Косово и защита христианской цивилизации

Сербский журнал Геополитика

Слободан Эрич 
Косово 
0
03.03.2021 223

 

Смена властей в Вашингтоне вызвала озабоченность в Сербии тем, что на Балканах снова она станет мишенью американской имперской политики. Хотя они этого и жаждали, не исполнится пожелание сербов оказаться на периферии интересов американской внешней политики. Среди внешнеполитических приоритетов новой американской администрации в телефонном разговоре президента США Джозефа Байдена и канцлера Германии Ангелы Меркель названы и Западные Балканы. Именно из этих двух государств, США и Германии, и последуют сильнейшие нажимы на Сербию из-за Косова и Метохии, причём политика Берлина будет вписана в требования ЕС как посредника «в диалоге Белграда и Приштины».

И Вашингтон и Брюссель потребуют от Сербии подписать с Косово юридически обязывающее «Соглашение о нормализации», суть которого в том, чтобы Сербия де-факто и де-юре признала независимость Косова как самостоятельного и суверенного государства.

Причины для озабоченности налицо, но не и для страха. Пора уже Сербии начать проводить более проактивную внешнюю политику по поводу Косова.

Сербия сначала должна настаивать на возвращении вопроса Косова и Метохии в Совет безопасности ООН, где у Сербии есть два надёжных партнёра и союзника – Россия и Китай. Пора уже Сербии уходить из переговорного процесса под руководством ЕС, ибо до сих пор достигнутые эффекты посредничества Брюсселя абсолютно вредят сербским национальным и государственным интересам. Отказ от переговоров с Брюсселем должен вести не к спаду дипломатической активности Сербии; наоборот – к интенсификации посредством двусторонних переговоров с официальными лицами отдельных европейских государств. Между странами членами и официально их представляющим политическим истэблишментом в Брюсселе всё-таки имеются отличия, касающиеся не только интересов, но и идеологии. Сергей Михеев, российский аналитик, в интервью для «Геополитики» после победы Трампа на американских выборах 2016 сказал, что Брюссель и ЕС стали «центром идеологического глобализма». Проблема заключается в том, что крупнейший покровитель независимого Косова одновременно является и самым могущественными членом ЕС – это Германия – хотя подобный вывод из Берлина публично не услышать. С выходом из ЕС Великобритания станет оживлять свою традиционную внешнюю политику в отношении Европы – равновесия сил. Данная политика на практике, среди прочего, обозначает и сдерживание Германии, так что часть сербских дипломатических усилий следует направить и к Лондону.

Тяжёлым и скандальным инцидентом, имевшим место 11-го ноября 2018 г. в Париже в ходе празднования столетия подписания перемирия в Первой мировой войне, когда в первых рядах среди стран победительниц седел не президент Сербии Александр Вучич, а глава самозваного государства Косово Хашим Тачи, что комментариями в Фигаро и другими заявлениями осудила патриотическая французская общественность, завершён трудный тридцатилетний период французско-сербских отношений, где тон задавали леволиберальные и глобалистски настроенные парижские интеллектуалы, такие как Бернар-Анри Леви, Ален Финкелькраут, Бернар Кушнер… После визита Сербии президентом Франции в 2019 г., когда президент Макрон по-сербски сказал, что «Франция никогда не забудет сделанное Сербией для этой страны», сербско-французские политические и экономические отношения пошли по восходящей. Недавний визит президента Вучича в Париж, где, наряду с вопросом Косова, речь шла об участии французских компаний в строительстве метро в Белграде, углубляет данную восходящую тенденцию. Париж, вместе с Берлином составляющий ось ЕС, также должен стать адресом для Сербии в поиске поддержки по вопросу Косова, причём не следует исключать роли Франции, бывшей исторической союзницы, как возможного партнёра и в будущем. Когда президент Турции Эрдоган, лелея свои имперские грёзы, начал с жестокими военными провокациями Греции, то Франция стала единственной страной, решительно вставшей на защиту Афин. Франция отправила свои военные самолёты и корабли ВМФ в Восточное Средиземноморье, а премьер-министр Греции Мицотакис, благодаря Париж за это, добавил «что Греция и Франция придерживаются новых рамок стратегической обороны».

