itemscope itemtype="http://schema.org/Article">

Актанышский Крест: что это было?

0
5954
Время на чтение 59 минут
Фото: Обрубок спиленного креста. Фото автора

 

 

1. Это неправильные пчёлы…

 

Спилен крест со свежей могилы православного Виктора Смирнова, похороненного 27 сентября 2021г. на общественном кладбище в райцентре Актаныш Республики Татарстан. В некрополе, где уже было несколько десятков захоронений православных вперемешку с мусульманскими могилами. Родственники обнаружили факт осквернения могилы 9 октября и написали об этом в соцсетях. Повестку подхватили федеральные СМИ, и новость дошла до президента РТ. 17 декабря Рустам Минниханов вынес строгое предупреждение главе района.

«Подобное явление для республики недопустимо! Глава района несет личную ответственность за ситуацию. Случившееся требует самого тщательного расследования, а виновных, совершивших вандализм, нужно наказать по всей строгости закона», – заявил глава республики.

«Всегда мы жили очень дружно. <...> Это мы считаем хулиганство», – отреагировал руководитель района Энгель Фаттахов.

Что же это получается – никогда такого не было, и вот опять?

Более трех месяцев я собирала факты и пришла к выводу, что на восточной окраине нашей республики зародилось и, возможно, процветает «осиное гнездо». База материалов включает аудио- и видеозаписи со свидетельствами должностных лиц, представителей правоохранительной системы, духовенства и участников событий. Их совместная деятельность в райцентре Актаныш содержит, на мой взгляд, признаки не только разжигания межнациональной розни и религиозной нетерпимости, но и религиозного экстремизма.

Надеюсь, что федеральные власти обратят пристальное внимание на происходящее в Актанышском районе, раскроют причины и мотивы единой позиции местных чиновников, полиции, местного и республиканского духовенства по гонению на символ православия и примут превентивные меры для сохранения межнационального и межконфессионального мира и согласия в регионе.

 

2. По ком болит национальное сердце Татарстана?

 

Актанышский район – это малая родина Минтимера Шаймиева, в которой проживает 98% татар. Удивительно, но в родном краю национального героя – символа межнационального мира и согласия – наша семья столкнулась с просьбой не ставить крест на могиле православного усопшего. По словам заместителя главы района Галимяновой Р.Ф., администрация первым планом выполняет задание республики – сохранять и освещать национальное.

«У нас самый чистый татарский район. <...> Мы хотим сохранить татарскость. Это у нас как вторая Мекка», –  говорит она на встрече с родственниками. «Я сама не держу намаз, но православного креста боюсь. Это идет издревне», – делится чиновник, вспоминая, как в детстве бабушка пугала ее «кяферами» (кяфер — неверный (перевод Яндекс Переводчик). «Сейчас я толерантна, адекватно смотрю на крест, но из души вырвать не могу», –  заключает она.

Руководит районом Энгель Навапович Фаттахов, в прессе именуемый главным лоббистом преподавания татарского языка. Впервые пост первого замглавы администрации района чиновник занял в 1993 году, с 1998 по 2012 гг. являлся главой администрации района. Затем Фаттахов был назначен министром образования и науки РТ, в конце 2017 года отправлен в «почетную отставку» – руководить прежней вотчиной.

Увольнение экс-министра с Казани связывают с крупным скандалом – его противодействием позиции федерального центра по изучению татарского языка в школах. По информации издания «Ъ», в конце октябре 2017 года прокуратура направила президенту РТ представление о несоответствии чиновника занимаемой должности. Однако, в районе он взялся за старое, выступив с инициативой о переводе школы №2 села Актаныш на татарский язык обучения. К слову, инициатива Фаттахова заслуживает отдельной правовой оценки компетентных органов. А пользователь Ниссо Романова, вместе с мужем в 2011-2020гг работавшая в селе преподавателем хореографии, сообщает в соцсетях, что в общеобразовательной школе №1 все предметы по 4 класс были на татарском языке.

«Мы же Республика Татарстан, поэтому приходят республиканские программы как «Адымнар» но не как те, а именно для сохранения татарскости. Это на первом плане», – продолжает Галимянова Р.Ф. В республике есть четыре полингвальные гимназии «Адымнар». Идея образовательных учреждений возникла после языкового скандала, когда татарский язык перестал быть обязательным предметом в школах. Новый проект под патронажем Минтимера Шаймиева воспринимался как путь спасения для почти зачахшего в Татарстане национального образования.

По сообщению ресурса «Татар-информ», в Актанышскую программу включены арабский и турецкий языки с пятого класса. Интересно, почему ставка сделана именно на эти языки? Отражает ли этот факт направленность дружественных взглядов руководства республики на Турцию и Ближний Восток? И по-прежнему ли в цене вековая дружба народов России?

Издание «MK RU» в статье «Пока не взорвется»: Сатановский прокомментировал спиливание православного креста в Татарстане» от 20 декабря 2021г.  пишет:

«Сатановский задался вопросом, не ждут ли в Татарстане распада страны, и отметил, что в случае отделения региона от РФ его тут же признают в качестве независимого государства и Турция, и западные страны.

«Если про это сейчас не говорить, делая вид, что ничего особого не произошло, лишь бы о сложившейся ситуации все побыстрее забыли, значит, так и будет она изнутри подгорать, пока не взорвется – там или в другом месте, все равно», – убежден Сатановский.

Он отметил, что именно подобные происшествия – предвестники развала страны. По мнению политолога, власти должны обратить пристальное внимание на ситуацию в Актаныше, а также на другие подобные истории, которые имеют место не только в Татарстане. Он напомнил, что это не только право руководства страны, но и его обязанность».

Это же издание 27 декабря выпустило материал, ссылающийся на публикацию в турецком издании «Türkiye». В нем говорится о «ревностной» реакции турецкой стороны на принятие Путиным закона, запрещающего главам регионов называться президентами. «Татарстан утратил свое особое и автономное положение», – говорится в публикации», – пишет российское издание. «Также турецкого автора возмущает и тот факт, что в старших классах и вузах в России в различных регионах, в том числе в национальных республиках, обучение осуществляется на русском языке. <...> "21 декабря – день, когда мы полностью потеряли Республику Татарстан!" – говорится в конце материала. Турецкие националисты-радикалы не оставляют попыток внести раскол во взаимоотношения народов России», – заключает «МК RU».

Насколько эти попытки турецкой стороны находят отзыв в Актанышском районе и в Татарстане в целом? Формально республика до последнего отстаивала свою позицию за сохранение должности президента РТ. В неформальном поле события в Актаныше и реакция на них национальной общественности лично у меня начинают вызывать вопросы об общественной безопасности, угрозе миру и добрососедству.

А не раздувается ли очередной слон из мухи? Ведь Энгель Фаттахов, например, оценил спил креста как хулиганство. Важно своевременно сформировать правильное отношение в происходящему. О чем говорят нам факты? Обратимся к ним.

 

3. Кем был усопший?

 

Виктор Смирнов проживал в городе Набережные Челны вместе с семьей. Римма Смирнова – жена усопшего, уроженка села Актаныш, провела здесь детство. Шесть лет назад похоронила отца – актанышца, от которого в наследство остался дом. С мужем Виктором, прописанным в этом доме, часто приезжали вести хозяйство.

Так случилось, что летом 2020 г. мужчина переболел коронавирусом, и с тех пор его здоровье постепенно начало ухудшаться. За несколько месяцев до смерти между супругами состоялся случайный разговор о том, где они хотели бы покоиться. Римма ответила, что рядом с отцом в Актаныше. Виктор ответил, что очень любит жену, и поэтому желал бы быть похороненным рядом с ней. Да и Актаныш он любил всей душой…

Родом Виктор был из г. Будённовска Ставропольского края, большую часть жизни прожил там, некогда был казаком. Когда в 1995 году в городе случился теракт, он принимал участие в ликвидации его последствий, не разбираясь, кому он помогает – мусульманам или православным. У Виктора были свои твердые убеждения и своя религия – православная. Когда мужчина переехал в Татарстан, он также не делил людей по признаку религии или национальности и женился на татарке, уважал ее религию не на словах, а на деле (об этом ниже). Хотя поводов для неприязни после теракта у человека могло быть предостаточно.

Виктор, наверное, и подумать не мог, что в Актаныше, где продают и покупают алкоголь и свинину, кто-то спилит крест на его могиле. Знал ли он, с какими проявлениями национализма и халатности местных властей придется столкнуться родственникам, исполнившим его волю быть похороненным здесь?

 

4. Похороны и осквернение могилы

 

Виктор умер 25 сентября 2021г. в Набережных Челнах. В тот же день Римма Смирнова при свидетелях позвонила соседу-экскаваторщику Салавату, проживающему в Актаныше, с просьбой помочь в организации похорон православного русского мужа. Да и сам Салават, с его слов, знал Виктора при жизни и лично общался с ним.

Сосед связался со смотрителем кладбища Ильдусом Хусаиновым и предупредил его о том, что нужно подготовить могилу для православного. Со слов Салавата, захоронение Виктора на новом кладбище, где покоится отец Риммы, и куда сестра хотела похоронить усопшего мужа, было невозможно – мол, оно «татарское». На старом кладбище смотритель выделил место на открытой территории возле проезжей части – в окружении мусульманских могил.

