itemscope itemtype="http://schema.org/Article">

Сталинград

К 80-летию Сталинградской битвы

Великая Отечественная война (1941-1945)  Герои России 
2 Победа45  Русский Сталинист 
564
Время на чтение 23 минут

До войны никто и в самом страшном сне не мог представить, что враг дойдёт до берегов Волги. Тем более, после победной Московской битвы. Однако в 1942 году вермахт всё ещё превосходил нашу армию по многим техническим показателям. Вместе с тем германское командование переиграло нас в тактическом и стратегическом плане. Поражение под Москвой воспринималось ими как досадное недоразумение. Что и было доказано весной сорок второго. Все наши наступательные действия были отбиты. Более того наступающие войска были окружены и отчасти уничтожены. Уверенность в непобедимости немецкого солдата была поколеблена, но оставалась главенствующей.

Катастрофа под Харьковом открыла прямой путь к городу Сталина.

12 июля срочно был создан Сталинградский фронт. Оборонительную полосу в пятьсот километров заняли войска 63 армии генерал-лейтенанта В.И. Кузнецова, 21 армии генерал-майора А.И. Данилова, и срочно перебрасываемые из-под Тулы 62 армии генерал-майора В.Я. Колпакчи, а также формируемой 64 армии.

Оборонительные сражения на дальних подступах к Сталинграду начались ещё 17 июля со столкновений нашей 62 армии и войск 6 немецкой армии на реке Чир. 62 армия была сформирована в Туле всего за несколько дней до этого. Командующим был назначен В.Я. Колпакчи. В сентябре его заменил В.И. Чуйков, специально вызванный из Китая, где он помогал китайской армии противостоять японской агрессии.

Встретив упорное сопротивление, немецкое командование усилило свою 6 армию частями с других участков фронта. Создав превосходство в силах, и возобновив наступление, противник прорвал оборону 62 армии и вышел к Дону. Контрудар советских войск предотвратил окружение армии, но фашистам удалось захватить Нижне-Чирскую, создав угрозу Сталинграду с юга.

В книге немецкого историка Хайнца Шрётера «Сталинград. Великая битва глазами военного корреспондента. 1942-1943» записано: «Наступательное движение танковых и мотопехотных дивизий 6 армии осуществлялось так быстро, что последующие боевые действия могли быть оценены как удовлетворительные. Падение Сталинграда ожидалось в ближайшее время, а советские войска могли оказать серьезное сопротивление лишь на противоположной стороне Волги».

28 июля в разгар оборонительных боев был подписан приказ № 227 народного комиссара обороны Союза ССР И. Сталина. Поскольку он вызывает ожесточённые споры, воспроизведём его с небольшими сокращениями. «Враг бросает на фронт всё новые силы и, не считаясь с большими для него потерями, лезет вперёд, захватывает новые районы, опустошает и разоряет наши города и сёла, насилует, грабит и убивает советское население.… Немецкие оккупанты рвутся к Сталинграду, к Волге и хотят любой ценой захватить Кубань, Северный Кавказ с их нефтяными и хлебными богатствами. … Часть войск Южного фронта, идя за паникерами, оставила Ростов и Новочеркасск без серьезного сопротивления и без приказа из Москвы, покрыв свои знамена позором. …

Население нашей страны, с любовью и уважением относящееся к Красной Армии, начинает разочаровываться в ней, теряет веру в Красную Армию, а многие из них проклинают Красную Армию за то, что она отдаёт наш народ под ярмо немецких угнетателей, а сама утекает на восток. …

