Танец на граблях

Светлана Попенко 
0
07.03.2017 329

Наверное, каждый из нас может вспомнить случай из своей жизни, когда после неправильного поступка тут же получал явное вразумление. Такие моменты остаются в памяти на всю жизнь, потому что благодаря им отчетливо понимаешь, что Господь всегда идет рядом с тобой и направляет, если ты шагаешь не в ту сторону.

Этот случай произошел четыре года назад, но в памяти сохранился до мельчайших деталей. Один человек, которого я очень уважаю, занял у меня и других моих знакомых энную сумму денег до зарплаты. После получения зарплаты долги всем раздал, кроме меня. И я задалась вопросом: почему именно мне этот человек возвращать долг не счел нужным? Спросить прямо постеснялась, деньги были не такие уж и большие, не в них суть. Я увидела в этом поступке какое-то особое, нехорошее отношение человека ко мне. Долго размышляла, мысли в голову лезли разные, и все они были довольно болезненные, навязчивые. Я просеивала сквозь мелкое сито свои отношения с должником за все время с момента нашего знакомства, искала причины такого отношения ко мне и не находила. Поймала себя на том, что осуждаю: дескать, вот тебе и верующий человек, взял и вот так поступил. Словно наваждение какое-то нашло. После исповеди стало легче, но лишь на какое-то время: мысли постепенно, маленькими шажочками снова протиснулись в мою голову и заняли там свои прежние «насиженные» места. Пришлось исповедовать этот грех осуждения не один раз, пока я не осознала, что искренне простила, уже не осуждаю и не буду больше об этом вспоминать.

Но не тут-то было... Я отдыхала на море, и вдруг позвонил этот мой знакомый и снова попросил одолжить денег, но уже более крупную сумму. От растерянности я промямлила, что нахожусь далеко от Саратова и это невозможно. Остаток отпуска был безнадежно испорчен. Мою голову моментально оккупировал рой навязчивых мыслей - теперь эти «вражеские захватчики» вторглись в мое сознание самым наглым образом и казались мне жирными, откормленными и расплодившимися за время своего отсутствия. С этими неприятными думами мне уже и солнце не светило так ярко, и море совсем перестало быть ласковым...

За два дня до этого своего отпуска я, уходя вечером с работы, обнаружила, что забыла дома кошелек. Это случилось очень некстати: бензобак в машине был пуст, доехать я могла только до ближайшей заправки. На мое счастье ко мне в кабинет заглянул коллега - Виктор Павлович, и его бумажник тут же опустел на пятьсот рублей.

- Завтра верну, - пообещала я, довольная тем, что моя проблема так быстро решилась. На следующий день Виктор Павлович экстренно уехал в командировку. Про пятьсот рублей я вспомнила только через два дня - уже в поезде.

«Ладно, - подумала я, - вернусь из отпуска и тогда отдам».

Наверное, все замечали, что после отпуска жизнь на какое-то время делится на две половины? Всё, что было до отпуска, кажется далеким-далеким прошлым... Так было и со мной, и я напрочь забыла про свой долг. Однако у Виктора Павловича, несмотря на пенсионный возраст, память оказалась лучше моей, и в самом начале моего первого рабочего дня он уже был у меня в кабинете. Расспрашивал об отпуске: шиковала ли я на курорте, много ли денег потратила и всё в этом духе. Вопросы были щедро пересыпаны шутками, я отвечала в той же манере: да, мол, ни в чем себе не отказывала, вернулась совсем без денег. Виктор Павлович - изрядный балагур и весельчак - вдруг погрустнел:

- Что, правда? Совсем денег не осталось?

- Да, - посетовала я, - сегодня на европейских курортах дешевле отдыхать, а на наших всё та-ак дорого!

Раньше Виктор Павлович редко проходил мимо моего кабинета, не заглянув. А тут пропал. Появился в день зарплаты.

- Представляешь, Свет, есть некоторые люди, которые долги не отдают, - как-то неловко хихикая, сказал он.

- О! Еще как представляю! - живо и возмущенно откликнулась я, так как Виктор Павлович наступил на больную мозоль: во мне все еще кипели переживания по поводу моего должника.

- И как же им живется с долгами-то? Совесть не мучает? - все еще хихикал Виктор Павлович.

- Нет! - говорю. - Представьте себе, живут преспокойненько!

- Ну а можно надеяться, что хоть когда-нибудь они вернут долг?

«Надо же, не у одной меня такая проблема, - подумала я, - вот и Виктор Палыч мается с должниками какими-то...».

- Глупо надеяться на это, - изрекла я свое умозаключение. - Нужно думать о том, как забыть и не держать обиды на этого человека.

Виктор Павлович крякнул и застыл как соляной столп. Постояв так какое-то время, он молча вышел.

- Вам не кажется, что у нас Виктор Павлович какой-то странный стал? - спросила я после этого случая у коллег. Коллеги пожали плечами - оказалось, что странности в нем заметила только я. В другой раз мы встретились с Виктором Павловичем в коридоре.

- А ты считаешь, что пятьсот рублей не деньги? - задал он мне вопрос вместо приветствия.

- Ой, я Вас умоляю, да это копейки, на пятьсот рублей сейчас и продуктов на ужин не купишь! - отмахнулась я от грустного Виктора Павловича и побежала дальше. Через несколько дней он пришел ко мне в кабинет и, переминаясь с ноги на ногу, снова завел свою шарманку о должниках, об их совести и о том, как грустно разочаровываться в людях.

- Виктор Палыч, я знаю, что делать! - с горячностью ответила я. - Не надо разочаровываться! Нужно мысленно подарить Вашему должнику эти деньги, примириться с ним внутренне, не осуждать - может, они ему нужнее, чем Вам!

