Столетие перемирия между Польшей и Литвой

СТОЛЕТИЕ ПЕРЕМИРИЯ МЕЖДУ ПОЛЬШЕЙ И ЛИТВОЙИсточник: РАРОГ


В этом году этнополитическая государственность литовцев ознаменовалась рядом важных 100-летних юбилеев, главным из которых были выборы и созыв Учредительного Сейма, в результате чего на нём было легализовано образование в середине июня 1920 года Литовской Демократический республики, была утверждена временная Конституция страны, были избраны Президент и правительство. В Москве на межгосударственных официальных советско-литовских переговорах 12 июля 1920 года состоялось первое официальное международное признание de jure литовского государства большевистской Российской Советской Федеративной Социалистической Республики, была определена совместная граница между государствами (подробнее здесь: http://sojuzrus.lt/rarog/publicistika/930-kak-razdavali-territoriyu-rossiyskoy-imperii.html ).

СТОЛЕТИЕ ПЕРЕМИРИЯ МЕЖДУ ПОЛЬШЕЙ И ЛИТВОЙ



Вместе с тем в центре Европы после окончания Первой Мировой войны, подстрекаемые и инспирированные политиками Великобритании, проходили бурные политические и военные процессы, целью которых, как было объявлено, было защита национальных интересов проживающих здесь людей. Одним из узловых национальных противоречий того периода на этих территориях было противоречие между польскими и литовскими национальными политиками, отстаивающими под националистическими лозунгами меркантильные интересы местной буржуазии – состоятельных людей, сумевших к тому времени сколотить достаточно большие финансовые и промышленные капиталы, чтобы иметь возможность покупать политиков и использовать их в своих корыстных целях. Промышленный – производственный капитал, а также – сельскохозяйственный был сосредоточен в основном в руках автохтонных жителей, потомков бывшего дворянского сословия Королевства Польского и Великого княжества Литовского, с момента падения которых к тому времени прошло более 100 лет. В то же время финансовый капитал был в руках представителей еврейской национальности, которые были очень влиятельны в экономическом и политическом плане по ту и другую сторону конфликтующих сторон.
Внутренние противоречие между национальным промышленным - хозяйственным капиталом и международным финансовым капиталом в новообразованных капиталистических государствах Польши и Литвы были весьма существенными с момента начала формирования этих конституционных национальных государств и не прекращались никогда, как не прекращаются они и сегодня нигде. В Польше ярким примером такого яростного противоречия капиталов явилось убийство первого президента страны еврея Г. Нарутовича (уроженец литовского г. Тельшяй), националистом художником Э. Невядомским, спустя всего 5 дней после вступления его в должность.
В Литве до такого не дошло, наоборот, влияние еврейского финансового капитала, связанного с мировыми банками, поддерживавшими социальные преобразования левого толка в Европе, было весьма существенным на внешнюю политику формирующегося этнополитического государства литовцев. Именно поэтому в Каунасе, столице межвоенной Литвы, всегда придерживались политики нейтралитета в межгосударственных отношениях, в том числе и в отношениях с социалистической страной советов, извлекая из этого немалые финансовые прерогативы. На пути к обретению национально-территориальной самостоятельности молодого этнополитического государства литовцев стояли польские националисты, в своих политических доктринах объявившие о восстановлении Речи Посполитой в границах до Первого раздела в 1772 году.

СТОЛЕТИЕ ПЕРЕМИРИЯ МЕЖДУ ПОЛЬШЕЙ И ЛИТВОЙ



(Напомним, Речь Посполитая – это не Польша. Речь Посполитая – это федеративное государство в состав которого вошли, на основании межгосударственного договора в г. Люблине в 1569 г. - Люблинской унии, территории Королевства Польского и Великого княжества Литовского. Само название «Речь Посполитая» – это аббревиатура польского выражения «Вещь народов Польши и Литвы» («RZECZ POSpólstwa POLski I LITwy»).
Рассматриваемый нами конфликт этно-национальных польских и литовских интересов проявился сразу после падения в Октябре 1917 г. в результате социалистической революции, свергшей масонское Временное правительство Российской республики, члены которого уничтожили до этого Российскую монархию. Именно российские масоны приняли на себя в феврале 1917 г. роль правопреемников Российского имперского государства, уничтоженного ими.
Немецкая оккупация северо-западных земель Российской империи в августе 1915 г. также оказала серьёзное влияние на последующие военно-политические процессы в этом регионе. Признание в феврале 1918 г. литовской Тарибы, коллаборационистского органа, собранного в Вильне немецкой оккупационной администрацией «Ober Ost», для легализации здесь интересов Второго Германского рейха под эгидой образованного немцами во главе со своим ставленником принцем фон Урахом (Миндаугас II) Литовского королевства.

СТОЛЕТИЕ ПЕРЕМИРИЯ МЕЖДУ ПОЛЬШЕЙ И ЛИТВОЙ
Вильгельм Карл Флорестан Геро Кресцентиус фон Урах (1864-1930) в королевском обличии



Тогда немцами в подарок литовской Тарибе был передан старинный славянский город Вильна, где литовцев тогда проживало чуть более одного процента (основное население составляли евреи, русские, белорусы, поляки и т.д.). Подчеркнём, ещё был жив «хозяин земли Русской» император Николай II, общепризнанный мировым сообществом владелец этих земель. 11 июля 1918 г. Тариба официально объявила о создании этого Королевства литовского на землях исторической Литвы, со столицей в Вильнюсе, хотя неофициально решение о создании Королевства литовского было принято Тарибой 6 июня 1918 г. (Подробнее смотри здесь: http://sojuzrus.lt/rarog/publicistika/516-deklaraciya-nezavisimosti-litvy-genezis2.html) Однако короновать Миндаугаса II не успели, поскольку Германия проиграла 11 ноября 1918 г. войну со странами Антанты, и страсти за власть над бывшими западными территориями России и столицу исторической Литвы Вильну развернулись с неистовой силой.