Наряду с Испанией, проявившей решительность не признавать Косово, за что слова благодарности следует отправить в Мадрид, Сербия может рассчитывать и на понимание Италии, тем более если в исполнительную власть вернётся харизматический Маттео Сальвини и его партия Лига. Кроме православных стран не признавших Косово – Греции и Румынии, а также Венгрии, с которой Сербия имеет хорошие отношения, Сербии за помощью по вопросу Косова и Метохии следует обратиться к нашим славянским родственникам – Словакии, Чехии и Польше, постучав в полуоткрытые двери. Содержание темы данного номера Геополитики – «Сербы и западные славяне» – может оказаться полезным в дипломатических усилиях министру Селаковичу и его команде. Конечно же, важнейшим союзником в защите Косова является Россия, но об этом речь пойдёт далее в тексте.

Нашу общественность более всего смущает то, что нынешние власти Сербии в переговорах по вопросу Косово не ссылаются на наш крупнейший козырь – Резолюцию 1244 Совета безопасности ООН. (Резолюция 1244 принята 10-го июня 1999 г. после согласия президента СР Югославии Слободана Милошевича на условия, предложенные финским президентом Мартти Ахтисаари и российским премьер-министром Виктором Черномырдиным, которой одобрено международное гражданское и военное присутствие в Косове и Метохии и согласован отход сербских военных сил из края. Управление краем передано в компетенцию Временной административной миссии ООН в Косове, МООНК). Резолюция 1244 является результатом не только военного, но и огромного политического нажима на Сербию, посредством Мартти Ахтисаари производимого не только США, Великобританией, Германией и Францией, но и российским премьер-министром Виктором Черномырдиным. Несмотря на болезненные уступки, которые Белграду пришлось сделать, отводя сербскую армию, не потерпевшую поражение на театре военных действий, для сербов было и остаётся важнейшим то, что Резолюцией 1244 подтверждается суверенность Сербии над своим южным краем Косовом и Метохией. Это, наряду с другими положениями, подтверждается и в части Резолюции в Дополнении 2, пункт 1, где указано: «После вывода войск согласованному числу югославских и сербских военнослужащих будет разрешено вернуться в Косово для выполнения следующих функций:» среди прочего и «несение службы на ключевых погранзаставах».

Хотя под эгидой ООН, а по сути под влиянием и путём вооружённой агрессии НАТО пакта фактически произошла оккупация Косова и Метохии, упомянутые положения Резолюции 1244 являются правовым основанием для Сербии чтобы, после изменения международных обстоятельств и создания условий, произвести повторную интеграцию своего южного края. Наподобие того как вывод войск Сербии с Косова представляет болезненную уступку Белграда, и положение в Резолюции 1244 о суверенитете Сербии над своим краем представляет уступку Запада сербам. Уступку, из-за неготовности НАТО осуществить наземное вторжение, опасаясь человеческих потерь, которые однозначно последовали бы при открытом наземном вооружённом столкновении Североатлантического альянса с Армией Сербии, пользовавшейся всеобщей поддержкой сербского народа в борьбе против натовской агрессии.

Несмотря на значительно превосходящие воздушные силы, и почти трёхмесячную интенсивную воздушную кампанию, Армии Сербии причинён минимальный ущерб. Полностью сохранившиеся бронетанковые войска и подразделения Третьей армии под командованием генерала Небойши Павковича, и легендарного Приштинского корпуса под командованием гениального командующего Владимира Лазаревича, спокойно, решительно и самоуверенно дожидались наземного нападения НАТО пакта. Французский полковник Жак Огар, как командующий спецназа Франции в рамках международных сил после подписания перемирия среди первых попавший в Косово, и увидевший фортификации, линии и силу Армии Сербии, сказал автору данных строк что, в случае наземного вторжения НАТО в Косово, «человеческие потери обеих сторон были бы большими».

Замалчивая Резолюцию 1244, Сербия напрасно ослабляет свою переговорную позицию.

С момента подписания Военно-технического соглашения в Куманово (город в Северной Македонии) 9-го июня 1999 г., которым положен конец военным действиям, существовали, условно говоря, два периода в отношении государства Сербия к Косове и Метохии, генезис которых следует анализировать беспристрастно, для извлечения правильных выводов на будущее. В первые дни после подписания соглашения в Куманово произошёл конфуз среди сербского населения; с армией, полицией и служащими госаппарата отступал и сербский народ. Под зонтиком НАТО в край возвращались части разгромленных подразделений АОК, вновь начав терроризировать гражданское население, что внесло дополнительную неуверенность и поощряло исход сербов с Косова. Единственное организованное сопротивление натиску албанцев имело место в северной части Косовска-Митровицы.