Важный момент: смешанные захоронения в этом некрополе повелись еще с советских времен. И в скрытом от глаз поросшими деревьями углу старались хоронить православных – но вперемешку с мусульманами. Сам смотритель подтверждает этот факт. Таким образом, отдельной вероисповедальной православной зоны на кладбище нет и не было.

Почему же Хусаинов так неудачно заварил кашу? С его слов, он не нашел людей для подготовки могилы в скрытном углу, куда нельзя проехать на экскаваторе. Позже Галимянова вспоминала слова смотрителя: «Я бы и внутри место выделил – людей копать не нашел». Что мешало Ильдусу бабаю учесть исламский колорит на кладбище и обратиться в администрацию за помощью? Видимо, его расчет был на то, что по старой доброй традиции родственников удастся убедить не ставить крест.

Виктора в Челнах отпевал отец Александр из храма преподобного Серафима Саровского 27 сентября. Затем родственники Виктора, среди которых были и родные из Ставрополья, проводили его в последний путь в Актаныш. В конце погребения помогавший с похоронами смотритель сообщил о нежелательности установки надмогильного креста. Он предупредил присутствующих, что символ православия могут убрать радикально настроенные мусульмане. Но семья все же решила придерживаться защищенных законом православных похоронных ритуалов. Ильдус Хусаинов помогал до конца погребения и затем присутствовал на поминках Виктора в местном кафе «Тургай».

По информации из проверенных источников, крест был спилен 1 октября. Ранее местный житель увидел его на могиле Виктора, сфотографировал и отправил Руслану хазрату, а его жена позвонила некоему казанскому мулле. Судя по аккаунтам в соцсетях, очевидец и его супруга являются приверженцами ислама. Например, на страничке мужчины выложено множество фотографий с его хаджа.

Приехав навестить могилу мужа 9 октября, Римма Смирнова обнаружила спиленный крест и сразу обратилась в полицию Актаныша с заявлением. Я написала пост в местном паблике ВК с призывом к жителям выдать за вознаграждение информацию о вандалах. В комментариях к посту в адрес нашей семьи сразу посыпались многочисленные обвинения в оскорблении религиозных и национальных чувств жителей-мусульман.

Смотритель Ильдус Хусаинов высказал подозрение в адрес бородатых сельских парней, прошедших места лишения свободы, которые в речи часто употребляют слова из Корана. Раньше подобных случаев не было, ведь хазрат, со слов смотрителя, не разрешал ставить кресты. Не ставили и потому не трогали.

 

5. Позиция местных чиновников

 

5.1. Закон мы знаем, но Бога боимся. Заместитель главы Галимянова Р.Ф. 12 октября при первом же телефонном разговоре со мной упорно настаивала не восстанавливать крест. Чиновник рассказала, это третий случай на ее памяти, когда возникает вопрос о захоронении христиан. Но раньше с людьми договаривались не ставить символ православия.

«У нас 99% татар проживает в нашем районе. У нас это не первый случай. Насколько я информирована, там просили, чтобы крест не ставили на могилу. Но это можно было исполнить, наверное», недовольствует она.

Галимянова рассказала про случай в соседней деревне Новое Алимово, когда поставили большой крест на могилу, но администрация месяцами уговаривала убрать его. «Она поняла, спасибо, крест убрали, но памятники стоят. <...> И это не национализм, люди привыкли к такому раскладу», поучает чиновник.

Также Галимянова сообщила об отсутствии крестов на кладбище, где похоронен Виктор. Впоследствии мы убедились: символы православия в некрополе стоят на любой вкус – и деревянные, и железные, и каменные, а еще больше памятников с ними.

«Закон мы знаем, но мы – татары, боимся Бога, потустороннего мира, религия ведь… На одном кладбище не должно быть двух религий. <...> Убедительно прошу, если он похоронен среди татар, не ставить крест, хотя знаю, что это грех по христианству, и моя просьба тоже грех»,согрешила она прямо по телефону.

 

5.2. Все могут короли… Мы встретились с Галимяновой Р.Ф., руководителем сельского исполкома Хузиным И.Т. и Русланом хазратом Муртазиным 16.10.21 г. в здании администрации. Мы пришли мирно разрешить конфликт, но коллектив соучастников, дружно сочувствуя, просил нас не восстанавливать крест.

«Никто вам тоже не противился – не сказали, что не похоронят. Поэтому до этого шла такая традиция, было сказано условие не ставить крест – незаконный, не говорю, что законный, но пока придерживались до этого. А вы теперь по-другому – первый случай. Это не дискриминация, это взаимопонимание, я так думаю», продавливала замглавы.

Также на встрече мы попросили показать документ о юридическом статусе кладбища. Хузин протянул нам лишь выписку из земельного кадастра. «Точного определения и постановления по статусу кладбища нет, мы работаем над этим», сказала Галимянова.

Мы предложили меры по наведению порядка на кладбищах села. Особо просили сообщить жителям об общественном статусе кладбища и наличии на нем православных захоронений, чтобы снять общее напряжение и обвинения в адрес семьи. Просили выделить вероисповедальные участки на кладбищах, разъяснить смотрителям и духовенству о невмешательстве в ритуалы иных конфессий. Требовали создать положенную по закону похоронную службу.

А Васька слушает да ест… Встреча закончилась обещанием Галимяновой вынести наши предложения на суд «короля»: «Я бы хотела попросить вас  еще об одной встрече, но с участием Энгеля Наваповича, потому что я на себя не беру это. Энгель Навапович здесь уже много лет и проживает, и работает. Он как король если скажу, будет очень… Отец. И для молодежи, и для пожилых, и для аксакалов. Поэтому я на себя это не беру».

 

5.3. Мыло, мочало, начинай сначала. Повторный звонок от чиновника с просьбой не устанавливать крест поступил 22 октября.

«Мы бы поделили 20-50 м, но, придя к единому решению, что без крестов, с камнем только. Пока за Виктором есть свободная зона немного. Но с просьбой, что только с камнем», поделилась она своим видением дальнейших захоронений православных на общественном кладбище.

Также чиновник добавила, что статус кладбища не определили и додумают к весне: «Даже если будет общественным, надо будет решать совместно, чтобы не ставить деревянные кресты».

Мы ответили Галимяновой на следующий день, напомнив нашу позицию: крест восстановим. Предупредили, что не хотим придавать ситуации громкую огласку, и попросили организовать прием к Энгелю Фаттахову. Чиновник обещала подумать, и мы продолжили ждать у моря в погоды…

Семья восстановила крест на могиле родственника за свой счет 4 ноября. Символ православия был поставлен меньшего размера и закрыт от посторонних глаз венком – этакой «шапкой-невидимкой».

 

5.4. Где-то на том свете Гитлер смахнул скупую слезу… Вторая встреча с замом главы состоялась в здании администрации 5 ноября. Галимянова сказала, что не может нам предоставить документ о статусе кладбища: «<…> не вышло постановление, есть процедуры, проведена регистрация, и засел в регистре». Со слов чиновника, в ноябре должен состояться сход граждан. На нем поднимется вопрос об определении статуса кладбища, и у администрации есть намерение сделать его общественным.

Райхан Фелусовна подчеркнула, что сам глава района Энгель Фаттахов сказал крест не ставить, поэтому она находится между двух сторон. Да и раньше «по договоренности» следовали этому правилу.

«Скажу Вам одну вещь - не знаю, понравится вам. У нас самый чистый татарский район - Актаныш. Мы же Республика Татарстан, поэтому приходят республиканские программы как «Адымнар»- но не как те, а для сохранения татарскости. Это на первом плане. И вот для русских комфортнее жить там, где много русских, поэтому мы хотим сохранить татарскость, поэтому мы не хотим, чтобы сюда приезжало много русских, и были церкви. Я говорю открыто об этом. Это у нас как вторая Мекка; все-таки, если Вы татарка, не говорю освещать, мы хотим сохранить татарскость. Но при этом мы с уважением смотрим на существующих и не хотим, чтобы ставили крест. Но если ставят, то на русской стороне, и не ставим целью, чтобы сюда приезжало много русских. Это для сохранения основной татарскости», – этими своими словами открыла ящик Пандоры Галимянова. Окончательно распахивая его крышку, она добавила: «У нас задача от республики - освещать и сохранять национальное».

 

Встреча закончилась суесловным обещанием Галимяновой оповестить население о фактическом статусе кладбища на ближайших сходах граждан с последующей публикацией информации в СМИ.

 

5.5. Случайно всплыл? Статус кладбища был определен еще в 2015 году, а документ в Авгиевых конюшнях якобы «нашелся случайно». Замглавы на встрече 5 ноября вручила мне файл с ответом юриста без подписи с акцентом на законность установки надмогильного креста согласно документу «Положение об организации ритуальных услуг, погребения и содержание мест захоронения (кладбищ) на территории Актанышского сельского поселения Актанышского муниципального района РТ» N19 от 18.06.2015 г.». 12 ноября я попросила Галимянову Р.Ф. скинуть мне документ. Она ответила, что давно искала его: «Оказывается, был. Это решение принято еще до меня».

К слову, п. 2 ст. 8 ФЗ №149 от 27.07.2006г. «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» гласит, что гражданин имеет право на получение от органов местного самоуправления информации, непосредственно затрагивающей его права и свободы. Как расценивать со стороны Галимяновой Р.Ф., в том числе руководителя сельского исполкома Хузина И.Т., заявление об отсутствии документа о статусе кладбищ села Актаныш?