Некоторые неумные люди на фронте утешают себя разговорами о том, что мы можем и дальше отступать на восток, так как у нас много территории, много земли, много населения и что хлеба у нас всегда будет в избытке. Этим они хотят оправдать свое позорное поведение на фронтах. … Каждый командир, красноармеец и политработник должны понять, что наши средства не безграничны, территория Советского государства — это не пустыня, а люди — рабочие, крестьяне, интеллигенция — наши отцы, матери, жёны, братья, дети. … После потери Украины, Белоруссии, Прибалтики, Донбасса и других областей у нас стало намного меньше территории. … Мы потеряли более 70 миллионов населения, более 800 миллионов пудов хлеба в год и более 10 миллионов тонн металла в год. У нас уже сейчас нет преобладания над немцами ни в людских резервах, ни в запасах хлеба. Отступать дальше — значит загубить себя и загубить вместе с тем нашу Родину. Каждый новый клочок оставленной нами территории будет всемерно усиливать врага и всемерно ослаблять нашу оборону, нашу Родину. … Из этого следует, что пора кончить отступление. Ни шагу назад!.. Надо упорно, до последней капли крови защищать каждую позицию, каждый метр советской территории, цепляться за каждый клочок советской земли и отстаивать его до последней возможности. … Можем ли мы выдержать удар, а потом и отбросить врага на запад? Да, можем, ибо наши фабрики и заводы в тылу работают теперь прекрасно, и наш фронт получает всё больше и больше самолетов, танков, артиллерии, минометов. Чего же у нас не хватает? Не хватает порядка и дисциплины. … Мы должны установить в нашей армии строжайший порядок и железную дисциплину, если мы хотим спасти положение и отстоять нашу Родину. … Паникёры и трусы должны истребляться на месте».

Приказ этот в армии назвали «Ни шагу назад». В нём предписывалось снимать командиров армий, корпусов и дивизий, допустивших самовольный отход войск. Этим приказом вводились штрафные батальоны и заградительные отряды.

Однако не только заградотряды появились в это время. На следующий день после приказа «ни шагу назад», 29 июля 1942 года Указом Президиума Верховного Совета СССР были учреждёны ордена в честь великих русских полководцев Суворова, Кутузова и Александра Невского — награды командирам Красной армии за выдающиеся успехи в управлении войсками. Причём орден Александра Невского был по сути возрождением имперской награды, только внешне изменённый.

Ордена Суворова, Кутузова и Александра Невского

Этими же орденами награждались отличившиеся в боях войсковые части. В то же время был учреждён орден Отечественной войны и орден Славы. Он стал, по сути, копией Георгиевского креста – самой почетной военной награды Российской Императорской армии. Та же колодка, система степеней, та же принадлежность – «солдатский». Только вместо креста и Георгия – звезда и башни Кремля. При этом сам Георгиевский крест никто носить не запрещал.

Орден Славы

Германское командование в это время готовилось к прорыву обороны наших войск. Сюда была направлена с Кавказа 4 танковая армия Гота. Во второй половине августа немцам удалось выйти к Волге севернее Сталинграда. Была проведена массированная бомбардировка. Целый город был превращён в руины. Нацистская пропаганда поспешила объявить, что «крепость большевиков у ног фюрера».

В.И. Чуйков в книге «От Сталинграда до Берлина» рассказывал об этих днях: «Войска 62 и 64 армий находились, по существу, в мешке, дно которого было на берегу Дона у поселка Ляпичев. … Чтобы и на юге от станции Тундутово пробиться к Волге у Красноармейска, 4 танковой армии Гота нужно было пройти 15 километров по прямой».

Гитлер потребовал от генералов Паулюса (6 армия) и Гота (4 танковая) 25 августа захватить Сталинград.

Обороняющиеся армии периодически наносили контрудары по наступающим германским войскам. Но «Противник к этому времени успел организовать сильную систему противопехотного и противотанкового огня. Его авиация в эти дни проявила особую активность, ещё на марше методически бомбила и обстреливала наши войска, не давая возможности в течение светлого времени организованно подготовиться и вступить в бой. … Мы отходили под усиливающимся давлением противника. Приказы со словечком «немедленно» частенько приходили в часть, когда уже были оставлены поименованные в приказах населенные пункты, а иной раз переставала существовать как боевая единица и та часть, которой надлежало выполнить приказ», – писал об этих днях командующий Сталинградским фронтом А.И. Ерёменко.