СТОЛЕТИЕ ПЕРЕМИРИЯ МЕЖДУ ПОЛЬШЕЙ И ЛИТВОЙ
Территория т.н. государства Срединная Литва маркирована зелёным цветом, серым - Литовской Демократической Республики; светло-желтым - Польши; розовым - РСФСР; светло-коричневым - Германии; тёмно-бежевым – Латвии



За время, минувшее до ноября 1920 г. поляки брали власть в Вильне три раза: 31 декабря 1918 г., 21 апреля 1919 г., 9 октября 1920 г. Сразу, после занятия Вильно польскими войсками в третий раз, их теперешний командир, якобы взбунтовавшийся против своего польского командования, генерал Люциан Желиговский объявил, что этот старинный город является столицей провозглашённого здесь государства Срединная Литва, которое было полностью политически подконтрольно начальнику Польского государства масону Юзефу Пилсудскому и содержалось на польские деньги. Об этом, правда, упорно молчали в Варшаве. Такой манёвр с созданием якобы независимого государства Срединная Литва нужен был польским политикам для прикрытия своей очевидной военной агрессии и последующей аннексии оккупированных земель, осуществлённой ими в нарушение не только решений Версальского мирного договора, где восточная граница Польши была определена линией Керзона, но и Сувалкским договором от 7 октября 1920 г. с литовским правительством в Каунасе.

СТОЛЕТИЕ ПЕРЕМИРИЯ МЕЖДУ ПОЛЬШЕЙ И ЛИТВОЙ



И вот теперь, польские войска под командование генерала Люциана Желиговского, продолжая начатый 8 октября 1920 г. поход на Вильно, шли на Каунас…
Генерал Л. Желиговский издал 17 ноября 1920 г. приказ на новое наступление войск Срединной Литвы на участке фронта Ширвинты - Гедройцы - Дубинги в направлении Вилкомира (г. Укмерге). Очевидной была главная цель этого приказа - Каунас. Хотя некоторые источники, видимо для дезинформации, указывали совершенно иное направление - Паневежис. Одновременно вглубь территории, находящейся под управлением литовского правительства, были направлены с рейдами конные бригады. Линия литовского фронта была прорвана на линии Ширвинты - Гедройцы. Перед этим Главнокомандующий войсками Срединной Литвы своим декретом № 18 объявил новую мобилизацию в армию, которая должна осуществить поход на Каунас.
Отдел разведки штаба 1-го военного округа Литовской армии сообщил 17 ноября 1920 г. в Генштаб Литовской армии о том, что ожидается прибытие двух свежих польских дивизий, обещанных Ю. Пилсудским генералу Л. Желиговскому. “Ожидается прибытие частей под командованием Э. Рыдза-Шмиглого». Сообщается, что в Вильне на железнодорожной станции стоят бронепоезда “1-й маршал”, “Гордый” (раннее - “Перкунас”), “Пилсудский” и “Падеревский”. А в Лиду пришёл транспорт солдат 44, 28, и 23 пехотных полков.
Кстати, находившиеся 17 ноября 1920 г. в Каунасе члены Военной контрольной комиссии Лиги наций сделали весьма примечательной наблюдение - из военнопленных солдат войск Л. Желиговского только десятую часть составляли жители Виленского края. Девять десятых были уроженцы и жители самой Польши: Варшавы, Люблина и других мест.

СТОЛЕТИЕ ПЕРЕМИРИЯ МЕЖДУ ПОЛЬШЕЙ И ЛИТВОЙ



Наверное, польские военные не были бы сами собой, если бы не прикрывали свои военные действия переговорами об урегулировании военного конфликта. Новые переговоры литовской делегации с Военной контрольной комиссией Лиги наций, посредничающей в польско-литовском военном конфликте, состоялись в Вевисе 16-17 ноября 1920 г. С прибытием 16 ноября литовской делегации, начались переговоры с Контрольной комиссией. Прежде всего относительно остановки военных действий, поскольку, несмотря на просьбу Контрольной комиссии воздержаться от наступательных действий, ведущихся обеими сторонами, достичь не удалось. Комиссия в своих переговорах с литовской делегацией предложила следующий изложенный по пунктам план: 1) немедленно прекратить бои; 2) образовать 6-ти километровую нейтральную зону; 3) при посредничестве контрольной комиссии обменяться всеми пленными; 4) остановить мобилизацию литовцев; 5) начать демобилизацию армии; 6) распустить нерегулярные военные организации (“шаулисов”) или направить их в подчинение военному командованию.
Литовская делегация подчеркнула, что литовское правительство, ещё во время переговоров в Калварии и Сувалках, всегда требовало прекращения боёв и мирного разрешения спорных вопросов и его мнение остаётся прежним. Поэтому делегация согласна с предложением Контрольной комиссии, остановить бои, не производить разведки и т.д., однако при условии, что будут даны достаточные гарантии ненападения с противоположной стороны и не использования таких действий против литовцев.

СТОЛЕТИЕ ПЕРЕМИРИЯ МЕЖДУ ПОЛЬШЕЙ И ЛИТВОЙ
Ю.Пилсудский и Л.Желиговский среди высшего военного командования Польши



Литовское правительство может принять такие гарантии только от Контрольной комиссии и польского правительства, но ни в коем случае от Желиговского; приняв во внимание то, что и заключённый с польским правительством в Сувалках договор был нарушен. Литовская делегация теперь желает иметь практические гарантии, которые должны быть выражены так, чтобы было видно начало отступления войск Желиговского назад.
Контрольная комиссия подтвердила, что это совпадает с её мнением и что она надеется на такую гарантию со стороны польского правительства получить. В результате чего литовская делегация согласилась со следующими предложениями Контрольной комиссии: 1) Создать сейчас же нейтральную 6-ти километровую зону между двумя армиями с тем условием, чтобы литовская армия не отодвинулась назад ни на один шаг; 2) Обменяться всеми военнопленными через Контрольную комиссию; 3) Соединить телефоном и телеграфом Вевис и Лентварис, чтобы Контрольная комиссия свободно могла связываться с Каунасом, Вильнюсом и Варшавой. Относительно обсуждения остальных вопросов литовская делегация предложила воздержаться от этого в настоящее время, пока не будет получено из Варшавы соглашение относительно первых вопросов, и пока они не будут исполнены.
С этим контрольная комиссия согласилась, и следующее заседание назначено было в том же поезде на 10 часов утра 17 ноября, когда надеялись получить ответ из Варшавы.
Делегация возвратилась в Каунас в 6 часов 16 ноября и сообщила о результатах своей поездки правительству. На следующее утро вновь выехала обратно к поезду Контрольной комиссии. Прибыв в Вевис, командир местного участка сообщил делегации о событиях на фронте: а) что бронепоезда Желиговского на линии железной дороги между Лентварисом и Валькининкай обстреляли Лейпуны и другое близлежащее село, а польские войска напали на литовцев на этом же участке; b) что около Гедрайчай войска Желиговского большими силами напали на наших и прорвали фронт; с) что около Ширвинтай поляки прорвали первую линию и нападают дальше.

СТОЛЕТИЕ ПЕРЕМИРИЯ МЕЖДУ ПОЛЬШЕЙ И ЛИТВОЙ
Действия войск Л. Желиговского с 17 по 21 ноября 1920 г.



