Россия - Запад, Или Москва - Третий Рим

Российский лютеранин о русской цивилизации и опасностях для христианства на Западе и Востоке

Владимир Пудов 
0
08.06.2010 298

От редакции: В статье известного читателю РНЛ автора Владимира Пудова интересно не только то, как понимает российский лютеранин русский цивилизационный выбор. Интересны прежде всего размышления автора об опасностях, грозящих христианству в Европе и России. Мы сегодня видим, что в дискуссии между католиками и протестантами вовлекаются православные. Впрочем, так уже бывало не раз.

С самого начала возникновения Российского государства Киевская Русь тесно взаимодействовала с Западными странами и с одной стороны мы, россияне, входим в Западное культурное пространство, а с другой стороны мы явно какие-то не такие, как они. И Христианство мы приняли из Византии, которая вскоре после этого попала под турецкое владычество, как впрочем, практически и все остальные православные страны, которое продлилось до середины XIX века.

Россия осталась единственной независимой православной страной, неожиданно для себя оказавшейся наследницей великого духовного достояния. Москва-третий Рим - это ведь не только амбиции грозного Царя, но и объективно сложившаяся реальность. Конечно, многие со мной не согласятся, но я думаю, Россия, вряд ли была готова в полной мере принять эту реальность, это духовное наследие и тем более на уровне Западной теологии развивать его дальше.

В XV, и в XVI, и в XVII веках, дай Бог Россия в полной мере только в XIX веке стала осваивать то духовное богатство, которое досталось ей от Византийской Империи-Царьграда. В XV веке Россия осталась одна в своем культурном пространстве и конечно эта вынужденная самоизоляция не пошла ей на пользу. Для этого развития нужно было, в первую очередь, овладеть всей той мудростью, которая была создана за тысячелетнею историю Православия, а это все наследие было на греческом языке. В Европе такими центрами стали университеты и латинский язык, который должны были знать все образованные люди. Все наследие их предшественников было им доступно, и они между собой говорили на одном языке-латыни.

В России не было подобных центров, основная масса духовного наследия Византии была недоступна, так как далеко не все переводилось на русский язык, и далеко не все православные священники свободно владели греческим, а тем более латынью. Чем Западная Европа начала заниматься еще в XIII веке, Россия приступила только к XIX веку. Сейчас можно услышать, вот если бы Русь приняла христианство с Запада, а не с Византии, то и у нас сейчас все было как в Европе. На что я могу ответить только то, что случилось то, что случилось. Это был выбор наших предков, и я его уважаю, значит, православие было им ближе и понятнее, а можно и сказать - роднее. Да и вряд ли бы у нас прижились западные университеты. Когда они стали образовываться в Европе, у нас случилось монгольское нашествие, которое на двести лет задержало развитие российского общества. Правда сейчас все больше появляется статей, что никакого монгольского ига не было, но с моей стороны, я так понимаю, что бумага все стерпит, вот люди и упражняются в словоблудии. Да и дальше мы развивались очень по-разному.

Европа с ее большим населением и небольшой территорией была вынуждена развиваться по интенсивному пути развития. Если нагадили (в прямом смысле слова), приходилось за собой убирать, а то и до эпидемии не далеко. Крестьяне от феодальной зависимости бежали в города, где становились ремесленниками и торговцами. Оставшиеся на земле были вынуждены улучшать культуру земледелия, чтобы прокормить все увеличивающееся население. Конечно, были Крестовые походы, ну это в основном, для сокращения дворянства, вторых, третьих сыновей которым не полагалось земельного надела и которых не знали куда девать. Есть такая версия, что Крестовые походы и затевались для того, чтобы избавится от излишнего количества дворян, ну не в города же их право дело отправлять. Кстати и крепостное право в Западной Европе отменили лет на 500 раньше чем в России.