Мост через реку Ибар, разделяющий северную и южную части города Митровица, в 1999-2000 гг. почти ежедневно становился местом столкновений сербов и албанцев. Сербским сопротивлением, успешно организованным и координированным из больницы в северной Митровице, возглавяемым д-р Марко Якшичем (лидер сербов с севера Косова), при поддержке парней „защитников моста“, и содействии ныне покойного Оливера Ивановича с его „каратистами“, удалось остановить главную наступающую волну албанской этнической чистки.

Север Косова являлся не только свободной сербской территорией, опирающейся на территорию Сербии в более узком смысле, но и плацдармом для возвращения в сербские анклавы. Политика сербов с севера Косова с июня 19991 г., а также после перемен 5-го октября 2000 г., в первый план выдвигала возвращение институтов государства Сербия в оккупированную часть ее южного края. Просвещение и здравоохранение, т.е. поликлиники и школы, помогли не только нормализовать жизнь в сербских общинах, но также дали государству Сербия легальные рамки для финансирования, посредством зарплат и „косовской прибавки“, существования той части сербов которые, вопреки всем нажимам и опасностям, оставались жить в Косове и Метохии.

Создателем идеи данной политики и её главным проводником на месте был д-р Марко Якшич. Но важнее всего то, что подобная национальная политика, обдуманная Якшичем и его соратниками из Сербского национального вече и больницы в Косовска-Митровице, после первоначальных колебаний, получила поддержку и тогдашнего президента СР Югославии, а потом премьер-министра Республики Сербии д-р Воислава Коштуницы. После просвещения и здравоохранения, Сербия далее усиливает своё присутствие в Косове: в сербских общинах возводятся передатчики сербских телефонных операторов, в обращении находится сербская валюта динар; наряду с почтами, судами, службами по трудоустройству, в южном сербском крае также назначены представители сербской администрации, даже для территорий, не находящихся под каким бы то ни было сербским контролем и влиянием. В Косовска-Митровице из двух факультетов, переведённых из Приштины в города южной Сербии, учреждён Университет, в котором лекции читают и обучаются сербы не только с Косова и Метохии, но и из других частей Сербии. Результатом подобной сербской политики стало двоевластие в Косове. Сепаратистские власти в Приштине, несмотря на политическую, экономическую и логистическую поддержку США и стран ЕС, не контролировали всю территорию Косова, т.е. те части, где сербы жили по законам государства Сербия. КФОР, т.е. НАТО, под предлогом борьбы за «свободу передвижения» пытается при помощи бронетранспортёров занять север Косова, сербы отвечают баррикадами, демонстрациями, пассивным сопротивлением. У Брюсселя и Вашингтона по сути нет решения для подобной борьбы сербов в Косове и Метохии. Но, повторяя имевшее место в предыдущих кризисах на территории бывшей Югославии, Запад (США и ЕС), когда не может военным путём победить сербов на местах, прибегает к политике нападения на сербов со спины, т.е. сильным нажимом на официальный Белград. В результате подобных нажимов, после «возвращения мандата народу» Коштуницей, новые власти, сформированные из демократов и социалистов, отказываются од подобной политики проактивной деятельности институтов государства Сербия в Косове и Метохии.

По инициативе тогдашнего президента Сербии Бориса Тадича, и за подписью министра иностранных дел Вука Еремича (тогда высоких государственных и партийных функционеров правящей Демократической партии), переговори по Косове и Метохии переведены из Объединённых наций – где Сербия в Совете безопасности имела постоянную поддержку России и Китая – в Евросоюз, получивший, посредством изменённой резолюции ООН в сентябре 2010 г., практически зелёный свет на посредничество в сербско-албанских переговорах.