Далее он продолжает о тех тяжёлых боях: «В течение десяти дней, с 23 августа по 2 сентября, войска Сталинградского фронта предприняли ряд ожесточённых контратак с задачей уничтожить прорвавшуюся к Волге вражескую группировку. Для решения этой задачи привлекались вновь прибывающие дивизии (правда, малочисленные и не вполне подготовленные для боя), а также изыскивались силы и средства путём возможного манёвра. Для отражения этих контрударов противник вынужден был повернуть значительные силы на север».

Получив значительное усиление 3 сентября после бомбежки и артиллерийской подготовки, немцы повели наступление по всему фронту и переправились через реку Червлёную. На участке обороны 62 армии противник, прорвав оборону на реке Россошка, вышел к разъезду Басаргино. Войска наших армий с тяжёлыми боями отходили на последние позиции к Сталинграду. Немцы бросили основные силы в стык наших армий, стремясь овладеть городом с ходу.

Общее превосходство врага в полосе обороны 62 армии было по личному составу и артиллерии почти вдвое и по танкам в пять раз. В некоторых дивизиях оставалось от пятисот до тысячи человек.

Через несколько дней Сталинградский фронт был разрезан на две части. Узкий клин, вбитый противником в нашу оборону на правом берегу Волги, изолировал обороняющиеся армии друг от друга.

В перерывах между ожесточёнными схватками с напирающим врагом В.И. Чуйков пытался осмыслить боевой опыт, полученный прежде, чтобы найти способы противоборства столь сильному противнику: «Разбирая тактические и оперативные приёмы противника, я старался найти контрмеры. Особенно часто задумывался над тем, как на поле боя ликвидировать превосходство немецкой авиации, её воздействие на психику наших солдат. Мне вспомнились бои с белогвардейцами и белополяками в гражданскую войну, когда приходилось наступать под огнём артиллерии и пулеметов без артиллерийской поддержки. Тогда мы бегом сближались с противником, и его артиллерия не успевала менять прицел, чтобы пристреляться по быстро приближающейся цели. Дружное «ура» решало исход боя – нашу атаку остановить было невозможно.

В итоге Чуйков пришёл к выводу, что лучшим приёмом борьбы с фашистскими захватчиками будет ближний бой, применяемый днём и ночью в различных вариантах. «Мы должны находиться как можно ближе к противнику, чтобы его авиация не могла бомбить наш передний край. Надо, чтобы каждый немецкий солдат чувствовал, что он находится под прицелом русского оружия, которое всегда готово угостить его смертельной дозой свинца».

Тактику ближнего боя, разработанную В. И. Чуйковым, наши воины успешно использовали в уличных боях Сталинграда. Свои боевые порядки они старались расположить как можно ближе к немецким. Буквально на расстоянии броска гранаты. Это затрудняло действия немецкой авиации и артиллерии, которые попросту опасались попасть по своим. Несмотря на то, что превосходство Паулюса в живой силе было очевидно, наши постоянно контратаковали, не давая опомниться. Особенно эффективными были ночные атаки. Они позволяли отбивать оставленные днём позиции.

С именем В. И. Чуйкова связывают и создание специальных штурмовых групп. Они первыми внезапно врывались в дома, используя для перемещения подземные коммуникации. Немцы не могли понять, когда и откуда ждать контрудара. Недаром Чуйкова называли «генерал-штурм». Позже этот опыт пригодился советским войскам в сражении за Берлин.

Командующий Сталинградским фронтом А.И. Ерёменко следующим образом описывает назначение Чуйкова на должность командующего 62 армией, оборонявшей Сталинград. «Наше внимание привлек заместитель командующего 64 армией генерал-лейтенант В. И. Чуйков. Ему были свойственны многие положительные качества: решительность и твёрдость, смелость в решениях и большой оперативный кругозор, высокое чувство ответственности и сознание своего долга…. Кроме того, он находился недалеко и мог немедленно вступить в командование».

Все эти соображения были доложены Верховному. Ерёменко знал, что Сталин относится к подбору кадров очень строго, и на вопрос достаточно ли хорошо он знает Чуйкова, ответил: «Товарищ Чуйков командованию фронта уже хорошо известен как военачальник, на которого вполне можно положиться, и что назначение его в данных условиях наиболее целесообразно. Товарищ Сталин согласился с нашим предложением».