 

5.6. Что ни говори, жениться по любви … ни один король. Не дождавшись шагов на встречу со стороны чиновников, 3 декабря я опубликовала статью о юридическом статусе кладбища и позиции местной власти. 6 декабря мне позвонила Галимянова с возмущениями. В ответ на мои аргументы относительно двухмесячного бездействия с ее стороны заместитель вновь указала, что все решает глава Энгель Фаттахов. В конце разговора чиновник повторно обещала опубликовать в местных СМИ извещение об общественном статусе кладбища. Но они вновь оказались пустыми…

Я вот думаю, а что же мешает главе района решать? Не «задание» ли от республики»?

 

5.7. Жареный петух и Райхан отпущения. Мою публикацию 15 декабря подхватило издание «Вечерняя Казань», следом федеральные, а затем и другие республиканские СМИ. 17 декабря – в день вынесения строгого предупреждения от президента – вдруг зазвонил телефон. Глава района пожелал встретиться с родственниками усопшего. На публикацию о происшествии и статусе кладбищ у администрации ушло всего два часа. Только вот рассказывать пришлось уже не только актанышцам, но и всей России…

Наша встреча с Фаттаховым состоялась 19 декабря в здании администрации. Мы подготовили уточненные требования от нашей семьи. Все они касались реализации ФЗ «О погребении и похоронном деле». С главой договорились о разработке им мер по обеспечению порядка на кладбищах Актаныша и района и их совместном обсуждении.

Спустя шесть дней мы получили дорожную карту, которую ждали почти три месяца. В тот же день я опубликовала наши замечания по ее доработке. Тришкин кафтан не предполагает главного – создания мусульманского вероисповедального кладбища и выделения участков на общественных для межконфессиональных захоронений, в т.ч. семейных. Для предотвращения дальнейших межрелигиозных конфликтов на почве похоронных ритуалов решение этого вопроса очень важно. В замечаниях указаны и другие недочеты, касающиеся безопасности, удобства и санитарного состояния кладбищ.

О публикации предложенных доработок я оповестила руководителя пресс-службы Энгеля Фаттахова 26 декабря. На сегодняшний день ответа не последовало. Не исключено, что нерешенность ситуации с кладбищами в Актаныше и районе заставят заявлять о себе и в будущем. Ведь вопрос организации некрополей требует прозорливости на десятки лет вперед.

По собственному желанию. С такой формулировкой на внеочередной сессии местные депутаты Актанышского района единогласно приняли отставку Галимяновой 29 декабря.

«По уму властям в РТ надо было сделать так: найти вандалов (о них как-то забыли), снять Фаттахова с должности, сделать надгробие с крестом, на кладбище поставить указание, что оно муниципальное, провести разъяснительную работу с населением, чтобы впредь подобного не было. Может быть, даже кладбище сделать отдельное христианское в Актаныше и поставить рядом с ним церковь. Но так было бы по-умному. Но кто сказал, что будут делать по-умному?», – рассуждает религиовед, политолог и историк Раис Сулейманов в интервью мне.

 

6. Позиция духовенства

 

6.1. Отец Иоанн Антипов: «На территории Актанышского района действительно радикально настроенные». Пресс-секретарь Альметьевской епархии Татарстанской митрополии РПЦ отец Иоанн Антипов 10 октября рассказал: «На территории Актанышского района действительно радикально настроенные. Пробить эту стену – Вы сами говорите, что народ против. И там против и местные власти тоже самое. Ничего не дадут». На мою просьбу поговорить с представителями духовенства Актаныша о невмешательстве в конфессиональные дела православных, священник ответил: «Они ничего не решат. Они могут сколько угодно кивать головой, но решать ничего не будут».

От безысходности я спросила, как семье защитить могилу Виктора от осквернения. Самый простой, по мнению протоиерея, вариант – перезахоронить или поставить маленький крест. «Вы имеете право обращаться в администрацию – и моральное, и юридическое право. Церковь там ничего не имеет, и ни на одном кладбище». На мой вопрос о внесении в администрацию Актаныша предложения от РПЦ о создании вероисповедальных зон или кладбища, ответ отца Иоанна был смиренным: «Церковь имеет право советовать, если спрашивают. А если этот совет никому не нужен? Ну и что?»

Попытка организовать приход в Актаныше, со слов священника, получила однозначный ответ: здесь он не нужен. «В православных селах ставят мечеть — это факт. Где один мусульманин, и ставится мечеть. Один! И никого не спрашивают. А, когда там 99,9% мусульман, ставить храм, сказали – извините, но у вас сожгут сразу все…».

Действительно, замглавы района Райхан Галимянова на встрече с родственниками 5 ноября говорила: «Я не представляю, что в каком-то месте Актаныша будет церковь. Вижу приход без колоколов, в каком-нибудь месте. Может быть, в Михайловке».

 

6.2. Желания бабаев VS закон РФ. Имам-мухтасиб Руслан хазрат Муртазин на встрече с замглавой 16 октября рассказывал о возмущенных сообщениях местных жителей, увидевших с дороги символ православия на могиле Виктора.

«На субботники мы ходим, и аксакалы там, и на меня все смотрят и возмущаются, что я в стороне остался <…>», – сказал Руслан хазрат. Напомню, что смотритель Ильдус Хусаинов ранее говорил, что имам-мухтасиб не разрешал устанавливать кресты на могилах. Он же просил назначить кладбище, где захоронен Виктор, мусульманским. Об этом мне сообщила Галимянова в ходе телефонного разговора 22 октября.

«У нас старейшин аксакалов самое главное духовное управление. Они последние годы этот вопрос тоже поднимали именно на татарских кладбищах только чтобы именно наших татар-мусульман захоранивались, и по нашему шариату, когда вот мы на всех молитвы читаем, и, если не нашей религии человек захоронен, то это по шариату противоречит по религиозному», – разоткровенничался имам-мухтасиб района.

Духовный лидер также просил нас не восстанавливать крест на могиле или поставить только мраморный камень, чтобы символа православия не было видно: «Мы хотели бы хотя бы на счет креста, как сказать, может хотя бы камень, мраморный камень поставить, чтоб без креста хотя бы, у нас хотя бы вот такое пожелание».

«Мы знаем, что вы правы, стопроцентно правы, но мы хотим учесть желание и наших бабаев тоже <…> Мы не можем перевоспитать население, мы не можем изменить образ мышления наших аксакалов и граждан в том числе», – призналась Галимянова, поддерживая просьбу имама-мухтасиба.

Мы так и не поняли, что для чиновника в приоритете: ФЗ РФ «О погребении и похоронном деле» или законы шариата? 

 

7. Позиция правоохранительных органов

 

7.1. Шариат в полиции или полиция в шариате? «Если вам хочется ставить крест, перезахороните тело на другое кладбище <...> за счет средств администрации. Здесь все мусульмане выступают против», – с таким шокирующим предложением позвонил нам участковый Раушан Габдулкабиров 15 октября. Блюститель закона – вопреки самому закону – предложил поставить надгробный камень, не ставя крест.

Капитан полиции Дамир Халиулин пытался ввести родственников в заблуждение, называя кладбище мусульманским. И попутно оказывая давление на них 5 ноября в здании Актанышского ОМВД.

«Тут, знаете, в чем вопрос… То, что спилили, это ладно – 244ая предусматривается по УК РФ. Может быть встречный иск в отношении вас… Очень сейчас популярны такие уголовные дела, хорошо возбуждаются. Основание – оскорбление чувств верующих. То, что в мусульманском кладбище похоронили православного», - сказал защитник закона.

Напомню, что 9 октября Римма Смирнова оставила заявление в полиции Актаныша по факту спиленного креста. О готовности найти виновных сотрудник уголовного розыска Актанышского ОВД Ильдар Шайхутдинов заявил мне 25 ноября. Но 6 декабря уголовное дело было приостановлено без допроса заявителя и свидетелей, без изъятия вещдока – оставшейся части спиленного креста. Он был изъят на экспертизу лишь 22 декабря – спустя 2,5 месяца после подачи заявления.

Решение об отмене приостановления было вынесено прокуратурой 17 декабря – именно в этот день новость о спиленном кресте вошла в федеральную повестку СМИ. Республиканская прокуратура взяла уголовное дело под контроль.

19 декабря Римму признали потерпевшей. Нас, как свидетелей, допросил участковый Раушан Габдулкабиров – тот самый, кто предложил перезахоронить тело Виктора Смирнова.

К слову, дознаватель Имамова причиной приостановления уголовного дела назвала «неустановленность лица», сокрушаясь, что именно дознаватели останутся крайними в этом деле.

 

7.2. Ни ответа, ни привета. Неизвестна судьба моего заявления от 5 ноября о привлечении к ответственности лиц в комментариях к посту в паблике ВК с признаками разжигания межнациональной и межрелигиозной розни и экстремизма. По сегодняшний день я не получила ни одного устного или письменного ответа от полиции. Со слов зампрокурора Актанышского района Руслана Загрутдинова, оно находится в Мензелинском межрайонном следственном комитете у некоего Салахова. Оказалось, что и регистрационный номер заявления в КУСП не соответствует номеру на выданном мне корешке – то есть, недостоверный. Очередная случайность?