На Руси всегда было много земли. Использовали одно поле, перешли на другое, нет туалета, можно и в огород сходить, и так было, а может быть и до сих пор есть в нашей глубинке. Есть хороший анекдот на эту тему. Едут россиянин и иностранец по российской дороге, вокруг лес, вдруг иностранец говорит: «я в туалет хочу», ну россиянин останавливает машину и показывает в лес. Иностранец пошел, долго его не было, наконец, возвращается хмурый такой и говорит: нету. Россиянин и спрашивает - чего нету, а тот и отвечает туалета нету. И этот анекдот очень похож на правду, по крайней мере, хорошо показывает разницу в нашем менталитете. У меня есть друг гражданин Германии, и я все пытался пригласить его к себе в загородный дом, но он все время отказывался и, наконец, признался почему, его шокируют наши деревенские туалеты.

Как я уже писал выше, наиболее активная часть населения из деревни в Западной Европе уходила в города, которые и стали основой развития промышленности. В городах, бывшие крестьяне принципиально меняли образ своей жизни, а в России крестьяне бежали на окраины страны, на пустующие земли, где, в общем-то, воспроизводили прежний жизненный уклад, но только уже без крепостного права. Так добежали не то, что до Аляски, до Калифорнии. Да и в городах россияне сохраняли прежний уклад жизни, недаром до сих пор Москву иногда называют большой деревней. И в 50-х годах прошлого века, когда встал очередной продовольственный кризис, вместо того чтобы потратить средства на улучшение культуры земледелия, обучения крестьян новым технологиям, отправились осваивать целину. Зато размах какой, по-русски, по привычке.

Западная Европа далеко продвинулась в признании общечеловеческих ценностей, стала очень толерантной. Главное не нарушить права человека, и мы конечно для нее дикари, которыми впрочем, всегда для нее были. За последние 15 лет мне много раз довелось бывать в Западной Европе, даже пожил там немного, появились и друзья, с которыми у меня сложились хорошие отношения. Но и они любят мне рассказывать про Рождество, про елку, и я каждый раз должен слушать и удивляться, так как знать об этом я по определению не могу. Ну да это ладно. А вот когда мне довелось учиться на заочном отделении лютеранской Семинарии в Новосаратовке под Санкт Петербургом то нам там, как правило, преподавали теологи из Западной Европы которые относились к нам, семинаристам, по разному, но один случай запомнился мне на всю жизнь. Приехал к нам новый преподаватель (два раза в год по три недели мы слушали курсы лекций и сдавали экзамены) и на самом первом занятии, новый преподаватель, начал с нами такой разговор. Вот он приехал к нам, нас совсем не знает, а должен рассказывать о Боге. Так вот он хочет нас спросить, что для нас самое главное, через что нам можно объяснить кто такой Иисус Христос, что он сделал для человека. Вот, если бы он был на Гавайях, то там люди любят кататься на такой специальной доске на волнах и он бы этим местным туземцам Иисуса Христа объяснял через эту доску, как доска держит человека на волнах, так и Иисус Христос держит нас по жизни, а как до Вас донести, кто такой для человека Господь, я не знаю, взывал он к нам. Это к людям, большинство из которых уже помногу лет проповедовали слово Божье. Одно слово обезьяны, только с дерева спустились.

Так уж случилось, что мы разные. Западноевропейцы стали такими, какие они есть по совершенно объективным причинам, и это не значит, что они лучше или хуже нас, они другие. Все эти столетия мы жили рядом, но не вместе. Хотя еще с XVI века Российское правительство стало активно приглашать иностранцев для работы в России и они, конечно, оказывали огромное культурное влияние на россиян, к началу XX века на территории современной России проживало около полутора миллионов лютеран, как правило, немцев по национальности.

