Родительские сообщества на фоне кризиса семьи: возможности и риски

Анастасия Абрамова 
0
06.11.2013 121

Семейные и родительские центры, школы, клубы, комитеты, сообщества никто не проектировал "сверху". Они не сделаны под госзаказ. Напротив, они - отражение общественных инициатив. Реальной потребности современных родителей объединяться перед лицом вызовов нашего времени. Для оптимизации рождения, воспитания, развития детей. Для поддержки своей семьи в кругу единомышленников. Для обмена актуальным родительским опытом. Для получения необходимых знаний. Для борьбы за права семьи, детей и родителей...

Пока государство напряженно ищет пути выхода из демографического пике, здесь, по-сути, уже отрабатываются вариативные модели эффективного развития культуры семьи и родительства. Сюда зачастую приходят еще на этапе подготовки к рождению первенца, а задерживаются надолго; здесь подрастают вторые, и третьи дети... и пятые... и девятые... О том, что в стране демографический кризис, дети в таких семьях узнают с удивлением. Их опыт взросления - в окружении семей, женщины в которых то беременные, то кормящие, а у каждого из друзей есть непременно братья и сестры - говорит о другом...

Неформальные родительские объединения начинают составлять характерную особенность облика больших городов начиная с 90х годов XX века. Нынче только в Москве таких родительских объединений, созданных, что называется, по «инициативе снизу», насчитывается уже больше четырех десятков. Ряд из них благополучно перешагнули порог третьего тысячелетия. Их устойчивость - отражение востребованности семьями предлагаемых здесь программ и подходов, актуальности решаемых задач.

По ведущим направлениям, можно наблюдать различные цели, для решения которых семьи и родители сегодня объединяются: и для взаимной поддержки на фоне общей проблемы (например, сообщества родителей детей-инвалидов), и консолидация для борьбы в юридическом поле за права семьи и противодействие спорным законодательным инициативам (например, внедрению ювенальных технологий), и сплочение по этнокультурному, конфессиональному принципу, вокруг общих ценностных ориентаций (например, в фольклорных клубах, церковных приходах и пр.). Родительские сообщества возникают и вокруг тех или иных развивающих методик (например - раннего интеллектуального развития, монтессори-педагогики, системы Никитиных и т.п.), и - для решения задач на разных стадиях жизненного цикла семьи (подготовка к родам, воспитание младенца, дошкольника, подростка) и т.п. По всей стране - это сотни подобных центров, объединяющих тысячи активных последователей. Им свойственны и любознательность, и готовность учиться и постигать особенности различных оздоровительных и образовательных систем, отбирать адресованные детям тексты культуры, практиковать их в занятиях со своими детьми, создавать дружескую среду общения семей-единомышленников.

Что ещё находят там современные родители? Что их привлекает и сплачивает? Какие здесь развиваются инициативы? Какие существуют риски?

Сразу оговоримся - по своим мировоззренческим основаниям подобные родительские объединения зачастую всерьёз различаются. Этим объясняется палитра предлагаемых здесь практик. Где-то - это погруженность в усиленное "раннее интеллектуальное развитие", где-то - увлечение неприемлемыми для православной семьи взглядами на рождение и воспитание детей "нью-эйджевского", неоязыческого толка, а где-то - напротив, реконструкция ценностей и смыслов традиционных основ культуры семьи, этнокультурного и религиозного воспитания, защита прав семьи. Между тем, есть и общие положения, и на них мы и сосредоточим внимание.

Итак, первое - то что привлекает родителей и отличает среду родительских сообществ. Это - приоритетные ценности, которые могут быть определены как традиционные семейные. Супружество, рождение и воспитание детей, чадолюбие, многодетность, понимание родительства как творческой самореализации, высокий престиж материнства и отцовства составляют здесь не декларацию, а жизненную реальность. «Увлеченность родительством», осознание отцовства и материнства как ценности, как возможностей личной творческой самореализации не менее а то и более значимой, нежели профессиональный рост - привлекательное и контрастное явление на фоне кризиса семьи и непрекращающегося обсуждения проблемы низкой компетентности современных отцов и матерей.

Интересно, что социологические исследования прослеживают связь между таким, например, самоопределением (идентичностью) супругов как «религиозность» и их установками, связанными с количеством детей в семье. Согласно авторитетному аналитику современного родительства, социологу Т.А.Гурко, в исследовании молодых семей с детьми-дошкольниками в Москве было установлено, что если оба супруга считают себя воцерковленными православными, то ими планируется в два раза чаще иметь троих детей, нежели в целом по выборке.