 

8. Схватка бульдогов под ковром

 

8.1. Могилу оставят в покое, если удастся доказать православие усопшего. Но это не точно. Неожиданный звонок поступил вдове усопшего 17 декабря – в тот самый день, когда президент республики вынес строгое предупреждение главе района. И главный муфтий РТ заявил о личном контроле по соблюдению прав верующих при захоронениях на общественных кладбищах независимо от вероисповедания.

Звонил и.о. благочинного по Актанышскому району протоиерей Александр Расторгуев, действующий по благословению епископа Альметьевской епархии Татарстанской митрополии РПЦ. «Дело в том, что я встречался с представителями ислама. Они просят доказательства, что Ваш покойный супруг действительно был православным. Если мы сможем это доказать, то могилу оставят в покое. Поэтому нам с Вами нужно постараться», – поделился священник. Он просил справку о крещении Виктора, подтверждение его отпевания и любые доказательства того, что мужчина вел православную жизнь.

Как выяснилось, 17 декабря актанышский имам-мухтасиб Руслан Муртазин связался с пресс-секретарем епархии. Отец Иоанн попросил отца Александра срочно выехать в Актаныш и связаться с родными усопшего.

В селе священника встретили два брата по вере: местный имам-мухтасиб Руслан Муртазин и Рустам хазрат Валиуллин – бывший первый заместитель главного муфтия РТ, ныне действующий председатель ревизионной комиссии ЦРО Духовного управления мусульман, новоизбранный главный мухтасиб Казани и имам мечети «Куддус». Отец Александр назвал последнего «правой рукой главного муфтия РТ». Также присутствовал руководитель пресс-службы главы района Руслан Усманов.

Встреча началась с визита на кладбище к могиле усопшего.

«Они мне сказали, что это кладбище чисто мусульманское, всегда было мусульманским. И сказали, что крест восстановили, но они не сказали, что это родственники восстановили крест. <...> Мы были вечером уже, темнело. Когда я спросил у них: "А что, на кладбище нет совсем православных?", они сказали мне: "А вот там среди деревьев стоит один крест, и все! " Опять лукавство...», – рассказал он родственникам.

А ведь лично Руслану хазрату главным муфтием было указано на соблюдение законодательства при захоронениях на общественных кладбищах. Но, со слов отца Александра, мулла вместе с гостем из Казани решился вводить в заблуждение священника при посещении могилы усопшего Виктора. Получается, глава ДУМ РТ не указ мухтасибам? Или мы неправильно понимаем?

 

8.2. Тайны мадридского двора. По словам протоиерея, формальная, но бессодержательная часть встречи прошла в кабинете замруководителя исполкома Актанышского района по соцвопросам Лейсан Нурлыевой. Участвовали те же лица, что были на кладбище, и еще несколько человек.

За чаепитием началось странное – со слов батюшки, Рустам хазрат Валиуллин запросил у благочинного документы, подтверждающие причастность Виктора Смирнова к православию.

Настораживают два факта. Первый: необоснованный ни каноном, ни законом запрос высокопоставленного хазрата происходит в кабинете в присутствии чиновника из администрации Энгеля Фаттахова. Кроме того, Актаныш не относится к его мухтасибату.

Второй факт: эта подковерная игра ведется в тот самый день, когда Президент Татарстана вынес руководителю района строгое предупреждение: «Глава района несет личную ответственность за ситуацию». Рустам Минниханов заверил общественность, что «Татарстан всегда был и остается местом, где с равным уважением относятся к представителям всех религий» и указал: «Задача органов власти всех уровней – в своей работе строго следовать этому принципу».

Вопрос, для чего новоизбранный главный мухтасиб Казани запросил документы, подтверждающие православие нашего усопшего родственника, на тот момент для нас остался открытым.

 

8.3. Негласное задание хазрата. Чтобы выяснить, 20 декабря мы встретились с отцом Александром. Во время встречи ему позвонил Рустам хазрат Валиуллин. С его слов, он обратился к священнику по заданию и просил документы по трем вопросам: 1. Крещен ли был Виктор Смирнов и где крещен? 2. Кто и где отпевал Виктора? 3. Была ли воля его (о месте захоронения)?

Особенно, по словам хазрата, по последнему пункту ему «нужно успокоить татар». Ответы на эти вопросы очень важны, потому что за ними стоят «смутьяны-блогеры, две не совсем порядочные татарки», как он выразился. Под блогерами он назвал «ее (Риммы) сестру». А про саму вдову он задался вопросом: «Как она умудрилась затащить его (усопшего) к себе в аул, я не понимаю?!». Многоуважаемый Рустам хазрат мотивировал свои рассуждения: «Чтобы из-за вот этих недотатар между нами непонимания не было».

Не является ли последнее выражение имама разделением на «правильных татар» и «недотатар»? Говорит ли это оскорбление от духовника о его предвзятости и нетерпимости?  

Далее он предложил отцу Александру вариант «по сносу креста». В случае, если Виктор окажется некрещенным, митрополией «повелеть» родственникам убрать крест. Чтобы символ православия, установленный на могиле некрещенного, с его слов, «не позорил христианство среди мусульман». А в случае, если Виктор окажется крещенным, мулла сказал: «Думаю, воля не имеет значения…».

Имам-мухтасиб предложил благочинному выстроить совместную логику и объяснить мирянам, почему с завещанием усопшего считаться не нужно:

- между супругами не было венчания;

- Римма – татарка, и ее голос по православию – ноль;

- «по исламу два христианина должны сказать, что этот христианин хотел быть похороненным среди мусульман», чтобы в день Суда возродиться среди них.

Далее хазрат продолжил: «Ибо я опять-таки как ревностный суннит-мусульманин, я представляю и христианство ревностным, и иудаизм ревностным, а вот эти полутона - проституция религиозная, она мне не нравится!».

Как может человек, отвечающий за духовное окормление верующих, употреблять выражение, подобное последнему? Выражает ли он нетерпимость к «полутонам», имея в виду захоронение православного усопшего в полном соответствии с законом РФ на общественном кладбище?

Удивительно было слышать и безосновательное, не соответствующее действительности заявление в адрес семьи от духовного лидера: «Есть информация такая, что они (родственники) просто пожадничали и решили не оплачивать за похороны на христианском кладбище».

Как оценивать действия экс-первого заместителя главного муфтия республики с учетом того, что хазрат, с его слов, действует «по заданию»? Что это – специальное задание главы ЦРО ДУМ РТ, согласованная политика главы Актанышского района Фаттахова, в администрации которого происходила встреча, или личная инициатива «ревностного суннита-мусульманина», как он себя называет?

Почему Рустам хазрат напрямую не вышел на родственников, а обратился к представителю РПЦ? Планировал ли он давить на церковь и настаивать на сносе креста с могилы, если Виктор окажется некрещенным? Чем мог помешать главному мухтасибу Казани православный символ на могиле в Актаныше? В чем мотив вмешательства в дела православия?

Зачем доказывать православие Виктора Смирнова мирянам? Не потому ли, что они (миряне) считают кладбище мусульманским? И почему Рустам хазрат и те, кому нужны эти доказательства, не расскажут людям про его общественный статус? Ведь для этого не нужны документы о крещении усопшего.

Как оказалось, главный мухтасиб Казани – не единственный религиозный деятель Татарстана, отрицающий обязательность исполнения воли усопшего о месте захоронения.

Издание «Первый русский» в статье «Крестоповал в Татарстане: для простых татар - трагедия, националистам - радость» от 11 января 2022г. пишет:

«В уже цитировавшемся совместном заявлении ДУМ Республики Татарстан и Татарстанской митрополии Русской Православной Церкви говорится: «Убеждены, эти случаи на кладбищах являются не следствием каких-либо межнациональных конфликтов и установок, а напротив – исключением из установившихся уважительных отношений между представителями различных конфессий».

Но в этих прекрасных и своевременных словах впору усомниться, когда читаешь высказывание имам-хатыба мечети «Миргазиян» в Кaзaни и зaместителя мухтaсибa (рaйонного упрaвления муфтиятa) Кировского и Московского рaйонов Кaзaни по нaуке и обрaзовaнию Aбдуррaуфа Зaбирова: «Есть и прaво хозяинa... Нa этом клaдбище покоятся нaши предки, приверженцы ислaмa, которые рaтовaли зa свою нaцию! Зaвещaние действительно только в том случaе, если оно соответствует зaконaм шaриaтa... Это [предсмертнaя воля Смирновa похоронить его в Aктaныше] не соответствует слову и повелению Всевышнего, поэтому мы это отрицaем».

 

8.4. Достучался ли Президент РТ до Энгеля Фаттахова? Мы встретились с владыкой Мефодием в Альметьевской епархии РПЦ 21 декабря. Встреча прошла очень тепло. Епископ принес слова соболезнования и уже был посвящен в ситуацию. Целью запроса информации со стороны представителей ислама он предположил оправдание последними своих деяний.

Владыка при нас связался с главным советником управления по взаимодействию с религиозными объединениями департамента Президента РТ по внутренней политике Рамисом Хисматуллиным. Епископ попросил чиновника объяснить хазратам, чтобы те больше не беспокоили ни родственников, ни благочинного: «<…> И вот там опять какой-то хазрат наводит беспокойство, в плане того, что дайте свидетельства, что он был крещен, что он православный, что его отпевали и так далее. Заместитель главного муфтия Татарстана Рустам хазрат. Иначе они там начнут спиливать крест и т.д. Сейчас вот Москва тоже беспокоится. Наведите порядок».