Год спустя, в декабре 1011 г., тогдашний глава команды переговорщиков Правительства Сербии и высокий функционер Демократической партии Борко Стефанович подписал с ЕС соглашение об «интегрированном управлении переходами», и этим на административных переходах фактически была налажена граница между «Сербией и Косовом». Этой подписью Борко Стефановича начинается процесс подписания «брюссельских соглашений». Подписание данного соглашения вызывает большое недовольство и протесты в Сербии. В число справедливо критикующих данное соглашение и подобную политику Сербии, представляемую Борисом Тадичем, входят и тогдашние высокие функционеры Сербской радикальной партии Александр Вучич и Томислав Николич, вынесшие после перемен 5-го октября 2000 г. тяжелое бремя национальной борьбы в оппозиции, защищая сербскую идентичность во времена властей из Демпартии. Но впоследствии, после внутрипартийного конфликта и раскола Сербской радикальной партии, из которой берёт начало Сербская прогрессивная партия, и после прихода данной партии к власти, после победы Томислава Николича на президентских выборах 2012 г., они по данному поводу передумали. Новое правительство, возглавляемое Александром Вучичем, не только не приостановило действие данной подписи Борко Стефановича, но даже радикализовало данный процесс, продолжая подписывать и другие «брюссельские соглашения», которыми компетенции государства Сербия в области судопроизводства, электросетей, образования, самостоятельного телефонного номера перешли на «временные институты в Приштине», т.е. на сепаратистские власти южного сербского края. Следует сказать, что Сербская радикальная партия, возглавляемая её многолетним председателем Воиславом Шешелем, находившимся во времена внутрипартийных конфликтов в Гаагском трибунале в качестве обвиняемого, подобные позиции не разделяла, последовательно придерживаясь национальной политики в отношении Косова и России.

Брюссельские соглашения по сути представляют сумму уступок государства Сербия сепаратистским властям в Приштине. Единственную и минимальную встречную уступку сербам, подписанную «брюссельскими соглашениями» – создание Сообщества сербских муниципалитетов – сепаратистские власти в Приштине отказались провести. Конечно же, при молчаливой поддержке Брюсселя. Но следует сказать, что и власти Сербской прогрессивной партии, как и предыдущие, в значительной степени и постоянно оказывали финансовую поддержку сербам в Косове и Метохии, что способствовало решению убедительного большинства сербов остаться жить и работать в южном сербском крае.

То ли осознание ужасающих результатов брюссельских соглашений, то ли ещё что, привело к предложению президента Сербии Александра Вучича о компромиссе двух сторон, вместо решения, которым «одна из сторон получает всё, а другая теряет всё».

Общественность Сербии правильно поняла, что Вучич выступает за раздел Косова, в котором сербам достался бы лишь север Косова, а албанцам – вся остальная часть, при специальном статусе для сербских монастырей, гарантируемом международным сообществом.

Это вызвало вполне оправданные эмоциональные реакции в Сербии, критики и непринятие подобной идеи весьма широкой патриотической общественностью, среди национально ориентированных партий и организаций, в особенности среди национальных интеллектуалов. «Воззвание в защиту Косова и Метохии» подписали виднейшие представители сербской науки и культуры. Интересно, что большинство оппозиционных партий прозападной ориентации, жестоко критикующих «власть Вучича», за редкими исключениями, не особенно выступало с критиками данного предложения Вучича. Но важнее всего то, что древнейший и авторитетнейший институт сербского народа – Сербская православная церковь, на последних трёх заседаниях Священного архиерейского собора, до эпидемии, в трёх опубликованных официальных сообщениях чётко высказалась против признания, разграничения и раздела Косова и Метохии.

Но, вопреки чёткой позиции Сербской церкви, официальная политика Сербии продолжала блуждать по вопросу Косова, а кульминацией этой политики дезориентации стало «Вашингтонское соглашение», подписанное 4-го сентября 2020 г. в Вашингтоне в двух документах, двух версиях, между президентом США Дональдом Трампом и президентом Сербии Александром Вучичем, и между американским президентом Трампом и премьер-министром временных институтов самоуправления Авдулахом Хоти; соглашения озаглавлены «Экономическая нормализация». Здесь не можем подробно заняться этим странным дипломатическим соглашением; достаточно сказать, что оно, наряду с нормализацией экономических отношений Белграда и Приштины, благодаря усилиям, среди прочего, его действительного автора Ричарда Гренелла, специального посланника американского президента «по диалогу Сербии и Косова», занимается отменой пошлин на сербские товары, что важно для сербской экономики, но также широким спектром международных вопросов, начиная с Ирана, Хезболлаха, переноса иностранных посольств в Израиле из Тел-Авива в Иерусалим… Соглашение в мировых СМИ оценили как помощь Трампу накануне предстоящих выборов. Убедительное большинство сербов симпатизировало Трампу и болело за него, желая ему помочь, но не таким образом.

