itemscope itemtype="http://schema.org/Article">

Три концепции перехода от однополярности к многополярности

Теория «трёх миров»

Конституционная реформа Путина 
0
603
Время на чтение 22 минут
Фото: zavtra.ru

«Чтобы понять фундаментальные трансформации миропорядка, происходящие на наших глазах, и прежде всего переход от однополярной (глобалистской) модели к многополярной, можно использовать различные концептуальные блоки и методы. Постепенно они должны сложиться в более или менее стройную Теорию Многополярного Мира. Первую версию этой теории я предложил в своих книгах "Теория Многополярного Мира"[1] и "Геополитика Многополярного Мира"[2]. Но это лишь первые подходы к столь серьезной теме», - пишет известный философ Александр Дугин в авторском блоге газеты «Завтра».

«В данной статье я хотел обратить внимание на три концепции, которые лучше всего помогут понять основное содержание глобальной транзиции, происходящей в системе Международных Отношений. Именно она и объясняет главные тренды, конфликты и проблемы современности -- от конфликта на Украине до проблемы Тайваня и многие другие более локальные. Если мы поймем структуру фазового перехода, мы поймем смысл актуальных событий. Но сам этот переход требует тоже концептуального описания. Вот для этого и следует использовать три рассматриваемые в данной статье концепции», - повествует автор. .

«Первый, второй и третий миры. Прежде всего следует обратить внимание на несколько забытую сегодня теорию "трех миров", популярную в эпоху "холодной войны". На ней основано понятие "третий мир", ставшее расхожим и устойчивым концептом в теориях Международных Отношений и, шире, в политическом языке[3]. При этом термин "первый мир" аналогичного развития не получил, а понятие "второго мира" и вовсе практически никогда или почти никогда не использовалось. Однако именно концепция "второго мира" и его основные характеристики более всего соответствуют многополярному укладу и лучше всего описывает основные субъекты многополярности.

Теория районирования "трех миров" – первого, второго и третьего – основана на оценке уровня технического прогресса, эффективности экономики и темпов ее роста, индустриализации и пост-индустриализации, места страны в глобальной системе распределения труда.

"Первым миром" считался в эпоху "холодной войны" Запад, США и его основные союзники, включая Японию. "Запад" здесь рассматривался не географически, а цивилизационно. В категорию "первого мира" включались страны с развитой капиталистической экономикой, с либерально-демократическими режимами, с резким преобладанием городских и промышленных центров (высокий уровень урбанизации), но главное -- с высокими темпами роста экономики, с превосходящим остальные "миры" научно-техническим потенциалом, с лидирующими позициями в области финансов, с обладанием новейшими формами вооружения, с доминацией в стратегической сфере, развитой медициной и т.д. "Первый мир" считался высшим образцом человеческого общества, авангардом прогресса и наглядным выражением судьбы всего человечества. Два остальных мира рассматривались как обреченные на то, чтобы догонять "первый мир", все больше и больше с ним сближаясь», - подчеркивает Александр Дугин.

«Так как именно "первый мир" был принят за общечеловеческий образец, остальные "два мира" описывались через сравнение именно с ним. "Третий мир" представлял собой полную противоположность "первому миру". Это была зона серьезного отставания от Запада, со стагнирующей и медленно развивающейся (или вообще не развивающейся) экономикой, с минимальным уровнем развития науки и техники, с неустойчивой валютой, с начальной стадией демократии в сочетании с архаическими политическими институтами, со слабой и недееспособной армией, невысокой индустриализацией, с развитой пронизывающей все коррупцией, слабым развитием медицины, с повальной неграмотностью и преобладанием сельского населения[4]. "Третий мир" полностью зависел от "первого мира", а иногда и от "второго мира", а суверенитет стран, относящихся к "третьему миру", был простой условностью, не имеющей никакого реального содержания[5]. "Первый мир" считал своим долгом взять ответственность за "третий мир", откуда теория "зависимого развития"[6], гигантские невозвратные кредиты, установление прямого кураторства над политическими, экономическими и интеллектуальными элитами этих стран, частично встроенных в образовательные системы "первого мира".

А вот "второй мир" в эпоху "холодной войны" был наделен некоторыми своеобразными особенностями. Под ним понимались социалистические режимы, которые, несмотря на отвержение политической экономики капитализма, то есть на прямую идеологическую оппозицию "первому миру", тем не менее добивались уровня развития, сопоставимого со странами "первого мира". Но по совокупным показателям (чьи критерии впрочем были сформулированы именно "первым миром", что позволяет допустить в них определенную пристрастность и идеологическую мотивированность) "второй мир" все же уступал "первому". Однако отставание было не столь существенным, как в случае "третьего мира"», - считает автор статьи.

