Народ, у которого нет идеи, ради которой стоит жить, становится, скажем так, легким на вес. Его будет сносить, как пыль. Его вытеснит другой народ, крепкий своими идеалами и целями. Что изменилось в жизни нашей страны после Победы в Великой Отечественной войне? Мы беседуем с главным редактором интернет-сайта «Русская народная линия» Анатолием Дмитриевичем Степановым.

– Анатолий Дмитриевич, в чем, на ваш взгляд, были отличия Гражданской войны 1918–1922 гг. и Великой Отечественной?

– В 1917 г., предав и свергнув Царя Николая II, русский народ утратил ориентиры и разделился. Это разделение и раскол переросли во вражду, ожесточение выросло неимоверно, и началась братоубийственная война. Лучшие представители нашего народа начали воевать между собой. Столкнулись две правды: «белая» и «красная».

Классический пример – Василий Иванович Чапаев и Владимир Оскарович Каппель. Оба Георгиевские кавалеры, совсем недавно сидели в одних окопах, сражаясь с внешним врагом. А потом оказались по разные стороны баррикад, умело воюя друг против друга. И оба погибли за свою правду, за други своя, как они это понимали. 

И вот это нам сегодня надо каким-то образом вместить. Мы не должны, отвергнув «правду красную», принять «правду белую» и переписать историю с диаметрально противоположными смыслами. 

Сейчас среди православных немало тех, кто политически симпатизирует белым, порой выдавая их за монархистов. На самом деле никто из белых вождей не поднял монархическое знамя, они ориентировались на созыв Учредительного собрания. Идеология белого движения – это идеология партии кадетов, то есть либеральной буржуазии. Не в последнюю очередь поэтому их не принял народ. 

Но красные – это террор и репрессии, в том числе против православного духовенства. Красные – это кровавые расправы с «классово чуждыми», это уничтожение памятников культуры. 

Военная техника, брошенная немецкими войсками после поражения в битве под Москвой

Военная техника, брошенная немецкими войсками после поражения в битве под Москвой

В советское время белых обвиняли в том, что это они привели в страну интервентов, грабивших наше отечество. Это правда. Но не вся правда. Поскольку на стороне красных воевало немало наемников-иностранцев, безжалостно уничтожавших все русское. 

Нам надо принять нашу историю, какой она была. Надо понять, что эти две правды – красная и белая – это правды русского разделения, а нам нужна новая русская правда, примиряющая враждующее, объединяющая разделенное.

А вот Великая Отечественная война – это уже другая война. Это «братья и сестры». Это «пусть вдохновляет вас подвиг Суворова и Кутузова, Александра Невского и Дмитрия Донского, Ушакова и Нахимова». Это война за Отечество. Хотя, конечно, были и те, кто считал эту войну продолжением гражданской, кто не из корысти и трусости, а сознательно сотрудничал с нацистами. Но это уже были отщепенцы русского народа, народ их не поддержал, поскольку понимал, что за ними не было правды.

– В послереволюционной разрухе наш народ утратил колоссальное количество выдающихся представителей русской культуры, была внедрена чуждая, антихристианская идеология равенства и братства, на десятилетия водворилась политика классовой вражды, ущемлялась роль титульной, государствообразующей нации. Что изменилось после Победы в Великой Отечественной войне?

Решающая битва Великой Отечественной войны на Курской дуге произошла в 1943 г.

Решающая битва Великой Отечественной войны на Курской дуге произошла в 1943 г.

– Прежде всего нужно отметить, что Великая Отечественная война была не только народной и отечественной. Это была, по сути, война за правду Божию, это была война против сил мирового зла, против самого воплощения смерти. Именно поэтому в первый день войны, а это был, как известно, воскресный день и День Всех Русских Святых, митрополит Сергий (Страгородский) призвал русский народ встать на защиту Родины. Еще до заявлений Молотова и Сталина глава Русской Церкви расставил все на свои места.

