«Желтый блок» либеральной оппозиции

К 100-летию создания Прогрессивного блока

100 лет с начала Первой мировой войны 
0
878
Время на чтение 7 минут
Государственная Дума Российской Империи

100 лет назад, 25 августа / 7 сентября 1915 года в виде декларации была опубликована программа Прогрессивного блока, который составили объединившиеся в оппозиции к власти представители либеральных думских фракций и групп Государственного совета. Таким образом, в Государственной думе сложилось оппозиционное большинство, начавшее осаду государственной власти.

Организация Прогрессивного блока началась во время военных неудач и «великого отступления» Русской армии, сопровождавшимися нарастанием оппозиционных настроений в обществе. В этих условиях либеральная оппозиция готовилась наступать. Ей казалось, что еще немного, и испытывающее серьезные трудности правительство поделится с оппозиционерами властью. Председателем блока был избран октябрист С.И.Шидловский, но фактическим лидером этого либерального объединения был вождь конституционно-демократической партии П.Н.Милюков. В это оппозиционное парламентское объединение вошли думские фракции конституционных демократов (кадетов - 54 чел.), прогрессистов (38), октябристов (22), земцев-октябристов (60), центра (34) и прогрессивных националистов (28) ‒ 236 из 422 депутатов Государственной Думы. Не входили в Прогрессивный блок, но всячески его поддерживали группа независимых, мусульманская фракция, автономисты, Польское коло. Хотя социал-демократы и трудовики в блок не вошли, они не испытывали к нему неприязни и были склонны признать полезность совместной работы, так как программа блока принципиально не противоречила их политическим дезидератам и составляла лишь программу-минимум в их программе-максимум.

Государственная Дума Российской Империи

В Государственном совете, в Прогрессивный блок вошли три группы ‒ центр (63 чел.), кружок внепартийного объединения (15) и академическая (левая) (12), т.е. 90 из 191 присутствующего члена верхней палаты. Переход на сторону оппозиции такого количества членов верхней палаты произвел на общество не меньшее впечатление, чем возникновение объединенной оппозиции в Думе. «Кто мог бы предвидеть, в самом деле, что пошатнется такая твердыня застоя и реакции, какою с самого начала новой эпохи был Государственный Совет? - писал либеральный публицист К. Арсеньев. - Еще недавно он казался несокрушимой преградой на пути мирного развития России. (...) И вот, случилось нечто неожиданное и удивительное: в обители регресса образовался своего рода прогрессивный блок, ведущий переговоры с таким же блоком в Гос. Думе».

Такая реакция оппозиции неудивительна, если учесть, что реформированный в 1906 г. Государственный Совет изначально планировался властью как сдерживающее учреждение по отношению к Думе, как «плотина», как «антидума», ограничивающая думский радикализм, и орган, выражающий коллективное мнение высшей российской бюрократии.

П.Н.Милюков

Прогрессивный блок, по словам его лидера П.Н.Милюкова, явился своего рода «суррогатом священного единения» - после того, как оно было нарушено между правительством и страной. Центральным пунктом соглашения было требование сильной государственной власти, «опирающейся на народное доверие», т.е. «создание объединенного правительства из лиц, пользующихся доверием страны и согласовавшихся с законодательными учреждениями относительно выполнения в ближайший срок определенной программы». В декларации блока указывалось, что оппозиция ждет «решительного изменения приемов управления, основывавшихся на недоверии к общественной самодеятельности», и далее выдвигался ряд требований, которые, по мнению их составителей, и должны были стать той самой «определенной программой». Среди них: амнистия по политическим и религиозным делам, с возвращением ссыльнопоселенцев; «полное и решительное» прекращение преследований иноверцев и сектантов; признание автономии Царства Польского и снятие ограничений для поляков на территории всей Империи; «вступление на путь отмены ограничений в правах евреев»; примирительная политика в финляндском вопросе; восстановление украинской печати; восстановление деятельности профсоюзов и органов рабочей печати; пересмотр положений о земском и городском самоуправлении в сторону их либерализации, введение земств на национальных окраинах; разработка законопроекта о кооперативах; восстановление мирового суда в тех уездах, где его действие было приостановлено и некоторые др. Особо либералами был поднят вопрос о необходимости введения волостного земства в ряде областей, не охваченных реформой. Но двумя основными моментами, объединившими политические партии и группы в составе блока, были: в области внутренней политики - требование создания министерства общественного доверия (требование прогрессистов об «ответственном перед Думой и страной министерстве» не прошло) и в области внешней политики - верность союзническим обязательствам России. Играя на патриотических чувствах, парламентская оппозиция заявляла, что только власть, следующая такой программе может обеспечить России победу в войне.