В это время стали слышны выстрелы, сначала редкие, затем чаще с правой стороны и с левой. Подъехав к мосту, вдруг услышали частые выстрелы пулемёта и винтовок, совсем близко, с той стороны моста на расстоянии километра. Когда делегация шла по железнодорожному полотну у самого поезда, пули просвистели над головой. В поезде ожидала Контрольная комиссия, которой были сообщены последние сведения с фронта и была высказана просьба предпринять немедленные шаги для скорейшей остановки военных действий и отхода польские войск назад, на прежние места. Поскольку войска Желиговского несмотря на приказ Комиссии его не исполняют, поэтому последующие переговоры были бы безрезультатны.
Создалась ситуация, которая, по словам самого полковника Шардиньи, была “весьма комичной”. На вопрос литовской делегации, что думают делать дальше, члены Контрольной комиссии, пожав плечами, ответили, что должны быть найдены способы заставить Желиговского уважать решения Комиссии и что Комиссия надеется найти эти способы через Варшаву. Литовская делегация возвратилась в Каунас.
В Генштаб Литовской армии 18 ноября 1920г. пришло сообщение о наступлении войск Л. Желиговского в направлении Поневежа (г. Паневежис).

СТОЛЕТИЕ ПЕРЕМИРИЯ МЕЖДУ ПОЛЬШЕЙ И ЛИТВОЙ
Солдаты Литовской армии (1920)



Тем временем, собрав все резервы, оголив границу с Восточной Пруссией, пополнив и подкрепив пехотные полки кавалерией, командование Литовской армии бросило все силы на фронт с войсками Л. Желиговского. Были созданы две ударные группы в районе Видоки - Лидоки (Нидоки) и в Молетском районе. В результате боя 19 ноября 1920 г. под Ширвинтами военные части Л. Желиговского были разгромлены. В этот день было начато контрнаступление. Первая группа ударила в направлении Валнинки (Коварский район), вторая в направлении - Видзенишки - Пожелва. Окружив польские части около Куркле, обе группы общими усилиями ударили на юг. Сводка Генштаба Литовской армии за этот ноябрьский день сообщала о ликвидации литовскими частями прорыва литовского фронта на линии Ширвинты - Гедройцы. Данный участок фронта Л. Желиговский считал основным. Поэтому потерпев здесь полный разгром, судя по английским источникам, он в тот же день согласился на перемирие. В 16 часов 19 ноября 1920 г. был отдан приказ приостановить военные действия на фронте Срединной Литвы. И это несмотря на то что, судя по агентурным донесениям литовских разведчиков, войска “мятежного” генерала имели достаточное количество средств для дальнейших военных действий.
Одну из существенных причин поражения в ноябре 1920г. войск Л. Желиговского и частей Польской армии, поддерживавших «мятежного генерала», раскрывает сообщение отдела разведки штаба 1-го военного округа Литовской армии о нежелании польских военных воевать и занимать литовские территории. Как утверждали военнопленные из частей Л. Желиговского, свою цель они видели лишь в обороне Вильно, с её многочисленными тёплыми зимними квартирами - казармами для солдат, столь удобными в промозглую прибалтийскую осень и влажную, ветреную зиму.

СТОЛЕТИЕ ПЕРЕМИРИЯ МЕЖДУ ПОЛЬШЕЙ И ЛИТВОЙ



В результате поражения под Ширвинтами в руки литовских военных попали штабные документы неприятеля, среди которых найдены и документальный план их дислокации после оккупации литовских территорий. Литовским военным стали известны весьма важные подробности о структуре и возможностях войск неприятеля. Литовской армии противостояли на восточном фронте, судя по сообщению отдела разведки штаба 1-го военного округа Литовской армии от 19 ноября 1920г. части 1-й Литовско-Белорусской дивизии под командованием генерала Л. Желиговского, штаб которой находился в Вильне, в том числе: Виленский полк на линии Вевис - Риконтай; Гродненский полк - Ширвинтский район; Минский, Каунасский и Лидский полки - район Гедройц; Новогрудский полк - район Майшяголы. Всего на литовском фронте, со стороны Срединной Литвы, насчитывалось около «22 тысяч 600 штыков». В одном из документов сообщалось: “Литовские войска оставили Браславский уезд. Большевики перешли через Двину и по Десне не выдвигались. Поляки организуют партизанские отряды, милицию и органы самоуправления, белорусы, численность которых достигает 60% - пассивны. В занятых поляками местностях вводится самоуправление из чисто польского элемента. Связь Булак-Балаховича с Желиговским подтверждается тем что в Вильнюсском районе находиться партизанский отряд Балаховича, однако сведений о его составе не имеется”. Кроме этого в этот же день агент литовской разведки сообщал, что в артиллерийских казармах Вильны был замечен 51-й полк им. Косцюшко (12-я дивизия), в Мядининкай - 21 драгунский полк. «Подтвердилась информация о наличии в Вильне 1-ой дивизии Польских Легионов и 28-го полка (10 дивизии)». Судя по сообщениям литовской разведки Польша всячески помогала “мятежному” генералу при молчаливом согласии стран Антанты и литовское правительство прекрасно знало об этом. Части польской регулярной армии всемерно обеспечивали тылы и фланги войск генерала Л. Желиговского.

СТОЛЕТИЕ ПЕРЕМИРИЯ МЕЖДУ ПОЛЬШЕЙ И ЛИТВОЙ
Коричневой линией показана граница Литовского Государства и РСФСР согласно договору от 12.07.1920 г.
Фиолетовая - линия Фоша", предложенная в 1919 г. на Парижской мирной конференции.
Розовая линия - демаркационная, согласно литовско-польскому соглашению, подписанному в Сувалках 7 октября 1920 г.
Красная линия - положение польских войск в октябре 1920 г.
Зелёная линия – провозглашённая граница Белорусской народной республики



