itemscope itemtype="http://schema.org/Article">

Время «Ч»

Рассказ

0
665
Время на чтение 6 минут

 

Свежим летним днем шел тропинкой на крутую гору кустарниками орешника и молодых берез. Из орешника - лещуги лучшее удилище: легкое, гибкое, стройное. На вершине горы чувствовался порывистый ветер, ласкающий. Трепетали листья, звенели насекомые в траве. Тихо и спокойно окрест.

Шагая тропинкой, я прицеплял леску к удилищу. На пологих куртинках блестела трава, высокая и такая густая, что хотелось лечь где-нибудь в тени и лежать, ни о чем не думать. Глядеть на небо с высокими белыми облаками. Помню по детству неповторимое впечатление: когда долго лежишь, глядя в небо, кажется, что возносишься… Закинул удочку и лег навзничь.

Клева не было. Воткнул удилище в сухую корягу ольхи, улегся в тени и задремал, нисколько не жалея, что рыбалка не удалась, день потерян. Время – не убито. Оно моё. Редко бываешь счастлив несмотря ни на что. Вдруг совсем рядом мужской сердитый голос заставил вскочить. Поднявшись, привыкая глазами полными синевы и солнца к матушке-земле, стал смотреть, как маленький старичок потешно перебегал по дну овражка в сухой пойме, - то жалостливо манил к себе кого-то, то - нещадно ругал, материл.

На полянке в густой траве, разглядел за его спиной хорошую, сытую козу пестрой в желтизну масти. В нынешние тяжелые времена, когда в деревне прокормиться можно лишь от трудов праведных, а держать коров - нет уже сил, - тут старики вспомнили про коз. Выпасали по два раза в день, и пасли сами.

-Римма, Римма, - звал старик, - Риммочка, милочка… Ты глянь, глянь, я ищу её везде, а она тут морду чешет!

Коза посмотрела на старика долгим, ничего не обозначающим взглядом…

- Хать твою, чертовка… Ну, поди сюда, ну поди… ко мне, разумница моя, моя кормилица… Забулдыга! Зараза! Зарежу и сожру!

Коза, не спуская со старика внимательного умного взгляда, жевала, пошевеливая бороденкой, уписывала траву, но стоило двинуться старику – и в одно мгновение кинулась она на дно оврага с водой. Старик тяжело дышал, видно долго искал сорвавшуюся с веревки бестию-животину. Размахнувшись широко, дед метнул палку, как при игре в городки. Рима прыснула вдоль ручья, точно очумела, кинулась в кусты и без оглядки – к реке.

Недолго думая, я выломал из кустарника длинный прут, и мы оба двинулись на козу. Дед тяжело дышал, еле-еле тащил ноги по густой траве, – Риммочка измотала его силы. Он тяжело опустился на кочку, снял картуз и вытер рукавом рубахи пот с лица.

- Сынок, на-ка палку, палкой ее, суку, падлу, коровенку ельцинскую…

Продравшись к мокрому и низкому берегу реки, «недокорова» остановилась, как бы размышляя. Увидев меня, обходящего её с тыла, метнулась к острову, густо поросшему осокой. Тактически обыграла меня. Обнаружилось в этой парнокопытной особи - и впрямь нечто таинственное: сверхчувствие и опытность - немалые. Теперь уже я вступил в игру не только по жалости к старику, а и с азартом обманутого бывалого пастуха.

Вода была не глубокая, родниковая и ледяная. И, чтобы добраться до островка, надо было снять обувь. Я снял кроссовки, и, утопая до колен в грязной жиже, немея от холода, полез за Риммой.

Подошел дед, опершись на палку и тяжело дыша, вновь начал костерить козу.

Между тем я напористо, но без злости пробирался к островку, осторожно наступая на кочки… Коза оглянулась, дерзко шарахнулась на меня и в два прыжка мигом очутилась на другой стороне речонки.

