itemscope itemtype="http://schema.org/Article">

Так побеждал «Смерш»

О том, как добывался «Момент истины» в организации, которая всем нам сейчас жизненно необходима

Великая Отечественная война (1941-1945) 
3 Потомок подданных Императора Николая II  Туляк  Русский Сталинист 
2167
Время на чтение 99 минут
Фото: Символ «СМЕРШа». Коллаж

Очень много сейчас пишется про «СМЕРШ», снимается фильмов. Ну, очень нравится нашему творческому бомонду эта грозная аббревиатура, вот и снимают всякую белиберду, а для того, чтобы собрать больше денег в прокате, добавляют таинственное слово «СМЕРШ». К примеру: «Снайпер. Офицер «СМЕРШ»»[1], ««СМЕРШ» – дорога огня»[2], и т.д. При этом совершенно не вникая и не разбираясь в задачах, структуре и работе этой спецслужбы, созданной в годы Великой Отечественной войны. Да, «СМЕРШ» переиграл спецслужбы Третьего рейха и его сателлитов, обеспечил на своём направлении победу советских войск над немецкими нацистами и японскими милитаристами.

Но никто не задумывается над тем, как именно добывалась эта победа. Какой ценой, какими средствами и в каких условиях.

Наверное, многие слышали латинскую поговорку: «Предупреждён — значит вооружён» (Praemonitus praemunitus – Авторы). Смысл предельно прост: бдительность никогда не бывает напрасной.

Своевременная добыча информации о предстоящих действиях противостоящей стороны – это залог успеха.

«СМЕРШ» победил абвер и другие спецслужбы фашистской Германии, которые были укомплектованы профессионалами очень высокого класса, а в ходе Второй мировой войны проводили операции, описанные в учебниках по разведке.

К примеру, при оккупации Польши в 1939 г. успех блицкрига - результат действий агентурной сети фашистской Германии. После захвата Варшавы сотрудниками абвера были обнаружены списки агентуры, которые поляки не уничтожили, в результате чего было арестовано свыше 400 чел., сотрудничавших с польской разведкой.

В ночь с 8 на 9 апреля 1940 г., при вторжении вермахта в Данию, диверсионно-штурмовое подразделение абвера захватило приграничный вокзал Тинглев. Небольшие группы диверсантов, просочившиеся через германско-датскую границу, перерезали магистрали и заняли мосты, включая стратегический мост около Падборга. Известно, что к выполнению задачи привлекались диверсанты «Бранденбург‑800» (нем. Lehr-Regiment Brandenburg z.b.V. 800; воинское формирование специального назначения в составе вермахта, функционировавшее в годы Второй мировой войны и предназначенное для проведения разведывательно-диверсионных операций в тылу противника и административно-организационного обеспечения агентурной работы абвера – Авторы).

При захвате Бельгии «бранденбуржцы» не допустили подрыва 18 стратегических объектов из 24-х, скрытно приближались к намеченным объектам, заставая противника врасплох. Так, 10 мая 1940 г. с участием диверсантов «Бранденбург-800» был захвачен бельгийский форт Эбен-Эмаль и мосты через реку Шельду.

Во Франции внезапная атака диверсантов на нефтепромыслы Пешельбронна не дала возможности французским сапёрам совершить их подрыв.

В Норвегии они провели истребительный рейд против остатков норвежской армии. В апреле 1941 г. «бранденбуржцы» первыми вошли в Афины. Успех им сопутствовал и в Югославии.

В 1941 г. действия абвера способствовали успеху вермахта в начале войны против СССР. Разведывательно-диверсионные подразделения абвера приняли в ней активное участие. В первый день войны сводная рота 1-го батальона «Бранденбург», усиленная ротой батальона «Нахтигаль» из украинских националистов, захватила город Перемышль (ныне Пшемысль на территории Польши – Авторы), форсировала реку Сан и заняла плацдарм у Валавы. 24 июня 1941 г. ночной воздушный десант «бранденбуржцев», высаженный со сверхмалой высоты в районе населённых пунктов Лида и Первомайский, захватил и удерживал в течение двух суток железнодорожный мост на магистрали Лида–Молодечно. 25 июня 35 диверсантов «Бранденбург-800», переодетых в красноармейскую форму, были сброшены на парашютах близ станции Богданово (Белоруссия), захватили и удерживали до подхода немецких войск два моста на реке Березина.

Наиболее известна успешная операция абвера и его полка «Брандербург-800» по взятию Майкопа и участию в захвате нефтяных месторождений летом 1942 г. Спецназовцы абвера численностью 62 чел. под командованием лейтенанта фон Фёлькерзам (по документам – майор госбезопасности Трухин), говорившие по-русски и переодетые в форму НКВД, прибыли 2 августа 1942 г. в Майкоп на трофейных грузовиках ЗИС, подорвали городской узел связи, заняли телеграфную станцию и нарушили полностью связь. При этом сеяли панику, распространяли дезинформацию о том, что Майкоп окружён, гарнизон отрезан, и следует оставлять позиции и уходить в тыл. Часть группы отправилась на буровые и нефтехранилища в целях не допустить их уничтожения. Мост через реку Белую был захвачен переодетыми в советскую форму диверсантами, которые удерживали его до подхода основных сил немецких войск. Своими действиями группа Фёлькерзама обеспечила захват города Майкоп практически без боя, при этом трофеями нацистов стали значительные материальные ценности, в т.ч. некоторые предприятия, в также большое количество важных документов, вооружения и боеприпасов. Вместе с тем, диверсантам не удалось выполнить главную задачу операции — предотвратить уничтожение нефтепромыслов и нефтехранилищ.

В августе 1942 г. группы дальней разведки из состава 15-й (лёгкой) роты полка «Бранденбург-800» под командованием лейтенанта Тромсдорфа совершили в 300 км за линией фронта подрыв в 14 местах стратегической железнодорожной магистрали Ленинград — Мурманск. По возвращении с операции командующий 20-й армией генерал Дитль вручил каждому из 45 диверсантов Железный крест со словами «моим немецким партизанам»[3].

В условиях, когда Красная Армия стала наносить ощутимые удары армии фашистской Германии, стала меняться и нацеленность спецслужб Третьего рейха. Понимая, что блицкриг провалился и поставленные задачи не выполнены, вспомнили о «пятой колонне». В гитлеровской ставке в то время бытовал афоризм: «Россию можно победить только Россией». Имелись в виду уязвимые точки Советского государства – многонациональность, некоторое количество «обиженных» на Советскую власть. Вспомнили опыт работы против России японской разведки в годы Русско-японской войны, немецкой и австро-венгерской разведки в Первую мировую войну. Да и ресурс для этого имелся у гитлеровской Германии соответствующий: белая эмиграция, неразоружившиеся враги народа из троцкистов, уголовники, пленные военнослужащие Красной Армии, содержащиеся в немецких лагерях, жители оккупированных территорий, националисты Западной Украины, Западной Белоруссии и Прибалтики. К началу 1943 г. агентов для заброски в советский тыл готовили уже около 200 немецких разведшкол.

Назрела необходимость реформирования спецслужб СССР, чтобы качественно выполнять свои задачи в условиях войны. 14 апреля 1943 г. «в связи с изменившейся внешней обстановкой» из Наркомата внутренних дел СССР был выделен Наркомат государственной безопасности.

19 апреля 1943 г. постановлением Государственного комитета обороны СССР был образован «СМЕРШ» – сокращение от «Смерть шпионам!» – легендарная советская военная контрразведка в годы Великой Отечественной войны.

Уже в конце весны 1943 г. зафронтовой разведке ГУКР «СМЕРШ» НКО СССР удалось установить развертывание крупных танковых сил противника на северном и южном фасах Курского плацдарма, тем самым, наряду с 1-м (внешняя разведка) и 4-м (зафронтовая разведка) Управлениями НКГБ, вскрыть замысел немецкой наступательной операции «Цитадель». В одном только мае-июне 1943 г. использовалось 10 радиостанций перевербованных агентов для дезинформации о позициях Красной Армии в районе Курской дуги[4].

В советской литературе боевую работу «СМЕРШа» великолепно описал Владимир Богомолов в своём романе «В августе 44-го» («Момент истины»):

«"Лейтенант", лежа на боку со связанными за спиной руками, инстинктивно старался отползти, отталкиваясь судорожными движениями ног; разрезанные брюки и трусы при этом сползли до колен, обнажив белые мускулистые ляжки.

- Я не убивал!!! - в сильнейшем страхе кричал он. - Клянусь - не убивал! Это не я!!!

В это мгновение Таманцев с бешеным криком: «Он убил Ваську!» подскочил к "лейтенанту" и трижды выстрелил в него, точнее над самой его головой. В следующую секунду он сунул ствол нагана под ноздри «лейтенанту» и рассчитанным движением раскровенил ему верхнюю губу, преследуя при этом двойную цель: чтобы тот, оглушенный, вдохнул в себя пороховую гарь и ощутил кровь…

- Не ты?! А кто?! Кто же его убил?! Может, ты еще скажешь, что вообще в нас не стрелял?! - яростно орал Таманцев, прикидывая и определяя, что лежащий перед ним уже доведен до потребного состояния и надо брать быка за рога. - Ты еще смеешь врать?! Ты еще смеешь обманывать Советскую власть?! Может, ты и позывные уже забыл?!..

- Если хочешь жить - позывные вашего передатчика?! - указывая револьвером на рацию, вынутую из вещмешка, властно потребовал Таманцев и снова уткнул ствол нагана в изуродованное ужасом лицо «лейтенанта». - Позывные твоего передатчика?! Быстро!!!

- Я... Я скажу!!! Все скажу!.. - рыдающим голосом торопливо повторял «лейтенант». - Эс-Тэ-И... Эс-Тэ-И...

- Как Эс-Тэ-И?!.. А Ка-А-О?!

- Ка-А-О было до... четверга... А теперь Эс-Тэ-И!..

- Сколько вас?! - чуть отводя револьвер, но не меняя зверского выражения лица, мгновенно продолжал Таманцев. - Сколько вас приехало сюда, в лес?! Быстро!!!

- Трое...

- Кто старший?!

- Вот... – «Лейтенант» взглядом указал на труп Мищенко.

- Его кличка?! Для радиограмм! Быстро!!!

- Кравцов...

Это было необыкновенное, испытанное за войну всего лишь несколькими чистильщиками пронзительное ощущение – «момент истины» по делу, взятому на контроль Ставкой. Он чувствовал, что «лейтенант» не врёт, и знал цену полученным от него сведениям»[5].

Знакомые с детства, почти каждому из нашего поколения, рождённого в Союзе в 60-70-е годы прошлого года, яркие, пронзительные строки культового советского романа, написанного в далёком уже 1973-м. Тогда ещё в помине не было возрастных цензов («12+», «16+»), и автор Валерий хорошо помнит, что взахлёб, за пару ночей, в одиннадцатилетнем возрасте, прочёл эту, дерзкую по своей откровенности, необыкновенно притягательную книгу, описывающую боевую работу «чистильщиков» (жаргонно-сленговое слово, обозначающее розыскников военной контрразведки – Авторы) государственной военной организации с грозным как выстрел названием – «СМЕРШ» (впрочем, несмотря на известность в народе, само имя организации, благодаря бдительным «рецензентам», осталось за рамками книги, и на её страницах не произносится ни разу). Автор Сергей прочёл «Момент истины» в 13-летнем возрасте («Моментом истины» называют момент получения от захваченного агента сведений, способствующих поимке всей разыскиваемой группы и полной реализации дела; более расширительно - получение информации, способствующей установлению истины – Авторы).

Прошли десятилетия. Не стало той огромной, стабильной страны, покой и безопасность которой успешно обеспечивали ладные парни-розыскники Алёхин, Блинов и «чистильщик-волкодав» Таманцев по прозвищу «Скорохват». Россия проводит специальную военную операцию на территории сопредельной Украины, над которой властвуют восставшие из пепла упыри-нацисты. В нынешнем, 2022-м году, редко кто из наших патриотически настроенных сограждан не произнёс с болью, тревогой, верой и надеждой: «Нужен СМЕРШ».

Особенно, когда правоохранители ежедневно задерживают на освобождённой территории наводчиков противника, когда по непонятным российской общественности причинам уличённого в шпионаже директора Запорожской АЭС неожиданно выпускают на… территорию, контролируемую ВСУ. Когда укронацисты устраивают кровавую провокацию в Буче и обвиняют в ней Россию, а в Херсоне «жовто-блакитные» каратели расстреливают 39 пророссийских активистов, а ещё 74 чел. вывозят в неизвестном направлении[6]. Когда озверевшие от безнаказанности негодяи расстреливают 11 безоружных российских пленных[7]. Когда боевые беспилотники противника успешно преодолев нашу ПВО, поражают – пусть даже и своими обломками, падающими с неба! – наш личный состав и технику на аэродромах в сотнях километрах от линии боевого соприкосновения. Когда город Алёшки Херсонской области страдает не только от вражеских обстрелов, но и от местных банд уголовников, которые, переодеваясь в форму российских военных, кошмарят местное население[8]. Когда опупевшие от такой же безнаказанности российские барыги (живое воплощение мамонопоклонничества - «Бери от жизни всё! Здесь и сейчас!») в разы накручивают цены на обмундирование, средства первой помощи и «снарягу» мобилизованным. А чего им бояться-то? Государства? Так оно стыдливо отворачивается в сторону и делает вид, что ничего особенного не происходит. Лишь Генеральный прокурор России Игорь Краснов констатирует ущерб государству в 2022 г. в результате вскрытых коррупционных преступлений на 37,6 млрд рублей (за последние два года – на сумму свыше 100 млрд рублей)[9]. «По материалам, собранным следователями, привлечено к уголовной ответственности 60 должностных лиц, совершивших коррупционные преступления в оборонно-промышленном комплексе, и 250 — в сфере госконтрактов и госзакупок, в том числе 27 при реализации государственного оборонного заказа», - отмечает председатель Следственного комитета России Александр Бастрыкин[10].

«Смерть шпионам!» Да, каждый из нас вкладывает в это грозное имя своё представление об этой уникальной спецслужбе. «СМЕРШ» яркой звездой вспыхнул на небосклоне в 1943-м, за три года функционирования снискал славу самой эффективной контрразведки Второй мировой войны – и ушёл в небытие, растворившись в мифах и легендах. Мы питаемся этими легендами как живительной влагой, связывая с грядущим возвращением «СМЕРШа» надежду на неподкупность, надёжность, высокий профессионализм его сотрудников, непримиримость к врагам народа, веру в справедливость и обеспечение неотвратимости возмездия для врагов России.

По мнению доктора юридических наук А.Г. Шаваева: « «СМЕРШ» не появился из ниоткуда, он стоял в полном смысле слова на плечах своих предшественников, впитав в себя всё самое положительное из опыта российской и советской контрразведки, представляя собой сгусток концентрированной, направленной энергии мастерства, профессионализма, мужества, полной самоотдачи, отсутствия лишних бюрократических пут и ограничений, немыслимых для военного времени, где промедление — смерть не только одного оперативника, но тысяч солдат и офицеров. До «СМЕРШа» надо было дорасти не только военным контрразведчикам, а прежде всего военно-политическому руководству страны…»[11].