В пункте 8 соглашения указано, что «стороны диверсифицируют своё энергоснабжение», а в пункте 9, что «стороны в своей сетевой инфраструктуре запретят использование 5G оборудования от ненадёжных поставщиков».

Большая часть общественности Сербии отрицательно отреагировала, ибо любому хоть немного политически грамотному известно, что в нынешней политической реальности понятие «диверсификация энергоносителей» означает не покупать газ и нефть от России, а запрет на использование 5G оборудования (и так не очень популярного в Сербии) от ненадёжных поставщиков, на практике означает обязательство не покупать оборудование от китайской компании Хуавей. Данное соглашение, наряду с предварительно высказанными обвинениями со стороны близких к властям аналитиков о том, что за белградскими демонстрациями в июне 2020 г., организованными против принятых властями мер из-за ковида-19, стоит российский фактор, создали впечатление, что Сербия отворачивается от своих традиционных союзников – Китая, и прежде всего России – вызвав сомнение в искренности дружественного отношения, публично заявленного властями Вучича к России. Стоит ли указывать, что и премьер-министр Ана Брнабич и президент Александр Вучич, под впечатлением этих публичных критик соглашения, во встречах с послами Китая и России стремились сгладить ущерб, устранить сомнения и попытаться вернуть отношения в прежнюю колею.

Проблема состоит в том, что в Сербии неправительственный сектор и прозападные СМИ упорно твердят западную пропагандистскую мантру про «пагубное российское влияние». Частью этой пропаганды является и идиотский и злонамеренный вопрос, встречаемый в СМИ: «когда же это русские нам якобы помогли».

Отдельные факты, хоть и очевидные, следует повторить, ибо живём во времена пропагандистских и культурных войн. Россия из-за Сербии вошла в Первую мировую войну; ультимативным требованием царя Николая отправить флот сербам на албанский берег сохранён костяк сербской армии, впоследствии в 1918 году разгромившей германскую армию на Салоникском фронте и принудившей Болгарию капитулировать. («Шестьдесят две тысячи сербских солдат определили исход войны. Позор!» – телеграмма германского царя Вильгельма II болгарскому царю Фердинанду, октября 1918 г.). Начиная с помощи в Первом сербском восстании, через участие русских добровольцев в освободительных сербско-турецких войнах 1876-1878 гг., участие в освобождении страны от нацистов, вплоть до наложения Россией вето на британскую Резолюцию о Сребренице в Совете безопасности ООН в 2015 г. В Сербии мало говорят о российской помощи сербам и в 17, 18 и 19-ом вв. когда она, после военных побед над Турцией, на каждой мирной конференции добивалась улучшения положения православных христиан в Турецкой империи: сербов, греков, болгар. На ещё один подобный, злонамеренный вопрос о всём том, чего Россия якобы не сделала для сербов, лучший ответ дал в интервью Геополитике Марко Гашич, родившийся в Англии серб, участник многих теледебатов в Великобритании в 90-е годы, сказав, что Россия нам не ввела санкции, не бомбила нас и не демонизировала нас в СМИ. Причём всё это Запад для нас сделал. И первое, и второе, и третье, сказал Марко Гашич.

После политического переворота 5-го октября 2000 г. политический курс страны при помощи западных структур полностью повернули к атлантизму, а сербско-русские отношения были на самом низком уровне. Первый серьёзный сдвиг в данном сотрудничестве осуществлён во времена кохабитации президента Бориса Тадича и премьер-министра Воислава Коштуницы, когда подписано нефтяное соглашение о приобретении Газпромом мажоритарной доли НИС. Хотя многие в сербской общественности критикуют власти Сербской прогрессивной партии (электорат которой является патриотическим и пророссийским) за то что она на словах за Россию, но на практике больше сотрудничает с Западом и выполняет их повестку, следует сказать, что сербско-российские отношения после прихода к власти Томислава Николича и Александра Вучича продвинулись в особенности в экономическом плане (энергетика) и в плане военно-технического сотрудничества. При этом попросту трудно понять и принять то, что актуальные власти, осуществляющие путём разных программ сотрудничество с НАТО, продолжают отказывать в присвоении дипломатического статуса российским членам Российско-сербского центра по чрезвычайным ситуациям в Нише.

