Работы по строительству части газопровода "Северный поток-2" в территориальных водах Дании возобновятся 15 января. Об этом сообщила пресс-служба компании Nord Stream 2 AG. Работы остановили в 2019 году после отказа швейцарской компании Allseas от укладки труб из-за возможных санкций со стороны США. Дмитрий Лекух - о скором успешном завершении проекта.

Итак, в конце прошлой недели, которая только у нас, в России, была выходной, а в Европе вполне будничной и рабочей, Датское энергетическое агентство еще раз подтвердило, что окончательно согласовало график дальнейшего строительства газопровода Nord Stream 2. Как официально заявили представители датского регуляторного органа, "работы по укладке газопровода планируется возобновить в датских водах 15 января 2021 года" (с). И, наверное, есть даже некоторый символизм в том, что – как опять-таки официально заявлено – укладку недостроенного участка начнет российский трубоукладчик с вполне себе говорящим названием "Фортуна". она, эта самая фортуна, сейчас европейским энергетическим рынкам и европейским экономикам в целом очень и очень нужна.

Тут ведь вот в чем дело. Нынешняя зима выдалась не только на удивление холодной и многоснежной (привет Грете Тунберг), но еще и какой-то во всех смыслах показательной чуть ли не для всех стран северного полушария. 

Просто в качестве иллюстрации – несмотря на продолжающийся локдаун спотовые цены на газ в Европе в начале текущей недели показали почти что рекордный рост. Чтобы было понятно: если понедельничные поставки на голландском хабе TTF уже считались пиковыми и рекордными, составляя на моменте $258 за тысячу кубов, то уже торговавшиеся в это же самое время поставки на вторник, 12 января, начали казаться даже несколько неразумными: цена за сутки выросла более чем на 10% – до $284 за тысячу кубометров. И тут отдельно следует отметить, что последний раз такие споты торговались на TTF 28 декабря 2018 года, когда не было даже намека на пандемию.

Тут на самом деле все просто: можно до бесконечности рассказывать о "проблемах с логистикой" и холодной температуре, но главная причина происходящего в Европе – резкий рост премиального потребления в Юго-Восточной Азии, в настоящее время стремительно выходящего из кризиса, связанного с пандемией.

И если в стратегическом режиме на такую волатильность пока обращать внимания, возможно, и вправду не стоит – "Газпром" даже не увеличивает поставки на спотовый рынок через украинскую ГТС, предпочитая зарабатывать сверхприбыль на собственном газе, поднимаемом из европейских ПХГ, на что украинцы непрерывно повсюду жалуются, – то тренд все равно образуется довольно любопытный и для европейцев реально тревожный. Индустриальный рост уже давно смещается на восток, на рынки Юго-Восточной Азии, из-за особенностей логистики, помимо всего прочего, еще и премиальные по цене. И, что вполне естественно (СПГ же мобилен, это трубопровод из пункта А в пункт Б так просто не перенесешь), это рано или поздно должно было вызвать некое "выравнивание" цены со среднеевропейской. В то время, когда в Нидерландах ужасались $284 за тысячу кубометров, на Востоке та же тысяча кубометров стоила в среднем $800, на моменте доходя до $1000 на отдельных позициях. И эти цены европейские в любом случае будут тянуть вверх.

По крайней мере, на спотовых рынках. Хотя, будем честными, до премиальных рынков Юго-Восточной Азии Европе пока еще, слава тебе Господи, далеко: ситуацию спасают "длинные" европейские контракты на трубопроводный газ.

Естественно, в настоящее время, в связи с продолжающимся сокращением собственной добычи, газ прежде всего российский.

И вот тут мы снова возвращаемся к началу нашего материала – к собирающемуся с пятницы, 15 января, достраиваться газопроводу Nord Stream 2. Но сначала констатируем: рост спроса, неизбежно сопровождающийся в связи со своеобразием тамошней логистики ростом цен, на премиальных рынках Юго-Восточной Азии в нынешних условиях, когда цены на спотовых рынках Европы во многом определяются ценами именно на СПГ, – это именно тренд.