Всё это верно, несмотря на то, что троцкисты-хрущёвцы-горбачёвцы-ельцинисты, впоследствии развалившие сверхдержаву, постарались не только физически уничтожить руководящее звено «СМЕРШа» во главе с Виктором Семёновичем Абакумовым, слишком много знавших «компромата» на негодяев, но и вытравить из народной памяти, либо очернить воспоминания о наиболее эффективных защитниках страны на незримом фронте, сделать «смершевцев» в массовом сознании нашего народа бездушными костоломами и палачами, лихими опричниками тоталитарного режима. Достаточно посмотреть «творения» либерального российского кинематографа последних тридцати лет с его «Сволочами» и «Штрафбатом». Или «прогрессивные» СМИ типа «Новой газеты» с их статьями: «Над страной пронесся СМЕРШ. Его последствия — десятки тысяч невинно расстрелянных, сотни тысяч репрессированных…»[12], в которых «СМЕРШ» глубокомысленно сравнивают с СС и гестапо. Но это – либералы, от них трудно ждать чего-то иного, кроме рассуждений: «Прошедшие войну, знающие не понаслышке об организации, взявшей себе жуткое имя СМЕРШ, непосредственно сталкивавшиеся с жестокостью и маниакальной подозрительностью её представителей, — запомнили пережитые беды и обиды на всю жизнь. От солдата до маршала — все боялись и ненавидели это детище Сталина»[13]. Да, с этим мы встречались ещё на страницах «Момента истины» В. Богомолова: «… для них законы не писаны, что хотят, то и делают. И все молчат - побаиваются… Как ни странно, беззлобная реакция Алёхина на его колкие высказывания и простоватая мягкая покладистость настораживали помощника коменданта. В его представлении особист без какого-либо заднего умысла не мог быть так приветлив и доброжелателен»[14].

А как же было на самом деле? И отчего вдруг новая спецслужба появилась в самый разгар войны?

Как пишет в книге «Армейские чекисты» (сс.3-4) ветеран «СМЕРШа» генерал-майор Н.Т. Середин: «Центральное место в системе германских секретных служб занимал так называемый абвер – Управление иностранной разведки и контрразведки верховного командования вооружённых сил фашистской Германии. Во главе абвера стоял… убеждённый нацист адмирал Канарис, начавший карьеру разведчика ещё во время первой мировой войны. Руководство всей разведывательной, диверсионной и контрразведывательной деятельностью на советско-германском фронте осуществлял специальный орган абвера – «штаб Валли». Подчинённые ему органы военной разведки – абверкоманды и абвергруппы – имелись при всех крупных штабах фашистского вермахта. В дивизиях и воинских частях функционировали офицеры абвера. Вскоре после начала войны ведомство палача Гиммлера – главное управление имперской безопасности сформировало специальный разведывательно-диверсионный орган под названием «Цеппелин», который должен был вести активную подрывную деятельность в глубоком тылу нашей страны… Стремясь парализовать активную деятельность антифашистского подполья и советской разведки в тылу гитлеровских войск, подавить широко развернувшееся партизанское движение, руководители секретных служб гитлеровской Германии создали на временно оккупированной советской территории разветвлённую сеть своих контрразведывательных и карательных органов. В частности, против советских патриотов в тылу врага действовали подразделения абвера и резидентуры созданного при «штабе Валли» контрразведывательного органа «зондерштаб России», отделы войсковой разведки (1Ц) и группы фронтового гестапо – тайной полевой полиции (ГФП), особые команды полиции безопасности и СД, отряды полевой жандармерии и другие. По своим масштабам и ожесточённости подрывная деятельность секретных служб фашистской Германии в годы минувшей войны не имеет равных в истории. Достаточно отметить, что против нашей страны абвер сосредоточил свыше 130 разведывательных, диверсионных и контрразведывательных органов и создал более 60 специальных школ по подготовке агентуры»[15].

Как мы уже отмечали, проблем с людскими ресурсами для этих органов и школ, к сожалению, не имелось. Как утверждает ветеран «СМЕРШа» А.М. Нестеров («Армейские чекисты», сс. 58-59), на допросе задержанный им агент германской разведки Лобачевский показал: «… как только началась война, белоэмигранты из числа наиболее ярых противников большевистского режима стали поднимать вопрос о создании «русской национальной армии» для участия в войне против СССР. Однако руководители абвера и других фашистских секретных служб, в руках которых фактически находились РОВС, НТСНП и РФС («Российский общевоинский союз», «Национально-трудовой союз нового поколения» и «Российский фашистский союз» - Авторы), решили иначе. Они сочли более выгодным для себя привлечь членов этих антисоветских организаций к борьбе против СССР и его Вооружённых Сил в качестве шпионов и диверсантов, в которых гитлеровцы, безусловно, очень нуждались. В конце августа 1941 года, выполняя задание абвера, руководители антисоветских организаций в Варшаве развернули среди белоэмигрантов активную вербовочную работу»[16]. А ещё были националисты, троцкисты, прочие враги народа, наконец, просто трусы и приспособленцы. По утверждению генерал-полковника Александра Безверхнего, возглавлявшего в начале 2000-х годов Департамент военной контрразведки ФСБ России: «После краха молниеносной войны в период с ноября 1942 года до конца 1943 года… немцы создали невиданную сеть разведывательных школ, которые выпускали за год до 10 тысяч агентов, диверсантов и террористов»[17]. С января 1944 по май 1945 гг. немецкая военная машина, несмотря на нанесенные поражения, не потеряла способности к ведению активных боевых действий. Именно в 1944 г. по линии германских спецслужб создается специальный военный орган "Ваффен СС Ягдфербанд" во главе с террористом и диверсантом Отто Скорцени для проведения диверсионно-террористической деятельности в тылу советских войск. Отпочковавшийся в 1943 г. от «Бранденбург-800» полк «Курфюрст» был одной из центральных диверсионно-разведывательных школ абвера и управлялся отделом Абвер-II, после реорганизации абвера летом 1944 г. был подчинён диверсионному отделу управления военной разведки РСХА[18].

Как известно, до 1943 г. органы военной контрразведки, называвшиеся особыми отделами, входили в структуру Управления особых отделов НКВД (УОО), однако в апреле 1943 г. И.В. Сталин принял решение переподчинить военных контрразведчиков Народному комиссариату обороны СССР. Это решение принималось исходя из соображений более эффективного управления военными контрразведчиками. Сталинградская битва, как и некоторые другие сражения и операции 1942 – начала 1943 гг. показали, что работа военной контрразведки в составе чрезмерно громоздкого, разросшегося НКВД недостаточно эффективна, а в условиях войны советское руководство не могло позволить себе ошибок. Как раз, к 1943 г. гитлеровская Германия, постепенно начавшая терпеть поражение за поражением, активизировала работу своей военной разведки. Диверсионные группы, шпионы, подрывники противника доставляли немало проблем сражающейся Красной армии, поэтому и было принято решение включить военную контрразведку в структуру общего военного командования. Тем более, что пост Народного комиссара обороны занимал тогда лично И.В. Сталин. В круг обязанностей органов «СМЕРШ» входила и борьба с преступностью и шпионажем на освобожденных территориях страны, а не только в прифронтовой полосе[19].

Звучное название (аббревиатура от лозунга «Смерть шпионам!») новому подразделению дал сам Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин[20].

19 апреля 1943 г. секретным постановлением СНК СССР № 415—138сс на базе Управления особых отделов (УОО) НКВД СССР были созданы Главное управление контрразведки «СМЕРШ» Народного комиссариата обороны СССР с начальником комиссаром госбезопасности 2 ранга В.С. Абакумовым, Управление контрразведки «СМЕРШ» Народного комиссариата Военно-Морского флота СССР с начальником комиссаром госбезопасности 3 ранга П.А. Гладковым. 15 мая 1943 г., в соответствии с упомянутым постановлением СНК, для агентурно-оперативного обслуживания пограничных и внутренних войск, милиции и других вооружённых формирований Наркомата внутренних дел, приказом НКВД СССР № 00856 был создан Отдел контрразведки (ОКР) «СМЕРШ» НКВД СССР, начальник — комиссар госбезопасности 3 ранга С.П. Юхимович. Эти три структуры являлись независимыми контрразведывательными подразделениями и подчинялись только руководству данных ведомств. Главное управление контрразведки «СМЕРШ» в НКО подчинялось напрямую наркому обороны Сталину, управление контрразведки «СМЕРШ» НК ВМФ подчинялось наркому флота Кузнецову, отдел контрразведки «СМЕРШ» в Наркомате внутренних дел подчинялся непосредственно наркому Берии.

Сотрудникам всех трёх ведомств «СМЕРШ» надлежало носить форму одежды и знаки различия воинских частей и соединений, ими обслуживаемых.

Контрразведку ВМФ возглавил Петр Гладков – тоже выходец из рабочей семьи, поступивший на службу в ОГПУ в 1934 г. и довольно быстро дослужившийся сначала до заместителя наркома внутренних дел Белорусской ССР, а затем и наркома внутренних дел Литовской ССР. На должность начальника Управления контрразведки Наркомата военно-морского флота СССР Гладкова поставили с должности начальника 9-го отдела Управления особых отделов, а до этого Гладков руководил Особым отделом Карельского фронта.

Семен Юхимович, возглавивший Отдел «СМЕРШ» НКВД СССР, был старейшим среди своих коллег – начальников «СМЕРШей» сотрудником органов госбезопасности – он начал служить в ВЧК еще в 1920 г., в двадцатилетнем возрасте, причем в военную контрразведку пришел практически сразу после начала службы[21].

Следует заметить, что В.С. Абакумов в системе Наркомата обороны стал одним из заместителей И.В. Сталина, возглавлявшего тогда НКО СССР. Об Абакумове стоит рассказать поподробнее.

Абакумов – организатор побед «СМЕРШа».

Вот как выведен он в романе В.О. Богомолова: «еще сравнительно молодой генерал-полковник, любимец Верховного, выдвинутый по его инициативе на этот высокий ответственный пост. Дюжий, светловолосый, с открытым, чуть простоватым, очень русским лицом, он стоял прямо перед Сталиным и смело смотрел ему в глаза»[22] (на самом деле, Виктор Семёнович Абакумов сохранил специальное звание комиссара государственной безопасности 2 ранга и лишь 9 июля 1945 г. получил воинское звание генерал-полковника – Авторы).

По мнению генерала армии Героя Советского Союза П.И. Ивашутина, возглавлявшего Управление контрразведки «СМЕРШ» 3 Украинского фронта, после войны дослужившегося до заместителя председателя КГБ СССР и четверть века возглавлявшего ГРУ Генштаба ВС СССР: «Принижать заслуги Абакумова в успешной работе ГУКР «СМЕРШ» несерьезно, думаю, что это не позволит себе ни один контрразведчик военного времени. Практические результаты деятельности «СМЕРШ» оказались выше, чем у НКГБ, что и стало причиной выдвижения Абакумова (имеется в виду послевоенное назначение В.С. Абакумова Министром государственной безопасности СССР – Авторы)»[23]. По мнению генерал-полковника А. Безверхнего: «Армейские контрразведчики его уважали, отмечали у него такие качества, как компетентность, смелость в принятии решений, высокая требовательность к себе и подчиненным. Он учил работников быть объективными и не принимать скоропалительных решений, руководствуясь лишь «революционной бдительностью». Абакумов обладал личным мужеством»[24].

Виктор Семенович Абакумов зарекомендовал себя как эффективного организатора и управленца в органах госбезопасности. Для руководителя такого ранга Абакумов был достаточно молодым человеком – он родился в 1908 г., службу в органах ОГПУ—НКВД начал в 1932 г. и сделал головокружительную карьеру, за шесть лет поднявшись со стажёра экономического отдела полномочного представителя ОГПУ по Московской области до начальника УНКВД по Ростовской области. Военную контрразведку Абакумов возглавил в 1941 г., получив назначение на должность заместителя Народного комиссара внутренних дел СССР и начальника Управления Особых отделов НКВД СССР. Следует отметить, что успехи Абакумова на этой должности оказались действительно впечатляющими. Органы военной контрразведки работали наиболее эффективно среди всех спецслужб страны[25].

«Надо полагать, что Абакумов… сделал свою карьеру с помощью здоровых кулаков и садистских наклонностей, которые по указанию Ежова, а затем Берии с успехом применял против ни в чём не повинных людей…», — уверенно утверждал первый начальник В.С. Абакумова в экономическом отделе ОГПУ Михаил Шрейдер, впрочем сам, как троцкист, репрессированный в конце 30-х годов прошлого века[26].

Но так ли это?

Биограф Абакумова рассказывает, ссылаясь на конкретного свидетеля: «По свидетельству чекиста А. Ведерникова, Абакумов даже пальцем подследственных не трогал: “Бывало, допрашиваешь какого-нибудь вредителя, а он врёт, изворачивается, сочиняет всякие небылицы. Вот слушаешь, потом не вытерпишь и закатишь ему оплеуху, чтобы сказки не рассказывал. Бывало в моей практике и такое, чего греха таить. Молодой был, горячий. А вот Абакумов, тот нет, пальцем подследственного не трогал, даже голоса на допросах не повышал. Помню, один деятель из троцкистов так прямо измывался над ним. Развалится на стуле, как у тёщи на блинах, и дерзит, угрожает даже. Мы говорим, «что ты, Виктор Семёнович, терпишь, дай разок этому хаму, чтобы гонор поубавил». Он на нас глянул так, словно на врагов народа»[27].

Историк «СМЕРШа» Александр Бондаренко отмечает: «Серго Лаврентьевич Берия, сын Лаврентия Павловича, так объясняет причину симпатии своего отца к Абакумову: «Когда отца назначили наркомом внутренних дел СССР, Виктор Семёнович работал в управлении НКВД по Ростовской области. В поле зрения отца он попал в период, когда началась массовая реабилитация людей, арестованных при Ягоде и Ежове. Были созданы в краях и областях специальные группы по реабилитации, куда входили вместе с сотрудниками прокуратуры и работники НКВД. В одну из таких групп включили тогда и Абакумова. Именно там он и выдвинулся. При его непосредственном участии было освобождено до 60 процентов заключённых, арестованных в Ростовской области. Потом пошла гулять версия, что Абакумов “освобождал заключённых огульно”, зарабатывая на этом авторитет. Так это или нет, судить не могу, но доброе дело он сделал. Лучше уж карьеру делать на освобождении невинных людей, чем на арестах, как это делали до него его же коллеги…»[28].

В бытность его в Сталинграде 1942 г., утверждает А. Бондаренко, когда начальник УОО НКВД В.С. Абакумов «находился в одном из корпусов, возник вопрос, в чьих руках находится близлежащая станция: командир корпуса намеревался её атаковать, но Абакумов видел, что над ней кружатся немецкие самолёты, а значит, наоборот, следовало ждать в том направлении атаки гитлеровцев. Комиссар госбезопасности решил самостоятельно прояснить обстановку — и отправился к станции на своей машине. При этом он сказал командиру корпуса, что если там находятся немцы, то он вступит с ними в бой, и в этом случае приказывает открыть по его машине артиллерийский огонь — попадать в плен ему было нельзя. По счастью, станция была занята нашими войсками. Однако командир корпуса получил прекрасный урок того, как нужно организовывать разведку и что следует знать абсолютно всё происходящее на вверенном ему участке»[29].

Сотрудник 10-го отдела ГУКР «СМЕРШ» НКО, занимавшаяся оперативной установкой (т.е. легендированным, зашифрованным сбором оперативно значимой информации о лицах и объектах, представляющих оперативный интерес, проводимым штатными негласными сотрудниками – Авторы), Анна Кузьминична Зиберова вспоминала, как в 1943 г. в центре Москвы брали немецкого радиста:

«Сделано всё было молниеносно, так что прохожие не успели даже сообразить, что произошло. Абакумов и Збраилов (начальник 10-го отдела ГУКР «СМЕРШ» НКО – Авторы) стояли на углу у Архитектурного института, Абакумов направился вслед за машиной — на Лубянку, а Збраилов подошёл к нам, похвалил за чёткую работу. Старший группы “наружки” поинтересовался у Збраилова, кто стоял с ним рядом. Когда услышал, что Абакумов, растерялся, что не узнал его, и сказал, что тот всё время интересовался, как идут дела, а он послал его на три буквы. “Что теперь мне будет?” — загоревал он. Збраилов засмеялся и ответил, что ничего не будет, так как Абакумов и сам нервничал. Абакумов и Збраилов часто присутствовали при задержании особо опасных преступников»[30].