Когда вопрос о назначении Чуйкова командармом был решен, он вызвал его к себе.

«Около часа беседовали мы, прогуливаясь около моей землянки и несколько раз останавливаясь, когда гитлеровские снаряды ложились рядом с командным пунктом. Беседа касалась как общих вопросов войны, так и характера борьбы на нашем фронте и её особенностей. …

К моему удовольствию, констатировал, что товарищ Чуйков… твёрдо уверен в нашей победе над врагом, в наших преимуществах перед ним».

Ерёменко предупреждал, что положение в армии очень напряженное и спросил: «Сумеете ли хорошо справиться с возлагаемой на вас работой?

– Думаю, что в этом отношении не подкачаю и при вашей помощи вполне справлюсь, – уверенно и с достоинством ответил товарищ Чуйков.

– Ну, хорошо…. Вот тебе моя рука, Василий Иванович,… пусть скорее отпадут наши руки, чем сдадим мы Сталинград. Даже переступив через наши трупы, противник не должен занять город; и в том случае, если придётся погибнуть, останутся другие, способные выполнить волю народа – во что бы то ни стало отстоять Сталинград. Думаю, Василий Иванович, что постановка вопроса ясна тебе».

В.И. Чуйков, назначенный 12 сентября командующим 62 армии, вспоминал: «На наш командный пункт, находившийся на самой вершине Мамаева кургана, ливнем сыпались мины, снаряды и бомбы. Я работал в одном блиндаже с Крыловым и время от времени вместе с ним выходил к стереотрубе, чтобы наблюдать за ходом сражения. Несколько блиндажей было разбито, имелись потери и в личном составе штаба армии».

Проводная связь постоянно обрывалась. Для восстановления связи были задействованы все связисты. «Даже дежурные телефонисты в нашем блиндаже то и дело оставляли телефоны и шли искать и исправлять повреждения на линии. За весь день 13 сентября мне только один раз удалось поговорить с командующим фронтом. Я кратко доложил ему обстановку и просил в ближайшие сутки дать мне две-три свежие дивизии: отражать удары врага было нечем».

Но, несмотря на все усилия связистов, связь с войсками почти полностью прервалась.

«Обстановка к этому времени сложилась малоутешительная. Хотя батальон противника, наступавший с севера на Орловку, был уничтожен 115 стрелковой бригадой, в центре армии наши части, понеся потери, вынуждены были потесниться на восток».

На остальных участках фронта атаки противника были отбиты, сожжены 16 танков.

Это были критические дни для войск 62 армии. До Волги противнику оставалось 10 километров.

Командный пункт армии переместился в так называемое Царицынское подземелье.

В ответ на контратаку 62 армии противник направлял свой удар на Центральный вокзал и Мамаев курган.

«Этот удар был исключительной силы. Несмотря на громадные потери, захватчики лезли напролом. Колонны пехоты на машинах и танках врывались в город. По-видимому, гитлеровцы считали, что участь его решена, и каждый из них стремился как можно скорее достичь Волги, центра города и там поживиться трофеями».

Бой шёл уже в восьмистах метрах от командного пункта штаба армии. Пришлось собирать из штабных офицеров, роты охраны специальную группу для отражения атаки на командный пункт армии.

К счастью вовремя подоспели гвардейцы 13 стрелковой дивизии во главе с генералом А.И. Родимцевым, только что переправившимся через Волгу. Дивизия сразу же включилась в бои.

«Историки утверждают, – писал потом в своей книге «Сталинград» Чуйков, – что в великих сражениях у полководцев нередко не хватало только одного батальона, чтобы добиться решающей победы. Я думаю, что у Паулюса в эти дни было много лишних батальонов, для того чтобы разрезать 62 армию пополам и выйти к Волге. Но мужество наших бойцов сводило на нет все усилия врага».

Противник вплотную подошел к Мамаеву кургану. В центре города засели немецкие автоматчики. Противостоять возможному наступлению уже некому. Почти все полегли.

