблю и которой очень дорожу.

Слава Богу, что мне пришлось жить в таком прекрасном городе и служить в таком величественном соборе, каких я не видывал в юности <...>. Воспринимаю это как Божий дар и Божие благословение <...>.

Рад, что дожил до этих лет, когда вижу возрождение нашей Церкви. Думаю, что наши предшественники, которым выпало претерпеть гонения за веру, те, кто в скорбях нес служение Богу и Церкви, заложили фундамент этого возрождения <...>. Низкий поклон тем, кто жил в те времена, и вечная им память, мы не должны их забывать» (Служение Богу и людям... С. 27-28). Не должны мы забывать и нашего дорогого пастыря. Да мы и не хотим, и не сможем его забыть - так же как и его завещание, которое заключено в немногих фразах, записанных им к 40-летию своей хиротонии:

«Хочется напомнить дорогим братьям и сестрам главные для каждого христианина слова, которые мы всегда должны помнить:

«Созижду Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (Мф. 16, 18).

«Не бойся, малое стадо» (Лк. 12, 32).

«Будь Мне верен до смерти и дам тебе венец Жизни» (Откр. 2, 10).

«Образ буди верным словом, житием, любовию, духом, верою, чистотою» (Тим. 4, 12).

«Русь святая, храни веру православную, в ней же ее утверждение».

Это главное, на чем пастырь и мирянин должен строить свою жизнь, лучше не сказать. Остальное все - в руках Божиих» (Там же. С. 28).

Валентина Евгеньевна Ветловская, доктор филологических наук, главный научный сотрудник Института русской литературы (Пушкинский Дом) РАН

Впервые опубликовано в приходской газете Собора Владимирской иконы Божией Матери

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов»; Meta

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Мирон Федоров; (Oxxxymiron); активистка Ирина Сторожева; правозащитник Алена Попова, социолог Искэндэр Ясавеев, журналист Евгения Балтатарова; писатель Дмитрий Глуховский; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне; Артемий Троицкий; Артур Смолянинов; Сергей Кирсанов; Анатолий Фурсов; Сергей Ухов; Александр Шелест; ООО "ТЕНЕС"; Гырдымова Елизавета (певица Монеточка); Осечкин Владимир Валерьевич (Гулагу.нет); Устимов Антон Михайлович; Яганов Ибрагим Хасанбиевич; Харченко Вадим Михайлович; Беседина Дарья Станиславовна; Проект «T9 NSK»; Илья Прусикин (Little Big); Дарья Серенко (фемактивистка); Фидель Агумава; Эрдни Омбадыков (официальный представитель Далай-ламы XIV в России); Рафис Кашапов; ООО "Философия ненасилия"; Фонд развития цифровых прав

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/uploaded/files/kopiya-reestr-inostrannyih-agentov-20-01-2023.pdf
https://ria.ru/20230120/inoagenty-1846393284.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:
Валентина Ветловская
Слова, обращённые в наши дни
Ф.М.Достоевский о православии
13.01.2021
О духовном отце
10 августа 2010 года - годовщина со дня кончины протоиерея Владимира Фоменко, ключаря собора Владимирской иконы Божией Матери Санкт-Петербурга
09.08.2010
Книга о русской душе
25 августа известному русскому писателю Н.М.Коняеву исполняется 60 лет
24.08.2009
"Устали мы от классики!.."
Две беседы о Достоевском. Беседа вторая
18.10.2007
Все статьи Валентина Ветловская
Александр Сергеевич Пушкин
День интронизации Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла
Сегодня мы вспоминаем поэтов С.Я.Надсона и С.П.Боброва, а также скульптора М.О.Микешина
01.02.2023
День памяти преподобного Иринарха Ростовского
Сегодня мы также вспоминаем военного историка Д.И.Ахшарумова, адмирала Ф.Ф.Беллинсгаузена, генералов В.О.Каппеля и А.П.Кутепова и генетика Н.И.Вавилова
26.01.2023
В этот день Русская армия первый раз взяла Кенигсберг
Также сегодня мы вспоминаем писателей А.Ф.Вельтмана и И.А.Родионова, монархических деятелей графа А.И.Коновницына и В.М.Пуришкевича, философа Н.О.Лосского
24.01.2023
«Россия стоит на позиции защитницы мирового культурного разнообразия»
Опубликована резолюция конференции «Традиционные духовно-нравственные ценности в русской философии права и отечественной юриспруденции»
17.01.2023
Все статьи темы
Последние комментарии
Евреи жмут, Россия поддаётся
Новый комментарий от Jovana
01.02.2023 22:54
Волгоград или Сталинград?
Новый комментарий от Zakatov
01.02.2023 22:28
С широко закрытыми глазами
Новый комментарий от Адриан Послушник
01.02.2023 21:52
Почти что исповедь с проповедью
Новый комментарий от С. Югов
01.02.2023 21:39
Не понимаю, почему патриоты нападают на Медведчука?
Новый комментарий от Константин В.
01.02.2023 21:26
Смелый шаг
Новый комментарий от Адриан Послушник
01.02.2023 20:58
Наступление России
Новый комментарий от Адриан Послушник
01.02.2023 20:51