«<…> Рустам хазрат Валиуллин, короче, да? Ну да уж, да.  Там уж глава должен навести порядок. <...> Они там все в курсе насчет этого", – ответил представитель Аппарата Президента РТ, пообещав все уладить.

Владыка просил его сообщить в ближайшее время о достигнутых результатах по усмирению «беспокойного хазрата», и Рамис Хисматуллин также пообещал это сделать.

Как видим из дальнейших событий, представителю Аппарата Президента РТ не удалось «убедить» Рустама хазрата Валиуллина умерить свой пыл. После обещания Рамиса Хисматуллина, данного епископу 21 декабря, председатель ревизионной комиссии ДУМ РТ продолжал беспокоить благочинного, настаивая на предъявлении доказательств православия усопшего. И это несмотря на публичное указание своего близкого брата по вереПрезидента республики Рустама Минниханова. 

Мы отправили отцу Александру подтверждающие документы 29 декабря: справку Георгиевской епархии о крещении усопшего, фотографии Виктора с нательным крестом – в том числе, на фоне храма и в монастыре в Дрожжановском районе, куда он ездил летом 2021г. незадолго до смерти, контактные данные отпевавшего его священника. В тот же день протоиерей передал их имаму-мухтасибу. Доказательства мы предъявили, чтобы исключить нападки на РПЦ. Со слов главного мухтасиба Казани, «крест на могиле некрещенного позорит христианство среди мусульман». По нашему предположению, Рустам хазрат мог рассчитывать, что Виктор окажется некрещенным. Безусловно, это могло стать поводом для выражения определенными СМИ сомнений в обоснованности установки креста. Но последние пошли на публикацию недостоверных фактов и диффамации в адрес семьи. В чем же их интерес метать петли?

 

9. Газетные утки республиканских СМИ

 

15 декабря тема со спиленным крестом вошла в республиканскую и федеральную повестки. Первый комментарий со стороны местного самоуправления Актанышского района был дан изданию «КП Казань» 17 декабря: «Для православных в общественном кладбище отведено свое место. Могила была уже подготовлена, и конфессиональная принадлежность покойного выяснилась только после их приезда».

После того, как 29 декабря отец Александр передал Рустему хазрату Валиуллину документы, доказывающие православие Виктора Смирнова, среди республиканских СМИ и Телеграм-каналов развернулась целая информационная кампания по травле родственников усопшего и введению общественности в заблуждение публикациями недостоверных фактов.

Эта кампания, на мой взгляд, - часть осуществления определенного плана:

1. нейтрализовать Грегоржевскую, выставив «хайпершой, прыгающей на трупе родственника ради подписчиков и лайков в Инстаграм»;

2. зародить сомнение в православии усопшего с подмешиванием искаженных фактов. Для этого заявить общественности, что у Виктора с Риммой был никах, поэтому он автоматически принял ислам, и что родственники сами сообщили об этом перед похоронами;

Здесь сразу поясню, что ради уважения к религии жены и ее матери Виктор прошёл мусульманский обряд бракосочетания никах, что в случае с ним отнюдь не свидетельствует о смене религии. Со стороны муллы не было разъяснений о принятии ислама. Со стороны усопшего не было произношения шахады (свидетельства о вере в Единого Бога Аллаха и посланническую миссию пророка Мухаммеда), ключевое требование при котором по канонам ислама – осознанность. Более того, осознанно принявший ислам мусульманин не может продолжать носить нательный крест, как это до самой смерти делал Виктор. Эти же тезисы подтверждает один из самых популярных духовных лидеров республики имам-хатыйб мечети «Гаиля» Советского мухтасибата г. Казани Рустам хазрат Хайруллин.

3. ввести людей в заблуждение, что на кладбище якобы был участок для захоронений православных, а родные похоронили Виктора среди мусульман.

Вероятно, публикации направлены на решение нескольких важнейших для узкого круга заинтересованных лиц задач:

  1. выбеливание застарелых уже пятен по межэтническим отношениям на пострадавшем имидже республики и Энгеля Фаттахова в частности;
  2. снятие вины с высокопоставленных блюстителей «национальной чистоты» и перекладывание ее на человека, который говорит о проблеме, – то есть, на меня;
  3. назначение пострадавшим не все общество Российской Федерации, в каждой семье несущего генетическую память о «чистоте нации», а республиканских националистов и сочувствующих им некоторых жителей Актаныша, протестующих против установки православного креста на могиле усопшего Виктора Смирнова.

У меня, как у родственницы усопшего, есть претензии к определенным изданиям и Телеграм-каналам, опубликовавшим недостоверную информацию по ситуации со спиленным крестом. Она содержит и порочащие сведения, и оценочные суждения, оскорбляющие честь и достоинство семьи Виктора Смирнова. По этому поводу мы намерены обращаться в Роскомнадзор, прокуратуру и суд для привлечения этих ресурсов к ответственности.  (На случай, если авторы решат удалить или отредактировать свои публикации, зафиксированные мною первоначальные оригиналы материалов будут в плейлисте YouTube-канала). 

Сразу два издания, собственником которых является АО «Татмедиа», принадлежащее правительству Республики Татарстан, 31 декабря взялись мазать меня дёгтем. «Интертат» опубликовало статью, включающую ложные сведения и диффамации, «Актаныш-информ» - на своем сайте и ресурсах в соцсетях продублировало этот материал. Обратите внимание, каким «глубокомысленным творчеством» разродился актанышский филиал, ранее по факту спиленного креста не выпустивший ни одного материала, кроме официального обращения главы после предупреждения Президента РТ. Также «Интертат» сообщает ложное сведение, что крест на могиле Виктора Смирнова был восстановлен районной администрацией Актаныша.

«Это были эмоциональные всплески во время новогодних каникул, ныне мы с этим покончили», – прокомментировал руководитель Республиканского агентства РТ по печати и массовым коммуникациям "Татмедиа" Айдар Салимгараев публикации в подведомственных агентству СМИ.

К слову, эти подконтрольные правительству СМИ ссылаются на пост анонимного Телеграм–канала «Бабай позвонит». Ресурс InKazan называет его «появившимся в начале 2018-го года очередным подконтрольным республиканскому правительству каналом».

Сетевое издание «МК Казань» 2 января 2022 г. на своем сайте публикует перевод материала «Интертат», содержащего ложные сведения и диффамации. 5 января издание выпускает статью, основанную на непроверенной информации. Издание "Первый русский" на этот материал отреагировало так:

«Кампанию травли и шельмования Ирины Грегоржевской продолжили не только сетевые каналы и блоги, но и «МК Казань», автор статьи в которой Альберт Бикбов, нагромождая горы домыслов и откровенной лжи, делает вывод:

«Ведь как ни крути, такие действия можно расценивать как провоцирующие, вносящие межрелигиозный раздор в общество. Ну да, мадам Грегоржевская получила больше подписчиков в соцсетях, дала кучу интервью, медийно раскрутилась, но стоила ли эта опасная для спокойствия общества игра с местом умершего родственника свеч? А может, эти провоцирующие действия именно имели за собой какие-то другие цели, кроме покоя умершего?»

Упомянутый блогер, к слову, и на своем телерам-канал «Bikbov.guru» написал пост, по которому я намерена обращаться в прокуратуру и суд.

Издание «Бизнес Online» 30 декабря публикует статью, в которой вводит в заблуждение относительно статусов кладбищ Актаныша, называя одно из них мусульманским вопреки официальному статусу.

«Миллиард татар» (по информации издания «Readovka» являющийся проектом АО «Татмедиа») на своих ресурсах - сайте, телеграм-канале, в сообществе ВК – 4 января 2022 г. публикует материалы, содержащие недостоверную информацию и шельмования родственников усопшего.

Ко всему прочему, издания «Интертат», «Актаныш-информ», «MK RU Казань», ресурс «Миллиард татар», ТГ-канал «Бабай позвонит» и другие распространяют лживую информацию о том, что ранее я была уволена как журналист. Такие сведения порочат мою деловую репутацию. Сообщаю, что на сегодня я – начинающий журналист, никогда не работала по найму в СМИ.

Кроме того, издания «Интертат» и «MK RU Казань» без моего согласия использовали фотографию к посту от 22 сентября 2021г. в аккаунте Инстаграм, вырвав её из контекста. 

«Эта история, получив федеральное звучание, очень сильно ударила по имиджу Минниханова и Шаймиева (Актанышский район - его малая родина), отсюда и жесткая отповедь Минниханова в адрес Фаттахова. Но в итоге Фаттахова не стали снимать, крайней сделали его заместительницу, а сейчас Вас демонизируют» – объясняет мне политолог Раис Сулейманов.

 

10. Религиозный дисбаланс и риски гражданского общества

 

«Я вот нахожусь в Лениногорске, у нас точно также – есть мусульманское кладбище, туда никого не пускают. Есть городское, куда всех хоронят подряд. Да, православные тоже недовольны», – рассказывает пресс-секретарь Альметьевской епархии РПЦ Иоанн Антипов. На православных кладбищах, со слов батюшки, хоронят родственников – мусульман. Он рассказал, что в Челнах жгли храм, спиливали символ православия. Особенной остается проблема с поклонными крестами, установка которых, по словам священника, встречает отказ на высоком уровне.

