Мировоззренческий сдвиг - детонатор наркотического бума

Часть 4

Иеромонах Прокопий (Пащенко) 
Наркомания, алкоголизм и табакокурение 
0
28.05.2015 437

Часть 1 

Часть 2 

Часть 3 

 

Распад «культурного ядра» как фактор распространения наркомании

 

«Открытая личность» и утрата ориентиров

 

В каком случае ребенок может защититься от указанных выше давлений? Только в том случае, если он руководствуется в своей жизни верными ориентирами. А также, если он живет согласно мировоззрению, сформированному с помощью этих ориентиров. Если мировоззрения, сформированного на основании верных ориентиров, у него нет, то он беззащитен.

 

Дети, не научившиеся согласовывать свое мышление с верными ориентирами, становятся открытыми для внушения извне. В этом смысле словосочетание «отрытая личность» становится синонимом словосочетания «беззащитная личность».

 

Чтобы это понять, представьте «открытый» кардиостимулятор. Если кардиостимулятор «открыт», то любой электромагнитный импульс (пульт от телевизора, звонок на сотовый телефон) может его выключить. То есть сидит папа и смотрит телевизор вместе с ребенком. Ребенок щелкает пультом и ищет, что посмотреть. Папа придвигается к телевизору поближе и оказывается между телевизором и источником сигнала - пультом. Сигнал выключает кардиостимулятор и папа умирает.

 

Или представьте «открытый» компьютер. Всякий пользователь «Интернета» может в этом компьютере хозяйничать, как ему вздумается.

 

Испытывает ли проблемы владелец такого компьютера? И хорошо ли живется человеку, работа сердца которого обеспечивается «открытым» кардиостимулятором? В положении этих двух людей находится и личность, обладающая «открытым» сознанием. Она обнажена от духовности, ей нечем защититься.

 

Как понимать выражение «личность обнажена от духовности»? Это выражение относится к той личности, в сознании которой нет оси восприятия. Эта личность лишена ориентиров, благодаря которым оно могла бы совершить осмысленный выбор. Она не наработала внутренний информационный контекст, в рамках которого она могла бы рассматривать интересующие ее явления.

 

О том, какие проблемы возникают при утрате оси восприятия, было отчасти сказано в главе «Лишаясь «главного» в системе мироощущения, человек становится абсолютно-внушаем» (часть 1: http://ruskline.ru/analitika/2014/09/09/mirovozzrencheskij_sdvig_detonator_narkoticheskogo_buma/ ). Если человек лишен оси восприятия, того самого «главного», то он не может четко определить свое отношение к идеям, поступающим в его сознание. А раз так, то он будет воспринимать их как равные по своему значению. Не имея возможности четко определить свое отношение к ним, человек «открытого сознания» становится неспособным совершить осмысленный выбор. Он не может провести четкую грань между теми вещами, которые имеют к нему отношение, и теми вещами, которые к нему отношения не имеют. Иными словами, он находится в опасности выбрать не то, что для него важно, а то, что «звучит громче» [1].

 

Свое внимание такой человек отдает тем идеям, которые воздействуют на сознание более интенсивно. Чем ярче представлена информация, чем громче она звучит, тем больше шансов, что «открытая личность» ее усвоит (см. объяснение слов Чарльза Буковски «Я люблю людей отчаянных, с перебитыми челюстями, раздолбанной башкой и сломанной жизнью»).

 

Информация такой личностью усваивается без «критического осмысления». И то, что «громче звучит», принимается как «абсолютная ценность». На деле такое положение дел означает рабскую зависимость «от случайно (или не случайно) попадающих в поле восприятия предметов или чужих идей» [2]. Такова жестокая правда, стоящая за разрекламированными словами «открытое сознание» и «полная свобода восприятия».

 

Есть такой пример на эту тему. 16-летний подросток читает в «Интернете», что люди, совершив некое экзотическое преступление, получают невообразимые, фантастические ощущения. И в сознании подростка загорается желание испытать те самые ощущения. И в скором времени он совершает то самое преступление и попадает под суд. С ужасом он узнает, что в местах лишения свободы таких, как он, не чествуют. Более того, жизнь в тюрьме со статьей, как у него, становится страшнейшей пыткой. Раньше он с пафосом говорил о своем поступке. Но после того, как повидавшие «зону» люди описали ему его перспективы, он в корне изменил свое поведение. Он стал прилагать усилие к тому, чтобы о его статье никто не знал.

 

Подросток увлекся идеей, которая была для него, мягко говоря, не полезной. Он клюнул на яркость подачи материала, на обещание фантастических ощущений. Во время знакомства с материалом его личность была открытой, и он не сумел отклонить от себя призыв к преступлению. В ореоле яркой вспышки идеи поблекли мысли о страданиях жертвы и соображения о собственной безопасности.

 

На момент увлечения ложной идеей в сознании подростка отсутствовала ось восприятия. Для человека, выросшего в православной традиции, характер оси восприятия описывается словами «я - христианин».

 

Если ему рассказать о фантастических ощущениях, якобы возникающих в результате преступления, то он сходу отвергает такое сообщение. Реакцию такого человека можно описать словами, которые, по мнению святителя Василия Кинешеского, должна была бы сказать Ева в ответ на предложение змея.

 

Искушая Еву в райском саду, змей (дьявол) призывал женщину нарушить заповедь Божию и вкусить запретный плод. Подталкивая ее к преступлению, змей говорил ей о получении некоего знания: «В день, в который вы вкусите их [запретные плоды], откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло» (Быт 3. 5). Ева вкусила, но как показали последствия, ничего хорошего из ее поступка не вышло. Потеря рая, жизнь полная тягот и страдания, - в круговорот такого рода события ввергла себя Ева своим неосторожным шагом. А вместе с ней, вверг себя в этот круговорот и Адам, опрометчиво поддавшийся на уговоры супруги нарушить заповедь Божию.

 

«Если бы Евой руководила только вера, преданность и любовь к Богу, - пишет святитель Василий, - то она сказала бы змею: «Хорошо... Пусть ты прав. Пусть мы получим знание! Но какой ценой?! Нарушить заповедь Божию, пойти наперекор Божией воле, изменить Богу, оттолкнуть Его своим непослушанием! Нет, Господь для нас всего дороже... Дороже твоего знания и за такую цену - за цену разрыва с Богом - нам не надо знания... Знание нам Бога не заменит!»« [3]

                                                                                              

Подобным образом отвечает человек, имеющий ось восприятия «Я - христианин». Он говорит: за цену разрыва с Богом, мне не нужны никакие ощущения.

 

Такой механизм отсева информации представляет собой один из уровней защиты личности от порабощения ложным идеям. Второй уровень защиты заключается в умении соотнести идею с верными ориентирами. Здесь отсеиваются сообщения, в которых ложь более тонко замаскирована.