Противниками Прогрессивного блока выступили лишь думские фракция правых и часть фракции националистов, а также группы правых и правого центра в Государственном Совете. Правые предупреждали «блокистов», что бороться за власть во время тяжелейшей для страны войны ‒ преступление; что невозможно в условиях военного времени обсуждать какие-либо реформы, несвязанные с нуждами фронта, поскольку это неминуемо приведет к краху шаткого политического единства, достигнутого в 1914 году; что недопустимо выказывать недоверие к власти и сеять в воюющем народе сомнения в ее компетенции; что безумно призывать тратить огромные финансовые средства на либеральные реформы, когда денег катастрофически не хватает на дело государственной обороны; что стремление вырвать у власти радикальные преобразования в период военных неудач грозит стране необратимыми последствиями. «Внутренняя междоусобица, забастовки, баррикады и прочие прелести, и несомненный результат всего этого - принятие самых позорных условий мира, сдача России торжествующему врагу (...), бесплодные жертвы - потоки крови, миллионы убитых и раненых людей...», - таков непременный результат борьбы за власть в военное время, предупреждал деятелей Прогрессивного блока правый депутат В.Н.Снежков, призывавший оппозиционеров опомниться и отложить все свои притязания до конца войны, поскольку «политические идеалы должны поблекнуть по сравнению с другим идеалом - независимой и целой великой Российской Империей».

Об этом же в конце августа 1915 года говорилось и в письме председателя Совета объединенного дворянства и члена правой группы Государственного Совета А.П.Струкова, который, обращаясь к председателю правительства И.Л.Горемыкину, предупреждал, что «произносимые и передаваемые прессой во все концы страны левые речи (...) являются предвестниками новых смут с целью изменения государственного строя России». Выражая уверенность, что только «незыблемость основ существующего порядка в соединении с твердой властью в центре и на местах, врученной Государем лучшим, преданным Ему и осведомленным людям из обширного русского общества» может оградить страну от внутренней смуты, Струков просил Горемыкина донести это мнение до Императора.

Марков Николай Евгеньевич

Правые решительно выступили против программы и деятельности Прогрессивного блока, прозванного ими с подачи Н.Е.Маркова «желтым», так как ни «кроваво-красные» (левые), ни «черные» (правые) в него не вошли, а вошли туда «все промежуточные цвета между черным и красным», от смешения которых получился желтый. Программа либеральной оппозиции, по выражению Н.Е.Маркова, была ни чем иным как «осадой власти». «Программа Прогрессивного блока, - отмечал единомышленник Маркова в Государственном совете, М.Я.Говорухо-Отрок, - все та же прекрасная незнакомка, которая уже появлялась десять лет тому назад в 1905 и 1906 гг.». Идея «ответственного министерства» или «министерства общественного доверия», категорически отрицалась правыми, считавшими что такое министерство, ответственное перед Думой, а точнее перед ее оппозиционными шестью фракциями, будет ущемлять прерогативы Самодержца, поскольку передаст их случайному большинству Думы. Не без оснований правые также полагали, что натиск с целью добиться ответственного министерства происходил не без помощи стран-союзниц, жаждавших переноса своих политических традиций на русскую почву.

Что же касается существующего правительства, то правые пытались убедить Думу, что дело вовсе не во власти, так как во Франции - демократическая республика, в Англии - полный парламентаризм, то же самое в Бельгии, а результаты те же, что и в России. В Германии же правительство неответственное, а назначенное кайзером, и, тем не менее, немцы оказались готовыми к войне лучше всех. Самым весомым был аргумент, постоянно звучавший в речах монархистов: именно русские войска, вторгшиеся в Восточную Пруссию, спасли в начале войны Францию и Англию от полного разгрома, что делает честь именно русскому правительству, а не ответственным министерствам стран-союзниц. «Если винить в недостатках боевого снаряжения политический строй, то окажется, что для победы над врагом никуда не годен ни конституционный, ни республиканский, ни наш русский строй, а нужно выдумать какой-то особенный, доселе несуществующий в политической природе», - резюмировал Н.Е.Марков. Для победы над врагом, неоднократно заявляли защитники самодержавия, нужны дружные усилия, множество снарядов и сильная государственная власть, а не политическая шумиха, расшатывающая авторитет правительства и неуместные реформы. Защищая существующую власть и преимущества самодержавия с его принципом единоначалия, особенно необходимого в военное время, лидер правых Марков просвещал членов блока, ссылаясь на пример древних римлян, которые были «не глупее представителей шести думских фракций» и упраздняли на время войн свою республику, назначая диктаторов.