Ночью командование фронта сумело переправить на помощь защитникам города 34 и 42 гвардейские полки. Они сразу же заняли боевые порядки.

Ерёменко пишет: «14 сентября – один из наиболее критических дней в истории обороны Сталинграда. Враг бросил на город семь отборных кадровых дивизий, 500 танков, несколько сот самолетов, сосредоточил огонь более тысячи орудий. Гитлеровцы задумали пробить нашу оборону как можно в большем количестве мест, изолировать один обороняющийся участок от другого и сбросить их защитников порознь в Волгу».

Упорнейшие бои развернулись в тот день на Мамаевом кургане, на берегу Царицы, и в пригороде Минина.

«Стремясь во что бы то ни стало добиться успеха, враг применял самые коварные методы борьбы. Он менял направления своих ударов, пытаясь ввести нас в заблуждение, перекрашивал свои танки под цвет советских и изображал на них пятиконечные звезды.

15 сентября началось новое массированное наступление на вокзал и Мамаев курган. Чуйков пишет: «Бой сразу принял для нас тяжёлый характер. Не успели прибывшие ночью свежие части Родимцева осмотреться и закрепиться, как сразу были атакованы превосходящими силами врага.

Особенно ожесточённые бои развернулись у вокзала и в пригороде Минина. Четыре раза в течение дня вокзал переходил из рук в руки и к ночи остался у нас».

Автоматчики противника просочились по реке Царица к железнодорожному мосту и обстреливали командный пункт армии. Охрана командного пункта армии снова вступила в бой.

За Мамаев курган, который занимает господствующее положение над всем городом, развернулись особенно ожесточённые бои.

«В общей сложности за 14–15 сентября немцы потеряли восемь – десять тысяч человек и 54 сожженных танка. Наши части тоже понесли большие потери в живой силе и технике и отошли. Когда я говорю: «Части понесли большие потери и отошли», – это не значит, что люди отходили организованно, с одного рубежа обороны на другой. Это значит, что наши бойцы (даже не подразделения) выползали из-под немецких танков, чаще всего раненые, на следующий рубеж, где их принимали, объединяли в подразделения, снабжали боеприпасами и снова бросали в бой».

По слову защитников города «Земля у Волги, на улицах города, в садах и парках стала скользкой от крови, и гитлеровцы скользят по ней, как по наклонной, к своей гибели».

В эти тяжёлые дни городской комитет обороны обратился к защитникам Сталинграда с призывом отстоять город. «Лучше смерть в бою, чем позорное рабство. Не посрамим чести родного Краснознаменного Сталинграда! Вместе с мужественными войсками Красной Армии отстоим от фашистских мерзавцев наш родной город».

В свою очередь генерал В.И. Чуйков обратился к своим воинам «За Волгой для нас земли нет».

Эти сентябрьские дни для сталинградцев были очень трудными. Противник, не считаясь ни с чем, прорывался через развалины всё ближе к Волге. Казалось, что людям уже невозможно выдержать этот напор. Но бойцы 62 и 64 армий превратив руины города в сплошную неприступную крепость, отбивали атаки из последних сил.

Немцам удалось захватить Мамаев курган. Необходимо было, во что бы то ни стало его вернуть.

Советские полки атаковали высоту в развернутом строю. Враг открыл ураганный артиллерийский и минометный огонь, бомбардировал с воздуха. Сквозь шквал огня во вражеские окопы ворвался батальон капитана Кирина. После рукопашной схватки сопротивление врага было сломлено. Одновременно наши воины, преодолевая крутой северо-восточный склон, прорвались к самой вершине кургана. Первым достиг высоты взвод лейтенанта Вдовиченко. В рукопашном бою он геройски погиб. Из тридцати бойцов взвода осталось шестеро. Отважная шестерка, захватив вражеские позиции, стойко удерживала их, пока не подоспела подмога.

Отвоевав Мамаев курган, наши воины отбили несколько попыток немцев вернуть его.