 

Нередко возникают ситуации, попав в которые, трудно с ходу понять, как поступить. Предлагают, например, человеку взяться за дело. С предложением, в целом, человек согласен. Но некоторые детали этого проекта вызывают сомнение. И принять такое предложение нельзя, потому что некоторые пункты его сомнительны. И отвергнуть тоже как-то рука не поднимается, ведь предложение-то, в целом, устраивает. Здесь «перетягивание каната» происходит внутри сознания человека. Он взвешивает все «за» и «против». И вариантов решения подобных ситуаций имеется масса. От полного отказа, до обсуждения с заинтересованными лицами вызвавших сомнение деталей. «Я готов согласиться на Ваше предложение, - говорит человек. Но вот такие-то и такие-то пункты принять не могу. Если Вы согласитесь пересмотреть эти позиции, - я на Вашей стороне. Не согласитесь, - буду искать себе другую работу».

 

В каких-то случаях ради сохранения мира можно в чем-то и уступить. Но опять же, надо рассмотреть, не разрушает ли эта уступка основания личности. Допустима ли уступка, и если да, то при каких конкретно условиях? Здесь, конечно, речь идет не о предательском компромиссе. Речь идет о ситуации вроде той, о которой вопрошал некогда своего наставника преподобный авва Дорофей. Имея начальственную должность при монастырской больнице, преподобный авва интересовался, как ему должно исправлять ближних. В ответе, полученном от наставника, обращают на себя внимание следующие слова. Если погрешность брата невелика, «покажи вид, что ты не понял её; если же велика, то не должно представляться непонимающим» [4].

 

То есть наставник определил, в каких случаях промолчать при виде погрешности ближнего, а в каких случаях молчать не следует. Подобным образом человек стремится определить свое отношения к сотням ситуаций, в которые он входит. Как соблюсти разумную меру в общении? Как вести себя с подчиненными? Как вести себя, если они отказываются что-то выполнять? Как вразумить их и при этом не разгневаться самому? Таких вопросов при нашей непростой жизни рождается очень и очень много.

 

На помощь человеку здесь приходит напоминание о заповедях Божиих, изложенных в Евангелии. Человек выстраивает заповеди Божии в своем сознании. И потом «прогоняет» какую-либо идею сквозь их строй. Приобретая с годами навык к такому деланию, он получает способность определить, соответствует ли идея учению Евангелия в целом или нет.

 

Чтобы эта мысль была понятной можно привести такую аналогию. Человеку нужно купить диктофон. Спрос рождает предложение, и ему поступает предложение купить такую-то модель диктофона такой-то фирмы. Дальше начинается отсев информации. «Я хочу использовать диктофон, - размышляет человек, - как флеш-накопитель, а этот диктофон использовать, как флеш-накопитель не получится. Следовательно, эта модель мне не подходит».

 

Как выбрать в условиях мегаполиса нужный диктофон из огромного числа моделей? Информация о продукции различных производителей, поступивших в сотни магазинов, представлена на интернет-ресурсах. С помощью этих ресурсов покупатель прогоняет всю сумму предложений сквозь «строй ориентиров». Он выставляет флажки по множеству позиций: цвет корпуса, поддерживаемые форматы записи / воспроизведения, наличие выдвижного USB-разъема и т.д.. В результате отсева огромное количество информации о различных моделях отсекается. Система поиска показывает человеку лишь несколько моделей, удовлетворяющих критериям отбора.

 

Подобным образом человек совершает свой выбор и в мире идей. Вот у него возник вопрос: согласиться ему или не согласиться с концепцией, о которой он прочитал в газете? Мысль нова и никогда ранее он не слышал о ней. Начинается отсев. Противоречит ли эта концепции заповеди о любви к ближнему? Не вступает ли эта концепция в конфликт с другими заповедями? Не нарушается ли в результате следования концепции чистота совести?

 

Еще более сложные ситуации решаются с помощью выстраивания информационного контекста. Отталкиваясь в своей деятельности от оси восприятия «Я - христианин», человек выстраивает свой круг деятельности. Не запутаться в конкретных ситуациях ему помогают ориентиры, указанные в Евангелии. Учась прилагать эти ориентиры к реальной жизни, человек со временем начинает интуитивно понимать, в каком русле должен идти его жизненный поток. Он начинает видеть тот контекст, в который ему следует «вписывать» отдельные элементы жизни. Чувство контекста нарабатывается вдумчивым чтением духовной литературы с частным вопрошанием самого себя: осуществимо ли прочитанное в моей жизни и если да, то как именно.

 

Людей, вступающих в духовную жизнь, отец Серафим (Роуз) призывал вдумчиво читать святоотеческие творения. В своем обращении к современным христианам, он пишет о задаче духовного чтения. Он формулирует ее так: в конце концов прийти к ясному пониманию, «в какой форме законы духовной жизни применимы к вам» [5].

 

Читая, советуясь с опытными в духовной жизни людьми, вживаясь в религиозную традицию, человек проводит в толщу повседневной жизни принципы Евангелия. Он изучает жизненный путь людей, которые выстраивали свою линию поведения в соответствии с христианскими принципами. И, читая их воспоминания и поучения, изучая литературу, написанную о них, он пытается понять логику их мысли.

 

Постепенно он спаивает свои мысли, чувства и решения с единым центром своей личности - с Богом. В результате такой спайки душа человека приобретает «громадную духовную силу», так как становится цельной, монолитной [6].

 

Когда душа становится цельной, ложной идее тяжело пробраться в душу. Так семечку тяжело пустить корни в отвесную гладкую скалу. Цельным человеком тяжело манипулировать, манипуляторам тяжело навязать ему ложное представление о мире.

 

Такого человека тяжело запутать. Он находит ориентацию несмотря на круговерть пестрых идей и различных обстоятельств. Идеи и обстоятельства, комбинируясь друг с другом, слагаются в новые причудливые рисунки. Провести сквозь лабиринты обстоятельств шаблонное мышление может так и не помочь.

 

Подробности о многих сторонах жизни напрямую в Евангелии не прописаны. Но возникшее чувство контекста дает представление о том, какими именно путями следует идти. Когда стоишь перед картиной, написанной в зеленоватых тонах, не приходит в голову положить на нее мазок сиреневой краски.

 

Если посмотреть на какое-либо предложение, не беря в расчет картину своей жизни, то оно может показаться заманчивым. Но, если соотнести его с общей архитектурой полотна, то сразу будет виден диссонанс. Человек, примерно представляющий границы своего жизненного потока, начинает понимать, на какие предложения откликаться, а на какие - нет.

 

То есть человек приблизительно видит ту идеальную модель, с которой должен соотнести каждое мгновение своей жизни. Она стоит у него перед глазами во время обеда со своей семьей, во время рабочего процесса, отдыха или написания диссертации. Такого рода видение позволяет ему сохранять основу своей личности, позволяет ему быть самим собой.

 

Если он, например, увидит где-то красочную гримасу, или театрально разыгранный скандал, он не решится повторить такое в собственной семье. В уме он наложит образ гримасы на видение семейных отношений, сформировавшееся у него в результате жизни по Евангелию. И тут же он заметит, что образ никак не «вписывается» в контекст.