И тем важней для промышленных регионов Европы продолжать иметь то, что они все последние десятилетия считали своим естественным конкурентным преимуществом перед другими промышленными регионами: стабильный рынок сравнительно дешевых энергоносителей, обеспечить который может только "труба".

Но это – только первая иллюстрация к проблеме. Иллюстрация номер два, к сожалению, выглядит гораздо печальней.

Все прекрасно понимают смысл заключенного "Газпромом" с украинцами пятилетнего контракта, и это истина не "политическая" и даже не "финансовая", а чисто технического характера: извините, но украинской "трубе" вряд ли удастся просто чисто технически дольше пяти лет простоять.

Это – никакой не секрет. Как и то, что суммы, необходимые для модернизации украинского участка бывшей большой советской ГТС – на сегодняшний момент времени придадут любой "модернизации" характер экзистенциальной абсурдности: по деньгам прилично дешевле проложить, допустим, "Северный поток – 3".

Более того. Даже если бы такие деньги нашлись – покажите мне сумасшедшего, который будет вкладывать деньги в проект, который может одним звонком отключить представитель конкурента. А в том, что США рассматривают всех (ну почти всех – Молдавия, допустим, Вашингтон вряд ли интересует) клиентов украинской ГТС прежде всего как своих экономических конкурентов, сомнения, думается, неуместны. Тут все просто: в качестве конкурентов США рассматривают, что называется, "весь остальной мир". И это уже не говоря об элементарных вопросах безопасности, причем не только инвестиций в газотранспортный коридор, но и самого товара.

Важно вот что: любые вложения, любые материальные инвестиции в нестабильную ни политически, ни административно территорию, всегда вызывают некоторые неприятные вопросы у потенциального инвестора. А когда потом еще и выясняется, что это банально дороже…

В общем, не знаю уж, как у вас, но у лично у меня складывается такое ощущение, что я прекрасно понимаю, отчего европейские, особенно германские, СМИ чуть ли не с замиранием сердца отслеживают через глобальную систему позиционирования судов MarineTraffic маршруты передвижения российских трубоукладчиков "Академик Черский" и "Фортуна". И мне все-таки кажется, что фрау Меркель несколько лукавит, когда говорит, что "Северный поток – 2" – это "исключительно коммерческий проект".

"Коммерческий проект" Nord Stream 2 – это, вероятно, для Москвы. Для которой "политической" в последнее время скорее становится программа наращивания мощностей по производству СПГ: там, помимо очевидного лидера – НОВАТЭКа, весьма активны сейчас уже и "Роснефть", и, разумеется, "Газпром". Ну и китайские проекты, конечно, включая мучительно рождающийся проект газопровода "Сила Сибири – 2".

А Nord Stream 2, в политическом смысле являющийся, по сути, реликтом программы "Европа от Лиссабона до Владивостока", красивой, но уже по факту несостоявшейся, – для Москвы проект сейчас действительно чисто коммерческий, который необходимо просто, раз уж начали, завершить.

А вот для Европы это, похоже, уже вопрос энергетической безопасности и, если смотреть глубже, экономического выживания как одного из центров формирующегося многополярного мира. Впрочем, это уже не наше дело. Наше дело – достроить.

"Борьба за поток" на моменте окончания строительства все равно гарантированно не закончится, но вот это уже будет точно внутреннее дело Европы. А мы сможем спокойно заниматься своими внутренними рынками (на чем, кстати, особо настаивал российский президент Путин, ставя задачи перед энергетиками), СПГ, китайцами, прочими любопытными проектами, типа "сопутствующей химии". И – спокойно и внимательно наблюдать. Альтернативы-то все равно никакой нет.

"Фортуна" – судно, безусловно, далеко не самое быстрое в смысле укладки. Ну так и российским строителям торопиться особенно некуда: участок для завершения остался, в принципе, небольшой. Да и уж больно название судна для сложившихся вокруг строящегося газопровода обстоятельств символично и по-своему прямо-таки удивительно хорошо.