«Под "вторым миром" понимался прежде всего СССР, а также страны Восточного блока (особенно Восточной Европы), - отметил он. - Концепция "второго мира" важна как прецедент признания "первым миром" того, что даже следуя по альтернативному либеральному капитализму сценарию развития, можно достичь результатов совокупно сопоставимых с Западом. Именно это и отличало "второй мир" от "третьего мира". У "второго мира" был потенциал для эффективного противостояния первому и оспариванию универсальности его модели. И эта эффективность имела вполне конкретное выражение в показателях темпов роста экономики, количестве ядерных, уровне научного потенциала, образования, социальной защиты, урбанизации, индустриализации и т.д.

"Первый мир" соответствовал Западному капиталистическому лагерю, "второй мир" – восточному блоку и странам социализма.

Эти два мира находились в нестабильном равновесии. Оно было нестабильным потому, что "первый мир" настаивал на своем превосходстве, а "второй мир" был вынужден лишь оппонировать этому, отчасти перенимая у "первого мира" отдельные элементы в экономике, технологиях и т.д.

"Первый мир" и "второй мир" проецировали свое влияние на "третий мир", который и был основной зоной их столкновения.

Все страны "третьего мира" делились на капиталистические и социалистические, хотя существовало и "Движение неприсоединения", члены которого пытались обосновать собственную стратегию развития – без догматического капитализма и социализма. Но в самостоятельную теорию это не вылилось, и стало лишь системой компромиссов и комбинаций, зависящих от конкретной ситуации. Все равно образцом служили критерии "первого мира" (капитализм) или их доктринальное переосмысление в идеологии "второго мира" (социализм)».

«Поэтому основным содержанием международной политики эпохи "холодной войны" было противостояние "первого мира" со "вторым". Это и было отражено в биполярной модели.

Важно заметить, как это делает Джон Хоббсон[7], что такое районирование типов обществ соответствует классической триаде расистской антропологии XIX века (Морган[8], Тайлор[9] и т.д.), выделявшей "цивилизацию", "варварство" и "дикость". При этом "белые" соответствовали "цивилизации", желтые – "варварству", а черные – "дикости". Эта модель была упразднена в западной антропологии окончательно лишь после Второй мировой войны, но сохранилась применительно к оценке полит-экономического уровня развития стран и обществ.

Так "первый мир" стал отождествляться с "цивилизаций" (ранее с "белым человеком" и его "бременем" – у Р.Киплинга); "второй мир" – с "варварством" (отсюда расистская поговорка "поскреби русского найдешь татарина"); "третий мир" – с дикостью – с "народами Африки, Океании" (то есть в целом с "черными")», - поясняет философ.

«Второй мир: расширенное определение. Здесь следует обратить внимание на то, что в эпоху "холодной войны" обычно все игнорировали. Российская Империя в XVIII – начале ХХ веков тоже была именно таким "вторым миром" по отношению к странам Запада. В Западной Европе бурным ходом шла индустриализация, Российская Империя оставалась преимущественно аграрной страной. В Западной Европе установился капитализм и буржуазная демократия, в Российской Империи сохранялась монархия. В Западной Европе работали автономные научные центры, в Российской Империи усердно копировали европейскую науку и образование. Но тем не менее Российская Империя вполне могла противостоять Западу, отстаивать свой суверенитет и свой уклад, побеждать в войнах.

Это замечание существенно меняет содержание концепции "второй мир". Если она применима и к СССР и странам, находившимся под его влиянием, и к Российской Империи, занимавшей приблизительно ту же территорию, то под ней надо понимать нечто более обобщенное, нежели СССР.

"Второй мир", понятый широко, представляет собой полит-экономическую и идеологическую модель, альтернативную глобальному капитализму и бросающую вызов доминации и гегемонии Запада (первому миру)», - пишет Дугин.

«В этом смысле падение СССР, хотя и стало катастрофой для "второго мира" (как ранее падение Российской Империи), но не стало его концом. Уже после 1991 года стали формироваться новые очертания "второго мира". Ряд стран, считавшиеся в эпоху "холодной войны" "третьим миром" – Китай, Индия, Бразилия, Южная Африка, сделали резкий рывок и за три десятилетия вышли на уровень развития, сопоставимый с "первым миром". Конечно, для этого они воспользовались преимущественно инструментарием глобального капитализма, но они смогли так адаптировать этот инструментарий, что сохранили суверенитет и поставили капитализм на пользу стране (а не наоборот – как в случае либеральных реформ в Восточной Европе и в 90-е годы в России).