 

Такого умения, к сожалению, не было выработано у одного юноши. Наблюдая за своим другом, он удивлялся, как ловко тому удается насмешничать над свой девушкой. Девушка, услышав юмористически оформленные угрозы в свой адрес, осталась довольна. Находясь под впечатлением от увиденного, юноша решил скопировать удачный, как ему тогда показалось, подход к женскому полу.

 

Придя в гости к своей невесте, он повторил слова своего друга, пытаясь выдержать его интонацию. Невеста и не подумала засмеяться. Натянутость в отношениях, которую стремился ослабить юноша, не ушла. Своим поступком он лишь ее усилил.

 

Надо сказать, что этот юноша существовал на самом деле. В своей жизни он совершал немало ошибок, характерных для личности «открытого сознания». Отсутствие оси восприятия и верных ориентиров отрицательно сказалось на его личности. Он разлагался на глазах. Причем, разлагал он себя сам, добровольно.

 

Гоняясь за идеями, обещающими фантастические ощущения, он сам себя загнал в тупик. Он не мог отбросить от себя уничтожающие его идеи, так как не имел критериев их оценки. Если нет критериев оценки, в соответствии с которыми можно рассмотреть поступающую информацию, то человек становится манипулируемым. Человек становится беззащитным против манипуляции, уязвимым. Он рискует подчиниться разрушительной идее, если она будет ярко и красочно представлена.

 

Примером яркой и красочной подачи такого рода материала является роман Жана Жане «Дневник вора». Жизнь на дне описывается им с чувством ностальгии. Читатель, не имеющий твердых ориентиров, легко может поддаться обаянию этой ностальгии. Легко он может распахнуть навстречу ей свое сознание, приняв ее за тоску по истине.

 

Жан Жане оглушает читателя образами порока. И оглушенный читатель, принимает свою контузию за вспышку вдохновения. Жизнь по схеме «Дневника вора», однако, довольно покажет, что за стилистикой и красками прячется прозаическая грязь. Собственноручно изломанная жизнь - вот с чем столкнется доверчивый читатель. Но крах и катастрофа будут после.

 

А пока слом жизнеустройства не наступил, читатель восхищается. Восторг здесь может быть умерен либо с помощью обращения к жизненному опыту. Либо с помощью обращения к верным ориентирам.

 

Что стоит за мифом о блатной романтике?

 

Тот, кто прошел по «социальному дну» знает, что никой «блатной романтики» не существует. На этот счет уже приводилось свидетельство девушки, окунувшейся в уголовную среду. Те, кого она считала за друзей, дважды продали ее. Поэтому она и заявляет, что обманом являются «разговоры типа: да мы за кореша да душу отдадим, да пасть порвем кому хочешь» (см. главу «Наркотики: источник страдания или «ответ» на сложные вопросы бытия?», часть 3: http://ruskline.ru/analitika/2015/05/14/mirovozzrencheskij_sdvig_detonator_narkoticheskogo_buma/ ).

 

Эмоциональный запал этого свидетельства усиливается строками из письма одного человека, побывавшего в тюрьме. В своем письме он пожелал довести некоторые мысли до подростков, которые, наслушавшись о романтике бандитов, живут воровскими иллюзиями. «Я по-отцовски разочарую вас, - писал он. - Сразу, с чем вы реально столкнетесь, - это жестокость, дикие выходки, а то просто станете калекой в той среде или группировке, куда пожелаете войти. Все, что вас будет окружать основано на грязном крике, диком голосе, кулаке. Вы отупеете за несколько дней! Познаете многие ритуалы и «игры», где даже после одной можно харкать кровью, а через месяц помереть. Вокруг вас будут все лезть в авторитеты. Попробуете и вы. После проверки, которую вы чаще всего не пройдете, вас просто «опустят». Начнутся страшные времена» [7].

 

Надо сказать, что история этого человека отчасти напоминает написанное в автобиографическом романе Жана Жане. Автора письма бродяжничал, контактировал с наркотиками. Есть и иные параллели.

 

Но, что интересно, - такой образ жизни не ассоциировался у него с восторгом и о событиях прошлого он не рассказывал взахлеб. Правда его жизни чрезвычайна жестока. Этого человека по его собственным словам «от полного падения и дебилизации» «спасла детская колония».

 

Побывав в колонии для малолетних преступников, он побывал потом и в колонии для взрослых. Начало такому нелегкому пути было положено еще в детстве. Отца своего он помнил пьяным и избивающим мать. Тяжелое детство и память о доме, из которого он ушел, помогли ему сформулировать следующую важную мысль. «Воруя от семьи в малом: в ласке, заботе, отцовском тепле, вы потеряете в большом: в тяжкий час все отвернутся от вас. Даже не уберегут от смерти. У нас в деревне был случай, когда один мужичок, живший в вечной злобе, решил лечь под поезд. Двое видели его, но отвернулись. Так он был всем ненавистен».

 

Слова «воруя от семьи» словно созданы для того, чтобы сорвать вуаль эпатажа с романа Жана Жане. В романе упоминается о встрече автора с одной старушкой, недавно вышедшей (как ему показалось) из тюрьмы. Когда писатель отошел от этой женщины, его пронзила мысль, не встретил ли он только что свою родную мать.

 

Он ничего не знал о матери, ибо был брошен ею в колыбели. Если бы та старушка действительно оказалась быего матерью, то он поначалу думал осыпать ее цветами и оросить ее лицо слезами. Но потом к нему пришла мысль заменить эти изъявления нежности «первым попавшимся и даже одним из самых бесславных гнусных деяний». «Я, - писал он, - плевал бы на ее волосы и блевал бы в ее руки. Но при этом я обожал бы ее, эту воровку, которая является моей матерью». И это деяние Жан Жане наделил тем же значением, «что и поцелуи, слезы и цветы».

 

Эти слова наглядно иллюстрируют сказанное в главе «В условиях отсутствия ориентиров человек выбирает «сиюминутное»« (часть 1). Если в сознании человека нет оси восприятия, нет «главного», то все поступающие в сознание образы он воспринимает как равные по своему значению. Равными по своему значению представились Жану Жане и цветы, условно подаренные матери, и плевки в ее лицо.

 

Если в сознании человека нет «главного», то он не может расположить идеи и объекты в порядке иерархии. Он не способен ощутить саму иерархию идей и объектов мира. Жизнь для него приобретает «такую же символическую нагрузку, как и смерть». А личность другого наделяется тем же значением, что и стол. При таких условиях рассыпаются понятия, с помощью которых человек определяется в своих оценках, что такое «хорошо» и что такое «плохо».

 

Когда утрачивается возможность оценивать иерархию идей, становятся как бы ненужными память и опыт. Ведь ориентирующийся на «главное» человек, с их помощью выстраивает идеи в иерархическом порядке. А раз само выстраивание неосуществимо, то и необходимость в использовании памяти и опыта отпадает. Находясь в таком состоянии, человек способен «переварить только сиюминутное» [8].