Председатель Временной военной контрольной комиссии Лиги наций полковник П. Шардиньи 20 ноября 1920 г. в 8 часов утра направил ноту на имя представителя литовского правительства при этой комиссии И. Йонинаса, в которой просил Каунас вслед за приостановкой военных действий войсками генерала Л. Желиговского, также «приостановить военные действия со своей стороны».
Бесспорно, эти действия комиссии Лиги наций были весьма полезны для отступающих войск Л. Желиговского. Впрочем, уже в тот же день, 20 ноября 1920 г. председатель Военной контрольной комиссии Лиги наций получил от представителя литовского правительства И. Йонинаса ноту о том, что литовские части получили приказ прекратить военные действия против частей Л. Желиговского. Приказ вступал в силу в 9 часов утра 21 ноября 1920 г. И это в то время, когда литовские агенты сообщают из столицы исторической Литвы: “Литовские части могли бы захватить Вильнюс 20 ноября, если бы Польша не поспешила бы дать больше войск - готовность покинуть Вильнюс уже была”.
Сохранить Вильну и всю линию железной дороги от Даугавпилса через, Вильну и Гродно за поляками, тем самым разъединяя Литовскую Демократическую республику от Советской России «польским коридором» - вот что было основной целью британских политических кукловодов польских и литовских масонов в той военной кампании.
Сразу после ноты Военной контрольной комиссии Лиги наций к литовскому правительству о приостановке Каунасом военных действий, началась переброска по железной дороге в Вильну регулярных частей Польской армии из района Сувалк (из Лаздияй) на помощь войскам Л. Желиговского. Этих польских солдат усиленно обрабатывали антилитовской пропагандой, замешанной на тезисе что каунасские власти по сути дела те же – большевистские, там доминируют еврейские деньги. В Вильно прибыли новые военные: 1800 пехотинцев и 400 кавалеристов. В сторону Майшяголы было вывезено 20 повозок патронов, 2 пулемёта и амуниция.
В противовес польским пропагандистам действовали - литовские. В очередной листовке, подготовленной в Генштаб литовской армии, подчёркивалось, что генералу Л. Желиговскому не удалось осуществить поход на Поневеж, да и сам он, едва не попал в плен около Ширвинт. Указывалось в листовке и на злободневную тему - плебисцит, который не может являться доказательством того, что жители Вильны на самом деле понимают всю выгоду принадлежности города литовским властям. Аргументация была следующей: “Приведём пример. Город Гданьск является сейчас городом чисто немецким. Несколько месяцев назад там состоялось голосование, кто желает к Германии, а кто - к Польше. За то, чтобы город остался за Германией, проголосовало более 98 и более, из ста голосов. За Польшей - менее двух голосов из ста! Гданьск, однако, не был оставлен Германии. Сейчас жители уже убедились, что им выгоднее быть с Польшей, потому что город живёт польской торговлей”. В самом Вильнюсе: “Большая часть жителей не ходит на митинги и молчит потому, что открыто не может высказать своё мнение. Для этого ведь существует “Sraź Kresowa”, жандармерия, тюрьмы? Поэтому и вся, вроде бы воля населения - неуверенная, фальсифицированная”.
В самом деле польские оккупационные власти на землях исторической Литвы вокруг Вильны, прежде всего репрессировали, вплоть до расстрелов на месте, зажиточное еврейское население города и близлежащих местечек и не только за их приверженность социалистическим идеям (Ю. Пилсудский сам был в молодости социалистом-революционером в Литве, где вместе с Ф. Дзержинским боролся с самодержавием) – нажива и грабёж были основным мотивом расправы над беззащитными евреями, которые не могли или не имели чем «выкупить» свою жизнь и жизнь своих детей.

СТОЛЕТИЕ ПЕРЕМИРИЯ МЕЖДУ ПОЛЬШЕЙ И ЛИТВОЙ



Главнокомандующему войсками Срединной Литвы генералу Л. Желиговскому и его войскам так и не удалось подойти к линии фронта Польской армии, достигнутой к июню 1920г. Он вынужден был отказаться от дальнейшего наступления и согласиться на переговоры о перемирии с Каунасом. Это стало возможным в результате вмешательства правительства Польши. Министр иностранных дел Е. Сапега направил 21 ноября 1920г. телеграмму своему представителю в Военной контрольной комиссии Совета Лиги наций М. Коссаковскому, которой просил воздействовать на Л. Желиговского, чтобы тот прекратил свои действия и дальше «не компрометировал Польшу», поскольку его наступление очень вредит Польше, «ставит её в двусмысленное положение».
Ознакомившись с текстом этой телеграммы, Л. Желиговский согласился начать переговоры с литовской стороной.
К 21 ноября 1920г. была полностью восстановлена линия фронта литовских войск, существовавшая до начала наступления частей Срединной Литвы 17 ноября 1920 г. Это означало лишь одно - поражение частей Главнокомандующего войсками Срединной Литвы Л. Желиговского под Гедройцами и Ширвинтай, но не полный их разгром. Такое решение не входило в планы Антанты и Лиги наций. Не случайно ведь “за скобками” наблюдаемых ими событий оказались части Польской армии.
22 ноября 1920 г. литовские военные подразделения нанесли ещё один удар по кавалерийской бригаде войск Л. Желиговского около Трошкун, после чего, последняя вернулась на прежнюю свою позицию. Наступать дальше на Вильнюс литовские войска не пошли. В этот день полностью прекратились военные действий на фронте между войсками Литовской армии и Срединной Литвы. По утверждению главнокомандующего литовской армией К. Жукаса войска не были в состоянии продолжить наступление на Вильнюс из-за усталости и плохой подготовленности. Не могла она это сделать и в связи с решением Военной комиссии Совета Лиги наций. И потом, в течение почти двух десятков лет активных военных действия Литовская армия на всём восточном направлении от Каунаса не вела. Производилась лишь оперативная разведка с целью охраны от нападения.
Военная контрольная комиссия Лиги наций прибыла 23 ноября 1920 г. в Каунас. Литовское правительство получило ответ Военной контрольной комиссии Лиги наций на свою ноту от 20 ноября 1920 г. В нём были определены условия прекращения огня между враждующими сторонами, а также указаны формы взаимодействия этой комиссии с литовской стороной. На следующий день в поезде военной контрольной комиссии, при её посредничестве, начались переговоры о перемирии и об установлении демаркационной линии между частями Литовской армии и войсками Срединной Литвы. С литовской стороны в них участвовал И. Йонинас и начальник Генерального штаба К. Клешчинскис, со стороны Л. Желиговского - М. Коссаковский и др. Во время переговоров полковник П. Шардиньи отклонил утверждение литовских представителей о том, что войска Л. Желиговского - это Польская армия. Требование включить это утверждение в протокол было им расценено, как стремление прервать переговоры.
Из сообщения представителя литовского правительства в Великобритании Б.-К. Балутиса, разосланного в литовские представительства в Лондоне, Париже и Риге, мы узнаём - на переговорах “комиссия получила только устное заверение польского правительства, что Желиговский будет исполнять её приказы. Комиссия заявила раннее, 20 ноября 1920 г., требование к польскому правительству гарантировать оговорённое, однако до сих пор их не получила. Имея принципиальное согласие, мы пошли на договор относительно полной приостановки военных действий с целью проведения в жизнь решений принятого в Брюсселе, а именно, облегчить эвакуацию [войск Л. Желиговского из Виленского края для проведения плебисцита - ИВВ]. Будет ли эта формулировка принята, ещё не знаем. Шардиньи требует l`Ordre de Bataille [боевого порядка, т.е. присутствия военных для проведения плебисцита - ИВВ]. На фронте пока что спокойно”.