Как позже вспоминал примкнувший к Прогрессивному блоку представитель внепартийного объединения Государственного совета В.И.Гурко, правые крылья как Думы, так и Совета «едва ли не с места заподозрили блок в революционных устремлениях, не без основания опасаясь, что при объединении элементов оппозиционных с теми, которые в общем считали, что существующий государственный строй отвечает положению страны (т.е. такими, как сам Гурко и некоторые другие умеренно-либеральные политические деятели - А.И.), верх и руководящее влияние в создавшемся таким путем союзе возьмут левые, обладающие большими политическими навыками и большей трудоспособностью». «Опасения эти, - вынужден был признать Гурко, - до известной степени оправдались».

Но тогда многим членам Прогрессивного блока казалось, что наступил самый подходящий момент для шантажа испытывающей серьезные затруднения власти. Предостережения правых не были услышаны, так как для либерального лагеря цель (либерализация и демократизация России, при непосредственном руководстве им этим процессом) оправдывала средства. Идеалы политические оказались сильнее государственных, хотя, вполне возможно, что либералы были искренне убеждены в обратном. Начинался «штурм власти», приведший страну к революции 1917 года...

Подготовил Андрей Иванов, доктор исторических наук

Первая мировая война, орнамент

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".
Подписывайте на телеграмм-канал Русская народная линия
РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

1. Очень интересная и полезная информация!

Спасибо большое, многое прояснилось, наконец, для меня.
Так вот «где собака порылась» - в органах высшей власти появилось техническое большинство либерастов, искренне желавших демократий и либерализации всего и вся. В 1991м как оне "постарались", известно.
Но это во время войны!! Так что несложно сделать вывод, что вовсе не свобод и демократий хотели эти прогрессисты...
Они же, стало быть, и развалили, и деорганизовали армию, а не только агитаторы всех мастей. Отсюда и похабный брестский мир, и трамплин для большевиков
Александр А.Б. / 07.09.2023, 16:06
Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов»; Meta

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Мирон Федоров; (Oxxxymiron); активистка Ирина Сторожева; правозащитник Алена Попова; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне; Артемий Троицкий; Артур Смолянинов; Сергей Кирсанов; Анатолий Фурсов; Сергей Ухов; Александр Шелест; ООО "ТЕНЕС"; Гырдымова Елизавета (певица Монеточка); Осечкин Владимир Валерьевич (Гулагу.нет); Устимов Антон Михайлович; Яганов Ибрагим Хасанбиевич; Харченко Вадим Михайлович; Беседина Дарья Станиславовна; Проект «T9 NSK»; Илья Прусикин (Little Big); Дарья Серенко (фемактивистка); Фидель Агумава; Эрдни Омбадыков (официальный представитель Далай-ламы XIV в России); Рафис Кашапов; ООО "Философия ненасилия"; Фонд развития цифровых прав; Блогер Николай Соболев; Ведущий Александр Макашенц; Писатель Елена Прокашева; Екатерина Дудко; Политолог Павел Мезерин; Рамазанова Земфира Талгатовна (певица Земфира); Гудков Дмитрий Геннадьевич; Галлямов Аббас Радикович; Намазбаева Татьяна Валерьевна; Асланян Сергей Степанович; Шпилькин Сергей Александрович; Казанцева Александра Николаевна; Ривина Анна Валерьевна

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/uploaded/files/reestr-inostrannyih-agentov-10022023.pdf

Андрей Иванов
Первая Пасха Первой мировой войны
Как отмечали Светлое Христово Воскресение в 1915 году
17.04.2023
«Это был очень искренний человек»
Вместе с тем, история В.М.Пуришкевича — назидательный рассказ о том, как незаурядный, одарённый человек в силу личных амбиций невольно стал одним из могильщиков того дела, которому служил
24.01.2020
Все статьи Андрей Иванов
100 лет с начала Первой мировой войны
«Мы должны делать все возможное для благого преображения мира»
Делегация Русской Церкви приняла участие в церемонии поминовения русских военнопленных, погибших в Словении в годы Первой мировой войны
04.08.2021
Россия и Германия: соратники, союзники – враги?!
II. К 107-й годовщине начала Мировой войны*
02.08.2021
Россия и Германия: соратники, союзники – враги?!
I. К 107-й годовщине начала Мировой войны[1]
31.07.2021
Главком Николай II, или Цена победы
Об истинных потерях Русской Императорской Армии в Первую мировую войну. Часть 3
27.07.2021
Все статьи темы
Последние комментарии
Искать поддержки надо у православных и традиционалистов
Новый комментарий от учитель
12.04.2024 01:28
Гумпомощь бойцам СВО – на помойке
Новый комментарий от Человек
11.04.2024 19:30
Крокус Сити: уроки и выводы
Новый комментарий от Советский недобиток
11.04.2024 17:45
Не исповедник, но мученик?
Новый комментарий от Советский недобиток
11.04.2024 17:31