С начала 2000-х годов с приходом к власти в России Владимира Путина геополитический суверенитет стала постепенно восстанавливать и Россия, наследница "второго мира" предыдущего этапа. Но на сей раз начала складываться не двухполярная, а многополярная модель. Здесь "первому миру" оппонировала не единственная держава, а сразу несколько. И идеологией этого противостояния (осмысленного в каждом из центров "второго мира" с разной степенью радикальности и идеологической четкости) стал не социализм (за исключением Китая), а неопределенный антиглобализм и чисто реалистское отвержение западной (прежде всего северо-американской) гегемонии.

Страны "второго мира" не образовывали идеологический блок, – утверждает Александр Дугин. – Они стали объективным поясом держав, претендующим на свой путь, качественно отличный от глобализма, путем которого шел "первый мир"».

«Политологи и экономисты заметили это явление как совершившийся факт, объединив страны "второго мира" пост-биполярной эпохи в условную конструкцию БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай), затем после включения Южной Африки – БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южная Африка – South Africa).

Но правительства стран БРИКС в какой-то момент осознали объективную подоплеку такого районирования цивилизации и стали развивать отношения между собой в этой парадигме. Так началось осторожное, постепенное формирование новой модели "второго мира". На сей раз многополярного, так как каждый участник БРИКС представляет собой суверенное явление, независящее от остальных участников этого клуба.

В системе БРИКС Россия является безусловным военным лидером и отчасти лидером в области ресурсов.

Китай безусловный экономический лидер.

Индия – третий по значимости полюс с мощной экономической и промышленной инфраструктурой, впечатляющей демографией и высокой политической консолидацией общества», - пишет далее философ.

«Бразилия представляет собой символически всю Латинскую Америку и ее огромный потенциал (до конца не раскрытый), а также сильную державу с мощной военной, торговой и научной составляющей.

Южная Африка, будучи одной из самых развитых стран Африканского континента, также символически представляет собой новую пост-колониальную Африку – с ее огромным потенциалом.

Полупериферия. Теперь обратимся к иной теории – к "мир-системному анализу", построенному Иммануилом Валлерстайном[10]. Иммануил Валлерстайн, представитель марксисткой школы Международных Отношений (прежде всего в ее троцкистском толковании), опираясь на учение "о большой длительности" (Ф.Бродель[11]) и латиноамериканских теоретиков структурной экономики (Р. Пребиш[12], С.Фуртаду[13]), разработал модель районирования мира по уровню развития капитализма. Такое видение представляет собой развитие идей Владимира Ленина об империализме[14] как высшей стадии развития капитализма, согласно которому капиталистическая система естественным образом тяготеет к тому, чтобы быть глобальной и распространить свое влияние на все человечество. Колониальные войны между собой развитых держав есть лишь начальный этап. Капитализм постепенно осознает единство своих наднациональных целей и образует ядро Мирового Правительства. Этому полностью соответствует либеральная теория Международных Отношений, где явление "империализма", осмысленное марксистами критически, описано в апологетических тонах – как цель "глобального общества", One World», - заявляет Александр Дугин.

«Географическим выражением теории мир-системы является выделение трёх слоёв[15].

Центр, ядро (core) или "Богатый Север" образуют зону наивысшего развития капитализма. Ядру соответствует регион Северной Америки и Западной Европы, то есть атлантизм и соответствующая ему западно-европейская цивилизация, чей полюс в ХХ веке сместился в США. Ядро мир-системы Валлерстайна совпадает с "первым миром".

Вокруг ядра расположено первое кольцо, которое в теории Валлерстайна называется "полупериферией". К нему относятся страны, уступающие ядру в уровне развития, но отчаянно стремящиеся догнать то, что видят в качестве образца. Страны полупериферии также являются капиталистическими, но подстраивают модели капитализма под свои национальные особенности. В них как правило складываются режимы типа "цезаризма" (по номенклатуре А.Грамши[16]), то есть либеральная гегемония принимается лишь частично – прежде всего в экономике, технологиях и моделях индустриализации, тогда как в политической системе, в культуре и общественном самосознании продолжают доминировать локальные модели, соответствующие докапиталистическим или некапиталистическим образцам.

К полупериферии у Валлерстайна относятся наиболее развитые страны Латинской Америки – прежде всего Бразилия, Индия, Китай и Россия. Иными, словами мы снова получаем приблизительно страны клуба БРИК или БРИКС, то есть "второй мир"», - поясняет философ.