СТОЛЕТИЕ ПЕРЕМИРИЯ МЕЖДУ ПОЛЬШЕЙ И ЛИТВОЙ

СТОЛЕТИЕ ПЕРЕМИРИЯ МЕЖДУ ПОЛЬШЕЙ И ЛИТВОЙ



26 ноября 1920 г. Главнокомандующий войсками Срединной Литвы генерал Л. Желиговский издал Декрет об организации выборов в Сейм Срединной Литвы. Тем самым стремился осуществить подмену объявленного месяц назад в Брюсселе плебисцита местных жителей народным волеизъявлением власти в самопровозглашённом им государстве Срединная Литва. Естественно, под полным влиянием и надзором своих войск над этим выборным процессом и будущим самоуправлением. Декрет Л. Желиговского об организации выборов в Сейм Срединной Литвы не только упреждал политическую инициативу Лиги наций о проведении плебисцита в отношении спорных территорий Неманского края, но прежде всего давал “мятежному” генералу возможность непосредственно использовать голоса местных жителей для легализации Срединной Литвы, со всеми вытекающими отсюда политическими последствиями для Литовской Демократической республики.
Сразу, вслед за этим политическим демаршем Л. Желиговского, в Генштаб литовской армии пришло новое донесение о том, что Польша оказывает помощь войскам Л. Желиговского. В Вильнюсе замечен 2-й Ченстоховский полк уланов и 173-й, 174-й, 175-й полки 28 пехотной дивизии. Польские военные ведут 27 ноября 1920г. переговоры в Мемеле с французами. Незамедлительно в печати появляется новая антипольская листовка, в которой говорится о готовности генерала Л. Желиговского занять Даугавпилс и пойти на Лиепаю, где «его встретят пушки английских броненосцев».
С 10 часов 30 минут, до 12 часов 35 минут 27 ноября 1920 г. проходило совещание Военной контрольной комиссии Лиги наций, на котором в присутствии представителей литовского правительства (И. Йонинас) и Генштаба Литовской армии (К. Клешчинскис) рассматривался вопрос о прекращении военных действий между литовскими войсками и войскам генерала Л. Желиговского. Комиссия не нашла возможным удовлетворить требования, изложенные в декларации литовского правительства - признать войска генерала Л. Желиговского в качестве составной части Польской армии. О чём было заявлено на заседании. Был составлен лишь протокол договора о перемирии между литовцами и поляками, при посредничестве Военной контрольной комиссии Лиги наций.
Перемирие между частями войск генерала Л. Желиговского и Литовской армии было подписано 27 ноября 1920г. В этот же день в 13 часов 20 минут Военная контрольная комиссия Лиги наций сообщила представителю литовского правительства И. Йонинасу о том, что Желиговский приказал прекратить военное нападение, и гарантирует исполнение договорённостей. Свершившийся политический акт означал, что литовское правительство соглашалось косвенно на принятое Лигой наций решение о проведение плебисцита.
Пропагандистская антипольская листовка под названием “О будущих отношениях Литвы с Польшей”, подготовленная пропагандистами Генштаба Литовской армии, была обнародована на следующий день. В этом пространном документе, отражающем социальные и политические стереотипы общественного сознания того времени в частности утверждалось: “Поляки спрашивают: почему литовцы не хотят согласиться на Унию с Польшей? Отвечая со своей стороны, спросим: что дала литовскому народу Уния, которая уже действовала в течение нескольких веков? - Дала то, что Литва перестала существовать как независимое государство и стала провинцией Польши. Литовская шляхта и полонизированная интеллигенция, которая должна была стоять, как и в других странах на страже интересов Литвы, прониклась чужими идеалами, а о родном крае забыла. Широко разбрасывалась силами и средствами литовцев не ради их будущего, а - охраняя чужие права…». В листовке указывались и условия, на которых литовская сторона могла бы пойти на заключение мира с Варшавой: Польша должна признать независимость Литовской Демократической республики, перестать вмешиваться в её внутренние дела и признать столицей литовского государства город “Вильнюс”. Каунас не согласен с предложениями Л. Желиговского: «“Эндеки” [партия польских националистов Р. Дмовского – Национальные демократы, настроенная весьма антисемитски - ИВВ], которые сейчас всемогущи в Польше, навяжут нам международные и торговые отношения такие какие им нравятся, не те, которые будут нужны и будут полезными нашему краю! Но если польская нация когда-либо высвободится от влияния шляхтичей - “эндеков” (что, как видно, не так быстро наступит, если будет образован её Сенат!), Литве не избежать несправедливости, потому что польский купец приложит всяческие усилия чтобы максимально эксплуатировать её. Наш край не в состоянии будет защититься от всех, потому что его представители в Сейме и в Польском правительстве будут в меньшинстве. Отсюда будет большая ненависть Литвы к стремящейся эксплуатировать её Польше. Страшная борьба начнётся внутри самого государства. Этим, естественно, воспользуются более сильные соседи, будущее Польши и Литвы будет очень плачевным. Кому нужны такие отношения? Очевидно только нашим помещикам, которые на определённое время сохранят свои имения и силой получат правящее положение в Литве. Выгода будет для польского торговца”. Заметим не еврейского, который доминировал всюду на рынке, в лавках и корчмах. Это существенное замечание, которое даёт возможность констатировать негативное отношения литваков - литовских евреев, к полонизации литовского государства.

СТОЛЕТИЕ ПЕРЕМИРИЯ МЕЖДУ ПОЛЬШЕЙ И ЛИТВОЙ
Представители Еврейского банка в Каунасе (1925 г.)