Старший лейтенант Зинаида Павловна Алексеева, бывшая во время войны секретарём Виктора Семёновича, говорила о нём так: «Он людей любил, о своих сотрудниках заботился, уважал их, какие бы должности они ни занимали. Он порядочный, человечный человек был!»[31]

Со слов ветерана «СМЕРШа» полковника Николая Васильевича Левшина, в тот тяжелейший для страны период армейские чекисты не имели четкого представления о сущности полномасштабной работы в условиях внезапного нападения и постоянных откатов нашей армии в восточном направлении. Агентура подбиралась второпях, недостаточно изучалась, слабо отрабатывались легенды и способы связи при выполнении заданий. Забрасываемые во вражеский тыл наши негласные источники часто проваливались из-за поверхностных инструктажей. Их «кололи» гестаповцы на противоречиях и слабо отработанных легендах прикрытия. А с другой стороны вражескую агентуру из числа советских военнопленных огульно считали предателями, хотя у некоторых фиксировались признаки явно умышленных действий в заигрывании с вражеской разведкой с целью таким образом выбраться из плена. Увлекались через военные трибуналы расстрелами «предателей», среди которых были граждане, способные на подвиги. Их нужно было выявить и, перевербовав, отправить снова к немцам с определенными контрразведывательными заданиями. Думающие и принципиальные оперативники доказывали начальству, что надо смелее использовать подобных граждан ради достижения контрразведывательных результатов. Такой «чеховский» подход к предателям существовал практически до образования «СМЕРШа». Его руководитель комиссар ГБ 2 ранга Виктор Семенович Абакумов переломил эту закостенелую антигосударственную и порочную для контрразведки практику. Он предложил Верховному Главнокомандующему И.В. Сталину стратегию перевербовки отдельных агентов противника из числа советских военнопленных. В.С. Абакумов пошел даже дальше — предложил награждать конкретных соотечественников из числа подобной агентуры за их положительные результаты. Сталин снова согласился с трактовкой Виктора Семеновича «воспитательной работы» среди такого контингента бывших советских военнослужащих, попавших в плен в силу опредёленных обстоятельств[32].

Позднее, уже в 50-е годы, концепция В.С. Абакумова была закреплена в советском уголовном законодательстве следующим образом: «Освобождается от уголовной ответственности гражданин СССР, завербованный иностранной разведкой для проведения враждебной деятельности против СССР, если он во исполнение преступного задания никаких действий не совершил и добровольно заявил органам власти о своей связи с иностранной разведкой» (ст. 64 УК РСФСР – Авторы)[33]. Сохранилось это положение и в современном российском УК: «Лицо, совершившее преступления, предусмотренные статьей 275, а также статьями 276 и 278 настоящего Кодекса (шпионаж и насильственный захват либо насильственное удержание власти – Авторы), освобождается от уголовной ответственности, если оно добровольным и своевременным сообщением органам власти или иным образом способствовало предотвращению дальнейшего ущерба интересам Российской Федерации и если в его действиях не содержится иного состава преступления»[34].

Безусловно, в этом был один из «секретов» побед «СМЕРШа». Благодаря данному обстоятельству, в 1943-1945 гг. в радиоиграх ГУКР «СМЕРШ» участвовало 157 перешедших на нашу сторону – будучи совершенно спокойными за своё будущее! – связных абвера[35].

На «СМЕРШ» в интересах разведки возлагалась обязанность информировать РУ Генштаба о причинах провала агентов разведорганов Красной Армии, перевербованных противником, о методах работы разведки противника по вербовке агентуры, её подготовке, документации, организации радиосвязи и способах заброски, а РУ Генштаба все получаемые данные об агентуре противника, подготовляемой для заброски в Красную Армию, было обязано немедленно сообщать органам «СМЕРШ». Такое взаимодействие было исключительно продуктивно[36].

Мало кому известно, что родной брат Виктора Семеновича — Иаков Абакумов был протодиаконом, который во время молебна в Елоховском соборе молился за «первоверховного вождя Иосифа». Это случилось 4 ноября 1941 г., в день праздника Казанской иконы Богоматери. Храм был переполнен. По словам очевидца: «Такое я услышал впервые! Обладатель низкого звучного баритона отец Иаков Абакумов начал: «Богохранимой стране Российской, властем и воинству ея…и первоверховному Вождю…» И вдруг десятками сотен голосов грянули молящиеся, заглушив отца Иакова: «Многая лета!!!»[37].

В 1951 г. В.С. Абакумов в результате интриг бездарного, недалёкого карьериста Г. Маленкова был отстранён от руководства МГБ СССР и арестован, а 19 декабря 1954 г. по приговору Военной коллегии Верховного Суда СССР как «участник банды Берии» – сразу после оглашения приговора, будучи лишённым права на его обжалование! – был расстрелян, при этом ни в чём виновным он себя не признал. В постсоветское время смертный приговор ему был заменён на 25-летний срок заключения, словно бы, расстрелянного человека можно воскресить и отправить отбывать наказание.

По мнению многих историков, обвинения Абакумову выглядят надуманными. По всей видимости, его реабилитация неизбежна. Легендарный советский разведчик, сам пострадавший в правление Н.С. Хрущёва, Павел Судоплатов в своей книге «Спецоперации» пишет: «…Он продолжал полностью отрицать предъявлявшиеся ему обвинения даже под пытками, «признания» от него так и не добились …он вёл себя как настоящий мужчина с сильной волей… Он боролся за жизнь, категорически отрицая «заговор врачей». Благодаря его твёрдости и мужеству в марте и апреле 1953 года стало возможным быстро освободить всех арестованных, замешанных в так называемом заговоре, поскольку именно Абакумову вменялось в вину, что он был их руководителем»[38].

Задачи и структура «СМЕРШ». Команда Абакумова.

Новой советской спецслужбе вменялись в обязанности:

а) борьба со шпионской, диверсионной, террористической и иной подрывной деятельностью иностранных разведок в частях и учреждениях Красной Армии;

б) борьба с антисоветскими элементами, проникшими в части и учреждения Красной Армии;

в) принятие необходимых агентурно-оперативных и иных (через командование) мер к созданию на фронтах условий, исключающих возможность безнаказанного прохода агентуры противника через линию фронта с тем, чтобы сделать линию фронта непроницаемой для шпионских и антисоветских элементов;

г) борьба с предательством и изменой Родине в частях и учреждениях Красной Армии (переход на сторону противника, укрывательство шпионов и вообще содействие работе последних);

д) борьба с дезертирством и членовредительством на фронтах;

е) проверка военнослужащих и других лиц, бывших в плену и окружении противника;

ж) выполнение специальных заданий народного комиссара обороны.

Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин кроме этого предоставил право:

а) вести агентурно-осведомительную работу;

б) производить в установленном законом порядке выемки, обыски и аресты военнослужащих Красной Армии, а также связанных с ними лиц из гражданского населения, подозреваемых в преступной деятельности;

в) проводить следствие по делам арестованных с последующей передачей дел по согласованию с органами прокуратуры на рассмотрение соответствующих судебных органов или Особого совещания при Народном комиссариате внутренних дел СССР;

г) применять различные специальные мероприятия, направленные на выявление преступной деятельности агентуры иностранных разведок и антисоветских элементов;

д) вызывать без предварительного согласования с командованием в случаях оперативной необходимости и для допросов рядовой и командно-начальствующий состав Красной Армии[39].

Штат главка был утвержден в составе 646 чел., включая начальника, четырех заместителей начальника, 16 помощников с аппаратом из 69 оперативных сотрудников. Заместителями В.С. Абакумова стали комиссар ГБ 3-го ранга Селивановский Николай Николаевич (о нём мы писали ранее – Авторы)[40], комиссар ГБ 3-го ранга Мешик Павел Яковлевич, генерал-лейтенант Бабич Исай Яковлевич, полковник ГБ Врадий Иван Иванович (он же возглавлял отдел кадров). Помощниками, каждый из которых курировал одно из фронтовых управлений, стали: полковник ГБ, затем генерал-майор Авсеевич Александр Александрович, полковник ГБ, затем генерал-майор Болотин Григорий Самойлович, генерал-майор Рогов Вячеслав Павлович, генерал-майор, потом генерал-лейтенант Тимофеев Пётр Петрович, генерал-майор, полковник ГБ, потом генерал-майор Прохоренко Константин Павлович, полковник ГБ, потом генерал-майор Москаленко Иван Иванович, полковник ГБ, потом генерал-майор Мисюрев Александр Петрович, полковник ГБ, потом генерал-майор Кожевников Сергей Фёдорович, полковник, потом генерал-майор Ширманов Виктор Тимофеевич. 1-й отдел — агентурно-оперативная работа в центральном аппарате Наркомата обороны – возглавлял полковник ГБ, затем генерал-майор Горгонов Иван Иванович. 2-й отдел — работа среди военнопленных, проверка военнослужащих Красной Армии, бывших в плену — подполковник ГБ Карташев Сергей Николаевич. 3-й отдел — борьба с агентурой, забрасываемой в тыл Красной Армии — полковник ГБ Утехин Георгий Валентинович. 4-й отдел — работа на стороне противника для выявления агентов, забрасываемых в части Красной Армии— полковник ГБ Тимофеев Петр Петрович. 5-й отдел — руководство работой органов «СМЕРШ» в военных округах — полковник ГБ Зеничев Дмитрий Семёнович. 6-й отдел — следственный — подполковник ГБ Леонов Александр Георгиевич. 7-й отдел — оперативный учёт и статистика, проверка военной номенклатуры ЦК ВКП(б), НКО, НК ВМФ, шифрработников, допуск к совершенно секретной и секретной работе, проверка работников, командируемых за границу — возглавлял полковник Сидоров А.Е. 8-й отдел — оперативной техники — подполковник ГБ Шариков Михаил Петрович. 9-й отдел — обыски, аресты, наружное наблюдение — подполковник ГБ Кочетков Александр Евстафьевич. 10-й отдел — отдел «С» — специальных заданий — майор ГБ Збраилов Александр Михайлович. 11-й отдел — шифровальный — полковник ГБ Чертов Иван Александрович. Политотдел — полковник Сиденьков Никифор Матвеевич. Отдел кадров — полковник ГБ Врадий Иван Иванович. Административно-финансово-хозяйственный отдел — подполковник ГБ Половнев Сергей Андреевич. Секретариат — полковник Чернов Иван Александрович[41].

В состав «СМЕРШа» входили управления контрразведки «СМЕРШ» фронтов, отделы «СМЕРШ» армий, корпусов, дивизий, бригад, военных округов. Штат управления «СМЕРШ» фронта колебался от 112 до 130 чел., «СМЕРШ» армии — 57 чел., «СМЕРШ» дивизии — 21 чел[42]. В распоряжении «Смерша» находились строевые части – взводы, роты и батальоны, выполнявшие функции охраны и конвоирования, военного обеспечения оперативной деятельности фронтовых управлений, армейских, корпусных, дивизионных, бригадных отделов. Также в состав управлений и отделов входили подразделения, занимающиеся обеспечением шифровальной связи[43].

«Нельзя не отметить стабильность кадров в руководящих звеньях органов «СМЕРШ», что являлось положительным явлением. Так, все без исключения руководители Управлений контрразведки фронтов находились на своих должностях с момента назначения и до окончания войны: генералы Осетров (1 Украинский фронт), Королев (2 Украинский фронт), Ивашутин (3 Украинский фронт), Ковальчук (4 Украинский фронт), Вадис (1 Белорусский фронт). Едунов (2 Белорусский фронт), Зеленин (3 Белорусский фронт), Ханников (1 Прибалтийский фронт), Железников (2 Прибалтийский фронт), Белкин (3 Прибалтийский фронт), Быстров (Ленинградский фронт), Мельников (Волховский, затем Карельский фронты). Стабильным был и состав начальников ОКР армейского звена. Новые руководители назначались, как правило, только после гибели в бою их предшественников», - отмечает А. Безверхний[44].

Все эти люди составили команду Абакумова.

Надо заметить, что в годы правления Н.С. Хрущёва многие из них за самоотверженную работу в «СМЕРШе» заплатили изгнанием из системы, при этом «как дискредитировавшие себя за время работы в органах госбезопасности» лишились наград и званий, а некоторые, как П.Я. Мешик, – расстались и с жизнью. Долгое время говорить об успехах советской военной контрразведки в годы Великой Отечественной войны было… не принято. «Заговор молчания» был прерван уже с уходом «дорогого Никиты Сергеевича», 7 апреля 1965 г., когда газета «Известия» опубликовала статью генерал-лейтенанта Н.И. Железникова, возглавлявшего УКР «СМЕРШ» 2 Прибалтийского фронта, «Поединок с фашистской разведкой»: «Трудно переоценить работу органов госбезопасности по дезинформации противника в годы Великой Отечественной войны. Сотни фашистских агентов, захваченных органами госбезопасности, работали под их контролем и сообщали немецкой разведке ложные сведения» («Армейские чекисты», с.242).

Зафронтовая разведка.

Немецкий военный разведчик «номер два», заместитель начальника абвера генерал-лейтенант Ганс Пиккенброк в своих показаниях после войны писал: «Россия – самая тяжелая страна для внедрения агентов вражеской разведки… После вторжения германских войск на территорию СССР мы приступили к подбору агентов из числа советских военнопленных. Но было трудно распознать, имели ли они действительно желание работать в качестве агентов или намеревались таким путем вернуться в ряды Красной Армии… Многие агенты после переброски в тыл советских войск никаких донесений нам не присылали»[45].

В годы отступления, считает ветеран «СМЕРШа» Н.В. Левшин, мы больше занимались разведывательной, чем контрразведывательной деятельностью, в основном в интересах армейского командования, которое, конечно, ждало такого рода информации. Ну а если и занимались агентурным проникновением, то ограничивались переброской в тыл противника агентуры и оперативных групп в целях разведки переднего края врага или прифронтовой полосы. Практиковались вылазки для совершения отдельных диверсионных актов: подрывов железнодорожных составов, мостов, рельсового полотна, выведение со стоя стрелок, арсеналов с оружием и боеприпасами.

«— Что же подсказала война? Какие уроки она преподала?..

— Она заставила… мыслить, сообразуясь с обстановкой. Война учила оперативников тому, чему не учили агентуристов в различных школах и курсах в предвоенное время. Возникла необходимость проведения контрразведывательной[Н1] работы по ту сторону фронта — на территории, занятой противником. К сожалению, такого опыта у нас до войны тоже не было, что отрицательно сказывалось на состоянии упреждающих ударов по врагу…»[46].

«Накопленный особыми отделами в 1941-1942 гг. опыт дал возможность органам «СМЕРШ» перейти от обороны к срыву операций германских спецслужб и разложению их механизма изнутри. «СМЕРШ» сделал ставку на проникновение квалифицированных советских разведчиков в аппарат абвера и его школы. В результате военные контрразведчики получили возможность заблаговременно выявлять его планы и действовать на опережение», - утверждает генерал Александр Безверхний[47].

Только за 10 месяцев после образования «СМЕРШа» — с апреля 1943 по февраль 1944 гг. — военными контрразведчиками в германские разведывательные органы и школы было внедрено 75 агентов, около 40 из них, успешно выполнив поставленные задачи, возвратились к своим кураторам — офицерам «СМЕРШа». За этот период зафронтовая агентура представила сведения на более 350 официальных сотрудников абвера, и около одной тысячи выявила шпионов и диверсантов, которых готовили для переброски в расположение частей и в тыл Красной армии. Результат явился ошеломляющий: 176 разведчиков противника было арестовано сотрудниками «СМЕРШа», 85 агентов немецких спецслужб явились с повинной, 5 завербованных кадровых сотрудников немецкой разведки остались работать в своих разведывательных подразделениях по заданию советской военной контрразведки[48].