- Сразу не подходи, сынок, ты этак, сызбоку… Похитрей… Ну, сука, это демон, не коза. Это не коза, а бес. Ты со своим, она – со своим. Все жилы она с меня вытянула. Бросить бы её, да внуков каждый год возят. А коровы где? Ни одной. Который год уже вся округа без коров. У двоих на три деревни, да и то к ним записываться надо, такая очередь. Мне – тьфу это молоко: детишек жалко…, - садясь там, где стоял и тоже снимая сапоги, исповедовался дед. – Курица – не птица, прапорщик – не офицер… Нет скотины – и коза не скотина… Смеёшься, а я вот те крест, иной раз думаю, хоть бы пропала или утащили её, или, прости меня господи, сдохла, мать её-суку! Какой тебе смех…

На той стороне, куда я выбрался вслед за зверюгой, стоял особняк какого-то дельца из «новых». Высокий со шпилем дом с двуглавым орлом на фасаде был огорожен непроницаемым забором высотой метров в шесть. И только ворота были сетчатые, временные. Сам делец, оплывший салом, ходил взад и вперед вдоль забора снаружи своей вотчины походкой тюленя. Время от времени он кидал палку бультерьеру, дразня и разыгрывая его.

Бультерьер, крупный, напористый, с желтыми подпалинами на черной, мощной груди и скулах, играл без злобы - словно одолжение делал. Это не нравилось хозяину, и едва появилась коза на его берегу, он кинул в неё палку: «Ату, Ричард, взять! Чужие!»

То, что случилось в следующее мгновение, не забыть до конца дней. Кобель кинулся и вцепился в длинную белую козью шею. Оба рухнули, и стало слышно, как пёс, урча, перехватывал её горло ближе к голове, где кожа нежнее. Коза рванулась, забилась, вскочила на ноги, но Ричард был явно сильнее, и оба рухнули один на другого.

Повиснув крепкими кривыми лапами, волочилась по траве, пес рычал, а «полорогая» - таскала его из последних сил, упираясь тонкими копытами в сырую землю, падая на колени, и пытаясь подняться. Мы с дедом никак не могли добежать до забора по пересеченной местности, через болотину и тину, перепрыгивая по кочкам. Ричард все теснее смыкал зубы на козьем горле. И когда мы с «дельцом» рискнули растащить их, было поздно.

Яркие трусы из американского флага на владельце имения стали темны козьей кровью:

-Хана парнокопытной. – Констатировал владелец. - Нож неси, нож неси, Лера, кричал он кому-то, верно жене. Зубы разжимать! – заорал он с каким-то диким восторгом - молодой, в стрингах, бабёнке. Он кричал, а та играла об забор, и единственно что сделала, перестала играть и подняла жёлтый теннисный шарик. 

Делец дергал собаку, как тушу, за задние лапы, он весь колыхался от усилия, как грелка с водой. Наконец розняли. Я сел отдышаться, а делец поспешил укрыться с собакой за воротами. И вовремя: подоспел дед с выверутой сухой корчагой. Коза не вставала уже и на копыта, Ричард волок её как позорное и бессмысленное на этой земле стерво. Колени передних копыт подломились. Она то и дело выпадала: то ли сама, то ли Ричард играл ею словно охотник.

Дед не плакал, он побледнел, и молча шёл с сухой орясиной на американские трусы и ракетку. Делец метнулся на свой участок. И задвинул электроприводом ворота. Заскочить во след за ним - не успели ни дед, ни я. За воротами владелец с породистым барбосом, хрипло отдыхивались. Убежав в сарай, и вернувшись с расчехленным ружьём, Лера вдруг начала истерически смеяться. Она угрожала ружьём за возможное вторжение в пределы своей вотчины и имела на то полное право. Я встал и шагнул к его воротам.

- Вы знаете, кто мы? – визжала с каким-то диким восторгом леди. – Вы знаете, с кем вы связались, шантрапа, олухи, лузеры, марги-на-а-алы!?