Вот несколько примеров притеснения символов православия в Татарстане. Широкой публике известен скандал 2016 года в кряшенском селе Ташкирмень в Лаишевском районе, где депутат распорядился спилить поклонный крест и остался безнаказанным. В 2017 году в Набережных Челнах неизвестные спилили деревянный крест, установленный на Боровецком роднике.

«Еще в 2014 году зафиксировано, что в регионе действует уже 1524 мечети (в основном построенных как раз за последние десятилетия) и только 331 православная церковь, включая часовни, молельные дома и молитвенные помещения. Почти пятикратная разница при том, что соотношение представителей конфессий практически 50/50, если учитывать православных кряшен, чуваш, марийцев, удмуртов, мордву, украинцев с белорусами и других», – рассказывает председатель Общества русской культуры РТ Михаил Щеглов.

Например, в Арском мухтасибате, по данным ДУМ РТ на конец 2021 года, открыта 90-я мечеть. В Актанышском районе нет ни одной церкви, часовни и даже прихода.

«При том, что в два процента не татар входят русские и марийцы, которые тоже преимущественно православные», – продолжает Щеглов.

Религия предназначена нести светлые духовные ценности, и искать что-то плохое в развитии инфраструктуры глупо. Настораживают два факта. Первое – непропорциональность роста мечетей конфессиональной численности населения республики по сравнению с церквями. И второе – обвинение муфтия Татарстана Камиля Самигуллина в преднамеренной трактовке тасфира – толкования священного Корана –главой духовного управления мусульман России Равилем Гайнутдиным. Напомню, что ДУМ РТ в 2011 году вышел из состава Совета муфтиев России.

8 апреля на сайте ДУМ РФ был опубликован текст обращения к президенту Татарстана Рустаму Минниханову:

«Центризм, срединность и умеренность во все века, как в средневековый период, так и в составе России, отличали традицию ислама в татарской среде. Без сомнения, трактовка исламских положений, представленная в данном тасфире, есть ни что иное, как грубая попытка внедрить в татароязычное духовное пространство учение маргинальной турецкой секты Исмаил-ага, к числу приверженцев которой принадлежит нынешний муфтий Татарстана. Положения, противоречащие классическому доктринальному пониманию ислама, и ранее включались в литературу Издательского дома «Хузур» при ДУМ Республики Татарстан, но никогда ранее они не появлялись в толковании Корана! <...>. Кроме того, нельзя пребывать в иллюзии, что такое беспардонное внедрение одного из крайних течений, представляющих традицию суфийских братств, не вызовет ответной реакции с другого полюса обширного спектра мусульманской традиции. И здесь огромны риски получить в центре России ситуацию с салафитско-суфийским непримиримым противостоянием по образцу ряда республик Северного Кавказа».

Мнение Равиля Гайнутдина было принято неоднозначно. Например, исламовед Роман Силантьев подоплекой конфликта назвал не богословие, а распределение бюджетных средств. «Гайнутдин считал, что именно его ДУМ должен был получить деньги на всероссийское празднование 1100-летия принятия ислама Волжской Булгарией, намеченное на следующий год, которое он якобы «пробил» через правительство. Но деньги направили сразу в Казань…», – заявил религиовед газете «Взгляд». С российским ученым согласен и казанский исламовед Азат Ахунов. Он считает, что у Равиля Гайнутдина – одного из лидеров мусульман России – «накопились обиды». И «…сейчас его молодой муфтий Татарстана отодвигает в сторону. Камиль Самигуллин начинает себя позиционировать как федеральный деятель», – пояснил ученый.

Камиль Самигуллин впервые был избран главным муфтием Татарстана в 2013 году. На двух последних выборах на пост главы ЦРО ДУМ РТ хазрат дважды был переизбран – причем, на безальтернативной основе. Правда, в 2017 году его конкурентом пытался выступить бывший глава управления Габдулла Галиуллин, имам казанской мечети «Нурулла». Перед выборами на январском пленуме ДУМ он критиковал принятое ранее постановление о том, что пятничные проповеди в мечетях должны вестись исключительно на татарском языке. Галиуллин проводил свои проповеди также на русском языке для донесения их сути нетатароязычным прихожанам, в том числе, мигрантам.

«Экс-муфтий РТ считает, что проповедь на русском будет вкладом мусульманского духовенства в борьбу с терроризмом и экстремизмом. «А кто будет препятствовать этой борьбе с терроризмом и экстремизмом, независимо от того, имам этот человек, мухтасиб или муфтий, — он будет пособником терроризма и экстремизма в России», - пишет издание «Бизнес Online».

Это же издание пишет, что перед выборами главного муфтия РТ «Галиуллина пригласили на беседу в аппарат президента РТ, где пристально следят за ситуацией, и настоятельно рекомендовали не раскачивать лодку, поскольку татарстанские власти полностью устраивает нынешний глава республиканского ДУМ».

Я не могу давать оценку теологическим тезисам ислама, поскольку не обладаю специальными знаниями. Также я не могу давать оценку деятельности главного муфтия РТ Камиля Самигуллина и уж точно не стремлюсь это делать. Хотя бы потому, что мне неизвестно, выполнением каких задач он занимается, и кем они были поставлены. Вышеприведенные факты я собрала для того, чтобы показать, что, очевидно, в исламе существуют внутриконфессиональные противоречия ввиду децентрализованной структуры управления. Существует также значительный дисбаланс между православной и мусульманской инфраструктурами в пользу последней. В Актанышском районе этот дисбаланс и вовсе абсолютный. 

«Нет здесь джихада правоверных по отношению к кяферам, как на Ближнем Востоке, когда из окон гипермаркетов выкидывали отрезанные головы тех, кто не смог назвать всех жен Пророка Мохаммеда. Поэтому, да, сложился такой вот дисбаланс, создалась такая ситуация в конкретном Актанышском районе. Но, я думаю, что всё равно это будет как-то урегулировано постепенно, вот. Конечно, Минниханов, если бы он был погружен в эту тему, понимал, если бы у него были советники хорошие, то он был бы должен снять Фаттахова, конечно. Потому что Фаттахов - он здесь проявил себя во всем и кругом прокололся. Его надо убирать, конечно», - комментирует Михаил Щеглов сложившийся дисбаланс в интервью мне. Я, безусловно, склонна доверять мнению авторитетных экспертов. Но для себя занялась выяснением имен жен Пророка...

Напомню, что соотношение представителей ислама и христианства в Татарстане 50/50. Возможно, при наличии необходимой инфраструктуры на территории республики в должной пропорции православие со своей традиционной централизованной структурой вполне могло бы уравновесить возможные риски дестабилизации общества – в том числе, и русского мира. Однако, по каким-то причинам, процесс происходит ровно в обратную сторону – в сторону численного дисбаланса. В чем же могут заключаться эти причины?

 

11. Благими намерениями…

 

На съезде духовного управления мусульман РТ 12 апреля 2021г. глава Камиль хазрат Самигуллин сказал: «В 100 мечетях проходят курсы татарского языка, все мероприятия проводятся на татарском, пятничные проповеди, детские и молодежные лагеря, консультации для общественности. Сейчас мечети играют ключевую роль в вопросах изучения родного языка». Председатель ДУМ РТ поблагодарил присутствовавшего на мероприятии президента Татарстана Рустама Минниханова в оказании помощи: «Бесплатная раздача перевода смыслов Корана на татарском языке „Кәлам Шәриф. Мәгънәви тәрҗемә“ переплелась с работой по повышению самосознания татар». Также главный муфтий республики поблагодарил всех представителей власти, глав районов, мэра Казани за содействие в работе.

Меня насторожило заявление главного муфтия о переплетении исламского богословского учения с повышением национального самосознания. За комментариями я обратилась к упомянутому выше председателю Общества русской культуры в РТ Михаилу Щеглову.

«У татар ислам существует в России четыре с половиной века. За это время он, естественно, адаптировался самими татарами – носителями исламской веры – к существованию в составе России. Во время революционных брожений (1905-1917 гг. – прим. автора) была организация «Черная сотня», которую русофобы и борцы с религией измазали чёрной краской. Это было движение за православную веру, царя и российское Отечество. Вопрос очень принципиальный и ключевой – как к этому относились татары? Было движение, когда татары целыми татарскими, мусульманскими селами вступали в него. Потому, что русский белый царь – это гарантия сохранения традиций татарского народа и веры мусульманской. В этом смысле я считаю, что все, что укрепляет факторы внутри России и, в том числе, фактор ислама, именно как часть России. Это все является благом и для страны в целом, и для народов, которые исповедуют определенную веру и принадлежат к определенным этносам. Интересный феномен: ведь никто не ставит вопрос о построении шариатского государства внутри России. Нереально это. И татары таким образом адаптировались, ислам адаптировался. Татарский язык в религиозной среде ислама – не минусовой фактор, а плюсовой», - разъяснил эксперт.

 

12. Население Актаныша и политика «национальной чистоты»

 

А каково влияние языковой экспансии на самосознание населения Актаныша со стороны представителей светской власти?