«В военной истории, пишет В.И. Чуйков, верхом упорства считаются случаи, когда объект атаки город или деревня переходит несколько раз из рук в руки». Таким объектом на южной окраине города стало здание элеватора. Здесь несколько дней не прерываясь шли бои. Даже отдельные этажи хранилища по нескольку раз переходили из рук в руки. Полковник Дубянский докладывал Чуйкову по телефону: «Обстановка изменилась. Раньше мы находились наверху элеватора, а немцы внизу. Сейчас мы выбили немцев снизу, но зато они проникли наверх, и там, в верхней части элеватора, идёт бой».

Участник боя за элеватор, командир пулеметного взвода Андрей Хозяинов вспоминал: «Бой разгорался внутри здания. Мы чувствовали и слышали шаги и дыхание вражеских солдат, но из-за дыма видеть их не могли. Бились на слух».

Вечером подсчитали боеприпасы. Оказалось, что патронов на ручной пулемет осталось полтора диска, на автомат по 20, на винтовку по 10 штук.

«Обороняться с таким количеством боеприпасов было невозможно. Мы были окружены. Решили пробиваться на южный участок, в район Бекетовки, так как с восточной и северной сторон элеватора курсировали танки противника.

В ночь на 21 сентября под прикрытием одного ручного пулемета мы двинулись в путь. Первое время дело шло успешно, фашисты тут нас не ожидали. Миновав балку и железнодорожное полотно, мы наткнулись на минометную батарею противника, которая только что под покровом темноты начала устанавливаться на позиции.

Помню, мы опрокинули с ходу три миномета и вагонетку с минами. Фашисты разбежались, оставив на месте семь убитых минометчиков, побросав не только оружие, но и хлеб, и воду. А мы изнемогали от жажды. «Пить! Пить!» только и было на уме. В темноте напились досыта. Потом закусили захваченным у немцев хлебом и двинулись дальше. Но, увы, дальнейшей судьбы своих товарищей я не знаю, ибо сам пришел в память только 25 или 26 сентября в тёмном сыром подвале, точно облитый каким-то мазутом. Без гимнастерки, правая нога без сапога. Руки и ноги совершенно не слушались, в голове шумело».

16 сентября Чуйков доложил руководству фронта, что армия обескровлена, резервов нет, а противник вводит в бой свежие части. В распоряжение армии были направлены 92 стрелковая и 137 танковая бригады.

В эти дни враг занял Купоросное, и войска 62 армии оказались теперь отрезанными от соседей не только с севера, но и с юга и были вплотную прижаты к Волге.

Командующий фронтом А.И. Ерёменко писал: «К 18 сентября в Сталинграде обстановка ещё более осложнилась. Противник продолжал ожесточённые атаки, пытаясь уничтожить наши войска и захватить центральную часть города. Чтобы облегчить положение 62 армии, войскам Сталинградского фронта было приказано организовать на своём левом крыле ещё один контрудар по противнику; цель контрудара – нанести поражение противнику в районе Гумрак, Городище и соединиться с 62 армией».

Южную часть Сталинграда защищала 64 армия. Вот что пишет Ерёменко о командующем этой армии: «Нельзя не сказать здесь несколько слов о командире 64 армии генерал-майоре М.С. Шумилове. Армия под его командованием сыграла исключительно большую роль в Сталинградском сражении. Её упорство и активность в обороне, её маневренность и подвижность на поле сражения причинили врагу множество неприятностей, нанесли ему большой урон, опрокинули многие расчеты противника, помогли сорвать не один из назначенных Гитлером сроков захвата Сталинграда. Наступая на участке 64 армии, Гот, что называется, обломал свои танковые «клинья». Армии удалось удержать в своих руках высоты, расположенные южнее Сталинграда, что сыграло существенную роль в устойчивости обороны города в целом. … Товарищ Шумилов хорошо умел организовать бой, взаимодействие в нём родов войск и твёрдо держал управление в своих руках. Ни при каких условиях не поддавался панике».

Ерёменко особенно выделял, что доклады Шумилова в ходе Сталинградской битвы всегда были исчерпывающи и объективны, а его смелые, чёткие решения были всесторонне продуманы и говорили о высоком оперативном умении.