Самая красивая часть российско-сербского сотрудничества реализована в течение последних месяцев, при организации и поддержке органов Республики Сербии и Города Белграда, когда при финансовом, и прежде всего творческом содействии российских художников, академического художника и иконописца Николая Мухина и его команды, выполнением выдающейся и трудоёмкой мозаики завершён Храм Святого Саввы на Врачаре. Благодаря российскому скульптору Александру Рукавишникову и его команде, в Белграде открыт величественный памятник Стефану Немане. Этим Россия посредством своих художников помогла Сербии воздать должное Отцам нации – Стефану Немане, государственному объединителю сербских земель, и его сыну Святому Савве, духовному объединителю и основателю Сербской православной церкви. Все лица из республиканских и городских властей, осмыслившие и участвовавшие в завершении этих двух величественных национальных проектов, заслуживают похвалу, в то время как полемики и критики, сопровождавшие открытие памятника Стефану Немане, действительно беспочвенны.

Сербия, наряду со своими традиционными союзниками Россией и Китаем, бесспорно, может иметь хорошие отношения и развивать сотрудничество со странами Евросоюза, ибо, в конце концов, Сербия географически принадлежит к Европе, и даже с США, ибо Сербия и США были союзницами в двух мировых войнах – суть в том, что улучшение отношений Сербии с Западом (США и ЕС) не должно вредить жизненно важным национальным и государственным интересам. А вся проблема вытекает из стремления США и ЕС отнять у Сербии Косово и Метохию. А этого Сербия любой ценой не должна допустить. Любое иное решение – признание Косова, разграничение, раздел – есть падение в пропасть, тьма, грех против Бога и предков, веками защищавших эту святую землю. А защита Косова есть единение с Богом и святыми; свет, освобождение, спасение, старание и вдохновение.

Защита Сербии, Косова и Метохии должна зиждиться на праве и справедливости, поддержке надёжных союзников и друзей, и вере в Божью помощь и помощь сербских и всех православных святителей.

Россия, конечно же, понимает важность международного права и, посредством заявлений высших должностных лиц, от президента Владимира Путина, через министра иностранных дел Сергея Лаврова, вплоть до пресс-секретаря этого министерства Марию Захарову, чётко, непоколебимо и непрерывно указывает и подтверждает, что решение косовской проблемы следует искать в рамках Резолюции 1244. Россия этим показывает, во-первых, что соблюдает международное право, и во-вторых, что поддерживает Сербию как дружественную страну. Хочется указать и на третью причину, почему России следует поддержать Сербию – из-за защиты цивилизации, которая зиждется на христианских ценностях.

Но, сначала следует попытаться объяснить, почему Косово не является лишь одним из многих территориальных споров, одним из очагов кризиса в мире, почему оно существенно важно и для Сербии, и для России, и для цивилизации, к которой мы принадлежим. Для начала, следует задаться вопросом, почему глобалистская политическая номенклатура настолько одержима небольшой частью Сербии на юго-востоке Европы, где в 1389 г. произошла Косовская битва. Данное столкновение двух войск, сербского и турецкого, от других отличается тем, что для сербов духовно-нравственный результат этой битвы был важнее военного. Князь Лазарь накануне битвы организовал ужин, сильно напоминающий тайную вечерю Христа, где собравшихся полководцев, военную и политическую элиту, вместе со всем войском причастившуюся перед битвой, призвал к жертве, к выбору «царствия небесного», высказав мысль, ставшую потом лозунгом всех последующих сербских поколений: «Так земное короткое Царство, а в Небесном Царстве век превечен». Жертва, этика и мистика косовских героев сильно повлияла на сербов, создав духовную и героическую вертикаль, помогавшую им среди земных интересов всегда выбирать справедливость и высшие духовные идеалы, и придававшую им силу противостоять и в 1914-ом, и в 1941-ом, и в 1999-ом значительно превосходящим противникам. Таким образом, у сербов возникло то, что Западом именуется «косовским мифом», а сербами «косовским заветом». Глобалистские структуры, не только политически, но и духовно формирующие современный мир, как-то чувствуют и знают, что духовный ДНК сербов находится в этом «косовском мифе», и думают что, отняв Косово, разрушат не только опорную точку сербского существования, но и один из редких живых христианских мифов в Европе.