 

То есть он способен переварить лишь данное мгновение бытия, свое наличное состояние. Ориентация исключительно на сиюминутное зачастую приводит человека к преклонению перед острыми ощущениями. Разные люди по-разному пытаются вызваться активное бурление в своем наличном состоянии. Кто - через наркотики, кто - через алкоголь, кто - через эротизм или через то, что составляет содержание романа Жана Жане. «Я изведал подлинное опьянение случаем», - в одном месте пишет он. «Я снова оказался в центре пьянящего вихря», - отмечает он чуть ранее.

 

Его слова о замене изъявлений нежности «первым попавшимся» гнусным деянием тоже поддаются анализу. Если механизм восприятия Жана Жане угадан верно, то эти слова не являются какой-то непонятной диковинкой. Базисом для их анализа является глава «Вследствие «утраты» главного человек лишается возможности совершить осмысленный выбор» (часть 1). Человек, утративший «главное», может не увидеть существенной разницы между такими действиями как лежание на диване, опустошение пакета молока или удар соседу в челюсть. Какой пункт из этих трех выберет он в качестве занятия на вечер? При отсутствии «главного» он, возможно, займется тем делом, мысль о котором вспыхнет в мозгу наиболее ярко. Возможно также и то, что он займется тем делом, мысль о котором возникнет первой. Первая пришедшая в голову мысль подчинит себе сознание.

 

Так бывает с маленькими детьми. Они иногда совершают поступки, смысл которых не могут объяснить ни себе, ни другим. Одному мальчику, например, пришла на ум идея бросить камень в толпу. И он бросил. И даже не ради самого зла. А просто потому, что захотелось. Возникло желание, а отношение к нему он не сумел определить. Его сознание было еще не укреплено корсетом ориентиров, оно было полностью открытым.

 

С его сестрой однажды тоже произошла примечательная для данного разговора история. У девочки были замшевые ботинки, и перед выходом на улицу она захотела их подкрасить. Она взяла аэрозольный баллончик с краской и скрылась в ванной. Недоумевая, почему она так долго не выходит, брат заглянул в ванну. И что же он там увидел? Стены помещения были залиты краской из спрей-баллончика. В эпицентре такого сюрреалистического действа стояла девочка, ее лицо выражало какое-то среднее чувство между ужасом и недоумением. «Зачем же ты это сделала?», - спросил ее брат. «Не знаю», - искренне ответила сестренка. Она и правда не знала. Пришло на ум желание, и она ему последовала. Вот и весь сказ.

 

Эти два примера готовят нас к краткой формулировке, выражающей суть феномена, стоящего за словами «открытое сознание» и абсолютно «свободное восприятие». Суть заключается в том, что человек «занят только тем, что отдается очередному внушению» [9].

 

Людям с сознанием указанного свойства кажется, что они хозяева себе. Им думается, что они могут делать все, что пожелают. Возможностей настолько много, что аж мельтешит в глазах. Но чтобы выбрать нужное именно тебе, необходимо от чего оттолкнуться. Необходимо следовать каким-то критериям отбора, каким-то ориентирам.

 

Если же оттолкнуться не от чего, если человек утратил ориентацию, то он приходит к тому единственному, что он может «переварить» в данной ситуации. То есть - к своему сиюминутному состоянию. «Кажущийся избыток возможностей выбора оборачивается невозможностью выбрать главное среди объектов, имеющих одинаковую значимость» [10].

 

Там где утрачен общепризнанный ориентир, «нет ни верха, ни низа, ни правды, ни лжи, ни правого, ни виноватого». Отсутствие ориентиров, как отмечает отец Серафим (Роуз), приводит к упразднению самих понятий правого и ошибочного. «Там, где некогда был Бог, теперь есть только ничто; там, где была власть, порядок, уверенность, вера, теперь анархия, смятение, беспринципные, неоправданные действия, сомнение и отчаяние» [11].

 

Кто-то скажет, что в романе Жана Жане нет отчаяния. Женщины, делавшие аборт и в одиночку прожившие всю жизнь, тоже могут рассказать, что они прожили интересную и волнующую жизнь. Но загляните в их глаза. Глаза затравленных волчиц вам все расскажут и без слов (см. также главу «Лишаясь «главного» в системе мироощущения, человек становится абсолютно-внушаем» (часть 1)). За ширмой внешнего веселья может скрываться боль одиночества. Часто бывает, что женщина, совершившая аборт «не может избавиться от гнетущего чувства зря прожитой жизни» [12].

 

Так и с романом Жана Жане. С героическим пафосом описывают банальные будни вора, но что за ними стоит по факту? На этот вопрос можно ответить словами одного бывшего рецидивиста. «Вот, объясни мне, - сказал он одному авторитету. Почему, если ты здесь [в тюрьме] воруешь, ты - «крыса». А если ты там [за пределами тюрьмы] воруешь, ты - в почете? Что ты делаешь такого, за что я мог бы тебя уважать?» И авторитет не нашелся, что сказать.

 

До своего обращения к вере этот рецидивист искал каторжанской солидарности. Но потом понял, что ее нет. Он понял, что среди каторжан все было как везде. Ты «свой» только до тех пор, пока у тебя есть деньги. Когда он понял это окончательно, то в блатной романтике разочаровался [13].

 

А чуть позже рухнули его представления о «красивой» жизни, к которой он стремился. Он тяжко заболел. Его бросила жена. Придя в результате жесточайшего духовного кризиса к переосмыслению ценностей, он стал глубоко верующим человеком. Когда вера коснулась его сердца, он стал понимать смысл постигающих его в колонии скорбей. Не хотел с нормальным обществом жить. Вот тебе - «братья» твои - воры и бандиты. Не хотел отца, матерь почитать. Вот тебе - твой начальник. Не хотел соблюдать режим нормального гражданина: ходить на работу, вставить утром, устраивать семью. Вот тебе - закон колонии.

 

В конце концов, ценой страшных потерь он понял, что за красивыми рассказами о блатной жизни ничего не стоит. Его жизненный опыт показал ему: путь вора - это путь в никуда. Но ведь чтобы прийти к этой мысли, необязательно проходить через тюремные сроки и страдания. Человек усваивает эту мысль, если с доверием относится к Слову Божьему. Заповедь «Не кради» (Исх 20. 15) подсказывает, что путь воровства - путь тупиковый.

 

Подобным образом дела обстоят и с отношением к семье, родителям. Выше приводились строчки из письма, написанного человеком, который прошел через детскую и взрослую колонии. Ценой страшных потерь он понял, что «воровать от семьи» не надо. Слово же Божие готово каждого предупредить изначально: «Почитай отца твоего и мать твою, [чтобы тебе было хорошо и] чтобы продлились дни твои на земле» (Исх 20. 12).

 

Да, у этого человека был отец, чье поведение нельзя принимать за норму. Но, если сын возненавидит отца, то отца он своей ненавистью не исправит. И мало того, что не исправит. Ненависть, разгоревшаяся в сердце, отравит жизнь ему самому. Сын, возненавидевший отца, когда подрастет, не сможет стать любящим отцом для своих детей. Когда у него родятся дети, то ненависть, въевшаяся в его мозг, будет отравлять их существование.