Энгель Фаттахов прямо с билборда при въезде в райцентр сообщает: «Глубокое изучение татарского языка – наша историческая обязанность». Эту же обязанность он вменяет населению, озвучивая свое решение о переводе школы №2 на татарский язык обучения: «В Актанышском районе 98 процентов населения составляют татары. Поэтому сохранить татарский язык в школах — это еще и наш исторический долг. Если в Актаныше образование на татарском не будут давать, то где еще?»

Культурная и общественная жизнь района – мероприятия, праздники, подписи к фотографиям на доске почета перед зданием администрации – на татарском языке.

Языковая экспансия проявляет и себя, и свои результаты прямо «под боком» у Фаттахова. В биографии его теперь уже бывшего первого заместителя Райхан Галимяновой числится парадокс – она получила образование специалиста по татарскому языку и литературе, что не помешало ей в 92-94 гг. преподавать русский язык и литературу в деревне Адаево Актанышского района в основной общеобразовательной школе.

«У нас в Актаныше разговаривать на русском – это же проблема. По ЕГЭ показатели не на высшем уровне, как того желает Энгель Навапович. Я не говорю, что мой русский – плохой. Но у меня нет общения на русском языке на высоком уровне. Потому, что годами у меня по русскому выходила «пять», хорошо, и в школе я хорошо училась, и в институте, и в школе я русский язык преподавала» освещает правая рука главы района желания своего начальника.

Судя по многочисленным комментариям в соцсетях, некоторые жители Актаныша не понимают и не принимают русскую культуру и его символику и считают землю своей и кладбище татарским, мусульманским, а усопшего Виктора Смирнова – чужаком. Перевожу некоторые из них с татарского языка: «Пусть хоронят на православном кладбище, кяферы не должны быть похоронены на мусульманском кладбище! Правильно сделали, что крест спилили», «Пусть хоронят на кладбище, где русский крещенный, к нам не везут кяфера», «Не должно быть креста на мусульманском кладбище!», «Зачем хоронить в 100%-но татарском районе?», «Пусть не ставят огромных крестов, там все-таки рядом покоятся мусульмане», «Почему должны мусульмане уступать? Пусть спокойно уберут свой крест, и повесят надмогильную доску», «Почему, посетив похороненных рядом мусульман, мы должны с Кораном в руке читать молитву, при этом глядя на крест?», «Раз не могут перезахоронить, пусть уберут крест - он омрачает кладбище» подобные агрессивные комментарии были опубликованы в том числе в Инстаграм-аккаунте самого Энгеля Фаттахова прямо под его постом об урегулировании конфликта на встрече с семьей. 

Наша семья и по сей день остро чувствует проявления культурного шовинизма – с каждым новым обращением к нам в соцсетях: «оккупанты», «провокаторы», «вы унизили наши национальные и религиозные чувства», «это наша земля», «недалекие родственники» и т.д. Эта локальная идея притеснения «иноверца» очевидно, результат многолетней политики со стороны местной администрации.

«Во-первых, срабатывает эффект проживания в моноэтническом сообществе, когда абсолютно доминирующим населением в одном районе являются представители одного этноса. Обычно люди терпимее, когда живут по соседству в одном населенном пункте длительное время. Во-вторых, потому что люди невежественны, к сожалению. Они будут жить в своих представлениях. В-третьих, подобные установки поддерживаются районным начальством, что транслируется в массы», объясняет религиовед Раис Сулейманов неприятие жителями православного креста на общественном кладбище.

Самое горькое в этой истории – направленность национальной субкультуры некоторых актанышцев. Проявление первое – страх ослушаться «хозяина», взращенный, судя по собранным фактам, системным ущемлением прав не только православных жителей и их родственников, но и основной части татар, страдающих от разрыва единого полотна русского мира на территории Актанышского района. И, чаще всего, зависимых от благоволения своих «слуг народа» на условиях «взаимопонимания». Зависимых ментально, культурно и, следовательно, экономически. Многие помнят практику приписки крестьян к селу в советские времена, когда паспорта не выдавались на руки. Теперь это немыслимо, и в Актаныше на смену пришли более тонкие ментальные страды и экономические стимулы: насаждение моноязычности и монокультурности в общественной, личной и деловой среде.

Например, на родительском собрании школы №2, возражая Фаттахову и его решению о переводе обучения на татарский язык, одна из родительниц возмущалась:

«Пусть вводят в городе, где в татарских семьях дети не разговаривают на татарском языке. Зачем нам нужно в Актаныше? Вы говорите, в старших классах введем русский язык. А если ребенок учится и учится на татарском, и как же он перейдет на русский? Деревенские дети как будут сдавать ЕГЭ на русском (в поддержку другие родители аплодируют)? Почему мы своих детей должны отдавать под проведение какого-то опыта? Если уж этих детей родили мы – мы за них отвечаем, мы должны думать об их будущем. Обучаясь на татарском, уехав в город, поступив в ВУЗ, как этот ребенок будет там учиться?».

А ведь ЕГЭ – это лишь вступление в современную взрослую жизнь, с ее требованиями к гибкости во многих направлениях: мультикультурности, толерантности, развитом эмоциональном интеллекте. Воспитание этих ценностей возможно только на основе взаимоуважения и именно в раннем возрасте.

«Ребёнок учиться там не мог. Все на татарском, и меня с мужем упрекали, что мы не говорим на их языке. Сколько просили учителей, чтобы хоть домашнюю работу ребёнку на русском объясняли, но им было все равно. Ребёнок как мог, так и учился", – пишет в соцсетях Ниссо Романова, десять лет проработавшая преподавателем в селе. 

И второе проявление – внушенное значительной части населения монокультурное и моноконфессиональное самосознание. И внушенное в такой дозе, что чиновник Галимянова, по ее словам, боится сообщать людям об общественном статусе кладбищ, когда нужно обеспечить законные права русского православного меньшинства. «Мы не можем перевоспитать население…», – резюмирует она свою позицию по поводу восстановления спиленного креста.

Ислам учит взаимоуважению и не имеет отношения к нетерпимости к православным символам и захоронениям. Может ли называть себя мусульманином тот, кто противится кресту? Чтит ли он Коран и завещание Пророка Мухаммада? Очевидно, нет. В поддержку такого мнения выступает и бывший заммуфтия РТ, мусульманский и общественный деятель Рустам Батров.

Полагаю, основная часть жителей, осуждающих захоронение православного на «их земле», поступает неосознанно. Возможно, из-за религиозной неграмотности. Судя по собранным мной фактам, актанышцы живут в искусственно ограниченной конфессиональной и языковой среде и, полагаю, являются продуктом многолетней политики монокультуризации со стороны своих светских и духовных лидеров.

 

13. Страна должна знать своих «национальных героев»

 

А как быть с теми, кто осознанно выступает с нападками на семью усопшего Виктора Смирнова?

Например, в религиозной неграмотности нельзя упрекнуть хазратов: главного имама-мухтасиба Актанышского района Руслана Муртазина, главного мухтасиба Казани Руслана Валиуллина, зaместителя мухтaсибa Кировского и Московского рaйонов Кaзaни по нaуке и обрaзовaнию Aбдуррaуфа Зaбирова, не одобряющих установку креста на могиле православного на общественном кладбище. Вероятно, они мотивированы вполне светскими соображениями. А вот какими конкретно – пока не ясно.

«Смотрителя перед похоронами о православии усопшего не предупредили. Сказал: «Похороните, если не поставите крест» <…> Он не дождался конца погребения. Родственники установили крест и уехали в Челны»,  публично приводит недостоверные сведения духовный лидер Актанышского района Руслан хазрат. 

«Мы не смотрим на волю усопшего. Есть люди, желающие хоронить в костюме, но у них может не быть знаний. Мы стараемся мусульман хоронить правильно», – заключает он. А вот о праве своего вмешательства в ритуалы православных при погребении и запрете им – со слов смотрителя актанышского общественного кладбища – ставить кресты на могилах имам-хатыйб деликатно умалчивает, но громко заявляет другое: «Нельзя мусульманок выдавать за русских».

Сомнения в сознательности высказываний не вызывают и публичные заявления татарской общественности. Издание «Интертат», собственником которого является АО «Татмедиа», принадлежащее правительству РТ, собрало мнения ученых, активистов, деятелей культуры Татарстана.

«Семья усопшего поставила крест, не учитывая канонов кладбища. <…> Нельзя устанавливать новые порядки на татарском кладбище», считает доцент КФУ, литературовед Миляуша Хабетдинова.

«Установка креста не была правильной, есть не только право человека, но и право общества. Вы видели иконы в мечетях? Нет. Актаныш – настоящий татарский район. И это кладбище тоже татарское. Даже если говорят, что там похоронены не только татары, но, по факту, есть основания полагать, что это кладбище татарское. <…> Правильнее сменить крест на памятник. Христианам можно под памятником лежать, необязательно ставить крест. Созерцание не мусульманина на своем кладбище вызывает неприятные чувства. Эта ситуация принесла вред Татарстану», таково заявление татарского активиста Азата Сайфетдинова.

«Инцидент есть, сейчас в близлежащие татарские деревни начнут привозить хоронить кого попало. Либо в муниципалитетах попробуйте поставить цены для похорон чужаков как в городах», советует кандидат филологических наук, татарский активист Айсылу Галиева. Она считает, что конфликт не разрешается «вбиванием» (перевод слов «кадап кую») креста на могилу русского на Актанышском кладбище.