В современном европейском мире существуют или существовало три типа обществ, которые основывались на разных моральных ценностях. Первый тип - моральные нормы даны нам Господом, и мы должны следовать этой морали, тому, что нам дано в Евангелии. Второй тип - это модель, которая в каком-то смысле была в Советском Союзе: во главе всего коллектив, общество, в конце концов, все человечество, такая коллективная мораль, примат общественного над частным, интересы коллектива превыше всего. Это приводит к совершенно определенным моральным нормам и дальнейшим последствиям для конкретного человека. И, наконец, тип третий, который начал формироваться в эпоху Просвещения, практически параллельно с реформационными процессами, охватившими Европу в начале XVI века, - это когда во главе всего стоит человек, примат частного над общим. Это идея гуманизма, с которой, кстати, Мартин Лютер почти сразу разошёлся, и за эти идеи он очень критиковал Эразма Ротердамского, который записал Лютера в свои союзники. Лютер писал своим последователям, что Эразм ставит человеческое выше божественного, и потому его книги вам читать не рекомендую.

Запдная Европа не вняла предупреждению Лютера и поставила во главу угла ценность отдельного человека. Ну разве это плохо? Оказалось, что не очень хорошо, любую идею можно довести до маразма и своего логического конца. Получилось, что всё, что хочет отдельно взятый человек, если это не мешает другим людям, можно. Отсюда и пошло все то, что теперь мы считаем отклонениями, а на Западе нормой. Однополые браки? - а кто человеку может это запретить, это его личное дело. Эвтаназия? - это тоже личное дело человека. Употреблять наркотики - опять же личное дело каждого человека. Ведь очевидно, что такая трактовка прав человека базируется на том, что человек - самое совершенное существо во вселенной, т.е. фактически источником прав человека является сам человек. И это не удивительно. В Западной Европе уже давно во главе всего поставлен Человек. Ты можешь делать все, что не мешает другим людям и не запрещено Законом. Закон, собственно говоря, и превращается в Мораль. Между ними можно поставить знак тождества. И во главе всего стоят права человека, и даже не права человечества, а отдельного человека делать с собой все, что он захочет. И что же здесь плохого, могут возразить мне. А плохо то, что человек предрасположен как к греху, так и к добру. А если нет понятия греха, то, значит, нет и зла. Добрый человек, этот тот который не мешает жить другим. И личная жизнь человека принадлежит ему и только ему, в таком случае, конечно, он в праве отнять ее у себя. Отсюда вытекает и оправдание всего того, что осуждалось обществом раньше. Гомосексуализм, а какое дело до того, кто с кем спит. Мужчина с женщиной (о таком понятии как священные узы брака я уже и не говорю) или мужчина с мужчиной это их личное дело или, например мужчина с козой (написал и самому противно), но если, к примеру, коза не возражает, то даже обществу охраны животных возразить будет нечего. И я не преувеличиваю, к этому, по крайней мере, в Западной Европе, скоро придут, если уже не пришли. Не нравится? Придется терпеть, ибо главное - защита прав человека на свободу. Между тем в христианской системе ценностей первоисточником прав человека является Господь Бог. Именно от Него человек получил право жить и спасаться в Боге. Чем больше мы отходим от понимания этого, тем меньше в нас остается от истинных христиан, и тем дальше мы от Бога. В то время как европейские просветители выдвинули идею, что человек превыше всего, они меньше всего думали о грядущих последствиях. Они-то жили в гармонии с окружающим миром, в основе которого лежало нравственно-религиозное сознание, и исходили из моральных ценностей христианства. О другом даже подумать не могли.

Теперь же развитие их идей привело современное европейское христианство в тупик, а именно к тому, что сейчас Западная Европа перестала быть христианской.

В России говорят, что ужасы тоталитаризма, сталинизма отлучили людей от церкви. А в Европе, где этого не было, в лютеранской церкви только 3 процента прихожан посещают церковь. Скажем, в Германии обычная, списочная численность лютеранской общины - около 2 тысяч человек, но если 50 человек придут на богослужение - это уже замечательно. Люди все реже ходят в Церковь. Возьмем, для примера, семью: муж, жена, двое детей. Муж зарабатывает деньги, жена и дети не работают. Муж официально подает документ о выходе из церкви для того, чтобы не платить церковный налог. Дети и жена остаются в церкви для того, чтобы получать от нее помощь. Это для Западной Европы совершенно нормально. Зачем они будут платить десятину?!