«Периферии же у Валлерстайна соответствует то, что изначально понималось под "третьим миром" с теми же основными характеристиками – неразвитость, отсталость, неэффективность, архаичность, неконкурентоспособность, коррупция и т.д. Это называется также "бедным Югом".

Далее в теории мир-систем у Валлерстайна следует утверждение о основном тренде развития. Оно проистекает из марксистской веры в прогресс и смену экономических формаций. Это означает, что между ядром, полупериферией и периферией существуют не только пространственные, но и исторические, темпоральные отношения.

Периферия соответствует прошлому, архаическому докапиталистическому укладу.

Ядро олицетворяет всеобщее всечеловеческое будущее, глобальный капитализм (отсюда глобализация).

А полупериферия – это зона, в которой должно произойти разложение на то, что отойдет к ядру, и то, что рухнет в периферию. По Валлерстайну, полупериферия – это не альтернатива капитализму, но лишь его запаздывающая стадия. Это отложенное будущее. Поэтому самого Валлерстайна полупериферия не особенно интересовала, он отслеживал в ней лишь те тенденции, которые подтверждали расщепление таких обществ на глобалистскую либеральную элиту и одичавшие все более архаизирующиеся и пролетаризирующиеся массы. Валлерстайн предсказывал, что полупериферия скоро распадется на ядро и на периферию и перестанет существовать», - напоминает Дугин.

«После исчезновения полупериферии весь мир станет глобальным: богатый Север напрямую будут взаимодействовать с бедным Югом, где снова элиты включатся в ядро, а массы, перемешавшись с массами остальных зон в ходе глобальной миграции, станут мировым интернациональным пролетариатом. Вот тогда-то и начнется предсказанная Марксом пролетарская революция, кризис мировой капиталистической системы и позднее коммунизм. Причем это должно произойти только после завершения процесса капиталистической глобализации, а значит, после упразднения полупериферии. Будучи троцкистом и антисталинистом, Валлерстайн считал, что социализм нельзя построить в отдельной стране – ни в СССР, ни в Китае, это будет лишь откладыванием глобализации, а значит, и последующей за ней Мировой Революции. Как Маркс и Энгельс в своем "Манифесте коммунистической партии"[17] подчеркивали, что пока буржуазия борется со средневековыми институтами, коммунисты должны ее поддерживать, и лишь потом после успеха буржуазных революций вступить с капиталистами в прямое столкновение, так и Валлерстайн и большинство культурных марксистов и современных левых выступают за глобализацию против сохранения суверенитета отдельными державами, чтобы лишь потом – после тотальной победы либералов и глобалистов – начать с ними решающую схватку. Поэтому свое учение они называют не антиглобализмом, а альтерглобализмом, выдвигая проекты не анти-либерализма, а пост-либерализма[18].

Многополярное прочтение полуперфирии. В контексте многополярного мира мир-система Валлерстайна как законченное целое представляет собой, скорее, антитезу. Многополярность совершенно иначе видит само явление полупериферии. Это не просто временное состояние отсталых обществ, еще не включенных в ядро, а возможность альтернативного хода истории, который отвергает универсальность капитализма и либеральной глобализации, отказывает ядру в праве быть синонимом будущего и примером общечеловеческой судьбы. Полупериферия берется здесь не как промежуточное явление между ядром и периферией, а как самостоятельное сочетание глубинной цивилизационной идентичности, остающейся неизменной, и процесса модернизации. Хантингтон[19], говоривший о столкновении цивилизаций, которое должно прийти на смену двухполюсному миру, использовал выражение "модернизация без вестернизация". Это осознанная стратегия элит полупериферии, которые делают выбор в пользу того, чтобы не интегрироваться в глобальные элиты ядра, но остаться правящим классом в цивилизационном контексте полупериферии. Именно это мы видим в Китае, исламских странах, отчасти в России.

Концепция полупериферии, оторванная от марксистско-троцкистского контекста теории мир-системы, оказывается тождественной "второму миру". Это позволяет точнее и детальнее сосредоточиться на векторах отношений стран полупериферии (БРИКС) со странами ядра и со странами чистой периферии», - объясняет Александр Дугин.

«Сложив потенциал стран полупериферии и учредив интеллектуальный диалог между элитами, осознанно принявшими решение не интегрироваться в ядро глобального либерального капитализма, мы получаем проект по своим ресурсам сопоставимый и даже превышающий совокупный потенциал ядра ("первого мира"), но имеющий совершенно иной вектор развития. В интеллектуальном смысле полупериферия выступает здесь не как территория "запаздывающего будущего", но как зона свободного выбора, которая может в любой момент суверенно комбинировать элементы "будущего" и "прошлого" в любой пропорции. Для этого необходимо лишь отказаться от либеральной и марксистской догматики линейного времени и социально-технического прогресса. Но это не так сложно сделать, как кажется, поскольку и конфуцианская, и исламская, и православная, и католическая, и индуистская теория времени не знают догмы прогресса, и видят то будущее, на котором настаивают капиталисты и марксисты чисто негативно, как эсхатологический апокалиптический сценарий, либо имеют на его счет совершенно иное представление.