 

О том, как соотнести заповедь Божию с фактом пьющего папы рассказывает одна чудная книжка. Ее написал Алексей Зотов, и называется она «Сын алкаша» [14]. С необыкновенной психологической точностью автор описал внутреннюю борьбу мальчика Вани за чистоту своего сердца. Главному герою часто хотелось думать о своем отце, как об умершем, настолько он уставал от общения с пьющим папой. Но он старался следовать не своим эмоциям, а ориентирам, указанным в Слове Божьем. Ваня старался нащупать «великий путь от ненависти к ближнему до преображающей мир любви к своему горькому родителю». И, если у этого персонажа есть реальный прототип, то хочется надеяться, что он вырастет настоящим человеком.

 

Если ребенок скатывается в озлобление и ожесточение, то он закладывает основу для своего будущего жизненного краха. После смерти пьющего отца, он рискует подчиниться такой мысли: моя жизнь не удалась лишь потому, что я родился от такого папы. Но хочется верить, что эта мысль не сумеет опутать сознание ребенка, похожего на Ваню.

 

Эта мысль перекликается с основной идеей брошюры «Играет ли свита короля? О вине родителей и свободе выбора» [15]. В этой брошюре рассказывается, что наличие таких отрицательных факторов как «неблагополучное» окружение и дисфункциональная семья не является приговором для ребенка. Человек способен изменить свою жизнь, не смотря ни на что. Когда человек отвлекает свои влечения от ничтожно-пошлых содержаний и прилепляет их к Божественному, то его дух преодолевает «душевные «травмы» детства и связанные с ними тяготения, слабости, отвращения и страхи».

 

Если же человек выходит за пределы, указанные в Слове Божьем, то он вступает в конфликт с принципами, которые вложены в основу мироздания. Если человек будет жить по Слову Божьему, то будет блажен, счастлив. А если переступит указанные пределы, то начнет разлагаться как личность.

 

Человек - существо свободное. Он имеет свободу поступить вопреки тому предупреждению, которое дается в Слове Божьем. Но отказаться от последствий своего выбора он уже свободы не имеет.

 

Чтобы понять эту мысль, представьте человека, который находится в гостях у своих знакомых, живущих на девятом этаже. Вот он собирается идти домой. Он открывает окно и встает на подоконник. На вопрос: «Что ты делаешь?» он говорит, что хочет спуститься вниз. «Но ты же не можешь спускаться вниз таким образом. На то есть лифт или лестница», - говорят ему. А он на эту реплику дает такой ответ: «Что вы ограничиваете мою свободу?! Я вправе сам решать, как мне спускаться вниз!» Воскликнув так, он делает решительный шаг наружу. Да, он имеет свободу отвергнуть предупреждение. Но отказаться от столкновения на страшной скорости с землей он свободы уже не имеет.

 

Таким образом, свобода «открытого сознания» - это свобода судна, носимого морем. Нет ни мачт, ни парусов, ни якоря, ни киля. Ни весел, ни мотора, ни штурвала, ни карты моря, ни маяка впереди. То есть нет того инструментария, с помощью которого судно могло бы сопротивляться стихии и следовать своему курсу.

 

Здесь речь идет о корабле, который обнажен от такелажа (общее название всех снастей на судне), ему нечем защититься от стихии. Он раз за разом отдается импульсу очередной волны. Такой корабль напоминает человека, обнаженного от духовности. Ему нечем защититься от внушаемых ему идей, он «занят только тем, что отдается очередному внушению». Якорь и маяк не закрепощают судно, а дают ей устойчивость и возможность следовать своей цели. Чему можно уподобить свободу религиозного сознания? Эту свободу можно уподобить свободе атлета, хорошо прокачавшего мышцы позвоночника.

 

Путем тренировок он создал мышечный корсет, который не дает позвонкам расползаться от нагрузки в разные стороны. Постигнув науку правильного тренировочного процесса, такой атлет может брать из чужих методик все самое лучшее. Люди же не имеющие понятия о правильном тренировочном процессе подвержены риску травм. Когда они смотрят на пируэты мастеров паркура, то загораются идеей повторить увиденное. Берут разбег, выходят на прыжок, и - часто разбиваются или ломают себе кости. Такая аналогия вполне уместна при разговоре о заражении вирусом идеи.

 

«Открытая личность» и заражение вирусом идеи

 

Когда в сознание «открытой личности» поступает сигнал, призывающий ее к сомнительным действиям, то ей почти нечего этому сигналу противопоставить. Ведь чтобы отклонить от себя предложение поучаствовать в каком-либо мероприятии, надо четко мотивировать отказ. Если четкой мотивации нет, то остается место для вопроса: «А почему бы и нет?» (см. главу «В условиях отсутствия ориентиров распад личности происходит быстро. Объяснение таких понятий как честность и трезвость становится затруднительным», часть 1: http://ruskline.ru/analitika/2014/09/09/mirovozzrencheskij_sdvig_detonator_narkoticheskogo_buma/ ).

 

В эту «прореху мировоззрения» и вклинивается вирус наркотической идеи. Если ей нет противопоставления, то она начинается разрастаться. Она увеличивается в размерах, подчиняет своим целям сознание. И это разрастание, которому ничего не противостоит, можно отчасти уподобить процессу размножения живых существ.

 

Многие, наверное, знают, к каким тяжелым последствиям привело появление кролика на территории Австралии. Когда кролики были завезены в Австралию, они начали неимоверно быстро размножаться, что привело к экологической катастрофе. Росту их численности способствовало несколько факторов. И среди них тот, - что «у кроликов в Австралии не было естественных врагов» [16].

 

То есть действие не встретило противодействия. Подобные катастрофы происходят и в сознании.

 

Глубокомысленная речь на этот счет произносится главным героем фильма «Начало» (2010) Домиником Коббом. Профессиональной сферой деятельности этого человека был промышленный шпионаж специфического плана. Специалисты, подобные Коббу, действовали следующим образом. Они усыпляли жертву, а затем с помощью современного оборудования подключались к ее сознанию и доставали из него необходимую им информацию.

 

Кобб понимал толк в извлечении информации. Но однажды он был нанят не для извлечения информации, а для «внедрения» идеи. Ему было поручено внедрить в сознание преуспевающего бизнесмена идею, которую бы он принял как свою собственную. И последовав которой, разрушил бы финансовую империю, доставшуюся ему от отца. Вот что Кобб говорил насчет «жертвы»: «То зерно, что мы поместим в мозг этого человека, вырастет в виде идеи, которая поглотит его. Она может изменить практически всю его жизнь«.

 

Фильм ставит вопрос, который актуален и для нас, людей, живущих по эту сторону экрана: «Какой самый живучий паразит? Бактерия? Вирус? Кишечный глист?» Идея. «Идея похожа на вирус, она живуча и крайне заразна. Мельчайшее зернышко идеи способно прорасти и либо стать частью тебя, либо уничтожить тебя».