«Взаимоотношения с подчинёнными он строил на суровой, но справедливой требовательности и отеческой заботе об их нуждах.

Припоминаю, как в особо трудные минуты он говорил спокойным баском: «Духом не падаем, товарищ командующий, прошу о нас не беспокоиться, задачу выполним».

Эта уверенность командарма передавалась каждому воину армии. И они действительно стояли насмерть.

В летописи Сталинградской битвы дни 21 и 22 сентября выделяются особо. Сразу пять вражеских дивизий повели одновременно штурм в центре города и у Мамаева кургана.

22 сентября немецкая пехота при поддержке танков предприняла ряд напористых атак на позиции 37 стрелковой дивизии.

Позже состоялся разговор командующего фронтом с командиром гвардейцев о боях за Сталинградский тракторный завод. «Взволнованный, правдивый рассказ командира этой дивизии генерал-майора Жолудева заставил нас вновь пережить тяжесть этой утраты.

– Как же всё-таки отдали вы противнику завод? – спрашивал я Жолудева, стремясь за напускной строгостью скрыть свое волнение.

– Товарищ, командующий, – отвечал он глухо, смотря прямо мне в глаза и с трудом поднимая тяжелые от усталости веки, – задачу свою дивизия выполняла честно, ни на шаг не отступила, большинство солдат и офицеров погибли, в соединении осталось всего несколько сот человек. Больше тысячи самолетов бомбили наши боевые порядки, в атаку на нас шло до полутора сотен танков, а за ними – пехота, волна за волной. Ведь никто не оставил своих позиций.

Жолудев замолчал. Мне показалось, что он смахнул слезу. Молчал и я. Да и что можно было сказать? Упрекать? Но разве можно было упрекать героев, честно выполнивших свой долг?

Я только и мог сказать:

– Да, война неумолима. Враг жесток».

Генерал-майор Виктор Григорьевич Жолудев погиб в июле сорок четвёртого под Волковыском, освобождая Белоруссию. Звание Героя Советского Союза ему было присвоено посмертно.

Вновь слово А.И. Ерёменко: «Осень. Начались наиболее тяжёлые дни – уличные бои в Сталинграде. Гитлеровская ставка, неистовствуя, безжалостно гнала свои войска на верную гибель, стремясь сбросить героических защитников Сталинграда в Волгу и овладеть городом. Враг спешил. Приближалась русская зима, которая так страшила гитлеровцев, и они дрались с особенным ожесточением и упорством».

Обстановка на лини обороны 62 армии всё более ухудшалась. Связь с основной базой обеспечения, которая находилась за Волгой, нарушилась. Переправы были под непрерывным огнем артиллерии и минометов противника. «В распоряжении войск армии оставалась крайне ограниченная территория, простреливавшаяся всеми видами огня, вплоть до пулеметного. Маневрировать в этих условиях было необычайно трудно.…

Вражеская пропаганда вновь затрубила о скором падении города, о выполнении фашистскими войсками их главной задачи в кампании 1942 года».

9 ноября Адольф Гитлер произнес в мюнхенской пивной перед «старой гвардией» свою традиционную ежегодную речь: «Я хотел добраться до Волги. … Это лишь дело случая, что данный город носит имя самого Сталина. Я хотел захватить этот район, и мы его захватили, хотя и остался ещё небольшой его участок. Сейчас некоторые спрашивают: «Почему вы не действуете быстрее?» Потому что я не хочу иметь там второй Верден, а намерен сделать это с помощью небольших штурмовых отрядов. Время при этом не играет никакой роли».

В это время не штурмовые отряды, а отборные германские армии и присланные им пополнения застряли в нескольких километрах от заветной цели.

В Сталинград было переправлено через Волгу более шести доукомплектованных советских дивизий. К этому времени от первоначального состава 62 армии, по сути, ничего не осталось.