Так, в результате самоотверженной работы Петра Ивановича Прядко в тылу врага советская контрразведка получила подробные установочные данные на 101 вражеского агента, причём на 33 ему удалось добыть фотографии. Кроме того, Прядко (для абвера – агент «Гальченко») собрал характеризующие данные на 24 официальных сотрудников абвергруппы-102, сообщил подробные сведения о формах и методах её работы, способах изготовления документов прикрытия для агентуры, а также ряд других ценных разведывательных данных о противнике. На основе информации, добытой зафронтовым агентом Прядко, после освобождения от оккупантов Полтавы управлением контрразведки «СМЕРШ» 2 Украинского фронта было арестовано семь агентов и один содержатель конспиративной квартиры абвергруппы-102, которые были оставлены немцами в советском тылу для проведения шпионской работы. Об успешном выполнении Прядко задания военной контрразведки во вражеском разведывательном органе начальник ГУКР «СМЕРШ» НКО В.С. Абакумов докладывал лично И.В. Сталину. За проявленное мужество и героизм в тылу противника Пётр Иванович Прядко был награждён орденом Красного Знамени. В руководстве контрразведки «СМЕРШ» не решились дальше использовать «Гальченко» как зафронтового агента – слишком велика была вероятность расшифровки. Войну Петр Иванович Прядко закончил в армейской части, дослужился до заместителя командира полка, был награждён ещё несколькими медалями. В июне 1996 г. приказом директора ФСБ России 82-летнему ветерану Петру Ивановичу Прядко было присвоено звание «Почётный сотрудник контрразведки» с вручением нагрудного знака. Зафронтового разведчика, разоблачившего 120 фашистских шпионов и диверсантов, не стало в 2002 г. А незадолго до празднования 9 мая 2020 г. в сквере 1-го Пионерского слета в центре Ростова-на-Дону, был установлен памятник легендарному зафронтовому разведчику Петру Ивановичу Прядко. Надпись к нему гласит: «Прядко Пётр Иванович (1913-2002). Выдающийся зафронтовой разведчик ГУКР НКО «СМЕРШ». Внедрён в немецкую разведку абвер, разоблачил 120 фашистских шпионов и диверсантов»[49].

Разумеется, Прядко был не единственным удачливым зафронтовым разведчиком.

«Пройдя тяжелейшие испытания, сумел проникнуть в разведывательную школу абверовского шпионского центра группы армий «Север» замечательный советский разведчик Мелетий Олегович Малышев. Возвратившись из логова врага, он принёс чекистам сведения на сто пятьдесят семь гласных и негласных сотрудников фашистской разведки. Действовавший в центральной школе абвера близ Кёнигсберга разведчик Николай Степанович Андреев собрал данные на более чем восемьдесят официальных сотрудников школы и агентов, подготовленных к заброске в тыл советских войск, но и сумел склонить к явке с повинной четырёх выпускников разведшколы. Отважная разведчица Надежда Ивановна Александрова, действуя в течение двух лет в стане врага, принесла в армейскую контрразведку важные сведения об абвергруппе-326, о зондерлагере в Вильянди, об отделе 1Ц штаба немецкой 18-й армии, о курсах пропагандистов РОА (т.н. «Русской освободительной армии» - Авторы) много ценных фотодокументов. За успешное выполнение заданий и проявленные при этом мужество и отвагу командование наградило М.О. Малышева, Н.С. Андреева, Н.И. Александрову и других наших разведчиков орденами», - отмечает ветеран «СМЕРШа» генерал-майор Н.Т. Середин в книге «Армейские чекисты» (с. 7).

Как утверждает Александр Безверхний: «… сотрудник УКР «СМЕРШ» 1 Белорусского фронта Матвеев, которому удалось проникнуть в абверовский орган, 4 раза направлялся противником в наш тыл с разведывательными заданиями, за что был награжден Гитлером «Восточной медалью». Другой разведчик М.Д. Каращенко за «успешное» выполнение задание абвера и добытые важные сведения (дезинформация «СМЕРШ») был награжден немцами бронзовой медалью. В свою очередь советским руководством Каращенко был награжден орденом Отечественной войны II степени за успешное выполнение ответственного задания и проявленные при этом мужество и стойкость. Вместе с тем, германская разведка не предприняла за все годы войны ни одного ответного мероприятия по внедрению своей агентуры в органы «СМЕРШ», видимо, считая это несбыточным»[50].

В советское время была очень популярна кинотрилогия: «Путь в Сатурн» - «Сатурн» почти не виден» - «Конец «Сатурна». Сценарии этих фильмов отражают реальные события, связанные с разведывательной деятельностью зафронтового агента «СМЕРШа» Александра Ивановича Козлова. Он был внедрен в абверкоманду-103 и действовал с июля 1943 по апрель 1945 гг. Он настолько искусно играл свою роль «приверженца и адепта нового порядка» и «исполнительного сотрудника», что дослужился до должности начальника учебной части разведцентра и звания капитана вермахта. При этом ему удалось передать информацию на 127 агентов, подготовленных в Катынской разведшколе, и подробно осветить деятельность абверкоманды-103.

В официальной справке о его деятельности в тылу врага чётко сказано на этот счёт: «…с июля 1943 года по апрель 1945 года по заданию органов безопасности находился в немецкой разведшколе, сначала преподавателем, а затем начальником учебной части. Используя свое служебное положение, перевербовал 7 немецких агентов, 6 из которых прибыли по паролю, данному Козловым, в органы госбезопасности. Козловым проводилась также работа по отчислению из школы немецких агентов, которые были наиболее преданы немецкому командованию. Возвратившись в июне 1945 года в Советский Союз, Козлов представил в органы госбезопасности подробный отчет о деятельности разведшколы. В дальнейшем проживал в Ставропольском крае, оказывал помощь органам госбезопасности. Им было опознано 12 немецких агентов»[51].

Внедрялась агентура «СМЕРШа» и в формирования т.н. Русской освободительной армии (РОА) под руководством предателя Родины бывшего генерала РККА Власова в целях их разложения. В результате активной наступательной тактики за указанное время на советскую сторону перешли 1202 чел.

Стали практиковать заброску в немецкий тыл агентурных групп. Как правило, она состояла из 3–6 чел. Возглавлял группу в обязательном порядке опытный военный контрразведчик. В её состав входили проверенная агентура и обязательно радист или радистка.

Перед группой ставились конкретные задачи, сводившиеся к следующему:

сбор сведений о разведывательных органах и специальных школах противника;

внедрение в них нашей агентуры;

захват кадровых сотрудников, их агентуры и нацистских пособников.

«Результаты радовали руководство на Лубянке. Только за январь — октябрь 1943 года в тыл противника было направлено 7 агентурных групп в составе 44 человек. За время нахождения их на вражеской территории ими было привлечено к сотрудничеству с органами советской военной контрразведки 68 человек. Потери во всех группах составили четыре человека», - отмечает историк военной контрразведки А. Бондаренко[52].

Всего же за годы войны к немцам за линию фронта «СМЕРШем» было заброшено свыше 3 тысяч агентов[53].

««СМЕРШ» подчинялся лично Сталину, и в системе НКВД становился, фигурально выражаясь, государством в государстве. Оперсостав «СМЕРШа» обладал тем, чего не было в НКВД, — развитым феноменом боевого интеллекта, умением быстро врастать в обстановку и находить оптимальные решения, знать армейскую психологию и через свою зафронтовую агентуру чувствовать пульс противника. А еще смершевцы обладали умением взламывать любые системы оперативной защиты, поэтому и переиграли противника в лице абвера и РСХА»[54], - утверждает ветеран советской военной контрразведки, написавший множество документальных книг про «СМЕРШ», Анатолий Терещенко.

Радиоигры.

С весны 1943 г. все радиоигры (под термином «радиоигра» понимают использование захваченной рации и радиста для дезинформации противника – Авторы), кроме игр «Монастырь», «Курьеры» и «Березино», оставленных в 4-м Управлении НКГБ СССР, возглавляемым П.А. Судоплатовым, были переданы в ведение Главного управления контрразведки «СМЕРШ» НКО. В новом ведомстве эта работа проводилась 3 отделом под руководством полковника Владимира Яковлевича Барышникова. На протяжении всей войны сценаристами «радиоспектаклей» были опытные оперативные сотрудники Д.П. Тарасов, Г.Ф. Григоренко, И.П. Лебедев и другие. Цель радиоигр была одна – парализовать работу разведподразделений противника, прежде всего абвера и «Цеппелина». Продвижение стратегической дезинформации в немецкие разведцентры сотрудники 3-го отдела проводили в тесном контакте с руководством Генштаба РККА в лице А.М. Василевского, А.И. Антонова, С.М. Штеменко, начальника Главного разведывательного управления (ГРУ) Красной Армии. В это время были мастерски проведены операции в эфире под кодовыми названиями: «Лесники», «Загадка», «Борисов», «Контролеры», «Опыт», «Находка», «Тайник», «Дуэт», «Патриоты», «Фисгармония», «Подрывники», «Туман», «Десант», «Тростники», «Арийцы», «Разгром», «Двина», «Янус», «Узел», «Развод», «Бурса», «Явка», «Танкист» и многие другие. Дезинформация, передаваемая гитлеровцам, способствовала успеху Курской битвы, Белорусской, Ясско-Кишиневской, Висло-Одерской и других операций.

Интересна была по замыслу и продуктивна по результатам радиоигра «Опыт», начатая в мае 1943 г. Сеансы радиосвязи велись от имени трёх агентов немецкой разведки через портативную коротковолновую радиостанцию. Абверовские агенты, заброшенные в район Курской дуги, имели задание – выяснить, действительно ли советское командование серьезно готовится к оборонительным боям, что дезинформацией через возможности «СМЕРШ» доходило до руководства вермахта. Поэтому главной целью «Опыта» было подтверждение правильности переданных по другим каналам связи о стремлении частей Центрального фронта встать в оборону. Через каждые 2-3 дня по указанию Генерального штаба Красной Армии передавались радиограммы, содержащие выгодную для советской стороны информацию. В ней указывалось, что в сторону фронта двигаются бдительно охраняемые эшелоны с накатником для блиндажей, бронеколпаками, эскарпами, колючей проволокой и другими строительными материалами, необходимые для обороны. В местностях ближнего тыла местные граждане роют противотанковые рвы и окопы и строят доты. Что же касается сосредоточения конкретных войск и боевой техники, то в передаваемых материалах об этом говорилось скупо. Вся эта информация была «перекачана» противнику по заданию Генштаба в течение двадцати дней. Основная задача радиоигры была выполнена, а потом решили сбавить активность и подождать, как противник отнесется к полученной «важной информации». В итоге радиоигра проводилась до конца 1944-го. Противник регулярно выбрасывал с парашютом новых агентов «в помощь действующим», пополнял деньги, документы, запасы продуктов, питание для радиостанции.

Блестяще проведенная сотрудниками «СМЕРШа» радиоигра под кодовым названием «Арийцы» сорвала подготовку в Калмыкии восстания местного населения. О степени дезинформированности противника говорит тот факт, что самолеты люфтваффе с немецкими диверсантами и организаторами восстания сели в калмыцкие степи после того, как местные коллаборационисты по приказу Сталина были депортированы.

Кстати, ветеран «СМЕРШа» подполковник В.А. Бойкиня отмечает: «В ходе изучения текста командировочного предписания Щетникова (задержанного 28 июля 1943 г. агента немецкой разведки – Авторы) мы обратили внимание на слова: «Доставить Букина в Особый отдел». Ведь уже три месяца, как после реорганизации наши органы называются отделами контрразведки «СМЕРШ». Выходит, фашистская разведка до сих пор этого не знает. Иначе бы она не поставила своего агента на грань провала» («Армейские чекисты», с.258).

Будни «СМЕРШа»

В фильме «Сволочи» (Россия, Фонд Ролана Быкова, Продюсерская кинотелевизионная компания «Ритм», 2005 г.) рассказывается о якобы существовавшей в нашем глубоком тылу спецшколе НКВД по подготовке диверсантов-смертников из числа малолетних преступников-сирот.

Достоверно известно, что советские органы госбезопасности никогда не забрасывали в тыл противника диверсионных или иных групп из подростков. Гитлеровские же спецслужбы широко использовали против наших частей разведчиков-подростков из числа воспитанников детских домов, которых не успели эвакуировать. Эти «агенты» готовились в Криворожской и Лисичанской разведшколах. Так, в сентябре 1943 г. органами «СМЕРШ», совместно с территориальными органами НКВД и НКГБ, были задержаны 28 агентов-диверсантов германской военной разведки в возрасте от 14 до 16 лет, переброшенных на сторону частей Красной Армии на самолетах. 10 диверсантов были сброшены в район Гжатска, Ржева, Сычевки, еще 10 — десантированы на территории Воронежской и Курской областей, остальные 8 — в районе Москвы и Тулы. Как показали задержанные, они имели задание совершать диверсионные акты на линиях железных дорог, идущих к фронту, путем вывода из строя паровозов. Для этого они были снабжены взрывчатым веществом специального состава, внешне похожим на куски каменного угля. Эту взрывчатку они должны были подбрасывать в угольные штабеля, расположенные у железнодорожных станций.

Как же поступили с этими подростками? Просто. По личному указанию И.В. Сталина, которому было доложено об инциденте, направили для обучения в ремесленные училища. Овладевать рабочими специальностями под руководством опытных мастеров.

Вот какая оценка деятельности нашей, в том числе и военной контрразведки, была дана на допросе 28 мая 1945 года военнопленным, бывшим начальником отдела «Абвер-3» генерал-лейтенантом Бентивеньи: «…Исходя из опыта войны, мы считали советскую контрразведку чрезвычайно сильным и опасным противником. По данным… абвера, почти каждый заброшенный в тыл Красной армии немецкий агент не избежал контроля советских органов, и в основной своей массе немецкая агентура была русскими арестована, а если и возвращалась, то, как правило, была снабжена дезинформационными материалами»[55].

Именно «СМЕРШ» встал на пути советских солдат, жаждущих мщения, разъясняя, что Красная Армия вошла на территорию врага не ради мести, а для свержения фашистского режима. Нарушения жёстко пресекали вплоть до предания суду военного трибунала по «расстрельной» статье. Можно сказать, что благодаря контрразведке «СМЕРШ», восточные районы Германии не подверглись полномасштабному мародёрскому ограблению, не было случаев массового кровопролития[56] .

Охота за большими секретами Третьего рейха.

13 октября 1944 г. в ещё удерживаемую гитлеровцами Ригу проникла оперативная группа УКР «Смерш» 2 Прибалтийского фронта в составе 5 сотрудников под командованием капитана Поспелова. Опергруппа имела задачу захватить архив и картотеки немецкой разведки и контрразведки в Риге, которую гитлеровской командование собиралось эвакуировать при отступлении. «Смершевцы» ликвидировали сотрудников абвера и смогли продержаться до вступления в город передовых частей Красной Армии. Задача по захвату хранилища с документами была ими успешно выполнена[57].

Незадолго до начала Берлинской наступательной операции в рамках «СМЕРШ» были сформированы специальные оперативные группы – в соответствии с числом районов Берлина. Их целью был розыск и арест руководителей немецкого правительства, а также поиск хранилищ ценностей и документов, имеющих оперативное значение. В мае‑июне 1945 г. сотрудники «СМЕРШ» обнаружили в Берлине часть архивов РСХА – в частности, материалы с данными о внешней политике Третьего рейха и сведения об иностранной агентуре. Благодаря действиям «СМЕРШ» во время Берлинской операции удалось захватить в плен видных деятелей нацистского режима и карательных ведомств, многим из которых впоследствии были предъявлены обвинения в совершении преступлений против человечества[58].