Министр иностранных дел ЛРД Ю. Пурицкис подписал и передал литовской делегации на продолжающихся в наднеманской столице переговорах следующую инструкцию:
“1. Прекращение военных действий осуществить на следующих условиях: литовское военное командование берёт на себя обязательство не осуществлять нападения, в местах расположения и не продвигаться вперёд, если не будет нападения, и если польские войска сразу же будут отведены с тех же позиций; поможет систематически эвакуировать их с занимаемого пространства до демаркационной линии установленной Сувалкским договором относительно продления которой литовское правительство готово вести переговоры с польским правительством.
2. Абсолютно невозможно отводить литовские войска с линии их теперешнего месторасположения.
3. Вопрос о демобилизации армии можно ставить только под условием, если будет демобилизована на этих же условиях вся Польша.
4. Прекращение демобилизации может осуществиться на равных с Польшей условиях (в то же самое время). Замечание: Требования Комиссии по вопросам № 2, 3, 4 должны быть представлены делегации в письменном виде.
5. Организацию “Шаулисов” литовское правительство реорганизует в подчинение военного командования. Польское правительство должно ликвидировать содержащиеся им на литовской территории такие организации, как POW, “Strzelców” и другие аналогичные.
Переговоры должны вестись с целью –
Осуществить эвакуацию польских войск с территории признанной Литве, согласно договора с Россией от 12 июля, или же хотя бы с территории проведённой линией на переговорах в Сувалках и продлённой на теперешних переговорах с представителями польского правительства, никоим образом, при этом не принимая эту демаркационную линию за юридическую предпосылку для будущей границы”.

СТОЛЕТИЕ ПЕРЕМИРИЯ МЕЖДУ ПОЛЬШЕЙ И ЛИТВОЙ
"Малые войны" октября-ноября 1920 г.
Синим, показаны действия армии УНР (С.В.Петлюра, 1879-1926);
зелёным - РНДА (С.Н.Булак-Балахович, 1883-1940);
оранжевым – вооружённых сил Срединной Литвы (Л.Желиговский, 1865-1947)



Во время переговоров Военная контрольная комиссия Лиги наций вручила представителю литовского правительства И. Йонинасу официальное сообщение о том, что фронт войск Желиговского расположен между Олькеники (Валькининкай) - Ионишкис. Это означало, что на всём 200 километров восточном фронте, начиная от Оран (Варена) и до Двинска, Литовская армия воевала с войсками Срединной Литвы только в центральной его части, на участке длинной в 110 километров. С остальной части фронта, почти половины его линии, в сторону литовских солдат с 6 октября по конец ноября 1920г. били пушки, летели пули, рубили сабли и кололи штыки солдат Польской армии под командованием Начальника государства и главнокомандующего Ю. Пилсудского.
На юге и западе от Каунаса, начиная от Оран, литовско-польский фронт имел протяжённость около 130 километров, и заканчивался границей с Восточной Пруссией. В общей сложности фронт, занимаемый Литовской армией на спорных польско-литовских территориях и на территории исторической Литвы, составлял около 330 километров. Он и лёг в основу пограничной линии литовского государства, которая просуществовала до начала Второй мировой войны. Фактически её зафиксировал Каунасский протокол о перемирии между литовскими войсками и частями генерала Л. Желиговского.
Текст заключённого перемирия: ”Господин Михал Коссаковский, представитель польских властей при Военной контрольной комиссии Лиги наций, имея полномочия от имени польского правительства подписать любой акт военного или политического свойства во исполнение решений Лиги наций, получив в добавок от генерала Желиговского обещание исполнять условия, записанные в данном протоколе и гарантию от польских властей, что эти условия генералом Желиговским будут исполняться
с одной стороны
и Игнас Йонинас - представитель литовских властей при Военной контрольной комиссии Лиги наций и г-н полковник Константинас Клешчинскис, начальник Генерального штаба Литовской армии, уполномоченные литовскими властями от их имени подписать настоящий документ
с другой стороны
принимают следующий текст, кладущий конец военным действиям между литовскими войсками и войсками генерала Желиговского:
По совету Военной контрольной комиссии Лиги наций
1) военные действия между литовскими войсками и войсками генерала Желиговского закончатся 30 ноября 1920 г. в 24 часа;
2) сразу после окончания военных действий военнопленные будут переданы Военной контрольной комиссии;
3) между двумя армиями будет установлена нейтральная зона в ожидании, когда контрольная комиссия выведет передние границы этой зоны для сторон, военные части останутся на занимаемых ими сейчас местах.
Экземпляры данного протокола были написаны: один Военной контрольной комиссии; один польскому правительству; один литовскому правительству.
Все три были заверены Военной контрольной комиссией Лиги наций.
Настоящий протокол записан на железнодорожной станции Каунас в вагоне Военной контрольной комиссии Лиги наций 29 ноября 1920г. в 11 часов, в присутствии вышеназванных делегатов и Военной контрольной комиссии. Был видан делегатам и комиссии, и после проверки подписан.
Литовские делегаты: И. Йонинас (подпись), К. Клешчинскис (подпись). Польский делегат М. Коссаковский (подпись). Военная контрольная комиссия Лиги наций: С. Лассич (подпись), майор Кеннан (подпись), полковник Бержера (подпись), полковник Шардиньи (подпись). Печать Военной контрольной комиссии Лиги наций”.