В тоже время противник развернул новое наступление в надежде на этот раз обязательно покончить со Сталинградом. Дни и ночи не прекращались бои на улицах города, в домах, на берегу Волги – везде и всюду. Наши бойцы остались лишь на небольших «островках» Сталинграда. Несколько раз противник пробовал ликвидировать последние очаги обороны, но безрезультатно. К этому времени и он был измотан до предела. С июля по ноябрь в сражениях у Дона, Волги и в Сталинграде вермахт потерял до 700 тысяч человек, более тысячи танков, свыше 2 тысяч орудий и минометов, 1400 самолетов.

Инициатива в Сталинградском многомесячном сражении постепенно стала переходить в наши руки. И хотя ожесточённые атаки противника продолжались изо дня в день, они были похожи на последние судорожные усилия смертельно раненного зверя.

Достойно восхищения мужество, стойкость и умение русского солдата, отстоявшего последние пяди волжского берега в некогда цветущем городе. Отборные части германского вермахта так и не смогли пройти несколько километров Сталинградской земли, чтобы сбросить в Волгу его защитников.

Теперь решающий удар был за Красной армией.

Наступал долгожданный момент. Началась подготовка крупного контрнаступления нашей армии.

Продолжение следует.

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов»; Meta

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Мирон Федоров; (Oxxxymiron); активистка Ирина Сторожева; правозащитник Алена Попова, социолог Искэндэр Ясавеев, журналист Евгения Балтатарова; писатель Дмитрий Глуховский; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне; Артемий Троицкий; Артур Смолянинов; Сергей Кирсанов; Анатолий Фурсов; Сергей Ухов; Александр Шелест; ООО "ТЕНЕС"; Гырдымова Елизавета (певица Монеточка); Осечкин Владимир Валерьевич (Гулагу.нет); Устимов Антон Михайлович; Яганов Ибрагим Хасанбиевич; Харченко Вадим Михайлович; Беседина Дарья Станиславовна; Проект «T9 NSK»; Илья Прусикин (Little Big); Дарья Серенко (фемактивистка); Фидель Агумава; Эрдни Омбадыков (официальный представитель Далай-ламы XIV в России); Рафис Кашапов; ООО "Философия ненасилия"; Фонд развития цифровых прав

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/uploaded/files/kopiya-reestr-inostrannyih-agentov-20-01-2023.pdf
https://ria.ru/20230120/inoagenty-1846393284.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:
Владимир Анищенков
Когда мы победим?
Программа действий, которая должна помочь ликвидации укронацизма
28.01.2023
Контрнаступление
К 80-летию Сталинградской битвы
05.01.2023
Исторический урок. К 100-летию создания Советского Союза
По материалам книги «Рождение СССР»
28.12.2022
Специальная военная операция
Предпосылки, промежуточные итоги и перспективы
21.12.2022
«Квасной патриотизм» и правильные патриоты
Мы должны быть наполнены духом единства и любви к нашей общей Родине
14.12.2022
Все статьи Владимир Анищенков
Великая Отечественная война (1941-1945)
Все статьи темы
Герои России
Уникальная Россия
Проект «Аллея российской славы» занял достойное место в рамках художественно-промышленной выставки-форума, открывшейся в Москве
26.01.2023
Для Бога мёртвых нет
Вечная память ленинградцам и воинам, павшим при прорыве Блокады Ленинграда
18.01.2023
«Низкий поклон защитникам и жителям блокадного Ленинграда!»
В Санкт-Петербурге отмечают 80-летие прорыва Блокады Ленинграда
18.01.2023
Все статьи темы
Последние комментарии
Философам нравится поархаичнее
Новый комментарий от Потомок подданных Императора Николая II
28.01.2023 12:18
Почти что исповедь с проповедью
Новый комментарий от Смыслов М. Д.
28.01.2023 12:11
Перспективы «белого» патриотизма
Новый комментарий от Потомок подданных Императора Николая II
28.01.2023 11:53
О примирении с Советской властью
Новый комментарий от С. Югов
28.01.2023 11:04
Берл-Лазар плохо понимает по-русски?
Новый комментарий от Человек
28.01.2023 10:51
Может им не нравится моё православие?
Новый комментарий от ОСт
28.01.2023 09:20