Именно «СМЕРШ» охранял ценнейшие документы, улики и драгоценности, найденные в подвалах Рейхсканцелярии. Единственным трофеем, который сотрудники оставили себе, стали пищевые витамины из личных запасов Гитлера[59].

Именно сотрудниками «СМЕРШа» был доподлинно установлен факт смерти Гитлера, самоубийства Геббельса.

Как охотились за секретами Третьего рейха «смершевцы», входившие в состав группы генерала Трусова, мы ранее писали[60]:

15 мая 1945 г., по воспоминаниям Г.К. Жукова, в кабинете И.В. Сталина состоялось совещание, на котором Верховный сказал: «В то время, как мы всех солдат и офицеров немецкой армии разоружили и направили в лагеря для военнопленных, англичане сохраняют немецкие войска в полной боевой готовности и устанавливают с ними сотрудничество. До сих пор штабы немецких войск во главе с их бывшими командующими пользуются полной свободой и по указанию Монтгомери собирают и приводят в порядок оружие и боевую технику своих войск. Я думаю… англичане стремятся сохранить немецкие войска, чтобы использовать позже. А это прямое нарушение договоренности между главами правительств о немедленном роспуске немецких войск... Надо ускорить отправку нашей делегации в Контрольную Комиссию, которая должна решительно потребовать от союзников ареста всех членов правительства Дёница, немецких генералов и офицеров».

Вернувшись в Берлин, маршал Жуков вызвал начальника разведки 1‑го Белорусского фронта генерал-майора Николая Трусова и сообщившему о назначении главой советской делегации приказал в течение суток собрать группу из наиболее подготовленных разведчиков и во главе неё убыть во Фленсбург. Фронтовых разведчиков усилили сотрудниками военной контрразведки «СМЕРШ». Всего в группе было 25 чел. на двенадцати автомашинах.

17 мая 1945 г. группа пересекла Кильский канал и приступила к работе в английской зоне оккупации. Быстро установили: в частях бывшей группы армий «Норд» – около 200 000 чел., с ними проводится боевая подготовка. На рейде стоят при полном боевом оснащении десятки немецких военных кораблей.

Генерал Трусов потребовал от англичан немедленно ликвидировать незаконное нацистское правительство и генеральный штаб, арестовать их руководителей, как военных преступников, разоружить и интернировать все вооружённые группировки Вермахта, СС и Кригсмарине. Англичане возражали: у них нет для этого сил, данные меры могут привести к мятежу эсэсовцев и моряков, поэтому на данном этапе правительство Дёница… необходимо, чтобы держать ситуацию под контролем.

Когда дипломатические аргументы были исчерпаны, Трусов очень доброжелательно сообщил руководителю американской делегации генералу Форду: «Не опасайтесь. Если вы своими силами не сможете подавить немецкий бунт, то наши танки сделают это быстро. Они заправлены, укомплектованы экипажами и готовы выполнить поставленную задачу…».

«Смершевцу» Василию Ивановичу Горбушину, входившему в состав группы Трусова, удалось выяснить: все немецкие документы разведывательного характера о нашей армии англичане успели вывезти из Фленсбурга в бельгийский город Динст. Генерал Трусов немедленно потребовал от англичан передачи этих важнейших документов советской стороне.

При аресте Дёница, несмотря на то, что англичане и американцы были во Фленсбурге «хозяевами», Василию Горбушину удалось завладеть личным портфелем гросс-адмирала, в котором оказались важные документы, в т.ч. подлинники завещания Гитлера. По настоянию руководителя советской делегации был проведён допрос Дёница.

В целом, операция была проведена успешно, хотя по невнимательности англичан адмирал Фридебург, уже после ареста, отравился цианистым калием. Василий Горбушин в интервью Владимиру Карпову указал: «Вскоре после этого англичане информировали генерала Трусова, что в городе Люнебург, примерно при таких же обстоятельствах, покончил жизнь самоубийством рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер. В связи с этим было решено совместить мою поездку в Динст с заездом в Люнебург. Рано утром 24 мая я и подполковник Ивлев в сопровождении майора английской армии выехали из Фленсбурга… мы увидели лежащего на полу Гиммлера — самую кровавую, зловещую личность рейха, рейхсфюрера СС, начальника политической полиции, министра внутренних дел».

Горбушин попросил англичан сделать снимки трупа Гиммлера и письменно изложить обстоятельства его смерти. Те просьбу выполнили и передали две фотоплёнки, письменное объяснение и одну из трёх ампул цианистого калия, обнаруженных в одежде Гиммлера.

Прибыли в лагерь военных преступников в Динст. «Коменданта лагеря заранее предупредили о цели нашего приезда, и он сразу же велел принести немецкие, как он выразился, «документы о русских». Нам доставили три больших ящика с бумагами. Документы, составленные на русском и немецком языках, содержали материалы разведывательной деятельности различных ведомств и служб гитлеровского рейха…», – рассказал писателю В. Карпову генерал-майор в отставке В.И. Горбушин.

Трусов отметил: «Во Фленсбурге нам удалось добыть также немецкие карты морского штаба с минной обстановкой по всей акватории Балтийского моря, эти карты значительно облегчили нашим морякам разминирование Балтийского моря и спасли от гибели многих людей и суда многих государств».

В это время в Германии продолжали свою работу разведывательные группы «СМЕРШ», ГРУ КА и РУ Генштаба, 1-го и 4-го Управлений НКГБ СССР, занимавшиеся сбором и вывозом в Союз архивных документов третьего рейха, поиском и задержанием нацистских преступников, поиском для доставки в СССР немецких учёных и инженеров-конструкторов, работавших над атомным проектом, в оружейной, ракетной отрасли. Таких, как Браун, Шмайссер. Вёлся поиск сотрудников немецких спецслужб для их фильтрации, перевербовки и использования в своих оперативных комбинациях. Чётко, без суеты и конкуренции, в своих зонах ответственности. Результаты, достигнутые ими, превзошли все ожидания.

Итак, мы видим результат действий группы в составе немногим более двадцати человек, включающей как разведчиков Красной Армии, так и контрразведчиков «СМЕРШ»:

1. Если акт о безоговорочной капитуляции гитлеровских вооруженных сил фиксировал прекращение боевых действий на суше, на море и в воздухе, то ликвидация нацистского правительства ставила последнюю точку: третий рейх как государство перестал существовать и де-факто, и де-юре.

2. Осуществлён арест видных нацистских преступников, ставших фигурантами будущего Нюрнбергского процесса.

3. Проведён допрос главы нацистского правительства Дёница с установлением многих интересующих военно-политическое руководство СССР фактов.

4. Добыты уникальные материалы из архива немецкого генштаба, немецких разведывательных служб и из личного портфеля Дёница, положенные в основу вещественных доказательств обвинения нацистов на Нюрнбергском процессе, будущих операций советских спецслужб и исследований историков.

5. Исключена вероятность объединённого германо-англо-американского нападения.

6. Установлен и за документирован факт гибели одного из важнейших нацистских преступников – Гиммлера.

7. Обеспечены военные и экономические интересы СССР в разделе морского флота Германией.

8. Обеспечена безопасность судоходства по Балтийскому морю.

Безопасность Большой Тройки.

Об обеспечении безопасности Тегеранской конференции 1943 г. большинство наших сограждан знают из фильма «Тегеран-43» и недавно рассекреченных материалов об успешной деятельности советской внешней разведки. Что же касается контрразведчиков «СМЕРШа», успешно действовавших в Тегеране, российский читатель практически ничего не слышал. И, разумеется, не знает, что перед этой заграничной командировкой с сотрудником УКР «СМЕРШ» Брянского фронта подполковником Николаем Кравченко, подобранным для этой ответственной миссии В.С. Абакумовым, встречался в Кремле лично И.В. Сталин. Тем не менее, по итогам командировки подполковнику Николаю Григорьевичу Кравченко, за особые заслуги по разоблачению немецкой агентуры, вынашивающей планы физического уничтожения Большой тройки (руководителей союзных держав — Сталина, Рузвельта и Черчилля), приказом И.В. Сталина, минуя звание полковника, было присвоено сразу воинское звание генерал-майора. Кроме того, он был награждён орденом Красного Знамени. Подробности, за что офицер был поощрён, засекречены до сих пор. Сталин, как известно, не разбрасывался ни воинскими званиями, ни правительственными наградами.

В годы хрущёвской «слякоти» генерал Н.Г. Кравченко был уволен со службы по обвинению в участии в сталинских репрессиях. Вся его вина заключалась в том, что в «высокой» должности стажёра в 1937 г. он вёл протокол допроса одного из тех, кто при Н.С. Хрущёве был поспешно реабилитирован.

Известно, что только за два года нахождения в должности председателя КГБ лучший друг Хрущёва по Украине, Иван Серов уволил из органов госбезопасности 16 000 чел. Практику И. Серова продолжил его преемник, А. Шелепин. К обреченным на увольнение подводилась статья, «как не внушающих политического доверия, злостных нарушителей социалистической законности, морально неустойчивых, а также малограмотных и отсталых работников». Многие из них были в прошлом представителями «СМЕРШа». Абакумовцами[61].

Но… народ не забыл «смершевца» Кравченко. Уже в наши дни в Калининграде, где проживал опальный генерал после отставки, была принята:

«РЕЗОЛЮЦИЯ

митинга в честь 100-летия генерала Н.Г Кравченко

12 декабря 2012 года гор. Калининград

Участники митинга принимают единодушное решение увековечить память о легендарном военном контрразведчике генерал-майоре Кравченко.

Учитывая его боевые заслуги, в первую очередь его успешную деятельность по обеспечению безопасности участников Тегеранской конференции 1943 года, за которую он был отмечен присвоением внеочередного воинского звания, а также многолетнюю трудовую деятельность по патриотическому воспитанию населения в Калининграде, предлагается осуществить следующие первоочередные мероприятия:

1. Ходатайствовать перед руководством Калининграда о присвоении имени генерала Кравченко одной из новых улиц города.

2. Решить вопрос об установке памятной доски на доме № 38–40 по ул. Чайковского, где Кравченко проживал с 1960 по 1977 год.

3. По согласованию с Советом ветеранов педагогического труда Центрального района г. Калининграда (А.В. Гуртиньш) подготовить в одной из школ памятный уголок о генерале Кравченко. В перспективе, возможно, по договоренности с комитетом по образованию и директором присвоить этой школе имя Кравченко.

4. Оборудовать стенд о генерале Кравченко на факультете Калининградского пограничного института ФСБ России.

5. Изготовить плакат о боевой и трудовой биографии Кравченко и разместить его в школах Центрального района Калининграда.

6. В установленном порядке организовать публикацию материалов о Кравченко в СМИ накануне юбилеев и памятных дат органов ВКР»[62].

Пресечение покушения на жизнь И.В. Сталина.

Советским контрразведчикам удалось предотвратить покушение на самого вождя. Летом 1944 г., когда уже было ясно, что Германия эту войну проиграет, последней надеждой Гитлера оставалась смерть советского главнокомандующего: он считал, что именно убийство Сталина может кардинальным образом изменить ход событий на фронте. Для выполнения этой миссии в Советский Союзе были направлены двое агентов: рецидивист Петр Таврин (настоящая фамилия Шило), добровольно сдавшийся немцам еще в начале войны, и его жена – радистка Лидия Шилова (настоящая фамилия Адамчик). Операция по уничтожению Сталина получила название «Цеппелин» по имени организации, в которой Таврин проходил спецподготовку и которой был направлен в наш тыл. Ему было выдано поддельное удостоверение майора военной контрразведки «СМЕРШ» и Звезда Героя Советского Союза. Лидию немцы снабдили документами младшего лейтенанта «СМЕРШ». 5 сентября 1944 г. пара пересекла линию фронта. «Арадо-232», на котором они летели, был необычным самолетом: он был снабжен 12 парами гусениц, что позволяло приземлиться фактически где угодно, даже в заболоченной местности. Однако органы уже знали о готовящейся высадке: по самолету открыли огонь, что привело к отказу одного из двигателей и неудачной посадке. Приземлившись не в том районе, где планировали, агенты бросили летчиков и группу сопровождения, сели в мотоцикл и тут же уехали. Впрочем, далеко уехать им не удалось: вскоре они были пойманы и доставлены в Москву.

Во время обыска у диверсантов изъяли спецоружие – реактивный гладкоствольный гранатомет «Панцеркнакке», который легко умещался в рукаве. Очевидно, с его помощью и предполагалось осуществить покушение. В ходе допросов «смершевцам» удалось вынудить Таврина и Шилову принять участие в радиоигре. Первое сообщение от Шиловой в абвер ушло 27 сентября 1944 г.: выйдя в эфир под контролем советских контрразведчиков, Шилова передала немцам шифрограмму, в которой сообщила о якобы успешном прибытии агентов в Москву. Фашисты проглотили наживку. Новая совместная операция НКГБ и военной контрразведки «СМЕРШ» получила название «Туман».

По данным спецслужб, эта радиоигра продолжалась до самого конца войны. Гитлер до последнего надеялся, что его агенты выполнят задание. Что же касается Шиловой и Таврина, то суд над ними состоялся только в 1951 г., еще через год они были расстреляны. Почему между этими событиями и окончанием операции «Туман» прошло столько времени – до сих пор скрыто в архивах госбезопасности[63].

Как отмечает ветеран «СМЕРШа» Леонид Иванов: «В этом деле обращает на себя внимание то обстоятельство, что, несмотря на серьезность задачи, поставленной перед Тавриным, на серьезную и длительную его подготовку, немцы допустили ряд элементарных, даже смешных ошибок. В частности, размещение наград на груди агента не соответствовало правилам ношения орденов и медалей в Красной Армии. Так, ордена Александра Невского и Красной Звезды положено было носить на правой стороне груди, а у Таврина они оказались слева. Это была ярко выраженная «засветка» агента, когда агент терпел провал сразу и по вине готовившей его группы специалистов»[64].

За годы своего существования сотрудниками «СМЕРШ» было выявлено более 30 тысяч немецких агентов – таким результатом не может похвастаться ни одна контрразведка мира. «Смершевцы» провели 186 успешных радиоигр, во время которых разведчики, выходя в эфир с захваченных радиостанций, дезинформировали противника. В ходе этих операций удалось задержать свыше 400 вражеских агентов и захватить десятки тонн грузов[65].

За все время существования в «СМЕРШе» не было ни одного случая предательства, перехода на сторону противника, выдачи секретов. До сих пор «смершевцы» почитаются как элита советской военной контрразведки за всю историю ее существования.

Именно благодаря работе «СМЕРШа» со многих командиров и красноармейцев было снято подозрение. Это опровергает бытующее мнение о том, что в годы войны человек, однажды попавший под подозрение компетентных органов, был обречён на лагеря и смерть. Так, в докладной записке начальника УКР «СМЕРШ» Центрального фронта генерал-майора A.A. Вадиса в Главное управление контрразведки «СМЕРШ» сообщается о пересмотре и отмене дел на ряд военнослужащих Красной Армии: «...На фигуранта дела по окраске «измена Родине» — военнослужащего танковой бригады «Ч», ранее проявлявшего изменнические намерения, дело прекращено. Основанием для прекращения дела послужили данные о его геройском поведении во время боев. Он увлек минометчиков вылезти из щелей и открыть минометный огонь по противнику». По другому делу — формуляр с аналогичной окраской — на сержанта воздушно-десантной дивизии «Р», — казалось, всё шло к аресту. Судимость в прошлом, в настоящем — резкие «антисоветские высказывания» и «восхваление немецкого оружия», не оставляли ему никаких шансов. Однако после недели боев проверка сержанта была прекращена. Сотрудники «СМЕРШа» сняли подозрения с «Р» и, отдавая ему должное, в своём докладе в Москву отмечали: «За период боев показал себя исключительно стойким бойцом в борьбе с фашистами. «Р» спас жизнь зам. командира батальона по полит. части Винокурову, в рукопашной схватке убил 7 немцев и из автомата расстрелял еще 30 солдат противника»[66].