Полупериферия ("второй мир") в таком случае перестает быть промежуточной стадией и серой зоной между "прогрессом" и "дикостью", "цивилизацией" и "архаикой", но утверждает себя как поле суверенных цивилизаций, сами устанавливающих базовые критерии, нормы и меры – в отношении природы человека, Бога, бессмертия, времени, души, религии, пола, семьи, общества, справедливости, развития и т.д.

Само ядро в таком случае теряет статус общечеловеческой цели и становится лишь одной цивилизацией среди других. "Второй мир" утверждает: все есть полупериферия, откуда можно идти как в сторону ядра, так и в сторону периферии. И сами страны ядра не абстрактный пример общечеловеческого будущего, а лишь один из регионов человечества, одна их провинций, сделавшая свой выбор, но этот выбор должен остаться внутри ее границ», - поясняет автор статьи.

«Государства-Цивилизации. Мы подошли к третьей концепции, принципиально важной для понимания перехода от однополярного мира к многополярному и места в этом процессе стран БРИКС. Речь идет о концепте Государства-Цивилизации. Эту идею сформулировали китайские ученые (прежде всего профессор Жанг Вэйвэй[20]), и чаще всего концепт Государства-Цивилизации применяется именно к современному Китаю, а далее по аналогии с ним и к России, Индии и т.д. В русском контексте аналогичную теорию выдвинули евразийцы, выдвинув концепт государства-мира[21]. Собственно, в том течении Россия понималась как цивилизация, а не просто как одна из стран, откуда и главный концепт евразийцев – Россия-Евразия.

Фактически перейти к цивилизации как новому субъекту международных отношений предложил уже Самуил Хантингтон в своей прозорливой, если не сказать пророческой, статье "Столкновение цивилизаций"[22]. Англо-итальянский специалист в Международных Отношениях Фабио Петито[23] уточнил, что отношения между цивилизациями необязательно должны порождать конфликты, также как в теории реализма в Международных Отношениях между любыми национальными государствами война всегда возможна (это вытекает из определения суверенитета), но далеко не всегда происходит на деле. Главное, это смещение субъекта суверенитета – от национального государства к цивилизации. Именно это и прогнозирует Хантингтон», - пишет А. Дугин.

«Государство-Цивилизация определяется через два отрицания:

это не тоже самое, что национальное государство (в теории реализма в МО), и не тоже самое, что Мировое Правительство, объединяющее человечество (в теории либерализма в МО).

Это нечто среднее: Государство-Цивилизация может включать в себя различные народы (нации), конфессии и даже суб-государства. Но оно никогда не претендует на единственность и планетарный размах, - поясняет философ Александр Дугин. - Оно принципиально масштабно и долговечно, независимо от смены идеологий, фасада, культуры и формальных границ. Государство-Цивилизация может существовать как централизованная Империя, а может как ее отголоски, остатки, фрагменты, способные при определенных исторических обстоятельствах снова собраться в единое целое».

«Национальное государство появилось в Европе в Новое время. Государство-Цивилизация существовало с незапамятных времен. Хантингтон заметил новое появление цивилизаций в особой ситуации. Во второй половине ХХ века национальные государства вначале собрались в два идеологических блока -- капиталистический и социалистический, а затем после краха СССР в мировом масштабе восторжествовал либеральный порядок (конец истории Ф.Фукуяма[24]). Хантингтон полагал, что однополярность и глобальная победа капиталистического либерального Запада это недолговременная иллюзия. Глобальное распространение либерализма способно завершить разложение национальных государств и отменить коммунистическую идеологию, но не сможет заменить собой более глубокие и, казалось бы, давно исчезнувшие цивилизационные идентичности. Так оно и произошло. И постепенно именно цивилизации стали претендовать в полной мере на то, чтобы стать главными акторами международной политики – ее субъектами. Но это предполагает придание им статуса "политии", а отсюда концепция Государства-Цивилизации.