«Они не должны были хоронить русского на мусульманском кладбище», публично высказывается главный редактор газеты «Мәдәни җомга» Вахит Имамов. – «Этот человек должен был сказать родным: «Похороните меня на каком-нибудь православном кладбище». Эту ситуацию создала жена усопшего. И, если ты выходишь замуж за представителя какой попало религии, надо думать, где будешь его хоронить. Толковая женщина не даст похоронить русского человека, привозя его в татарскую деревню, она дала бы похоронить на православном кладбище. В Актанышском районе есть деревня Михайловка, можно было похоронить на её православном кладбище. Из этого раздули скандал величиной с Уральскую гору. Его жена, любящая русских, не должна была пускать русского человека на татарское кладбище. Пусть эта ситуация будет уроком для татарских девушек перед замужеством».

«Теперь татаро-мусульманские кладбища покроются крестами? В этом случае воля усопшего не соответствовала шариату. Волю можно исполнять, только если она соответствует канонам шариата. Если покойник скажет сжечь эту деревню, вы сожжете, раз он сказал? Это не соответствует слову, воле Аллаха, поэтому мы отрицаем. <…> Есть право гостя, есть право хозяина. Если ты хоронишь человека другой религии в Актаныше, где живут много татар, то уважай религию, историю, традицию, ритуалы, этикет деревни. На этом кладбище лежат наши бабушки и дедушки, придерживавшиеся ислама, души отдававшие за нашу нацию! В исламе есть такая вещь, как перезахоронение покойника на другое место. Это разрешается. Можно перезахоронить на православное кладбище. Могут поставить крест любого размера, как сами пожелают. И потом, некоторые круги хотят эту ситуацию повернуть в политику. И пытаются посеять семя межнациональной розни. Мы не можем сказать был или не был никах, потому что не владеем точной информацией. <…> Нельзя хоронить мусульман на кладбищах представителей другой религии, и, наоборот, представителей другой религии нельзя хоронить на мусульманском кладбище. Такое «соседство» наносит мусульманам такой вред, что и они будут страдать от криков искупления, страданий, огня, которые бывают в могилах не мусульман», – возмущается зaместитель мухтaсибa Кировского и Московского рaйонов Кaзaни по нaуке и обрaзовaнию Aбдуррaуф Зaбиров, представленный изданием как генеральный директор фонда «Поддержки исламской цивилизации, науки и образования имени саеда Кул Шарифа».

Издание «Интертат» свою статью подытоживает словами: «Мы не оправдываем вандализм, случившийся в Актаныше. К какой бы ты религии или национальности не принадлежал, так делать нельзя. Мы также не понимаем желающих превратить смерть близкого человека в шоу».

А как вам такой завуалированный призыв: «На суд родственников – решение убрать крест или перезахоронить усопшего. Те, кто не согласен, должны обратиться в администрацию или написать заявление в прокуратуру, высказать своё мнение»? Это обращение – часть публикации на сайте Всемирного конгресса татар. Автор сопредседатель Совета общественной организации «Федеральная национально-культурная автономия татар», заместитель председателя Исполкома Всемирного конгресса татар журналист Римзиль Валеев.

Председатель Шуры аксакалов – совета старейшин Татарстана – Рауф Ибрагимов для издания «Звезда Поволжья» (в 2012 году получившем предупреждение Роскомнадзора за публикацию материалов, содержащих признаки экстремизма) заявляет: «Назвать произошедшее провокацией или оплошностью родственников - обязанность следствия».

Для меня очевидно, что публичные вбросы татарстанских националистов – особенно, в татароязычное пространство – являются ничем иным, как попыткой заморочить голову людям на теме национального самосознания. Тем самым продолжать манипулировать аудиторией в своих целях – прежде всего, татароговорящей.

Закон не всегда работает четко на благо общества и отдельных граждан, иначе ни высказывания с признаками разжигания розни, ни сама их публикация в СМИ не стали бы возможными. Оценку им в первую очередь должно дать само общество, опираясь, прежде всего, на достоверные факты. Что же касается авторов недостоверных и провоцирующих высказываний и их попыток осудить захоронение православного и установку креста на общественном кладбище, то, надеюсь, что генетическая память о «чистоте нации», по сей день живущая в каждой российской семье болью утрат, надолго оставит стойкий шлейф в их биографии.

 

14. Каков масштаб зла?

 

Завершая свое расследование, я хочу обратиться к вопросу: каков масштаб зла на сегодня? Каков характер проблемы спиленного креста в Актаныше: локальный или системный республиканский? Или проблема содержит в себе угрозу национальной безопасности страны? Какой бы вариант не был верным, стоит иметь в виду: раковая опухоль имеет свойство быстро разрастаться и давать метастазы, угрожая поразить тело многострадальной родины. И звоночки, как мы видим, звонят то тут, то там в том числе, в культурном пространстве.

«<…>. Дело в том, что они почему-то пытаются меня сделать противником татарского языка, а речь шла о вандализме, который случился в одном из районов Татарстана, где на кладбище спилили крест. И, когда мы об этом заговорили, мои слова просто вырвали из контекста и сказали о том, что это все неправда и в РТ таких проблем нет. Я написал, что нет, правда и национальное самосознание действительно просыпается. Потому что я слышу много татарской речи, когда люди между собой в общении говорят на татарском языке на улицах Казани, чего 15 лет назад не замечал. Это говорит о том, что национальное самосознание у людей просыпается. Но, к сожалению, таким пользуются иногда националисты, которые призывают к сепаратизму даже. А это, как вы понимаете, я, как гражданин России, принимать не хочу и не буду. Что касается всей инсинуации относительно татарского языка… Ну это все вранье. Это просто выдернуто из контекста. Специально раздувается ситуация», комментирует публичный скандал лауреат Тукаевской премии Михаил Панджавидзе, театральный режиссер, раннее работавший с театром оперы и балета им. Мусы Джалиля РТ.

На «десерт» предлагаю послушать проникновенно прочтённое стихотворение Лабиба Лерона - «Обращаюсь к вам…». Автор, выросший в Актанышском районе в селе Олы Имэн, – заслуженный деятель искусств республики. Стихотворение, прозвучавшее в эфире национального радио «Китап», вирусно распространяется в том числе среди деятелей культуры. Ниже даю его вольный перевод для того, чтобы вы могли дать собственную оценку направленности подобных произведений национальной культуры, которые, безусловно, каждый день, капля за каплей, формируют межнациональные взаимоотношения.

К вам обращаюсь, национальные коршуны!

К вам обращаюсь, татарские тупицы!

К вам обращаюсь, племя без языка и религии!

К вам обращаюсь, татарские манкурты (здесь – татарин, не помнящий своих корней)!

К тебе обращаюсь, Даватика, бабай!

К тебе обращаюсь, Даваника, эби (бабушка)!

К тебе обращаюсь, Папа-папуль, эти (папа)!

К тебе обращаюсь, Мама-мамуль, эни (мама)!

К тебе обращаюсь, Даватика, бабай!

Ходишь – надев тюбетей –

В то время как твоя дочь, сын

Танцуют – поют песню другого народа.

К тебе обращаюсь, Дэваника, эби!

Сидишь, разговаривая на чужом языке

Капризного драгоценного внука…

Тьфу…

Потакая ВЫНУГУ (русифицизм татарского слова «онык» - «внук»)!

К тебе обращаюсь, Папа-папуль, эти!

Пока живешь, боясь своего языка,

Не думай, что тебя не настигнут проклятия далеких предков,

В один день настигнут!

К тебе обращаюсь, Мама- мамуль, эни,

Ты же видишь сегодня, что твой ребенок

На чужом языке щебеча,  

Отстаивает другой язык?

К тебе обращаюсь, апа, надевшая калфак (часть татарского национального костюма),

К тебе обращаюсь, абзый в тюбетейке,

Это не ваш ребенок – во-о-он,

Копает могилу нашему языку?

К вам обращаюсь, порода без языка и религии!

К вам обращаюсь, национальные инвалиды!

Придет день – вы поймете меня,

Только поймете очень поздно

Сказанное мной.

Ирина Грегоржевская, публицистка, сестра вдовы почившего Виктора Смирнова

 

 

Новый крест (существенно ниже по высоте, замаскирован венками). Установлен родственниками, помощь администрация не оказывала.(фото автора)

 

Ирина Грегоржевская в Альметьевской епархии после беседы с епископом Мефодием (Зайцевым) по случаю инцидента. (фото из соцсетей)

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне.

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:
Ирина Грегоржевская
Муфтият Татарстана приветствует духовное мошенничество?
В Актаныше хазраты посчитали, что «подловили» православного «сменить веру», воспользовавшись его чувствами к любимой женщине и даже смертью
14.02.2022
Все статьи Ирина Грегоржевская
Последние комментарии
Хуснуллин снова рекламирует миграцию
Новый комментарий от Калужанин
06.08.2022 08:22
Возвращение к «традиционным семейным ценностям» – это блеф
Новый комментарий от Полтораки
06.08.2022 07:47
«Одноэтажная Россия. Азов»
Новый комментарий от Адриан Послушник
06.08.2022 01:42
Русский мир Николая Ефимова
Новый комментарий от Мирянин
06.08.2022 01:30
Папа Римский – пуп земли евразийской?
Новый комментарий от учитель
06.08.2022 01:12
Уго Чавес был убит, COVID-19 создан в США
Новый комментарий от Калужанин
05.08.2022 21:40