Розыск военных преступников и просто уголовных преступников.

По мере продвижения частей и соединений Красной Армии на запад и освобождения от фашистских войск временно оккупированных территорий, органам «СМЕРШ» пришлось решать еще одну масштабную задачу — выявление и изобличение военных преступников, совершивших злодеяния против мирного населения. При расследовании этих преступлений оперативным работникам и следователям, немало повидавшим и хлебнувшим на войне своего и чужого горя, пришлось снова — вместе с палачами и их жертвами — пройти все девять кругов ада: предательство, человеческая мерзость и подлость.

Наглядное представление об этой деятельности дает докладная записка начальника УКР «СМЕРШ» Брянского фронта генерал-майора Н.И. Железникова в Главное управление контрразведки «СМЕРШ» НКО. В ней, в частности, сообщалось: «Бывшие военнослужащие Красной Армии ... Цветков, Бородавкин, Фролов, Рябцев, Шмаков изменили Родине, перешли на службу к фашистам и оказывали им активную помощь в злодейском истреблении содержащихся в Орловском лагере военнопленных путем зверских издевательств, неоказания медицинской помощи, принуждения работать полуголодными на оборонительных сооружениях, в результате в лагере погибло до 5000 человек [...] Дело на Цветкова и других в ближайшее время будет следствием закончено и направлено на рассмотрение суда»[67]. Всего за два месяца, с 1 июля по 31 августа 1943 г., только отделами «СМЕРШ» этого фронта, во взаимодействии с другими органами государственной безопасности и внутренних дел, было разыскано и арестовано «298 активных пособников оккупантов»[68].

Большую роль в расследовании причин провала Одесского подполья и розыска предателей для привлечения их к суду военного трибунала сыграли сотрудники 2-го отдела УКР «СМЕРШ» 3 Украинского фронта[69].

В Белоруссии, на Западной Украине, в Прибалтике на органы «СМЕРШ» легли и обязанности по уничтожению местного антисоветского подполья, включая формирования коллаборационистов и националистов различного толка. Отдельно следует отметить борьбу с преступностью уголовного характера, которая также велась «смершевцами». В этом не было ничего удивительного, так как гитлеровская агентура часто использовала преступный мир для вербовки агентов и диверсантов, в ряды уголовных банд вливались отставшие от частей гитлеровцы, бывшие полицаи, дезертиры. Сотрудники «СМЕРШ» участвовали в прочёсывании освобожденных городов, сельских населенных пунктов, лесополос, горной местности, вместе с войсками по охране тыла действующей армии НКВД СССР отлавливая дезертиров, уголовных преступников, вражеских шпионов[70].

Сотрудниками «СМЕРШ» в тесном взаимодействии с работниками НКВД и НКГБ СССР были ликвидированы группы диверсантов, заброшенные в «проблемные» регионы советского тыла – Калмыкию, Казахстан, на Северный Кавказ. Перед этими группами ставились задачи распространения националистических настроений и организации местного антисоветского подполья в местах проживания народов, имевших напряжённые отношения с советской властью. Нередко «смершевцам» приходилось вступать в бой с подобными формированиями, нейтрализуя их и не позволяя вступать в контакт с местными населением. Достаточно сказать, что только в Чечено-Ингушской АССР до 1943 г. действовало 37 повстанческих антисоветских отрядов, а для их руководства в рамках диверсионно-разведывательной операции под условным названием «Шамиль» действовали пять разведывательно-диверсионных групп «бранденбуржцев» и агентов из батальона «Бергманн» («Горец» - Авторы)[71].

Заградотряды.

Сфера деятельности «СМЕРШ», обросшая либеральными мифами про «пулемётчиков, косивших очередями целые роты и батальоны, вздумавшие отступать». Разумеется, ничего этого не было, как и бессудных расстрелов. А вот, что было…

Психологическое состояние паники в условиях боя состояние весьма заразительное, даже один запаниковавший солдат может обратить в бегство всю свою воинскую часть. Авторам доводилось видеть это в наши дни, во время первой чеченской кампании.

Прочтём спецсообщение отдела контрразведки «СМЕРШ» 69-й армии в Военный совет армии, подготовленное в разгар напряжённейшей оборонительной фазы Курской битвы:

«… о работе заградотрядов с 12 по 17 июля 1943 г.

18 июля 1943 г. Совершенно секретно.

В порядке выполнения задачи по задержанию рядового и командно-начальствующего состава соединений и частей армии, самовольно оставивших поле боя, Отделом контрразведки «СМЕРШ» 69-й армии 12 июля 1943 г. из личного состава отдельной роты было организовано 7 заградотрядов, по 7 человек в каждом, во главе которых были поставлены по 2 оперативных работника.

Указанные заградотряды были выставлены в селах Алексеевка — Проходное, Новая Слободка — Самойловка, Подольхи — Большие Подяруги, хутор Большой — Коломийцево, Кащеево — Погореловка, Подкопаевка — южная окраина г. Короча — Пушкарное.

В результате проведенной работы заградотрядами с 12 по 17 июля с.г. включительно было задержано 6956 человек рядового и командно-начальствующего состава, оставивших поле боя или вышедших из окружения войск противника.

Вышеуказанное число задержанных по соединениям и частям распределяется следующим образом:

92-я гсд — 2276 чел.

305-я сд - 1502 чел.

183-я сд — 599 чел.

81-я гсд —398 чел.

89-я сд - 386 чел.

107-я сд - 350 чел.

93-я гсд — 216 чел.

94-я гсд — 200 чел.

290-й омп — 200 чел.

375-я сд — 101 чел.

Итого: 6228 чел.

Остальные 728 человек задержанных принадлежат другим частям и соединениям.

Наибольшее число задержанных из 92-й гсд — 2276 человек, и 305-й сд — 1502 человека.

Необходимо отметить, что число задержанных военнослужащих, начиная с 15 июля, резко сократилось по сравнению с первыми днями работы заградотрядов. Если за 12 июля было задержано 2842 человека, а за 13 июля — 1841 человека, то за 16 июля было задержано 394 человека, а уже за 17 июля было задержано всего лишь 167 человек, и то вышедших из окружения войск противника. Начавшийся в пятом часу 12 июля 1943 г. массовый отход рядового, командно-начальствующего состава с поля боя организованными нами заградотрядами был в основном остановлен в 16 часов того же дня, а впоследствии совсем прекратился.

В процессе боевых действий имели место случаи самовольного оставления поля боя целыми подразделениями со стороны военнослужащих 92-й гсд, 305-й сд и 290-го мин[ометного] полка. Так, например, заградотрядом в районе с. Новая Слободка 14 июля с.г. были задержаны 3 подразделения 305-й сд, как-то: батарея 76-мм пушек, гаубичная батарея и саперная рота.

Другим заградотрядом в районе дер. Самойловки были задержаны 3 минометных батареи 290-го армейского минометного полка.

Заградотрядом в районе с. Кащеево были задержаны два обоза 92-й гсд в количестве 25 подвод с личным составом 200 человек.

Из числа задержанных арестовано 55 человек, из них:

подозрительных по шпионажу — 20 человек,

по террору — 2 чел.,

изменников Родине — 1 чел.,

трусов и паникеров — 28 чел.,

дезертиров — 4 чел.

Остальные военнослужащие из числа задержанных были направлены в свои части.

Ввиду того что отход военнослужащих с поля боя прекращен, мной заградотряды сняты, и личный состав их направлен для выполнения своих непосредственных военных обязанностей.

Начальник Отдела контрразведки НКО «СМЕРШ» 69-й армии полковник Строилов» (ЦА ФСБ России, ф. 41, on. 133, д. 6, я. 61–61 об. Подлинник. Цит. по: «ОГНЕННАЯ ДУГА»: Курская битва глазами Лубянки. Москва, Московские учебники и Картолитография, 2003)[72].

Как видим, отдел контрразведки «СМЕРШ» армии, выставив из числа подчинённой себе стрелковой роты, по сути, семь стрелковых отделений, выполнил в разгар оборонительного сражения комендантские функции, те, что сейчас в армии выполняет военная полиция, помог командованию собрать тысячи растерявшихся людей, вернуть их в строй своих подразделений и частей. Как видите, вопреки либеральным мифам, из этих 6956 чел. (по сути, почти полнокровная дивизия!) было арестовано и предстали перед военными следователями всего лишь 55 чел. «Остальные военнослужащие из числа задержанных были направлены в свои части». Трусами и паникерами из 55-ти были признаны лишь 28 чел., а дезертирами лишь 4 чел. Некоторое количество из этих лиц, видимо, были осуждены военными трибуналами с последующей передачей для искупления вины в штрафные подразделения, возможно, что кое-кто и расстрелян. Иное дело с оставшимися 23-мя подозреваемыми в измене Родине, шпионаже и терроризме (т.е. установленных как агентов абвера или «Цеппелина», заброшенных «под шумок» оборонительного сражения со специальным заданием в наш тыл). В случаях согласия к сотрудничеству со «СМЕРШем», как мы уже отмечали, их ждало участие в радиоиграх и иных оперативных комбинациях против абвера, которые продолжались иногда возвращением, перевербованными, в немецкий тыл и работой там на нашу контрразведку, иногда даже – награждением государственными наградами. Но чаще – судом военного трибунала с долгими годами заключения в лагере для изменников Родины или расстрелом. Мы считаем, справедливо. Но никаких пулемётчиков, «косящих очередями своих товарищей». С отчётной статистикой в «СМЕРШе» было предельно строго.

Кстати, вопреки всем либеральным мифам о «всевластии» «СМЕРШа» и «арестах направо и налево», в Красной Армии в годы войны существовал чётко определённый порядок ареста для военнослужащих:

1. Красноармейцы и младший начсостав арестовывались по согласованию с военным прокурором дивизии.

2. Аресты лиц среднего начсостава производились по согласованию с командованием дивизии и дивизионным прокурором.

3. Аресты лиц старшего начсостава производились по согласованию с Военным советом армии (военного округа, фронта).

4. Арест лиц высшего начсостава производился только с санкции Наркома обороны, т.е. лично И.В. Сталина.

Только в случае крайней необходимости органы контрразведки могли производить задержание лиц среднего и старшего начсостава, с последующим согласованием ареста с командованием и прокуратурой (Постановление ГКО от 11 августа 1941 г. № ГКО-460сс «О порядке ареста военнослужащих – Авторы»).

Фильтрация военнопленных. Чужих и своих.

В обязанности «СМЕРШ» входила фильтрационная работа: в первую очередь военнопленных противника.

Всего же с 22 июня 1941 по 8 мая 1945 гг. было пленено 4 миллиона 377,3 тысячи гитлеровских вояк. После разгрома Квантунской армии их число увеличилось еще на 639 635 чел.

Наряду с военнопленными на освобожденные территории нашими войсками были интернированы и помещены в лагеря 208 239 чел., «способных носить оружие», и 61 573 функционера низовых фашистских партийных и административных органов. Это делалось с одной целью — пресечения диверсий и террористических актов в тылу наступающих советских войск.

Для содержания и обслуживания военнопленных на территории СССР и других государств, помимо 24 фронтовых приёмно-пересыльных лагерей (ППЛ), были сформированы и действовали:

72 дивизионных и армейских пересыльных пункта (ППП);

более 500 стационарных лагерей;

214 специальных госпиталей;

421 рабочий батальон;

322 лагеря органов репатриации военнопленных, интернированных и иностранных граждан.

И вот среди этой массы людей надо было искать кадровых сотрудников немецких спецслужб, их притаившуюся агентуру, военных преступников, обагривших руки кровью наших мирных граждан, а среди вышедших из окружения и сбежавших из лагерей военнопленных наших граждан — предателей и агентуру противника[73].

Кроме того, каждый побывавший в плену солдат или офицер должен был пройти проверку на непричастность к шпионской деятельности немцев.

Всей этой работой руководил 2 отдел ГУКР «СМЕРШ».

Первичные проверку и фильтрацию большая часть военнопленных проходила на дивизионных и армейских ППП. Военные контрразведчики в полном объеме проводили оперативную и следственную работу в ППЛ и ППП: вербовали и использовали свою агентуру, строили оперативные комбинации, следственные работники вели допросы и дознание в интересах ГУКР «СМЕРШ».

В ходе оперативной работы с военнопленными нередко поступала ценная разведывательная информация. Только в мае-июле 1943 г. военные контрразведчики УКР «СМЕРШ» Центрального фронта в ходе оперативных разработок и допросов военнопленных получили более десятка конкретных сведений о месте расположения крупных арсеналов с оружием и боеприпасами, заводов по ремонту боевой техники и прочее. По этим объектам активно поработала наша авиация.

28 мая 1943 г. в УКР «СМЕРШ» Центрального фронта доставили немецкого перебежчика Шаафта из 86-й пехотной дивизии. Он сообщил старшему оперуполномоченному 3 отделения 2 отдела лейтенанту Тарабрину, а затем и начальнику управления генерал-майору Вадису о том, что гитлеровцы готовятся к применению химического оружия. Немец обладал феноменальной памятью и без запинки называл места дислокации заводов и армейских складов, на которые завозились химическое оружие и отравляющие вещества. Такая информация вызвала подозрение, что это — грандиозная провокация абвера. Но вскоре показания Шаафта подтвердил другой военнопленный. Их перекрестный допрос и последующая оперативная разработка показали, что Шаафт не является агентом абвера, а сообщенные им сведения — достоверны. В тот же день была направлена срочная докладная на имя В.С. Абакумова.

В результате последующей операции, проведенной 1 Управлением НКГБ СССР (внешняя разведка), до руководства рейха через прессу союзников была доведена информация, что в случае применения химического оружия на Восточном фронте Германия получит адекватный, но гораздо более масштабный ответ со стороны держав антигитлеровской коалиции[74].

В сентябре 1943 г. в поле зрения контрразведчиков 2-го отдела УКР «СМЕРШ» Южного фронта попал военнопленный — бывший лейтенант немецкой армии по фамилии Ритц. Первичная информация на него поступила от агента, опознавшего в Ритце офицера «Цеппелина», с которым тот встречался в штаб квартире группы армий «Юг». Ритц пытался убедить агента, что тот обознался. Однако в ходе дальнейшей оперативной разработки сотрудникам ГУКР «СМЕРШ» удалось получить дополнительные материалы, подтвердившие принадлежность Ритца к германским спецслужбам. В итоге Ритц признался в предъявленных ему обвинениях и подробно рассказал о структуре «Цеппелина», местах дислокации основных центров и назвал установочные данные их руководителей и агентуры (всего 17 кадровых сотрудниках и 25 шпионов и диверсантах, заброшенных или готовящихся к выброске в тыл советских войск)[75].

В ходе проведения розыскной работы оперсоставом 2 отдела 3 Украинского фронта в лагере военнопленных № 22 было установлено, что проверяемый унтер-офицер Остермайер не пехотинец, а кадровый военный разведчик. Через агента-опознавателя, сослуживца проверяемого по 219-му полевому резервному батальону, было установлено, что он до пехотного подразделения проходил службу в подразделении абвера, в частности, в абвергруппе-253. На допросе немец признался в своей принадлежности к германским разведорганам и раскрыл свой «профессиональный профиль» — специалист по диверсиям. Оказалось, что он готовил диверсионные команды и забрасывал их в тыл наших войск.