 

Однажды Кобб произвел «внедрение» идеи в сознание своей жены. Другого выхода он не видел. Дело в том, что он и его супруга достаточно долгое время находились в совместном сне. По своим ощущениям они прожили во сне 50 лет. В реальной же жизни времени для них прошло нет так много, их тела не состарились (время во сне и в реальной жизни воспринималось по-разному). Во сне они чувствовали себя могущественными. Силой своей мысли они строили мир для себя. Но проблема заключалась в том, что они знали о нереальности происходящего. Коббу со временем такая жизнь стала невыносима, но его супруге так не казалось. Ей хотелось и дальше пребывать во сне. И так как ей не хотелось возвращаться в реальность, Кобб решился на внедрение в ее сознание одной идеи. Он внедрил в ее сознание мысль, «что ее мир нереален». А если мир нереален, то надо просыпаться. Просыпались же герои по логике фильма тогда, когда убивали себя. И вот супруга согласилась на то, чтобы вместе с Коббом положить голову на железнодорожное полотно. Мчался поезд, но они, глядя друг на друга, продолжали держать головы на рельсах. Так, покончив жизнь самоубийством во сне, они проснулись.

 

Но вот проблема - и по возвращении в реальность идея, однажды внедренная в сознание женщины, продолжала жить. Даже вернувшись в реальность, супруга Кобба продолжала считать, что ее мир нереален. Идея росла, и женщина стала одержима этой идеей. Ее захватила мысль: нужно проснуться, чтобы вернуться в реальность. Но для того, чтобы вернуться в реальность по логике фильма следовало убить себя. Она всячески пыталась склонить Кобба к совместному самоубийству, а он всячески пытался отговорить ее от этой затеи. Но уговоры не принесли положительных результатов. Она выбросилась из окна.

 

В связи с этой историей большой интерес представляет феномен «дремлющего эффекта». В чем заключается этот эффект? Манипуляторы не столько стремятся изложить через СМИ связную идею, которую можно обдумать и запомнить, сколько стараются создать поток сумбурных сообщений, которые откладываются в памяти. Манипуляторам, делающим ставку на «дремлющий эффект», не важно, как человек отнесется к сообщению. Навязываемая через СМИ точка зрения может быть человеком на первых порах и отвергнута. Но, отлежавшись «в латентных слоях памяти», она «превращается сначала в смутное, неопределенное представление, а потом и в согласие с ней». Процесс формирования согласия пресекается, если происходит напоминание причины, в связи с которой эта точка зрения была изначально отвергнута [17].

 

То есть, применительно к нашему разговору вырисовывается следующая концепция. Человек должен жить в атмосфере смыслов, защищающих его сознание от вредоносной идеи. Если человек живет в условиях такой атмосферы, то указанные напоминания он получает постоянно. Эта атмосфера создается с помощью воспитания, самостоятельного делания ума, а также - через устройство окружающего быта.

 

Если о воспитании ребенка родители действительно заботились, то на всякое предложение поучаствовать в сомнительном действии, у ребенка тут же будет рождаться противодействие. Ребенок, например, при прозвучавшем предложении покататься на машине будет вспоминать: «А папа говорил с незнакомыми дядями в машину не садиться». То есть ум ребенка «незнакомые дяди» поколебать не могут. Ум ребенка устойчив, так как «армирован» папиными наставлениями.

 

Об «армировании» ума уже был поднят разговор в главе «Здание общепринятых ценностей разрушается при взрыве религиозного фундамента» части 1: http://ruskline.ru/analitika/2014/09/09/mirovozzrencheskij_sdvig_detonator_narkoticheskogo_buma/. Тогда речь шла о защите ума «блоками религиозного сознания». Помимо прочего рассказывалось, как такой ум отражает атаку рекламной компании, ориентированной на мысль о легкой наживе. Соблазн наживы отстраняется от ума, если «в поток рационального мышления» включены «блоки религиозного сознания». В уме возникает диалог с ветхозаветной заповедью «есть хлеб свой в поте лица своего». Эти «островки традиции», хранящиеся в глубинах исторической памяти, служат «эффективными устройствами аварийной сигнализации». Они «действуют автоматически и их трудно отключить извне» [18].

 

Влияние окружающей обстановки на внутреннее состояние человека

 

Эти «островки традиции» включаются людьми и в их быт. В этом случае из простого соприкосновения с окружающей действительностью люди получают поддержку и вспоможение.

 

Вот простой пример того, как устройство быта поддерживает решимость человека поступать согласно своим идеалам. Этот пример заимствован из наставлений протоиерея Евгения Попова, данных супругам на случай временной разлуки («например, муж поступил на военную службу»). Призывая супругов хранить друг другу верность, он помимо прочего советовал «ближе поставить пред свои глаза портрет отлучившегося мужа или отлучившейся жены» [19].

 

Из подобных элементов быта создается система, и к ней можно применить следующие слова известного психиатора. Известный психиатр Е.Д. Мелехов, ведя речь об изменения характера и преодоления страстей, отметил значение для этого процесса окружающей среды. Он заявил, что «необходима продуманная организация жизни и сферы, в которой мы живем, выбор людей, предметов, картин, мелодий, образов, окружающих нас повседневно, если мы желаем изменить свою психофизическую организацию в соответствии с требованиями духовной жизни» [20].

 

Еще короче эту мысль можно выразить воспользовавшись наследием академика А.А. Ухтомского. Нейрофизиолог советует связать «себя определенным бытом» тому, кто хочет «образовать в себе определенное поведение, определенный строй восприятия» [21].

 

Необходимость серьезного отношения к предметам быта подчеркивается и преподобным Исааком Сириным. Свои соображения по данному вопросу он излагает применительно к частному случаю - применительно к устройству монашеской келии. Эти соображения ценны не только для монахов, но и для мирян.

 

Итак, в келье не должно быть ничего, что возбуждает желание покоя. Ведь, если удалены от человека причины, влекущие его к расслаблению, то человек свободен от борьбы. А если он сближается с причинами, влекущими к расслаблению, то его страсти приобретают силу. То есть страсти становятся сильней, если монах роскошествует, если смотрит на порядки мирян, а также - на красивые лица или на роскошные наряды. Если воззрение на что-либо хорошее «склоняет к совершению добра, то явно, что и противоположное сему имеет силу порабощать себе ум» [22].

 

И сказанное преподобным Исааком явно читается в истории Семена. Он ушел из криминального мира и пытался отказаться от наркоманического образа жизни. Но несмотря на желание жить по-новому в его жизни случались и наркоманические срывы. Своей супруге от так обяснил свою проблему: «Я выхожу из подъезда, и вот эта скамейка, вот эта березка, у которой совершались греховные поступки, - все это накрывает меня, и ноги ведут в соседний подъезд, где наркотики продаются...» [23].

 

Вид березки может увлечь к греху, а взгляд на портрет супруги может дать мужчине стойкость при перенесении разлуки. И речь здесь идет не только о простом напоминании: вот, мол, дерево, рядом с которым я грешил; вот, мол, портрет женщины, которой я должен хранить верность. Дело обстоит гораздо серьезней, чем кажется на первый взгляд.