Когда мы рассуждаем о христианской цивилизации, то мы должны понимать, что нам, христианам и православным и католикам и протестантам и на Востоке и на Западе, сейчас брошен общий вызов. Христианство в Европе тихо-мирно умирает, потому что очень многие люди идут за либеральными ценностями. И многие христиане, по крайней мере, те, кто еще так себя называет, слепо идут в этом же направлении, позабыв все заветы Христа и считая их не современными.

То, что идет к нам с Запада, можно назвать не иначе, как курс, направленный на преодоление христианства. Дескать, христианство устарело. Для многих из них оно является культурной традицией, не более. Настоящих христиан загоняют в своеобразное гетто. Дошло до того, что люди стесняются называть себя верующими.

Все вроде осознают, что нравственные устои нашего общества оставляют желать много лучшего, но, при этом, склонны главную причину этому видеть в том, что многие годы в нашей стране религия, в частности, христианство, была вычеркнута из культурообразующих институтов общества, что привело к множеству проблем духовно-нравственного характера. Дескать, людей насильно лишили присущей им традиционной религиозности, отучили ходить в церковь, верить в Бога, а система христианских ценностей, на которых традиционно держалось наше общество, оказалась полностью разрушена. Но почему же тогда во вполне благополучной в этом отношении западной Европе также имеет место духовный кризис, и число христиан, посещающих церковь, неуклонно падает? Почему и в Западной Европе христианские ценности все более отходят на задний план, а на первое место уже давно вышло житейское благополучие, материальные ценности? И, наконец, почему теперь, за столько лет после падения коммунистического режима, когда христианство находится в нашей стране в наиблагоприятнейших условиях, в российском обществе христианское сознание не только не возродилось, но продолжает неуклонно вымываться? Налицо явный кризис христианства, и этот кризис отнюдь не носит локальный характер, иными словами, - это общеевропейский процесс, истоки которого следует искать в истории.

На протяжении 18-19 веков в странах Европы происходило бурное развитие индустриализации, сопровождающейся невиданным ранее по масштабам и темпам ростом материального производства и торговли, накоплением богатства и, как следствие, возникновением в обществе новой системы ценностей, стержнем которой стала ориентация на материальные богатства. Вместе с развитием производства произошло еще большее, чем прежде, закрепощение большинства населения тяжелым повседневным трудом, углубление пропасти между богатством и бедностью. Россия в этом процессе ничем не выделялась от остального мира: названные здесь изменения происходили у нас хотя и позднее, но отличались большей интенсивностью.

Уже исходя из этого, вопрос о так называемой «традиционной» предрасположенности русского народа к христианству выглядит несколько преувеличенным. Так, в своих историко-философских экскурсах В.С.Соловьев не раз упоминал о равнодушии и даже вражде к христианству в русском обществе в силу самого внутреннего кризисного состояния, в котором оказалось христианство к 19 веку. Вместе с отжившими свой век, консервативными феодальными ценностями общество стремилось отбросить и устаревшее христианство. Как писал Бердяев Н.А., христианство «стало дряхлым и ветхим». Христианство не сумело адекватно отразить новый миропорядок, поэтому еще задолго до Октябрьских событий разочарование в пропагандируемых им положениях привело к значительному сокращению числа его приверженцев.

По мнению ряда исследователей у христианства, во всяком случае, в нашей стране, был шанс на возрождение. Однако в начале 20 века свершилась Октябрьская революция, подвергшая христианство новым, серьезным испытаниям. Вообще, принимая во внимание спиралевидный характер развития истории, за 2000 летний период своего существования христианство неоднократно испытывало подобного рода потрясения, оказывалось в кризисном состоянии, но, в конечном итоге, всегда находило в себе силы и способности к саморегенерации. Среди наиболее значимых и памятных событий такого уровня в Европе - это период Реформации, в России - реформа церкви Петром 1. «В Петре, - по мнению Н.А.Бердяева, - были черты сходства с большевиками... Он устраивал шутовские, кощунственные процессии, очень напоминающие большевистскую антирелигиозную пропаганду». Подобным же образом оценивает итог петровской реформы Г.П.Федотов: «Церковь ограблена, поругана, лишена своего главы и независимости».