Но, для России защита христианской цивилизации не является новой исторической ситуацией. Защищаясь и воюя против Наполеона, экспортировавшего Французскую революцию путём территориальных завоеваний, Россия посредством военного Свящённого союза, сооснователем которого была, сохранила не только территорию, но и христианскую религию. Россия была и одним из организаторов знаменитого Венского конгресса в 1815 г., решения которого и результаты – за исключением отдельных небольших местных конфликтов – подарили Европе сто лет мира и огромного экономического, социального и культурного развития. Октябрьскую революцию в некотором смысле можно считать и местью России за подавление французской революции. Сегодня, когда глобальные правящие элиты, или то, что называют «глубинным государством», посредством закулисных и подземных процессов – вне парламентского и законодательного контроля – под предлогом мер из-за пандемии ковид-19, проводят большие общественные эксперименты, фундаментально направленные против человека и его прав, Россия играет особую роль в мире. Сегодня Россия, роль которой в истории смещалась между реализацией ее интересов и своеобразной духовной и иной миссией в противостоянии разнообразному злу и нигилизму, имеет возможность и обязанность, одновременно также большой не только дипломатический шанс. Именно, наряду с защитой многополярного мира повысить свой авторитет и нравственный облик в мире (ведь видим же мы что делают большие цензоры из Гугла, Фейсбука и Твитера, и какое именно будущее после «большой перезагрузки» прочит один из основателей Всемирного экономического форума в Давосе, Клаус Шваб), встав в защиту прав и свобод – которых, наряду с другими, добивалась и западная цивилизация, и которые современный Запад подрывает и отказывается от них – политических и социально-экономических прав, включая право на собственность, но прежде всего право на свободу слова, объединений и передвижения.

Защитой права Сербии на Косово, Российская Федерация защищает международное право, территориальную целостность братской и дружественной страны, и основы той безальтернативной христианской цивилизации, к которой и сама она принадлежит.

    Сербский журнал Геополитика существует 20 лет. Будучи свободным и  независимым журналом, Геополитика за последних два десятилетия опубликовала интервью с виднейшими мировыми интеллектуалами из России, Европы, Америки… Из-за своей независимой редакторской политики Геополитика сталкивается с разнообразными проблемами и вызовами. Редакция подозревает, что кто-то намерен закрыть проект Геополитики путём физической ликвидации её учредителя и редактора Слободана Эрича. С вопросом о том, имеет ли такое подозрение основание, редакция обратилась письмами к президенту Республики Сербии Александру Вучичу и депутату Игорю Бечичу, председателю Комитета по контролю служб безопасности Народной скупщины Республики Сербии. На внешнем плане, по тому же поводу редакция в середине прошлого года обратилась и к спикеру Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации г-ну В. В. Володину. Редакция не раз указывала на свои подозрения, что Геополитика мешает прежде всего иностранному, западному фактору.

(Вышеприведённый текст, за небольшими изменениями и дополнениями опубликован в № 110, февраль-март 2021 в сербском журнале Геополитика).

 

Перевод с сербского Савы Росич.

 

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; Челябинское региональное диабетическое общественное движение «ВМЕСТЕ»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан».

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Слободан Эрич
Косово и защита христианской цивилизации
Сербский журнал Геополитика
03.03.2021
Все статьи Слободан Эрич
Косово
Бесценный документ о злодействах Запада
В Воронеже вышла книга известного сербского адвоката Горана Петрониевича «НАТО на суде истории», посвященная преступлениям натовцев против Югославии
29.03.2021
«Мы больше не на коленях и никогда не будем»
Президент Сербии Александар Вучич выступил на мероприятии, посвящённом Дню памяти погибших от агрессии НАТО в 1999 году
26.03.2021
Бейте в набат
К 22-летию Югославской трагедии
23.03.2021
Все статьи темы
Последние комментарии
Православный социализм как русская идея
Новый комментарий от Русский танкист
05.04.2021 18:30
Православному социализму – быть!
Новый комментарий от Туляк
05.04.2021 18:25
Киев может «разморозить» конфликт на Донбассе
Новый комментарий от Владимир Николаев
05.04.2021 17:44
Писатель Иван Шмелев и нацисты
Новый комментарий от Олег В.
05.04.2021 17:41
Не изобретайте велосипед
Новый комментарий от Советский недобиток
05.04.2021 17:40
Испания летом 1936 года…
Новый комментарий от Потомок подданных Императора Николая II
05.04.2021 16:51
О национальной самодостаточности русского языка и призраке трансгуманизма
Новый комментарий от Советский недобиток
05.04.2021 16:40