Одновременно здесь же Военной контрольной комиссией были представлены установленные этой комиссией рубежи нейтральной зоны между войсками Литовской армии и генерала Л. Желиговского: “Линия проходит с литовской стороны: Яканце, Стшелтишки, Калинца, Спенглиники, Панашишки, Жуклее, Соловушки, Спиндре, Стравка, Штарейня, Давгердишки, Ховшчизна, Новополе, 218, Казлишки, 229, 189, Сейлентаны, Млынек, железнодорожный мост по р. Бражоле (левый берег), Амяринис, Подолесе, левый берег Вилии до Валейкишки, Вичюны, Довборишки, Уружеле, Пасеки, Рымуча, Шнипелишки, Окмянцы, Антоново, Кемяле, Улнишки, Поёдзе, Ёджишки, западный и северный берег озера Гедроец, Янчюры, Елшанцы, северный берег озера Освея, до Олка, Северный берег оз. Болоша, Лобешишки, Янишки.
С польской стороны линия проходит: Докшине, Мосты, станция Рудзишки, Оболе, Еленёво, 178, дорога от высоты 178 до Старый Млын, Гай, Сеймуны (с севера от высоты 171), Олсоки (вдоль высоты 201), идёт возвышенностью, Добиты, Вичюны, Лаздины, Ятелуны, Бразда, Сурманце, правый берег Вилии до Подворанце, Покальне, Сиберовка, Плекишки, Явнюны, Бирки, Квакче, Мигуче, Нугары, Нарунишки, Буркиле, Якубанце, Свиндаришки, Кейданеле, Покизны Майранце, Подубинки, Мацеёво, Орняны. (немецкая карта западной России 1:100000).
Эти рубежи с каждой стороны являются самыми последними линиями охраны. Изменения восточной линии согласно указанных рубежей должны последовать до 3 декабря 12 часов, и быть сообщены обеими сторонами 4 декабря Военной контрольной комиссии Лиги наций”. Вместе с тем литовская делегация стремилась обязательно включить в текст этого перемирия слова: “заключаем этот договор с целью облегчить Польше эвакуацию Желиговского, которого незадолго до этого она торжественно и официально объявила бунтовщиком”. Руководитель Военной контрольной комиссии Лиги наций полковник П. Шардиньи, по мнению И. Йонинаса, очень сопротивлялся включению этих слов в текст договора, утверждая, что “договор о перемирии, это всего лишь техническая вещь”. В связи с возникшей дилеммой надо ли из-за отсутствия в тексте названного определения отказываться от военного перемирия или нет, литовская делегация всё же отступила и согласилась не вставлять в договор самих слов: “а fin de proceder a l`evacuation des troupes, commandees par le general Zeligovski, du territoire par elles occupe”. Однако было решено при подписании протокола о перемирии сделать специальное устное заявление.
Заявление литовской делегации было зачитано в присутствии всех членов Военной контрольной комиссии Лиги наций и польских представителей, которых попросили принять это к сведению (en prendreacite) и сообщить Совету Лиги наций.
Другими словами, попытка подписать договор, в котором нашло бы отражение и названное заявление литовской стороны, не нашла согласие у Военной контрольной комиссии Лиги наций, которая, тем самым, косвенно защитила политические интересы Польши. Из-за этого литовско-польский договор о перемирии, на который надеялся Каунас, как, впрочем, и Варшава, и который должны были бы подписать с обеих сторон, как минимум, государственные чиновники на уровне министра, - не состоялся. Однако подписанный протокол о перемирии между враждующими сторонами оказался, в принципе, весьма действенным.
Различные политические круги в Каунасе, в основном влиятельные еврейские, с недоверием отнеслись к новому перемирию, считая его выгодным лишь польской стороне вместе с войсками генерала Л. Желиговского. И если наделённые властью представители правящих националистических партий по сути дела вели всё время борьбу за территорию исторической Литвы, расположенную на востоке от Каунаса, для того, чтобы избежав проведения здесь заведомо проигранного для них плебисцита, получить эти территории с подачи Англии, Лиги наций или Советской России, то интернационалисты левых политических убеждений, на противоположной стороне спектра тамошних каунасских общественно-политических группировок, были не довольны в связи с тем, что теряли контакт со своими соплеменниками в Вильне и на прилегающих территориях, о необходимости сохранения этих связей так упорно говорили и добились существенного успеха ещё четыре месяца назад на московских переговорах о границе новообразованной Литовской демократической республики с Советской Россией (подробнее здесь: ). Историк Р. Жепкайте считала, что тем самым “соотносясь с новым мнением Совета Лиги наций, Военная комиссия должна была гарантировать проведение плебисцита на территории Срединной Литвы”. Печатный орган местных коммунистов, еврейские лидеры которых действовали в подполье, писала: “29 ноября был подписан протокол о прекращении военных действий. Руководитель Военной контрольной комиссии Лиги Наций французский полковник П. Шардиньи по этому случаю сказал, что пришло время договориться литовцам и полякам потому, что “ожидает совместная борьба против общего врага”. По мнению историка Р. Жюгжды: “Тем самым раскрывалось стремление империалистических государств втянуть Литовскую Республику в антибольшевистские авантюры. Однако Вильнюс остался в руках милитаристов Польши. Советская Россия, защищая национальные интересы и права литовской нации, не признала захвата Вильнюса”.