При этом, нужно понимать, что в современной практике культуры родительства ребенок выступает как самостоятельная ценность. Его значимость превышает, подчас, статус взрослого - отца, матери, старшего поколения. По А. Вишневскому, "современную семью можно назвать, детоцентристской - это явление новое, практически неизвестное с прежних эпох". Известный православный психолог В.Абраменкова отмечает, что в такой семье впервые в истории дети занимают центральное положение, превращаясь в стержень, вокруг которого организовывается семейная жизнь. И это - не особенность среды, создаваемой в родительских сообществах. Это - отражение настроений и изменений нашего времени, связанных с утратами традиций домашнего воспитания, построения иерархии семейных взаимоотношений. В родительских сообществах она попросту яснее просматривается.

Излишняя сосредоточенность на собственной родительской роли, гипер-активное обучение материнским (чаще) и отцовским (реже) компетенциям, фокусирование интересов исключительно на мире детско-родительских отношений, может создавать риск отдаления друг от друга самих супругов. В современной реальности, ценность пространства личной жизни супругов, совместных, "взрослых", культурных впечатлений, досуга вдвоём, диалога друг с другом не только по поводу детей - всё это уступает, а подчас и вовсе вытесняется представлениями о том, что всё, что не "ради детей" - лишнее.

Нельзя сказать, что сознательная коррекция детоцентричности, противодействие деформации отношений между супругами стало общим местом для большинства родительских центров. Но специалисты, работающие с семьями, как правило, чутко фиксируют проблему и ищут способы реагирования на неё. Во многом, это зависит и от опытности психолого-педагогического состава семейных центров, и от тех мировоззренческих основ, которых в них придерживаются. И ещё - от женской мудрости; потому что именно матери более всего склонны "с головой" окунуться в процесс воспитания, невольно отодвигая супруга на периферию своих ежедневных семейных хлопот.

Второе. Здесь, как правило, помогают родителям шаг за шагом освоить важнейшие этапы культуры родительства: период беременности - деторождение - грудное вскармливание и младенчество - дальнейшее сопровождение развития дошкольника, школьника, подроста в процессе домашнего воспитания и обучения. А третье - здесь можно многому научиться, взять в домашнюю копилку семейной педагогики, как в отношении ухода за ребенком, так и в отношении воспитания, взаимоотношений в семье с несколькими детьми, в создании информационно-безопасного культурного поля. Это - освоение важнейших областей культуры семьи: оздоровление, семейная педагогика и психология, культурные практики. Программу-минимум обычно составляют: - материнский фольклор, домашнее воспитание и обучение, семейные и народные традиции, досуговые практики, проблемные ситуации детско-родительских отношений (чаще), супружества (реже, и не везде), коррекционные возможности семьи. На каждом из этих этапов и в конкретной области родители могут найти поддержку как специалистов, так и более опытных матерей и отцов.

Четвертая особенность связана с представлениями о беременности о родах. Деторождение в воспринимается здесь как интимный, деликатный процесс в немалой степени связанный с духовной жизнью человека. Это положение - своеобразный протест против прерогативы такого медицинского подхода к таинству зарождения, вынашивания и появления на свет новой жизни, который игнорирует эмоциональные и духовные переживания матери и отчуждает от этого процесса отца. С таких позиций беременность зачастую воспринимается как длительное заболевание, неизбежно приводящее «пациентку» в стены больницы, где и наступает исцеление при активном вмешательстве врачей, а третья и последующая беременность с которой приходит женщина к гинекологу - как несомненный повод для выписки направления на аборт...

Не отрицая оправданную необходимость медицинского контроля, специалисты родительских центров делают акцент на психо-эмоциональных переживаниях женщины (и младенца), а также ориентируются на принятые в культурной практике конкретного народа представления о вынашивании, рождении, вскармливании малыша, материнских навыках и обычаях, роли отца в этот период. Но нам известны и устойчивые крайности - когда родители оказываются охвачены медико-фобией, что может приводить к печальным результатам, создавая угрозы жизни и здоровью матери и детей. Особенно это, пожалуй, характерно для тех родительских сообществ, где культивируются новые "оздоровительные практики" - как правило, сориентированные на псевдомистические представления "нью-эйджевского" или неоязыческого толка. Их легко узнать по специфической терминологии, употребительной в таких подходах: "связь с космосом", "изменённое состояние сознания", "активизация чакр" и пр.

Здесь же, в сообществах такого толка, беременность и роды зачастую окружаются ореолом мистицизма, как состояния особой чувствительности и связи с потоками "космических энергий". Беременную женщину, особенно если она ещё не обрела в своей жизни прочных духовных ориентиров, легко в этом убедить. Тогда состояния беременности и родов излишне романтизируются, а если в них идет что-то не так - не удивительно, что женщина испытывает острое чувство вины - не вошла в "поток". При таком подходе, ценность состояния беременности и процесса родов ставится подчас выше родительства и воспитания.