К чему я это все? А к тому, что, во-первых, передряги 20-го века в нашей стране не были чем-то особенным для христианства, с чем оно за всю свою 2000-летнюю истории, не сталкивалось, а, во-вторых, разговоры об исконной религиозности русского народа, которую в одночасье взяли и отняли большевики - не более чем идеологический миф. Миф вредный, уводящий в сторону от глубинного понимания происходящего.

В той же Европе христианство давно откровенно скатилось в либерализм, который подтачивает его изнутри, словно червь и, может стать, приведет его к состоянию полного коллапса. Широко распахнув двери для мирских ценностей, христианство из живой религии превратилось в обряд. При этом не забывайте, что, в отличие от нас, в странах Западной Европы, где все это ныне наблюдается, не было ни Октябрьской революции, ни господства коммунистической идеологии, ни государственного атеизма. Что стало причиной такого положения дел? Тем более что аналогичные процессы мы можем наблюдать теперь и у нас в России, коль скоро мы решили слепо идти по европейскому пути, не задумываясь, а надо ли нам оно.

Лишь в немногих из европейских государств исторически имело демократическое управление в его традиционном понимании. Большинство же, та же Германия, были откровенно тоталитарными, с жестким централизованным управлением. В своей борьбе за победу свободы и демократии европейцы перешли грань дозволенного Богом, а, увлекшись, даже не заметили, как началась нравственная деформация их общества. Влияние Церкви на общество сильно ослабло, она подверглась ограничениям в своей исконной функции - быть совестью общества. Власти откровенно ущемляют права христианских церквей и отдельных верующих, запрещая проведение уличных евангелизационных мероприятий (Франция) или чтение в Церкви 1-й главы Послания к Римлянам, где осуждается гомосексуализм (Швеция). Мутации подверглись морально-ценностные приоритеты и в самой Церкви. На волне всеобщего либерализма процветает и развивается либеральное богословие, и, как следствие, либеральное отношение к поведению прихожан и общества в целом.

Волна всеобщей толерантности и либеральных ценностей, захлестнувшая европейский христианский мир, потоком хлынула в нашу страну. Подняв «железный занавес», мы вместе со свежим воздухом получили и много дерьма. Наши демократы, провозглашая себя демократами, в угоду Западу, бездумно стремятся довести Россию до уровня полного соответствия «либеральному стандарту», откровенно ориентированы на вытеснение христианских ценностей из современного общества. Они отстаивают так называемую «свободу» человеческой личности, право выбора. В обществе муссируется вопрос о толерантности, о возможности признания государством семей гомосексуальных и лесбийских наряду с нормальным браком. А все, что составляет сущность традиционного христианства, провозглашается консервативным, изжившим себя, идущим вразрез с демократическими принципами современного общества. Не поэтому ли демократы открыто выступают против каких-либо политических или социальных проявлений христианского мировоззрения, против принятия законов, защищающих и поощряющих христианские ценности в гармонии с принципами прав человека? А ведь, применительно к России, христианские ценности являются ключевыми для благополучия личности и общества, для сохранения устоев общества. Христианство может и должно сыграть огромную роль в выработке, наконец, национальной идеи, без которой Россия не может развиваться дальше. Вспомните, у христиан всегда были четкие установки - что можно, а что нельзя, что есть добро, а что зло. Именно поэтому либеральный Рим не сумел устоять против него: он пал, а христианство устояло! Недопустимо, чтобы можно было все.