В ходе дальнейшей работы с Остермайером стал известен перечень конкретных диверсионных устремлений абвера в зоне ответственности 3 Украинского фронта. Об этих сведениях начальником военной контрразведки П.И. Ивашутиным сразу ж было доложено командующему фронтом маршалу Советского Союза Ф.И. Толбухину, который приказал начальнику штаба фронта генерал-полковнику С.С. Бирюзову усилить охрану означенных для диверсий объектов[76].

В мае и сентябре 1943 г. вышли сборники «Материалов по распознаванию «поддельных документов», в составлении которых принимали основное участие офицеры 2 отдела ГУКР «СМЕРШ». В них впервые были систематизированы уловки противника по подделке фиктивных документов. По материалам сборников были подготовлены «Краткие карманные справочники по проверке документов».

Если до 1943 г. удостоверения личности офицерского состава армии и флота печатались в десятках типографий, и они имели разные размеры, цвет обложек, качество бумаги, то в соответствии с приказом НКО СССР № 319 от 16 декабря 1943 г. офицерскому составу произвели обмен удостоверений личности на новые. Новый образец имел единый вид и был отпечатан централизованным порядком в ведомственных типографиях. Каждое удостоверение имело серийный и порядковый номера. При этом одновременно заполнялся и контрольный листок. Он хранился в управлении кадров, где очень легко и быстро можно было проверить подозреваемого. Внедрялись и некоторые «новшества-уловки» — ставились в определенных местах черточки, точки, запятые. В фальшивых красноармейских книжках, которыми фашисты снабжали своих агентов, они использовали скрепку из нержавеющей стали. Такая скрепка всегда была чистой, блестящей. По бокам смежных листов она не оставляла никаких следов ржавчины. В подлинных же красноармейских книжках скрепки изготавливались железными и всегда оставляли на страницах ржавые следы от атмосферной влажности и солёного солдатского пота.

Противником был выпущен фальшивый орден Красной Звезды, где красноармеец был изображен не в сапогах, как в настоящем ордене, а в обмотках. По приблизительным данным, общее число фальшивых орденов и медалей СССР, выпущенных спецслужбами фашистской Германии, составило 20–25 тыс. экземпляров[77].

Вопреки либеральным мифам о поголовном направлении всех вернувшихся из плена военнослужащих в лагеря ГУЛАГа, в реальности дело обстояло следующим образом. В 1941 г. И.В. Сталин подписал постановление ГКО СССР о государственной проверке (фильтрации) военнослужащих Красной Армии, бывших в плену или в окружении войск противника. Аналогичная процедура осуществлялась и в отношении оперативного состава органов госбезопасности. Фильтрация военнослужащих предусматривала выявление среди них изменников, шпионов и дезертиров. Постановлением СНК от 6 января 1945 г. при штабах фронтов начали функционировать отделы по делам репатриации, в работе которых принимали участие сотрудники органов «СМЕРШ». Создавались сборно-пересыльные пункты для приема и проверки советских граждан, освобожденных Красной Армией. Фильтрационная работа требовала от сотрудников «СМЕРШ» не только высочайшего профессионализма, но и большого гражданского мужества. Особенно сложно было ее вести среди бывших командиров и бойцов Красной Армии. Допросы «смершевцев» казались им оскорбительными и несправедливыми. Вместе с тем, в процессе фильтрационной работы органами «СМЕРШ» было выявлено несколько тысяч агентов гитлеровских спецслужб, разоблачены десятки тысяч карателей и фашистских пособников. Но главным итогом явилось то, что с миллиона советских людей было снято клеймо «врага народа».

В общей сложности на 1 марта 1946 г. на родину вернулись 4 199 488 советских граждан, в т.ч. 2 660 013 гражданских и 1 539 475 военнопленных.

В лагеря из этого числа попали 46 740 гражданских и 226 127 военнослужащих, или в общей сложности — чуть больше 6% человек, в отношении которых был процессуально доказан добровольный переход на сторону врага или иное сотрудничество с ним[78].

Только на десяти СПП Управлением контрразведки «СМЕРШ» 3 Украинского фронта было проверено с 1.02.45 по 4.05.45 гг. 58 686 чел. (16 456 — бывшие солдаты и офицеры Красной армии, а 12 160 — советские граждане призывного возраста, угнанные в Германию). Из них лишь 376 чел. не смогли пройти через сито «СМЕРШа»[79].

Как видим, либеральные мифы легко развенчиваются статистикой.

По итогам деятельности контрразведки «СМЕРШ» были арестованы и осуждены 11 генералов РККА, которые во время нахождения в немецком плену перешли на сторону противника и вошли в состав созданных антисоветских организаций.

Личное мужество сотрудников «СМЕРШа».

Военные контрразведчики «СМЕРШ» не отсиживались в тыловых подразделениях, а постоянно находились в боевых порядках войск, не только выполняли свои прямые обязанности, но и непосредственно участвовали в боях с гитлеровцами. Помимо своей основной задачи, зачастую им приходилось непосредственно участвовать в боях и вставать во главе рот, батальонов и полков, потерявших своих командиров. Немало «смершевцев» погибло при исполнении служебных обязанностей, заданий командования Красной Армии и Военно-Морского Флота. Так, достаточно характерен пример старшего лейтенанта Калмыкова А.Ф., оперативно обслуживавшего батальон 310 сд. В январе 1944 г. личный состав батальона пытался овладеть штурмом деревней Осня Новгородской области. Наступление было остановлено сильным огнем противника. Повторные атаки результатов не давали. По договоренности с командованием, Калмыков возглавил группу бойцов и с тыла проник в деревню, обороняемую сильным вражеским гарнизоном. Внезапный удар вызвал у немцев замешательство, однако их численное превосходство позволило окружить смельчаков. Тогда Калмыков вызвал по рации «огонь на себя». После освобождения деревни на ее улицах кроме наших погибших воинов было обнаружено около 300 трупов противника, уничтоженного группой Калмыкова и огнём наших орудий и минометов. По представлению командования Калмыков был награждён посмертно орденом Красного Знамени[80].

За годы войны четыре сотрудника «СМЕРШа» получили звания Героя Советского Союза.

Старший лейтенант Петр Анфимович Жидков, служивший оперуполномоченным отделения контрразведки «СМЕРШ» в 7-й саперной и 39-й танковой бригадах, погиб 6 ноября 1943 г. в Киевской области. Он вступил в рукопашную схватку с несколькими гитлеровцами и, прежде чем принять смерть от осколка гранаты, уничтожил нескольких нацистов.

Оперуполномоченный отдела контрразведки «СМЕРШ» 134-й стрелковой дивизии (69-я армия) лейтенант Григорий Михайлович Кравцов погиб в 1945 г. в бою на территории Польши, заменив выбывшего из строя командира роты.

Лейтенант Михаил Петрович Крыгин, оперативный уполномоченный отдела контрразведки «СМЕРШ» Островного сектора береговой обороны (Морской оборонительный район, Тихоокеанский флот), погиб 14 августа 1945 г., уже во время советско-японской войны. 13 августа 1945 г. Крыгин участвовал в десантной операции и взял командование на себя. 12 раз он поднимал в атаку бойцов, прежде чем был смертельно ранен.

Лейтенант Василий Михайлович Чеботарев служил оперативного уполномоченного отдела «СМЕРШ» 19-й гвардейской танковой бригады 3-го гвардейского танкового корпуса и героически погиб, сражаясь с противником в рукопашной схватке[81].

Средний срок службы оперативника «СМЕРШ» составлял три месяца. По истечении этого времени сотрудник, как правило, выбывал в связи с ранением либо погибал. Только за 1943 г. потери оперативного состава УКР «СМЕРШ» 4 Украинского фронта составили 512 чел[82]. Только во время боев за освобождение Белоруссии погибли 236 военных контрразведчиков, были ранены 136 чел[83]. Это очень большие цифры, учитывая, что «СМЕРШ» не был многочисленной структурой. Так, в действующей армии на одну дивизию приходился 21 сотрудник контрразведки. Всего же за годы войны погибли около 7000 сотрудников «СМЕРШ», около 3000 были ранены и около 4000 пропали без вести.

Борьба с ОУН – УПА.

«Всего за 1945-1953 гг. на территории западных областей Украины повстанцы совершили 14 424 диверсионно-террористических акта… Всего бойцы УПА уничтожили от 30 до 40 тыс. чел.» (Россия и СССР в войнах ХХ века. Потери вооружённых сил. Статистическое исследование. – М., 2001. – С. 548».

Как отмечает ветеран «СМЕРШа» Леонид Иванов, ещё до войны работавший в органах НКВД на Западной Украине: «Оуновская идеология внедрялась последовательно и жестоко. Главными её опорами были безграмотность и забитость народа. Идеология эта звала фактически к изоляции от других народов, особенно соседних, братских. При этом русские становились «кацапами», украинцы, не разделявшие взглядов оуновцев, — «схидниками», поляки — «ляхами»… В малообразованной, местечковой среде национализм расцветал особенно махровым цветом. Сюда почти не доходили книги, ненависть к строю, где нельзя было нажиться, считалась не только хорошим тоном, но и требовалась официально. Керивники (оуновские руководители) и полуграмотные униатские попы рядились в одежды всезнающих учителей и непогрешимых судей. Это отребье нашло хорошее взаимопонимание с гитлеровским режимом, а особенно с германской разведкой — абвером. Замечу, что впоследствии выбитые с Украины гитлеровцы оставили бандеровской УПА… до ста тысяч единиц стрелкового оружия и сотни артиллерийских систем» (Л. Иванов «Смерть диверсантам и шпионам. Правда о СМЕРШе», сс.43-44)[84].

15 апреля 1944 г. газеты Советского Союза опубликовали сообщение:

«Совет народных комиссаров СССР, Народный комиссариат обороны СССР и Центральный Комитет ВКП(б) с глубоким прискорбием извещает, что в ночь на 15 апреля после тяжелой операции скончался в Киеве командовавший 1-м Украинским фронтом генерал армии Ватутин Николай Федорович — верный сын большевистской партии и один из лучших руководителей Красной армии.

В лице тов. Ватутина государство потеряло одного из талантливейших молодых полководцев, выдвинувшихся в ходе Отечественной войны. Похороны генерала армии Ватутина Н.Ф. состоятся в г. Киеве. Память генерала армии Ватутина Н.Ф. увековечивается сооружением ему памятника в г. Киеве».

Как показал на допросе бывший командующий группы УПА «Тютюнник», — Федор Воробец (Верещака), нападение на командующего фронтом произошло в районе действия сотни «Деркача». В ходе расследования, по данным «СМЕРШа», совершили это нападение из засады две группы службы безопасности ОУН из сел Михальковцы и Сиянцы Острожского района Ровенской области (ОУН – организация украинских националистов, УПА – Украинская повстанческая армия – Авторы). В операции участвовало до тридцати бандитов, т.е. в 10 раз меньше, чем описал эту трагедию Г.К. Жуков в своих мемуарах.

В подбитой машине укронацики нашли часть оперативных документов и простреленную генеральскую шинель. В ней, застиранной от просочившейся крови командующего, долгое время щеголял бандит по кличке «Чумак», один из участников нападения[85].

После этого по указанию В.С. Абакумова, под руководством сотрудников «СМЕРШа» прошёл целый ряд результативных чекистско-войсковых операций на территории западноукраинских областей, после чего украинские нацисты были вынуждены перейти на подпольное положение. Но не разоружились и не отказались от своих преступных планов!

Свидетельствует ветеран «СМЕРШа» А.Ф. Бойко: «… в течение 1945–1946 годов постоянно выезжал вместе с маневренной группой для борьбы с бандитским подпольем ОУН – УПА на территориях Волынской, Ровенской и Львовской областей. Встречались страшные картины кровавых следов недобитых лесных братьев – бандеровцев. Злодеяния националистов были страшными: заваленные трупами колодцы, зарубленные семьи тех, кто был призван в Красную Армию, утопленные в водоемах колхозные активисты, задавленные и повешенные молодые девчата, кстати, украинской национальности, прибывшие из восточных областей на помощь землякам-украинцам, – учителя, библиотекарши, повара, медсестры, врачи, работницы почты, связистки и другие. Охотились мы и за связниками ОУН и УПА. За лояльность к новой – советской власти бандеровцами вырезались или рубились топорами целые семьи ни в чем не повинных, как правило, незащищенных сельских граждан. В города бандеровцы боялись входить – знали, могут получить достойный отпор. Кроме того, мы еще бандитов выкуривали, как тараканов из щелей, – всевозможных схронов и землянок, болот и лесов, нор и берлог, где они прятались от неминуемого возмездия. Иногда приходилось вступать в настоящие бои с неразоружившимися достаточно крупными отрядами оуновцев, в которых встречались даже немецкие военнослужащие. Правда, в последнее время исходя из указания службы безопасности ОУН они старались избавиться от «компрометирующего материала». Еще недавние украинские друзья гестаповцев и абверовцев теперь группами расстреливали немцев. Война в этих местах шла и после войны вплоть до середины пятидесятых годов. Страдало местное мирное население, в основном сельское, терроризированное воинствующими националистами. Они крутили и крутили страшную мясорубку репрессий, хотя разум должен был им подсказать, что они ну никак не справятся с народом и его армией, вышедшими победителями в схватке с таким зверем, как фашистская Германия. Но они продолжали свое гнусное дело, – боялись ответственности за свои злодеяния, а потому были обречены пакостить. Пуля их ожидала и по суду, и в боестолкновении с чекистами»[86].

Первыми, кто задокументировали путем свидетельских показаний один из дичайших случаев казни бандеровцами семьи из числа местных жителей в одном из сел Сарненского района, были сотрудники ОКР «СМЕРШ» 143-й стрелковой дивизии.

В поиске фиксации следов злодеяний немецко-фашистских оккупантов оперсостав военной контрразведки наткнулся на преступление, совершенное местной бандой ОУН-УПА, которое поразило многих своей жестокостью. Весть об этом диком, не укладывающемся в рамки человеческого понимания преступлении обошла округу.

Именно эту информацию использовал потом в одной из своих разоблачительных бандеровцев статей известный украинский советский писатель-антифашист, публицист Ярослав Галан.

В частности, об этом случае он упоминал в своей острой статье «Чему нет названия»:

«…Четырнадцатилетняя девочка не может спокойно смотреть на мясо. Когда в ее присутствии собираются жарить котлеты, она бледнеет и дрожит как осиновый лист.

Несколько месяцев назад в Воробьиную ночь к крестьянской хате недалеко от города Сарны пришли вооруженные люди и закололи ножами хозяев.

Девочка расширенными от ужаса глазами смотрела на агонию своих родителей. Один из бандитов приложил острие ножа к горлу ребенка, но в последнюю минуту у него родилась новая идея:

— Живи во славу Степана Бандеры! А чтобы, чего доброго, не умерла с голоду, мы оставим тебе продукты. А ну, хлопци, нарубайте ей свинины!..

Хлопцам это предложение понравилось.

Через несколько минут перед оцепеневшей от ужаса девочкой выросла гора мяса из истекающих кровью отца и матери…».

Эта статья взорвала общественность и заставила политиков активизировать работу органов госбезопасности против бандеровского подполья[87].

Как считает ветеран «СМЕРШа» Л. Иванов: «Украинские националисты были и остаются непримиримым и жестоким противником, но, лишенные поддержки народа, они могут существовать и вести борьбу лишь при активной поддержке хозяев — австрийцев, немцев, а сегодня главным образом американцев»[88].

Герой Советского Союза, в прошлом командир подразделения «А» КГБ СССР генерал-майор в отставке Геннадий Николаевич Зайцев утверждает: «Прощенные Хрущёвым, бандеровцы в дальнейшем вбили свой гвоздь в крышку гроба СССР.