В Государстве-Цивилизации действуют силы и закономерности, которые не улавливает современная западная политология. Они не сводимы к структурам национального государства, не схватываются макро- и микро-экономическим анализом. Термины "диктатура", "демократия", "авторитаризм", "тоталитаризм", "социальный прогресс", "права человека" и т.д. не имеют здесь никакого смысла или требуют фундаментального перевода. Цивилизационная идентичность, государство- и социо-образующее значение культуры, вес традиционных ценностей все это заведомо отброшено современной политической наукой, и попадает в поле зрения только при изучении архаических обществ. Но такие общества заведомо политически слабы и выступают как объекты исследования или модернизации. Государства-Цивилизации обладают своей суверенной мощью, своим интеллектуальным потенциалом, своей формой самосознания. Они – субъекты, а не объекты изучения или "помогающего развития" (то есть завуалированного колониализма). Они не просто отвергают Запад как универсальный образец, они жестко отрубают влияние западной soft power внутри своих границ. Они распространяют свое влияние за свои пределы, не только защищаются, но и контр-атакуют, выдвигают свои интеграционные теории и амбициозные проекты. Таковы BRI или Евразийское Экономическое Сообщество, ШОС или БРИКС.

Китай берется в качестве примера Государства-Цивилизации не случайно. Его самобытность и могущество наиболее иллюстративны. К этому статусу вплотную подошла и современная Россия, и специальная военная операция на Украине, сопровождающаяся выходом из глобальных сетей – одно из доказательств этой глубокой и могущественной воли. Но если Россия и во многом Китай успешно строят свои Государства-Цивилизации на прямой конфронтации с Западом, то Индия (особенно при националистическом правлении Моди) пытается добиться того же результата с опорой на Запад, а многие исламские страны, ставящие перед собой такую же цель (прежде всего Иран, Турция, Пакистан и т.д.) сочетают обе стратегии -- конфронтацию (Иран) и альянс (Турция). Но везде дело идет к одному: к утверждению Государства-Цивилизации», - подчеркивает автор статьи.

«Второй мир как новая универсальная парадигма МО. Теперь сложим эти концепции воедино. Мы получаем концептуальный ряд:

второй мир - полупериферия – Государство-Цивилизация.

"Второй мир" это определение, подчеркивающее промежуточный характер стран, делающих сегодня выбор в пользу многополярности и отрицающих однополярность и глобализм, то есть гегемонию "первого мира". По уровню экономического развития и степени модернизации "второй мир" соответствует полупериферии теории мир-системы. Однако в отличие от Валлерстайна, эта полупериферия не признает неизбежности расщепления на элиту, интегрируемую в мировой глобализм, и на одичавшие архаизирующиеся массы, но утверждает самобытность и единство общества, разделяющего единую идентичность – и в верхах, и в низах.

Полюсами "второго мира" (полупериферии) выступают Государства-Цивилизации – и актуальные (Китай, Россия) и потенциальные (исламский мир, Латинская Америка, Африка)», - поясняет философ.

«Вооружившись этим аппаратом, - далее пишет автор, - мы можем теперь лучше понять, что такое БРИКС. Пока это -- довольно условный альянс, а точнее клуб Государств-Цивилизаций (эксплицитных и имплицитных), которые представляют собой "второй мир" и соответствуют основным критериям полупериферии. Однако этот клуб в актуальных условиях находится в исключительной ситуации: в ХХ веке произошло существенное размывание суверенитета национальных государств, которые через чрезмерную формализацию их статуса в ООН, а также в ходе распределения по идеологическим лагерям утратили во многом свое содержание. В двухполярной системе суверенитеты были почти дисконтированы в пользу двух главных центров принятия решений – Вашингтона и Москвы. Именно эти полюса были абсолютно суверенными, а все остальные национальные государства – лишь частично и относительно. Конец СССР и распад Варшавского договора не привел к новому усилению национальных государств, но на время закрепил однополярный мир, который в ходе глобализации попытался настоять на том, что только Вашингтон и западная либеральная система ценностей и правил обладают отныне суверенитетом в общечеловеческом масштабе.

Следующим логически шагом было бы провозглашение Мирового Правительства, к чему призывали Фукуяма, Сорос и Шваб, учредитель Давосского форума. Но этот процесс был сорван, как внутренними противоречиями, так – и это главное! – прямым восстанием России и Китая против сложившейся однополярности. Так именно "второй мир", полупериферия и Государства-Цивилизации бросили вызов глобализму и подготовили его крах. И то, что казалось временным и переходным явлением – полуперифрия, БРИКС, оказалось чем-то намного бóльшим. Так были заложены предпосылки многополярного мира, где "второй мир", полупериферия и Государства-Цивилизации стали главными тренд-сеттерами в мировой политике, выйдя далеко за тот статус, который им предписывали западно-центричные теории Международных Отношений, включая троцкистскую версию марксизма (Валлерстайн)».