Я б еще долго философствовала, только Виктор Павлович покраснел как рак и, крикнув мне в лицо: «Какая наглость!», выскочил из моего кабинета, громко хлопнув дверью.

«И все-таки он странный!» - подумала я, возвращаясь к работе. А в памяти еще долго блуждало эхо от звука хлопнувшей двери. Ночью, когда я уже проваливалась в сон, в моей голове снова раздался громкий звук хлопающей двери, я вздрогнула, проснулась... и вспомнила всё! Взвыв от ужаса, я схватила телефон, чтобы немедленно звонить Виктору Павловичу и объясняться, просить прощения, но оказалось, что время перевалило за полночь - звонить уже неуместно. Пришлось жить с этим до утра.

О, что это была за ночка! Я вдруг поняла, что забыть о долгах можно легко и просто, мне стало казаться, что я должна всем своим знакомым, но забыла об этом. Я ужасалась своим негативным мыслям о моем должнике. Ведь он, скорее всего, запамятовал! Но даже если нет, неужели этот поступок стоил того, чтобы так осуждать, как это делала я?! В конце концов, если не получалось забыть, простить и отпустить ситуацию, нужно было подойти и просто поговорить с ним об этом, как мне неоднократно советовал священник на исповеди. Переживая все это, я была не в силах сдерживать эмоции, поэтому то завывала и причитала: «Какой кошмар! Какой стыд!», то начинала истерично хохотать, вспоминая свои диалоги с Виктором Павловичем. Я несказанно перепугала своих домочадцев - в ночной тишине мои завывания и зловещий хохот любому бы внушили ужас.

Утром, смущенный моими сбивчивыми оправданиями и извинениями, Виктор Павлович радостно запихивал долгожданную пятисотку в бумажник. От процентов и компенсации в виде конфет он отказался, а в мою историю, кажется, не поверил. Но мне это почему-то было уже не важно. Важным казалось одно - срочно менять в себе то многое, что обнажилось благодаря всей этой истории. Я стала тщательно отслеживать и взвешивать на новых весах свои мысли, слова и поступки. Результаты зачастую огорчали, но были и маленькие победы - например, от греха осуждения я, как мне тогда казалось, почти избавилась. Однако вскоре выяснилось, что и это иллюзия.

Однажды я ехала со своей знакомой из храма. Мы так увлеклись благочестивыми разговорами, что я не включила поворотник на перекрестке. Водитель, чуть не въехавший из-за этого в мою машину, что-то кричал мне сквозь закрытые стекла авто и крутил пальцем у виска.

- Не понимаю, какой смысл кричать и ругаться? Все равно ведь я его не слышу, - обратилась я к своей знакомой.

- Да, мужчины они такие, - живо откликнулась та. - Вот я когда за рулем еду, никогда не ругаюсь. А мужчины - они такие нервные!

- Это точно, - согласилась я. - Обычно, когда едешь с мужчиной, только и слышишь, как он обзывается на других: то тюлень впереди него медленно едет, то олень сзади быстро мчится! Один он - Д'Артаньян на этой дороге!

- И не говори, - откликнулась моя знакомая. - Мне вот даже в голову не придет человека животным обзывать.

- Да! - поддержала я. - Ведь это еще и грех - человека, который образ и подобие Творца, назвать животным.

И на этой фразе мою машину вдруг подрезал другой автомобиль. Я резко ударила по тормозам, машину на скользкой осенней дороге занесло, но столкновения избежать удалось.

- Козел! - закричали мы хором вслед удаляющемуся авто. Переглянувшись, мы захохотали и тут же прервали свой смех, потому что на самом деле было совсем не смешно, а страшно. Страшно от такого скорого вразумления, от понимания, что Бог действительно в каждый момент рядом с тобой, а ты совсем не в лучшем виде предстоишь перед Ним.

Оставшуюся дорогу мы провели в раздумьях и тишине. А думы были невеселые. Приводило в уныние то, что ты изо дня в день барахтаешься, пытаясь выбраться из болота своих грехов, но снова вязнешь там. Изо дня в день ты не просто наступаешь на одни и те же грабли, а уже исполняешь на них какой-то безумный танец. Страшно от понимания, что если настигнет тебя смертный час сегодня, то для Царствия Небесного с таким внутренним содержимым ты совершенно не годишься. Но снова жить и подниматься после падений, отодвигать темную тучу уныния в сторону и видеть за ней солнце позволяет надежда на Божие милосердие. Какое же это счастье, что пока ты жив, у тебя всегда есть шанс получить прощение и всё исправить! И хочется снова и снова повторять слова песнопения, которыми сопровождаются чтения страстных Евангелий в Великую Пятницу: «Слава долготерпению Твоему, Господи!».

Фото из открытых интернет-источников

Газета «Православная вера» № 04 (576)

Светлана Попенко

http://www.eparhia-saratov.ru/Articles/tanec-na-grablyakh

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; Челябинское региональное диабетическое общественное движение «ВМЕСТЕ»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит».

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Светлана Попенко
Все статьи Светлана Попенко
Последние комментарии
«Новые люди» как инструмент либерального транзита власти
Новый комментарий от Георгий
21.09.2021 22:01
Возможно ли объединение патриотических сил?
Новый комментарий от Сергей Швецов
21.09.2021 21:14
Ложь и инсинуации православных ковид-диссидентов
Новый комментарий от Константин В.
21.09.2021 20:54
За жертвователей в храме будут молиться
Новый комментарий от Евгений Х.
21.09.2021 20:12
Готовится антихристианское кощунство
Новый комментарий от Кочерыжка
21.09.2021 15:19
В новой Думе «новые люди»?
Новый комментарий от Человек
21.09.2021 12:42