Сейчас наши солдаты и офицеры жертвуют своими жизнями не для того, чтобы мы повторяли ошибки прошлого...

В существующих условиях стоит создать специальную службу по аналогии с управлением «СМЕРШ» времен Великой Отечественной войны. Необходимы спецподразделения контрразведки, «заточенные» на борьбу с бандеровским подпольем.

Люди для этой цели потребуются особые, особенные — знающие местную специфику, обладающие опытом боевой, агентурной информационной работы. Идейно подкованные, мотивированные, готовые, если потребуется, пожертвовать собой.

Наши солдаты и офицеры, сражаясь с нацизмом, проявляют примеры мужества и героизма — аналогичные тем, что совершались в годы Великой Отечественной войны. Уверен, что и для нового «СМЕРШа» найдутся достойные, подходящие кадры»[89].

Как это могло бы выглядеть сегодня?

«Война, - утверждает ветеран «СМЕРШа» Л. Иванов, - несмотря на все усилия и происки врага, несмотря на все наши промахи, была выиграна за счет героизма и мужества советского солдата, вдохновенного творческого труда инженеров и конструкторов, предельного самопожертвования подавляющего большинства населения и твердой последовательной политики, проводимой руководством страны во главе с И. В. Сталиным»[90].

Повторимся: ««СМЕРШ» не появился из ниоткуда, он стоял в полном смысле слова на плечах своих предшественников, впитав в себя всё самое положительное из опыта российской и советской контрразведки... До «СМЕРШа» надо было дорасти не только военным контрразведчикам, а прежде всего военно-политическому руководству страны…»[91].

Тогда доросли. А сейчас?

На наш взгляд, в отличие от Великой Отечественной войны 1941‑1945 гг. с функционированием трёх, независимых друг от друга «СМЕРШей», на период войны современной России с внешним противником (специальная военная операция на Украине и возможные дальнейшие внешнеполитические осложнения), должна функционировать единая, замыкающаяся на Президента России – Верховного Главнокомандующего Вооружёнными Силами России, федеральная служба контрразведки «СМЕРШ», ориентированная на безопасность силовых структур, органов управления и объектов военно-промышленного комплекса. Данная структура должна работать, наряду с ФСБ, СВР, ФСО, обладать соответствующими полномочиями, применительными к военному времени, и вести как контрразведывательную, так и разведывательную («зафронтовую»), а также оперативно-розыскную деятельность, обладать собственным – это важно! – следственным аппаратом. Учитывая востребованность данной идеи практически во всех слоях российского общества (возможно, за изъятием олигархии и либеральной интеллигенции), представляется чрезвычайно важным её скорейшая реализация.

Так победим!

Валерий Геннадьевич Медведь, председатель МООВ «Братство ветеранов Русь» (Москва), полковник в отставке

Сергей Александрович Доценко, подполковник запаса

ветераны боевых действий

На фото:

В.С. Абакумов

Немецкие диверсанты «Бранденбург-800».

Занятия с курсантами школы абвера в г. Вильгельмсхафен.

Задержанные «СМЕРШем» диверсанты.

Обложка служебного удостоверения сотрудника военной контрразведки «СМЕРШ» НКО. Коллаж.

Памятник зафронтовому разведчику «СМЕРШ» Петру Прядко в Ростове-на-Дону. Фото Валерия Сипетина.

Памятник погибшим контрразведчикам во дворе Департамента военной контрразведки ФСБ России.

«Бей фашистского гада, «СМЕРШ»!». Агитационный плакат времён Великой Отечественной войны


[1] https://www.kino-teatr.ru/kino/movie/ros/140006/annot/

[2] https://ru.wikipedia.org/wiki/Смерш_(телесериал,_2019)

[3] https://ru.wikipedia.org/wiki/Бранденбург-800

[4] https://vk.com/wall-206939364_47811

[5] http://lib.ru/PROZA/BOGOMOLOW/august44.txt_with-big-pictures.html

[6] https://vk.com/wall-48144384_635411

[7] https://vk.com/wall-186100527_92956

[8] https://vk.com/wall-48144384_637120

[9] https://www.rbc.ru/society/09/12/2022/639296d89a7947dce491f2f5

[10] https://www.rbc.ru/society/09/12/2022/639296d89a7947dce491f2f5

[11] https://libking.ru/books/military-special/1147879-7-aleksandr-bondarenko-geroi-smersh.html#book

[12] https://web.archive.org/web/20131204100334/http://old.novayagazeta.ru/data/2013/054/20.html

[13] https://web.archive.org/web/20131204100334/http://old.novayagazeta.ru/data/2013/054/20.html

[14] http://lib.ru/PROZA/BOGOMOLOW/august44.txt_with-big-pictures.html

[15] http://militera.lib.ru/memo/russian/sb_armeiskie-chekisty/index.html

[16] http://militera.lib.ru/memo/russian/sb_armeiskie-chekisty/index.html

[17] https://archive.is/20130416195502/www.fsb.ru/fsb/smi/interview/single.htm!id%3D10342713@fsbSmi.html#selection-341.293-341.524

[18] https://ru.wikipedia.org/wiki/Бранденбург-800#cite_ref-23

[19] https://topwar.ru/140114-smersh-frontovaya-kontrrazvedka-na-perednem-krayu-borby-so-shpionami-i-diversantami.html

[20] https://mir24.tv/articles/16408739/smersh-stalina-istoriya-samoi-effektivnoi-i-zagadochnoi-kontrrazvedki-mira

[21] https://topwar.ru/140114-smersh-frontovaya-kontrrazvedka-na-perednem-krayu-borby-so-shpionami-i-diversantami.html

[22] http://lib.ru/PROZA/BOGOMOLOW/august44.txt_with-big-pictures.html

[23] https://archive.is/20130416195502/www.fsb.ru/fsb/smi/interview/single.htm!id%3D10342713@fsbSmi.html#selection-441.167-441.509

[24] https://archive.is/20130416195502/www.fsb.ru/fsb/smi/interview/single.htm!id%3D10342713@fsbSmi.html#selection-433.85-433.416

[25] https://topwar.ru/140114-smersh-frontovaya-kontrrazvedka-na-perednem-krayu-borby-so-shpionami-i-diversantami.html

[26] https://libking.ru/books/military-special/1147879-2-aleksandr-bondarenko-geroi-smersh.html#book

[27] https://libking.ru/books/military-special/1147879-2-aleksandr-bondarenko-geroi-smersh.html#book

[28] https://libking.ru/books/military-special/1147879-2-aleksandr-bondarenko-geroi-smersh.html#book

[29] https://libking.ru/books/military-special/1147879-6-aleksandr-bondarenko-geroi-smersh.html#book

[30] https://libking.ru/books/military-special/1147879-6-aleksandr-bondarenko-geroi-smersh.html#book

[31] https://libking.ru/books/military-special/1147879-6-aleksandr-bondarenko-geroi-smersh.html#book

[32] https://readbks.ru/books/boevaya-podgotovka-smersha?page_book=15

[33] https://fictionbook.ru/author/v_n_ryabchuk/gosudarstvennaya_izmena_i_shpionaj_ugolo/read_online.html?page=5

[34] https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_10699/2ca391674eeaa02069722fa3f13cbb41cce0a95d/

[35] https://vk.com/wall-206939364_47811

[36] https://ruskline.ru/news_rl/2020/05/19/ostro_ottochennyi_instrument

[37] https://readbks.ru/books/boevaya-podgotovka-smersha?page_book=198

[38] https://ru.wikipedia.org/wiki/Абакумов,_Виктор_Семёнович

[39] https://readbks.ru/books/boevaya-podgotovka-smersha?page_book=23

[40] https://ruskline.ru/news_rl/2022/10/10/razgovor_bez_gneva_i_pristrastiya_

[41] https://ru.wikipedia.org/wiki/Смерш

[42] https://densegodnya.ru/istorya/article_post/smersh-samaya-effektivnaya-kontrrazvedka-sovetskogo-soyuza

[43] https://topwar.ru/140114-smersh-frontovaya-kontrrazvedka-na-perednem-krayu-borby-so-shpionami-i-diversantami.html

[44] https://archive.is/20130416195502/www.fsb.ru/fsb/smi/interview/single.htm!id%3D10342713@fsbSmi.html#selection-317.1-317.714

[45] https://libking.ru/books/nonf-/nonf-publicism/1117034-22-anatolij-terechenko-smersh-v-boyu.html#book

[46] https://readbks.ru/books/boevaya-podgotovka-smersha?page_book=16

[47] https://archive.is/20130416195502/www.fsb.ru/fsb/smi/interview/single.htm!id%3D10342713@fsbSmi.html#selection-361.260-365.593

[48] https://readbks.ru/books/boevaya-podgotovka-smersha?page_book=24

[49] https://www.nvgazeta.ru/news/12370/574411/

[50] https://archive.is/20130416195502/www.fsb.ru/fsb/smi/interview/single.htm!id%3D10342713@fsbSmi.html#selection-361.260-365.593

[51] https://readbks.ru/books/boevaya-podgotovka-smersha?page_book=48

[52] https://readbks.ru/books/boevaya-podgotovka-smersha?page_book=25

[53] https://readbks.ru/books/boevaya-podgotovka-smersha?page_book=223

[54] https://readbks.ru/books/boevaya-podgotovka-smersha?page_book=73

[55] https://readbks.ru/books/boevaya-podgotovka-smersha?page_book=117

[56] https://densegodnya.ru/istorya/article_post/smersh-samaya-effektivnaya-kontrrazvedka-sovetskogo-soyuza

[57] https://vk.com/wall-49884311_343607

[58]https://mir24.tv/articles/16408739/smersh-stalina-istoriya-samoi-effektivnoi-i-zagadochnoi-kontrrazvedki-mira

[59] https://vk.com/wall-206939364_47811

[60] https://ruskline.ru/news_rl/2020/05/19/ostro_ottochennyi_instrument

[61] https://readbks.ru/books/boevaya-podgotovka-smersha?page_book=96

[62] https://readbks.ru/books/boevaya-podgotovka-smersha?page_book=100

[63] https://mir24.tv/articles/16408739/smersh-stalina-istoriya-samoi-effektivnoi-i-zagadochnoi-kontrrazvedki-mira

[64] https://www.litmir.me/br/?b=187887&p=31

[65] https://mir24.tv/articles/16408739/smersh-stalina-istoriya-samoi-effektivnoi-i-zagadochnoi-kontrrazvedki-mira

[66] https://refdb.ru/look/2018202-pall.html

[67] https://refdb.ru/look/2018202-pall.html

[68] https://refdb.ru/look/2018202-pall.html

[69] https://readbks.ru/books/boevaya-podgotovka-smersha?page_book=125

[70] https://topwar.ru/140114-smersh-frontovaya-kontrrazvedka-na-perednem-krayu-borby-so-shpionami-i-diversantami.html

[71] https://ru.wikipedia.org/wiki/Бранденбург-800

[72] https://refdb.ru/look/2018202-pall.html

[73] https://readbks.ru/books/boevaya-podgotovka-smersha?page_book=113

[74] https://readbks.ru/books/boevaya-podgotovka-smersha?page_book=114

[75] https://readbks.ru/books/boevaya-podgotovka-smersha?page_book=116

[76] https://readbks.ru/books/boevaya-podgotovka-smersha?page_book=125

[77] https://readbks.ru/books/boevaya-podgotovka-smersha?page_book=125

[78] https://readbks.ru/books/boevaya-podgotovka-smersha?page_book=126

[79] https://military.wikireading.ru/63356

[80] https://archive.is/20130416195502/www.fsb.ru/fsb/smi/interview/single.htm!id%3D10342713@fsbSmi.html#selection-405.1-409.869

[81] https://topwar.ru/140114-smersh-frontovaya-kontrrazvedka-na-perednem-krayu-borby-so-shpionami-i-diversantami.html

[82] https://readbks.ru/books/boevaya-podgotovka-smersha?page_book=70

[83] https://topwar.ru/140114-smersh-frontovaya-kontrrazvedka-na-perednem-krayu-borby-so-shpionami-i-diversantami.html

[84] https://www.litmir.me/br/?b=187887&p=11

[85] https://readbks.ru/books/boevaya-podgotovka-smersha?page_book=128

[86] https://libking.ru/books/nonf-/nonf-publicism/1117034-58-anatolij-terechenko-smersh-v-boyu.html#book

[87] https://readbks.ru/books/boevaya-podgotovka-smersha?page_book=132

[88] https://www.litmir.me/br/?b=187887&p=11

[89] https://vk.com/wall-48144384_600635

[90] https://www.litmir.me/br/?b=187887&p=13

[91] https://libking.ru/books/military-special/1147879-7-aleksandr-bondarenko-geroi-smersh.html#book


Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".
РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов»; Meta

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Мирон Федоров; (Oxxxymiron); активистка Ирина Сторожева; правозащитник Алена Попова, социолог Искэндэр Ясавеев, журналист Евгения Балтатарова; писатель Дмитрий Глуховский; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне; Артемий Троицкий; Артур Смолянинов; Сергей Кирсанов; Анатолий Фурсов; Сергей Ухов; Александр Шелест; ООО "ТЕНЕС"; Гырдымова Елизавета (певица Монеточка); Осечкин Владимир Валерьевич (Гулагу.нет); Устимов Антон Михайлович; Яганов Ибрагим Хасанбиевич; Харченко Вадим Михайлович; Беседина Дарья Станиславовна; Проект «T9 NSK»; Илья Прусикин (Little Big); Дарья Серенко (фемактивистка); Фидель Агумава; Эрдни Омбадыков (официальный представитель Далай-ламы XIV в России); Рафис Кашапов; ООО "Философия ненасилия"; Фонд развития цифровых прав

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/uploaded/files/kopiya-reestr-inostrannyih-agentov-20-01-2023.pdf
https://ria.ru/20230120/inoagenty-1846393284.html

Валерий Медведь
Разговор без гнева и пристрастия
Или почему нам так необходим СМЕРШ?
10.10.2022
Адекватность как залог успеха в войне на уничтожение
Или, «Карфаген» должен быть разрушен
22.08.2022
«Где раз поднят Русский флаг…»
Сто двадцать дней спецоперации: промежуточный итог
25.06.2022
Кто такой „достойный гражданин“ 
И есть ли будущее у молодёжи?
17.06.2022
Демон-реформатор
Бойтесь своих желаний — они имеют свойство сбываться!
25.03.2022
Все статьи Валерий Медведь
Сергей Доценко
Разговор без гнева и пристрастия
Или почему нам так необходим СМЕРШ?
10.10.2022
Адекватность как залог успеха в войне на уничтожение
Или, «Карфаген» должен быть разрушен
22.08.2022
«Где раз поднят Русский флаг…»
Сто двадцать дней спецоперации: промежуточный итог
25.06.2022
Демон-реформатор
Бойтесь своих желаний — они имеют свойство сбываться!
25.03.2022
Все статьи Сергей Доценко
Великая Отечественная война (1941-1945)
Все статьи темы
Последние комментарии
Вместо декоммунизации – рекоммунизация?
Новый комментарий от Потомок подданных Императора Николая II
02.02.2023 15:17
Волгоград или Сталинград?
Новый комментарий от Zakatov
02.02.2023 14:49
Не понимаю, почему патриоты нападают на Медведчука?
Новый комментарий от Анатолий Степанов
02.02.2023 12:49
Спилили Крест
Новый комментарий от Андрей Карпов
02.02.2023 12:29
Азербайджан между Персами и Турками
Новый комментарий от Андрей Карпов
02.02.2023 12:12
Почти что исповедь с проповедью
Новый комментарий от Сергей
02.02.2023 11:01
Философам нравится поархаичнее
Новый комментарий от Александр Волков
02.02.2023 10:59