«Тезис Государства-Цивилизации, если на нём удастся настоять участникам многополярного клуба, то есть "второму миру" (прежде всего странам БРИКС), будет означать полную перестройку всей картины мира. Запад, "первый мир", ядро, из глобального центра превратится в региональный. Отныне это будет не мерой вещей, а одним из Государств-Цивилизаций, или даже двумя – Северной-Америкой и Европой. Но помимо них будут существовать равновеликие по модулю Государства-Цивилизации – Китай, Россия, Индия, исламский мир, Латинская Америка, Африка и т.д., вполне конкурентно способные и равноценные во всех смыслах. Ничто в них не будет будущим или прошлым, но все станут зонами настоящего и свободного выбора.

Это в будущем. Но уже сейчас видно, что сложив вместе потенциалы двух Государств-Цивилизаций, их совокупный потенциал способен уравновесить по основным параметрам Запад, что уже делает его относительным и редуцирует его глобальные претензии к вполне определенным региональным границам. Именно определением этих новых границ Запада, перестающего быть глобальным явлением и превращающегомся на глазах в региональное могущество (из Мирового Правительства и ядра в западное Государство-Цивилизацию), и является военная операция России на Украине и вероятное установление прямого контроля Китая над Тайванем.

Часто (но не всегда) смена миропорядка происходит через войны – в том числе мировые. Через войны, увы, будет проходить и строительство многополярного мира. Если войн как таковых не избежать, то заведомо ограничить их масштаб, определить их правила и установить законы можно вполне. Но для этого надо признать ту логику, на которой строится многополярность и, соответственно, изучить концептуальные и теоретические основания, лежащие в основе многополярного мира, - заключил Александр Дугин.

Примечания:

[1]Dugin A. The Theory of a Multipolar World. Budapest: Arktos Media Ltd, 2021.

[2] Dugin A. Geopolítica del mundo multipolar Santiago de Chile: . Ignacio Carrera Pinto Ediciones, 2022.

[3] Aijaz Ch. K. The political economy of development and underdevelopment. New York: Random House, 1973.

[4] Rangel C. Third World Ideology and Western Reality. New Brunswick: Transaction Books, 1986.

[5] Krasner S.D. Sovereignty: Organized Hypocrisy. Princeton: Princeton University Press, 1999.

[6] Cardoso F., Falleto E. Dependency and Development in Latin America. Berkeley: University of California Press. 1979; Ghosh, B.N. Dependency Theory Revisited. Farnham, UK: Ashgate Press. 2001.

[7] Hobson J. The Eurocentric Conception of World Politics: Western International Theory,

1760–2010. Cambridge: Cambridge University Press, 2012.

[8] Morgan Lewis Henry. Ancient Society. Tucson: The University of. Arizona Press, 1995.

[9] Tylor Edward Burnett. Researches into the Early History of Mankind and the Development of Civilization. London J. Murray, 1865.

[10] Wallerstein I. The Modern World-System: Capitalist Agriculture and the Emergence of the European World Economy in the Sixteenth Century. New York: Academic Press, 1976

[11] Braudel F. Le Temps du Monde. Paris: Armand Colin, 1979.

[12] Prebisch R. Capitalismo periférico. Crisis y transformación, Santiago de Chile: CEPAL,1981.

[13] Furtado C. Desenvolvimento e subdesenvolvimento. Rio de Janeiro: Fundo de Cultura, 1961.

[14] Ленин В.И. Империализм, как высшая стадия капитализма. Популярный очерк/ Ленин В.И. Полное собрание сочинений. 5-издание. Т. 27. М.: Политиздат, 1969.

[15] Wallerstein I. World-Systems Analysis: An Introduction. Durham, North Carolina: Duke University Press. 2004.

[16] Грамши А. Избранные произведения: Т. 1—3. — М.: Изд. иностранной литературы, 1957—1959.

[17] Маркс К., Энгельс Ф. Манифест коммунистической партии/ Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. 4. М.: государственное издательство политической литературы, 1955.

[18] Wallerstein I. After Liberalism. New York: New Press, 1995.

[19] Huntington S. The Clash of Civilizations and the Remaking of World Order. New York : Simon & Schuster, 1996.

[20] Zhang Weiwei. The China Wave: Rise of a Civilizational State. Singapore: World Scientific Publishing, 2012.

[21] Основы евразийства. М.: Партия "Евразия", 2002.

[22] Huntington S. The Clash of Civilizations and the Remaking of World Order.

[23] Petito F., Michael M.S. (ed.), Civilizational Dialogue and World Order: The Other Politics of Cultures, Religions, and Civilizations in International Relations (Culture and Religion in International Relations). London: Palgrave Macmillan, 2009.