СТОЛЕТИЕ ПЕРЕМИРИЯ МЕЖДУ ПОЛЬШЕЙ И ЛИТВОЙ
Парад польских войск в польском Вильно, 1922 г.



Любопытны характеристики Военной контрольной комиссии Лиги наций, которые были даны литовскими участниками переговоров о перемирии и агентами разведки, работавшими с ними. Такие сведения позволяют лучше понять, что происходило за кулисами переговоров и после них.
Министр иностранных дел Ю. Пурицкис 29 ноября 1920г. направил в Женеву А. Вольдемарасу послание, в котором просил добиваться замены председателя Временной контрольной комиссии Лиги наций, француза П. Шардиньи, а также секретаря комиссии - серба С. Лассича, которые являются по сути дела польскими шпионами.
Более подробные характеристики этим людям и всей обстановке вокруг спорного региона дал агент под кличкой “летувис”. "В Контрольной комиссии всем дирижирует Шардиньи. Это человек умный, хитрый, большой энергии, твёрдой воли. Другие члены комиссии ничего не значат, они только подтверждают слова и действия Шардиньи. Лассич (серб) секретарь, имеет значение, предупредительный. Он изучал литовский язык в Варшаве и из польских источников - на всё смотрит польскими глазами и оперирует любимым поляками ложным аргументом: литовцы находятся под немецким влиянием и ими дирижируют немцы. Итальянец Бержера, являясь графом, лично симпатизирует полякам - шляхте и нисколько не ориентируется в литовском вопросе. Не заботится о его разрешении. Англичанин Кеннан также безразличен к литовским делам. Все дискуссии в комиссии проводятся на французском языке, а Кеннан не знает французского языка, поэтому участвует лишь для подтверждения решений.
2. Деятельность комиссии.
Шардиньи действует по соответствующей программе: проводимая им политика является политикой французских властей, план его действий, является планом французского Генерального штаба - конечной целью всех акций является: присоединение Литвы к Польше.
Сам Шардиньи смотрит на литовцев с большим пренебрежением; однажды, будучи немного "подогретым", проговорился, что литовцы в качестве государства, это несколько оборванцев - недостойные никакой независимости. Он сейчас позаботится при помощи перемирия пригасить военные действия и разгоряченное настроение литовцев, затем понемногу подготовит давление со всех сторон на литовцев - и литовцы согласятся соединиться с Польшей.
Если бы Шардиньи, как пишут газеты, стал бы шефом направляемых в Вильнюс войск Антанты, то он (Шардиньи) с этими войсками в Вильнюсе стал бы для Литвы опасней и вредней, нежели теперешний Желиговский, который не такой уж умелый и могучий, поскольку тогда не его армия регулировала бы плебисцит, а - сам Шардиньи, проводя свою политику и программу. Поэтому литовские власти должны позаботиться о том, чтобы избавиться от Шардиньи, должны твёрдо и энергично протестовать в Лиге наций против назначаемого главнокомандующего войсками Антанты на территорию Вильнюсского края - указывая: 1) на общую политику французов, враждебную литовским делам; 2) на то, что французы поддерживают поляков; 3) на действия французов в Каунасе; 4) на акцию французов в Клайпеде.
Поскольку Лига наций считает, что председатель Контрольной комиссии должен быть и командиром направляемых в Вильнюс войск Антанты, то ей назначат другого командира войск, не француза. В этом случае сам Шардиньи должен будет покинуть пост председателя Контрольной комиссии. Обязательно нужно избавиться от Шардиньи, который, как видно, не случайно попал в Контрольную комиссию, но целенаправленно избран как весьма пригодный для названной французской политики и исполнения её программы в Литве”. Далее агент литовской разведки сообщает что “Шардиньи показывал (выражая чувства триумфа) телеграмму Лиги наций, в которой Контрольной комиссии предоставляются более широкие полномочия”, - а также - “Шардиньи будет стараться всячески остаться в Комиссии”. При этом в сообщении подчёркивалось, что каждый член Военной контрольной комиссии Лиги наций получает ежедневно по пять различных жалований.
Далее, касаясь деятельности этой комиссии, перечисляя очередные пункты рассматриваемых ею политических аспектов происходящего, он пишет: “Фактически всем в литовско-польском конфликте будет дирижировать, решать и наводить порядок - Контрольная комиссия.
4. Территория, предлагаемая сейчас Контрольной комиссией для проведения плебисцита, следующая: на востоке граница мирного договора литовцев с русскими, на западе - самая широкая, до линии польской оккупации в 1919 г.
5. Если условия проведения плебисцита по Вильнюсскому краю, были бы решены Лигой наций, то это гибельно в отношении Литвы. Поэтому Х и У задумали и договорились предложить литовским властям проект согласно которому Вильнюсский край приобретает административную автономию, с присоединением края к Литве. Тогда, я подчеркну, такая автономия Вильнюсу - столице, будет для литовских властей и всей нации неприемлемой. Х и У готовы это предложить только в крайнем, критическом случае.
6. Решено, что В. будет советоваться с Т.: может, удастся заменить членов комиссии - итальянца Бержера и англичанина Кеннана другими лицами, поскольку эти оба не действуют в пользу своих правительств. 7. Италия и Англия имеют свои интересы в Литве. Интересы Англии известны. Итальянцы думают связаться с Россией через Германию и Литву - и направлять в Россию всяческих технических и других работников.
Вечером 1 декабря пришлось побыть с У., от которого узнал: 1) В тот же день (1 декабря) утром в 10 часов в одном из номеров гостиницы «Версаль» [расположенной на центральной - ныне аллее Свободы г. Каунаса - ИВВ], собрались все поляки вместе с Шардиньи и представителями французской миссии, кажется, участвовал и хозяин гостиницы. Что там было решено - узнать не удалось. 2) Вечером, около 4-5 часов, Шардиньи посетил У. и сказал ему, что литовские власти немедленно, в течение 24 часов, направят в Варшаву делегацию, и будто бы французская миссия указала кандидатов в эту делегацию: Сметону, Гальванаускаса, Ичаса. Кандидатом назывался и Чарнецкис, однако выяснилось, что он выехал в Женеву. Затем Шардиньи пошёл поговорить к Сметоне домой. 3) Литовский представитель в Контрольной комиссии Йонинас не имеет никакого значения. Может это хороший и способный человек, однако с ним никто в комиссии не считается. Напротив, он превратился каким-то образом среди членов комиссии в объект для насмешек - играют и насмехаются над его личностью весь вечер. Литовские власти должны назначить в контрольную комиссию может двух - трёх серьёзных людей, с которыми комиссия будет считаться, которые умели бы противостоять давлению комиссии”. Далее агент замечает: “Такими кандидатами могли бы стать: Климас, Нарушявичюс. 4) Литовские власти должны энергично действовать, утверждая единое политическое направление и тактику всем действующим лицам в спорном вопросе, не позволяя тем самым какому-то Шардиньи командовать в Литве. 5) Одним из ближайших заданий Шардиньи будет: позаботиться о свободном сообщении между Каунасом и Вильнюсом, вначале для пассажиров, а затем для товаров с тем, чтобы Вильнюс мог бы получить продовольствие из Литвы. С этой целью Шардиньи вручит литовским властям соответствующее предложение и будет оказывать соответствующее давление. Литовские власти напротив должны полностью закрыть границу на Вильнюс, чтобы ни один контрабандист не прошёл”, - подытоживает своё донесение агент “летувис”.
На 1 декабря 1920г. фронт частей Литовской армии на востоке и юге от Каунаса, с войсками генерала Л. Желиговского и Польской армией, составляли части трёх дивизий.

СТОЛЕТИЕ ПЕРЕМИРИЯ МЕЖДУ ПОЛЬШЕЙ И ЛИТВОЙ



Таково краткое содержание главы «СРЕДИННАЯ ЛИТВА - ПРИЗНАНИЕ КАУНАСОМ ЧЕРЕЗ ПЕРЕМИРИЕ (ноябрь 1920 г.)» из второго тома моей докторской диссертации, выпущенной 4-томным изданием «DE JURE И DE FACTO», посвящённой истории формирования этнополитического государства литовцев после Первой мировой войны в 1919-1941 гг. (Сноски смотри здесь: https://cloud.mail.ru/public/kv11/hF3XshUDt )

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; Челябинское региональное диабетическое общественное движение «ВМЕСТЕ»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан».

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Валерий Иванов
Очень опасный российский агент в Литве с пистолетом за пазухой
Валерий Иванов-Виленский – вооружен и очень опасен
15.02.2021
«Шпионство» в Литве
О допросе Валерия Иванова по «шпионству» Альгирдаса Палецкиса
10.02.2021
Вильнюс-91: Очередные свидетельства о методах развала СССР
Один из ключевых «деятелей» Саюдис готов был поджечь Сейм… и не только
18.01.2021
Все статьи Валерий Иванов
Последние комментарии
Петр I оздоровил церковную жизнь
Новый комментарий от р.Б. Алексий
03.03.2021 01:49
С юбилеем, Михаил Сергеевич!
Новый комментарий от учитель
02.03.2021 22:37
«Редчайший интриган и трусливый человек»
Новый комментарий от Русский Сталинист
02.03.2021 21:32
Конец 200-летнего рабства
Новый комментарий от Русский Сталинист
02.03.2021 21:01
«За эту ошибку всем нам пришлось дорого заплатить»
Новый комментарий от Русский Сталинист
02.03.2021 20:11
Вновь убийство целой семьи, совершенное мигрантом
Новый комментарий от Клавдия
02.03.2021 20:10
Природное явление, случайная утечка или диверсия?
Новый комментарий от Советский недобиток
02.03.2021 17:19