Устои нашего общества сильно расшатаны, но, похоже, их и сейчас продолжают усиленно расшатывать в угоду «демократии». На словах говорят об идеалах христианства, а на деле кроят это христианство под себя. Либерализация христианства - это то, что его погубит, а вместе с ним и весь христианский мир. Поэтому и ислам сегодня побеждает, потому что он остается верен себе, а мы, христиане, нет. Вот о чем надо задуматься сегодня, пока еще не поздно.

Западно-Европейский мир, несмотря на весь его показной гуманизм, очень жестокий мир и он уничтожал и уничтожает все альтернативные цивилизации, требуя от всех других стран соблюдения его моральных норм. Так, что у России, как всегда возникает дилемма, либо быть такой как Западная Европа, либо быть ее колонией? Как соблюсти некий баланс между самобытностью и прагматизмом. Петр I выбрал прагматизм, понял, что хорошие пушки и корабли лучше самобытности. Ну не давала Европа развиваться самобытным цивилизациям. Всех покоряла. Великие цивилизации Индии, Китая. Что стало с самобытными цивилизациями Южной Америки, их вообще уничтожили до основания, как впрочем, и в Африке. На силу можно ответить только силой. А этого без европейской науки, технологий и промышленности добиться не возможно. На пулю пулей, на снаряд снарядом, на ракету ракетой. Это они только последние 50 лет такие гуманные, да и то это во многом заслуга СССР. В том то и весь вопрос как сохранить свою самобытность и не потерять независимости. Хотя Советскому Союзу это удавалось, и распался он только тогда когда решил вернуться в лоно европейской цивилизации.

В нашем стремлении приблизиться к Западу, мы стремительно идем к той свободе нравов, которая царила в Римской империи во времена, описываемые Апулеем. Не так давно в адрес нашего государства прозвучала резкая критика со стороны комиссара Совета Европы по правам человека, Альваро Хиль-Роблеса. Он заявил буквально следующее: "Сексуальные меньшинства - это полноправные граждане своей страны, и они должны пользоваться всеми гражданскими правами. Меняться нужно не им: они свободные люди и вольны жить и выражать себя так, как хотят. Именно российские власти со своей стороны должны проявить инициативу по вопросу защиты прав гомосексуалов. Российское общество должно, наконец, понять, что сексуальные меньшинства существуют, и в этом нет ничего предосудительного. Если Россия, конечно, хочет быть демократической страной и активно сотрудничать с Европой". Вот так, нравится, не нравится, спи моя красавица. Для толерантного Запада может быть только одна мораль и одна правильная точка зрения. Поэтому они очень удивляются, когда мы их обвиняем в двойных стандартах.

Хочу сразу ответить своим будущим критикам, что я своей статьей старался больше поставить вопросов, чем ответить на них. И самый главный вопрос, понимаем ли мы, что такое либерализм и к чему он приведет. И хотим ли мы жить в таком обществе, а если не хотим, то, что делать. Кто виноват и так понятно.

Владимир Пудов, президент Генерального Синода Евангелическо-лютеранской церкви Аугсбургского исповедания

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; Челябинское региональное диабетическое общественное движение «ВМЕСТЕ»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне.

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:
Владимир Пудов
Россия - Запад, Или Москва - Третий Рим
Российский лютеранин о русской цивилизации и опасностях для христианства на Западе и Востоке
08.06.2010
Все статьи Владимир Пудов
Последние комментарии
Что такое Путинизм?
Новый комментарий от Георгий
05.12.2021 03:09
Экуменизм умер раньше глобализма
Новый комментарий от Vladislav
05.12.2021 02:33
Позорный тренд Перестройки
Новый комментарий от Наталия 2016
04.12.2021 22:29
Этот «страшный и ужасный» кьюар-код
Новый комментарий от Анатолий Степанов
04.12.2021 22:17
Синицы против журавлей
Новый комментарий от Наталия 2016
04.12.2021 21:18
Что такое идеология?
Новый комментарий от Сергей иванович
04.12.2021 20:21