Чтобы избежать этих рисков, самым надежным средством является ясная голова на плечах супруга. И представление о том, что среди множества центров для родителей есть и такие, в программах которых "путанная духовная идентичность" оккультного, псевдонаучного характер является категорически неприемлемой. Равно как неприемлема и тенденциозность - например, агитация только за роды дома... А кто ищет, тот всегда находит. Что ищет, то и найдет.

Пятое. Дружеский круг общения и обмена опытом как между самими семьями, так и со специалистами. Он быстро складывается в ходе обучения и общения на родительских семинарах, занятий с детьми, совместных праздников, поездок, досуговых программ.

Примечательно, что наставниками в семейных центрах являются, по большей части, не просто квалифицированные врачи, акушеры, педагоги, психологи и другие специалисты, но такие, у кого есть собственный многодетный опыт радостей и ошибок. Эта особенность "кадрового состава" дорогого стоит и заслуживает, на наш взгляд, особого внимания. Традиционно, в культурной практике различных народов, женщина, вступающая на путь материнства, нуждалась в том, чтобы другая женщина, старшая и более опытная, ввела ее в новую роль, посвящая в тайны материнского поведения. И сегодня, когда женщина не может получить такого сопровождения от собственной матери в силу известных причин, связанных с утратой перинатальных традиций и практики семейного воспитания, она по-прежнему нуждается в обучении и наставничестве.

Риски возникают тогда, когда, воодушевленные первыми родительскими успехами и полученными знаниями, роль наставников вдруг берут на себя сами родители. Обмен ценным опытом в частных беседах и транслирование этого опыта на родительских курсах с позиции наставника - не одно и то же. Между тем, отправляясь за актуальными знаниями в родительский центр, этих рисков легко избежать: стоит лишь своевременно собрать информацию об образовании и опыте специалиста, к которому направляешься сам или со своими детьми. Собственно, тут нет ничего необычного. Так обычно родители, по мере сил и возможностей, поступают в отношении любых занятий для членов своей семьи - от выбора кружков, до выбора школы и преподавателя.

Шестое. Это - совместная деятельность родителей и детей в ходе различных занятий (начиная с первого года жизни). Такой способ совместного созидания пространства жизни - занятий, общения, развития и воспитания - доминирует во многих родительских центрах не только у нас - по всему миру. У него есть, безусловно, и свои риски - например, опасность трансформироваться в гипер-опеку, ограничивающую инициативность ребенка и расширение границ его самостоятельности. Здесь многое зависит от педагога, организующего такие занятия, от его умения контролировать эти риски и корректировать поведение детей и родителей. Но, между тем, очевидно, что сопричастность взрослого миру детских впечатлений, общность переживаний становится при таком подходе способом создания альтернативы родительскому инфантилизму, пассивности и отчужденности от ребенка.

Итак, культура семьи и родительства может сегодня возрождаться и передаваться не только в самих семьях, но и внутри разнообразных добровольных родительских сообществ, связанных общими ценностными ориентирами.

В целом, среда, сложившаяся в разнообразных неформальных объединениях - это отражение многообразия поиска путей возрождения культуры семьи и родительства. Она доказывает свою способность привлекать и заражать творческой энергией тех, кому приходится с нею соприкасаться. Для многих семей такие родительские центры - источник сильнейшего и вдохновляющего культурного влияния. Востребованность специальных курсов по подготовке супружеских пар к беременности и родам, обилие журналов данной тематики, семинаров по семейной педагогике и психологии детско-родительских отношений в родительских школах и центрах - примечательное явление на фоне привычных разговоров о депопуляции, тенденции к однодетности или философии child-free, тотальности кризиса семьи и родительства. И - возможность ему противодействовать, учитывая риски.

http://www.portal-slovo.ru/pedagogy/47303.php

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; Челябинское региональное диабетическое общественное движение «ВМЕСТЕ»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза».

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Анастасия Абрамова
Все статьи Анастасия Абрамова
Последние комментарии
Куда движемся?
Новый комментарий от Saha
05.05.2021 20:01
Исход человека из экономики
Новый комментарий от Saha
05.05.2021 19:54
Коммунисты сохранили в народе способность верить
Новый комментарий от NNNN
05.05.2021 19:41
О христианском смысле ковида
Новый комментарий от Константин В.
05.05.2021 19:35
Белое, красное и жёлтое
Новый комментарий от Игорь Бондарев
05.05.2021 16:48
Очередной раздрай среди монархистов
Новый комментарий от В.Р.
05.05.2021 12:29