И мы видим, что Сам Господь помогал Красной армии одолеть врага. И мороз ударил в 1941 г. в ноябре, так что не могли завестись моторы немецких танков, мощными колоннами рвавшихся к Москве, а лед на Ладожском озере встал, что позволило начать снабжать продовольствием осажденный Ленинград. И решающая битва Великой Отечественной – Прохоровское танковое сражение – произошла в 1943 г. в великий христианский праздник – День первоверховных апостолов Петра и Павла. А 6 мая, когда победоносная русская армия взяла Берлин, Церковь праздновала Воскресение Христово. Победа жизни над смертью («смерть, где твое жало?») и одновременно Победа над зримым воплощением смерти – фашизмом – совпали. Это ли не чудо?!

После Победы многое изменилось. Получила свободу Церковь. Более того, в 1948 г., когда исполнялось 500 лет автокефалии Русской Православной Церкви, была предпринята попытка созвать в Москве Всеправославный собор. Москва должна была стать не только политическим центром мира, но и центром мирового Православия, Третьим Римом. Увы, усилиями властей США и уже тогда находившегося под их контролем Константинопольского Патриарха этот проект реализовать не удалось. Однако Московское православное совещание 1948 г. приняло важный документ, осуждавший ересь экуменизма и притязания на мировое главенство Ватикана.

Конечно, после смерти Сталина к власти пришли идейные наследники безбожников-большевиков, и наступила новая волна гонений на Церковь, но все-таки наступила новая эпоха.

– Какой сегодня должна быть государственная идея?

– Русская государственная идея на века сформулирована графом С.С. Уваровым в чеканной триаде «Православие – Самодержавие – Народность». И иной она быть не может. Ведь в этой формуле выражено единство духа, формы и тела нашей уникальной цивилизации. Дух народа сформирован Православием, из которого наш народ воспринял всем сердцем идеи духовной нищеты, жертвенности и милосердия, которые исповедовал своей жизнью. Неслучайно наши великие писатели именовали русский народ богоносцем. 

Анатолий Дмитриевич Степанов

Анатолий Дмитриевич Степанов

Самодержавие с его сильной авторитарной властью, патернализмом, заботой Царя о своих подданных – органичная для нашего народа форма правления. Неслучайно и после падения подлинного самодержавия в феврале 1917 г. постоянно воспроизводится та или иная форма квазимонархического правления, народ стремится увидеть в правителе монарха.

Ну а русская народность является закваской этой триады. Русский народ, наделенный от Бога редкими душевно-психологическими качествами – отзывчивостью к чужой беде, миротворчеством, повышенным чувством справедливости и др., – сумел собрать вокруг себя множество народов Евразии. Русская колонизация в отличие от европейской колонизации Америки не привела к уничтожению малых народов, напротив – уклад их жизни, язык и традиции сохранялись как в дореволюционное, так и в советское время. Поэтому инородцы считали себя русскими: грузинского, татарского, якутского, башкирского и прочего происхождения. 

Поэтому первая базовая идеологема государственной идеологии: «Православие – Самодержавие – Народность».

Вторая идеологема – «Москва – Третий Рим». Эта идея позволяет понять предназначение России. Именно об этом говорил в своих посланиях автор второй чеканной русской формулы старец Псковского Спасо-Елиазаровского монастыря Филофей: «Два Рима пали, а Третий (Москва) стоит, а Четвертому не бывать». Эта идея ставит судьбу России в эсхатологическую перспективу. Она отсылает нас к словам апостола Павла из послания к Солунянам о тайне Удерживающего: «Ибо тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь» (2 Сол. 2:7). 

Из идеи Третьего Рима вытекает много иных смыслов. Например, что Россия не может не быть великой мировой державой, к этому ее понуждает служение Третьего Рима. Как в свое время заметил философ А.С. Панарин, быть Третьим Римом значит быть мощной империей, только так можно исполнить призвание. 

Быть Третьим Римом значит противостоять мировой революции. Еще Ф.И. Тютчев заметил: «В мире есть только две силы – Россия и Революция». 100 лет назад Россия попыталась сама стать революцией, но хватило ненадолго. Вскоре пришел контрреволюционер Сталин и под стенания всех революционеров превратил Россию в нечто невообразимое – в красную империю. 

Наш знаменитый писатель В.Г. Распутин как-то заметил, что «Россия перемолола коммунизм». Это воистину так. Удерживающая природа России остается неизменной. И это не может быть предметом нашей какой-то гордыни, как говорят наши недоброжелатели. Быть русским – это служение.

Беседу вела Ирина Ушакова