[24]Fukuyama F. The End of History and the Last Man. NY: Free Press, 1992.

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".
РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

3.

"первый мир" настаивал на своем превосходстве, а "второй мир" был вынужден лишь оппонировать этому, отчасти перенимая у "первого мира" отдельные элементы в экономике, технологиях и т.д.

Влияние было взаимным. Первый также перенимал у второго отдельные элементы в экономике (планирование, соц.соревнование и т.д.), а также был вынужден вводить у себя значительные меры социальной поддержки населения (высокие зарплаты, высокие пенсии, систему социальных пособий малоимущим и безработным и т.д.)
Алекс. Алёшин / 29.11.2022, 08:42

2. Ответ на 1, Vladislav:

Бедный, бедный Дугин! Запутался в дебрях марксизма, который так много изучал с детства, а главное - про Христа, про Церковь Христову забыл. Христос ведь и православные христиане -лишние в новом миропорядке.

А вы требуете к себе особого отношения ТВОРЦА. НЕТ ! Как и все люди добывайте свой хлеб в поте лица. ГОСПОДЬ все дал для этого !
учитель / 29.11.2022, 04:51

1. Жаль

Бедный, бедный Дугин! Запутался в дебрях марксизма, который так много изучал с детства, а главное - про Христа, про Церковь Христову забыл. Христос ведь и православные христиане -лишние в новом миропорядке.
Vladislav / 29.11.2022, 01:18
Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов»; Meta

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Мирон Федоров; (Oxxxymiron); активистка Ирина Сторожева; правозащитник Алена Попова, социолог Искэндэр Ясавеев, журналист Евгения Балтатарова; писатель Дмитрий Глуховский; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне; Артемий Троицкий; Артур Смолянинов; Сергей Кирсанов; Анатолий Фурсов; Сергей Ухов; Александр Шелест; ООО "ТЕНЕС"; Гырдымова Елизавета (певица Монеточка); Осечкин Владимир Валерьевич (Гулагу.нет); Устимов Антон Михайлович; Яганов Ибрагим Хасанбиевич; Харченко Вадим Михайлович; Беседина Дарья Станиславовна; Проект «T9 NSK»; Илья Прусикин (Little Big); Дарья Серенко (фемактивистка); Фидель Агумава; Эрдни Омбадыков (официальный представитель Далай-ламы XIV в России); Рафис Кашапов; ООО "Философия ненасилия"; Фонд развития цифровых прав

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/uploaded/files/kopiya-reestr-inostrannyih-agentov-20-01-2023.pdf
https://ria.ru/20230120/inoagenty-1846393284.html

Александр Дугин
Катехонический порядок
Россия в битве с цивилизацией хаоса
23.12.2022
Хаос и принцип эгалитаризма
Краткая история хаоса, часть III
16.12.2022
Краткая история Хаоса. Часть вторая
Русский хаос и западные миропорядки
11.12.2022
Краткая история Хаоса
Часть первая. От Древней Греции к Постмодерну
08.12.2022
Все статьи Александр Дугин
Конституционная реформа Путина
Катехон Третьего Рима
Самодержец и преемство Всероссийского Престола
24.12.2022
Мы должны признавать и уважать эту Конституцию
В России с нашим монархическим менталитетом обширные полномочия Президента – это очень прекрасно!
12.12.2022
14 священных пунктов Указа №809
Нужно как можно скорее сделать соответствующие выводы
02.12.2022
X Всероссийский съезд судей
Нужно соответствовать высокому, олимпийскому статусу
29.11.2022
Нужна общественная дискуссия для выбора правильной идеологии
Элла Панфилова заявила о крахе всех идеологий и переходе в новую историческую эпоху – мировоззренческую
21.11.2022
Все статьи темы
Последние комментарии
Не понимаю, почему патриоты нападают на Медведчука?
Новый комментарий от Анатолий Степанов
02.02.2023 21:29
Почти что исповедь с проповедью
Новый комментарий от Туляк
02.02.2023 20:24
Волгоград или Сталинград?
Новый комментарий от Zakatov
02.02.2023 18:08
«Нет поводов для оптимизма»
Новый комментарий от Владимир Петрович
02.02.2023 17:51
Вместо декоммунизации – рекоммунизация?
Новый комментарий от учитель
02.02.2023 17:15
«Я не вижу, чтобы финны хотели в НАТО»
Новый комментарий от охтенский оxpaнитель
02.02.2023 16:21
Спилили Крест
Новый комментарий от Константин В.
02.02.2023 14:59