 

Суть проблемы объясняется нейрофизиологом Ухтомским. Он показал, что между определенным состоянием нервной системы (доминантой) и раздражителем протягивается связь. Пережитое однажды состояние нервной системы может снова нагрянуть на ум, если в поле зрения появится адекватный для этого состояния раздражитель. «Старый и дряхлый боевой конь весь преображается и по-прежнему мчится в строй при звуке сигнальной трубы» [24]. Конечно, такая связь устанавливается не сразу, она устанавливается со временем.

 

Ее установка хорошо видна на примере казино и игровых автоматов. Во время нахождения в игровом зале человек постепенно погружается в состояние азарта и психоза. Это состояние связывается с определенными раздражителями. Например, - с мигающими лампочками, которые в великом множестве заполняют интерьер салона. И, если связь установилась, то человек потом начинает попадать в пренеприятные для него истории. Идет он, например, на работу и видит, как проезжает мимо машина скорой помощи. Мигающая лампочка на ее крыше возбуждает в нем уже не раз пережитое состояние игрового психоза. Лампочка, таким образом, становится своего рода «транспортом» к патологическому очагу возбуждения в головном мозге. Став транспортом к доминанте, лампочка включает «и весь «игровой» механизм» [25].

 

А что происходит с зависимым от игры человеком, если у него включается «игровой» механизм? Он все бросает и идет в салон. Вот и получается, что человек, оправлявшийся утром на работу, не может потом объяснить, как именно он в салоне оказался. Все сказанное сводится в мысль Ухтомского: «определенное состояние центральной нервной системы вызывает для человека определенный образ, а этот образ потом вызывает прежнее состояние центральной нервной системы» [26].

 

То есть, если человек стремится к благочестию и окружен соответствующими предметами быта, то между этими предметами и его состоянием устремленности протягивается связь. Предметы быта постоянно поддерживают в нем определенное состояние нервной системы. И наоборот. Если человек открыт для воздействия наркоманической пропаганды, то в нем формируется определенное состояние нервной системы. И этот состояние приходит в возбуждение при действии определенных раздражителей. А таких раздражителей, как было сказано в третьей части, через СМИ действует немало. То есть, грубо говоря, миллионы «Семенов» видят ежедневно по ТВ свои «березки».

 

С помощью СМИ в большом количестве людей формируется зацикленность на своих желаниях. Человек, зацикленный на своих желаниях, стремится во чтобы то ни стало преобразовать в поступки импульсы, влекущие его к насилию и потреблению вкусной еды.

 

СМИ формирует определенную доминанту (состояние нервной системы), подобно тому, как антураж игрового салона формирует игровую доминанту у посетителя салона. Доминанты, формируемые через СМИ, по своему окрасу напоминают доминанту, которой поражено сознание наркозависимого человека. Развивая в себе тягу, например, к наслаждению, человек входит в определенное настроение, которое становится благоприятной почвой для засевания наркоманической идеей.

 

Будучи заброшенной в его сознание, она не встречает особого сопротивления. Быстро стягивая вокруг себя части распадающегося «я», она встраивается в структуру личности. В распадающейся личности человека, лишенного ориентиров, она становится осью мировоззрения. Потому и тяжело от нее избавиться, если ценностно-смысловые ориентиры не восстанавливаются (а в случае, если человек изначально был их лишен, - то приобретаются).

 

Иллюстрируют такое положение дел слова одного наркозависимого человека. Он признавался, что, стремясь к выздоровлению, он не знал, что с этим выздоровлением делать. «Честно говоря, - писал он, - я и не знал, как жить по-другому, без наркоманской суеты» [27]. А одна девушка, употреблявшая героин вот что рассказывала, что о периоде своего употребления. «Целый день я где-то была, куда-то ездила, я встречала кучу людей, сидела на чьих-то квартирах, я была в гуще событий и в центре «маленькой вселенной». Мне это в наркотиках нравилось больше всего. Если честно, то я скучаю по этому до сих пор» [28].

 

Но восстановление ценностно-смысловых ориентиров - это лишь первый шаг. Вторым шагом человеку необходимо взяться за перевоспитание доминант в себе. И в рамках второго шага ему необходимо каким-то образом определить свое отношение к СМИ.

 

Без ограничения его воздействия на себя трудно говорить о перевоспитании доминант в себе. Ведь соприкасаясь с действием СМИ, человек соприкасается с действием раздражителей, вызывающих в сознании наркоманическую доминанту. То есть, как и было сказано, «Семен» видит ежедневно по ТВ свои «березки».

 

С мыслью Ухомского можно соединить и сказанное во второй части (см. здесь: http://ruskline.ru/analitika/2015/05/06/mirovozzrencheskij_sdvig_detonator_narkoticheskogo_buma/ ). В главе «Провал регулирующего действия культуры как следствие отказа от религиозной традиции» находятся интересующие нас на данный момент рассуждения.

 

В этой главе говорилось, что у наших предков наука и искусство, труд и воспитание детей, а также - характер взаимоотношений друг с другом формировались вокруг «главного» - вокруг веры. Люди, выбравшие в качестве «главного» веру, проживали в соответствии со своими убеждениями жизнь. Некоторые из них отражали свой опыт в книгах, пословицах, афоризмах, проповедях, рассказах, пьесах. Этот опыт, воплощенный в предметы, взгляды и характер взаимоотношений, передавался грядущим поколениям. И представители следующих поколений, контактируя с окружающим миром, приобщались к опыту, «вшитому» в жизнеустройство.

 

Взять, к примеру, православный пост. Человек, не номинально, а действительно являющийся христианином, проходит 4 раза в году многодневные посты и плюс к тому - еженедельно постится в среду и в пятницу. В дни поста он старается отсечь от себя все лишнее и углубиться в духовное. Если он в среду отсекает от себя желание съесть вкусный батончик мороженого, то понятно, что к нему не привьется и желание употребить наркотик. Укорененный в жизнеустройстве человека пост является антагонистом наркоупотреблению. В дни многодневный постов, в дни говения перед Причащением, а также еженедельно в среду и в пятницу человек получает напоминание - не давай в своем сознании царствовать тяге к наслаждению.

 

«Вшитые» в жизнеустройство смыслы доносились до человека, включающего себя в преемственную цепь традиции религиозной. Знакомство с ними происходило при самом контакте с действительностью. Насыщение ума этими смыслами помогало человеку удержаться от соскальзывания на путь греха.

 

При таком положении дел распространение наркомании было невозможно. Наркоманическая идея везде натыкалась на заслон. Она не могла прокопать себе лаз в сознании человека, так как оно было насыщено смыслами, нейтрализовавшими ее. Защищенный изнутри человек был защищен и извне. Перед своими глазами он имел символы, напоминавшие ему о смыслах, нейтрализовавших наркоманическую идею (см. главу «Разбор аргументов, которыми пытаются оправдать производство, торговлю и употребление наркотиков»).

 

В результате же предпринятого Реформацией штурма символов [начиная с 16 века] часть человечества была вытолкнута»за пределы охранительных стен». Настала «ужасающая символическая нищета». В годы Реформации был сформирован принцип: если священные образы разрушены, то есть если «штурм символов произведен», то умами людей овладевают манипуляторы [29].