- Только сунься, - заорал владелец, меняясь в лице. Сквозь щель в воротах я увидел, как он перехватывает поданное ему женой или дочерью ружьё и взводит - передёргивает затвор. Крик его сорвался на шёпот, он покраснел, второй подбородок трясся, - только сунься, перестреляю вас, как бешеных собак!

Дед плакал и глядел в небо, будто молился.

…Вытаскивая и распутывая свою удочку, я по злобе сломал ее. Дед все еще возился на том берегу с козой:

- Римма, Риммочка… Встань, матушка… Ой, встань-поднимись, помрёт старуха от горя… Что же я старухе скажу? Не усмотрел, не уберег я тебя…

«Как по покойнику», - пришло мне в голову. – «Чего уж он так…»

-… И так будет со всяким, поняли, со всяким, кто приблизится! У нас будет как в Америке. Мой муж работал в Америке, в полиции! Он законы знает. Влад, стреляй!

Влад выстрелил вверх и заревел по-медвежьи, верно в подтверждение своего бесстрашия.

- Заткнись, сказал я ему издалека. Ни ружья, ни собаки не помогут. Не психуй. Жёны всегда транслируют лишнее, на то они и жёны.

-Мы рулим, это наше время! За грибами и к реке теперь - по нашему разрешению. Только. Застрелю, и буду прав. Застрелю, как гончих псов, выродки…

Лера хохотала в истерике.

- Время «Ч», - сказал я.

-Что? – завопил он, ты мне угрожаешь? Мне?!

И вновь раздался рёв и визг. То ли рычание, то ли крик осла. Он явно желал продолжения, он ждал, чтобы я пошёл на него, перелез ворота. Я не оглянулся. Напялил кроссовки и, сматывая леску, и побрел своей дорогой. Опасные подселяются соседи к деревне. Подселились уже…

- Время «Че-е», Делюга! Грузите апельсины бочками.

Он заметался за решёткой ворот, как в клетке, верно, искал, чем метнуть в меня… И не находил. Кулаки сжались булыжниками. Дед против меня весь напрягся, каменел и кусал губы. С трудом превозмогая желание махнуть через ворота, - попытался приподнять подохшую козу,  помочь деду.

- Брось, ну её. Куда она теперь. Падаль, – сказал он вдруг, и сел отчаянно, где стоял, на кочку.

Два выстрела вверх и истошный крик: «Не подходи-и».

«Зачем этот цирк», - всё думалось мне… «Зачем, ведь всё уже ясно… Воротились, господа? Теперь не за кордоном вы, не забывайте. Вы в России,  не в Америке!»

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; Челябинское региональное диабетическое общественное движение «ВМЕСТЕ»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне.

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:
Василий Киляков
Ностальгия
Размышления
20.01.2022
Время «Ч»
Рассказ
26.12.2021
Тайна Астафьева
К 20-летию кончины
19.12.2021
Илон Маск против Иоанна Мосха
Раздумья о космосе в связи со 100-летием А.Д. Сахарова
14.12.2021
Предстояние. Памяти Учителя
Об открытии Дома культуры в Екшуре им. М.П. Лобанова
09.12.2021
Все статьи Василий Киляков
Последние комментарии
Как решить проблемы российского станкостроения?
Новый комментарий от Алекс. Алёшин
04.07.2022 16:12
Каковы условия нашей победы?
Новый комментарий от Алекс. Алёшин
04.07.2022 15:28
За что мы воюем?
Новый комментарий от Константин В.
04.07.2022 15:07
Россия: происхождение смысла
Новый комментарий от Кириак
04.07.2022 14:42
«Посредственность одна нам по плечу и не странна»
Новый комментарий от р.Б.Алексий
04.07.2022 12:14
Чехарда с переименованиями
Новый комментарий от Потомок подданных Императора Николая II
04.07.2022 11:41