 

Ведь «человек с разрушенным миром символов теряет ориентиры, свое место в мире, понятия о добре и зле. Он утрачивает психологическую защиту против манипуляторов, увлекающих его на самые безумные дела и проекты» [30]. Вокруг человека с разрушенным миром символов создается действительность специфического плана. Теперь своим совокупным усилием быт, включающий в себя телевизионные экраны, зовет человека к греху. Тем, кто стоит за формированием этой действительности важно лишь хотя бы за что-то зацепиться в сознании человека. Важно заставить его думать в определенном направлении.

 

Если человек не привык к самостоятельной внутренней работе, он не сможет сопротивляться долго. Отсеивать поступившую извне информацию, исследовать мотивы своих поступков, - такая деятельность возможна лишь при наличии определенной культуры мысли. Такую культуру воспитывает Православие. Православие потому и пытаются вытеснить из жизни общества, что оно мешает определенным кругам поработить общество.

 

Манипуляторам тяжело внедрить свои идеи в сознание людей, если люди оценивают свои поступки и анализируют мотивы, побуждающие их к тому или иному действию. При такой внутренней работе идея, внедренная манипулятором, не сможет укрыться от человека. Она будет найдена и нейтрализована. В этом смысле примечателен заключительный совет, который дал профессор С.Г. Кара-Мурза в конце своей фундаментальной книги «Манипуляция сознанием». В главе 26 он подводит некий итог всему сказанному ранее и формулирует основные принципы защиты от манипуляции. И, изложив в тезисном виде эти принципы, он пишет: «Все это, конечно, советы слабые. Главный совет - думать. И думать усиленно, трудно, как землекоп копает тяжелую глину».

 

Православие призывает людей думать, оценивать свои поступки. Оно является тем самым напоминанием, которое препятствует развертыванию «дремлющего эффекта».

 

Помните, недавно речь шла о том, что точка зрения, проникнув в сознание, постепенно начинает склонять человека к согласию с ней. Навязанная точка зрения, отлежавшись в памяти, начинает склонять к согласию с ней даже в том случае, если изначально она была отвергнута. И чтобы пресечь этот процесс, «необходимо время от времени напоминать человеку первоначальный смысл [навязанного] утверждения и причины, по каким оно было отвергнуто».

 

Вирус наркотической идеи

 

Если нет культуры мысли, то возникает колоссальный риск того, что заброшенный информационный вирус прорастет. Сознание современного человека постоянно атакуется вирусом наркоманической идеи.

 

«В молодежной среде, - как считает одна неравнодушная к проблеме женщина, - культивируется стиль», в который неотъемлемой частью входят наркотики. «На формирование такого стиля работают и музыка, и кино, и литература». Совокупным усилием создается образ «молодого героя, который круто и стильно ходит по лезвию бритвы». Этот герой тонок и раним, он не дорожит жизнью и ко всему готов, - «этакий современный самурай» [31].

 

Эта мысль в соединении с мыслью о «дремлющем эффекте» принимает угрожающий характер. Здесь актуальными видятся слова преподобного Максима Исповедника (7 век).

 

Он объяснял, что если уму человека присуще благочестивая настроенность, то и тело такого человека будет «чисто и безгрешно». Если же ум начинает вращаться в помышлениях греховных, а человек того не пресекает, то и тело впадает в грехи [32]. Ибо «за погрешительным употреблением мыслей следует злоупотребление вещей» [33]. И потому следует не злоупотреблять своими мыслями, чтобы после «не злоупотребить и вещами». Ибо, если человек не согрешит в своих мыслях, то никогда не согрешит и самим делом [34].

 

Подобные высказывания встречаются не только в творениях преподобного Максима. Так, например, преподобный Марк Подвижник (который «почил, надо полагать, в начале пятаго века») считал, что причиной всякого скорбного случая является мысль. «Слова и дела» ведь «не происходят прежде мысли». И потому именно мысль почиталась сим святым мужем причиной скорбных происшествий.

 

Сперва рождается, считал он, мысль. А уже потом рождаются слова и дела, из которых состоит общение между людьми [35]. В связи с таким подходом к жизни святой советует в грехе винить не тело, а мысль. «Ибо если бы не текла впереди мысль, не последовало бы за нею и тело» [36].

 

Изречения преподобных Максима Исповедника и Марка Подвижника предупреждают об опасности, которую таит в себе «дремлющий эффект». То, как данный феномен проявляет себя в реальной жизни, можно проиллюстрировать с помощью кинематографа.

 

В одном фильма о судьбе продюсера рассказывается о «раскрутке» молодого певца. Когда он впервые появился перед публикой, то публика встретила его без особенного восторга. Тогда продюсер сделал ставку на «дремлющий эффект». По городу были развешены плакаты с изображением симпатичного молодого человека. Вначале люди проходили мимо, потом стали присматриваться к изображению. А потом стало происходить и такое: молодая девушка в порыве чувств срывает плакат со стены и прижимает к себе, как некую драгоценность. Надо ли говорить, что певца при его публичном выходе встретили с восторгом.

 

А теперь поставьте на место этого плаката образ «молодого самурая», тонкого и ранимого, не дорожащего жизнью, курящего травку, выпивающего спиртное или втягивающего в себя какой-то порошок.

 

Для кругов, которые стоят за формированием этого образа, важно внедрить этот образ в умы подростков. Как только образ будет внедрен, начнется мыслительный процесс со всеми вытекающими отсюда последствиями (о которых писали преподобные Максим Исповедник и Марк Подвижник). И, если подросток не пресечет мыслительный процесс в заданном направлении, образ «прокопает» себе лаз в реальную жизнь. Он выплеснется наружу в виде конкретных слов и поступков. А данном случае - связанных с наркотической тематикой. На этот счет актуальной видится мысль Сергея Селиванова, сотрудника Национального научного центра наркологии. Он пишет, что «наркозависимость, как и алкоголизм, начинается с первых положительных мыслей о дурмане и спиртном» [37]. Во имя же чего подростку отклонить от себя предложение употребить наркотики? Тем более, если это предложение красиво сконструировано и аппетитно подано?

 

Взрослые как «заложники системы»

 

К этим вопросам можно прибавить и другие, не менее страшные. Во имя чего взрослым отклонить от себя предложение разбогатеть на наркоторговле? Почему взрослые должны ловить наркобаронов и бороться с наркомафией?

 

Ответы на эти вопросы кому-то кажутся очевидными. Но они вовсе не очевидны. Ведь взрослые когда-то сами были подростками. А раз так, то и к ним относится все сказанное выше. «Проквашенные» определенными идеями через СМИ они усвоили себя простую мысль: на наркоторговле можно сказочно разбогатеть.

 

Об образе разбогатевшего профессора, решившего свои финансовые проблемы с помощью торговли метамфитамином (сериал «Во все тяжкие») уже было сказано не раз. См. http://ruskline.ru/analitika/2015/05/14/mirovozzrencheskij_sdvig_detonator_narkoticheskogo_buma/. Теперь настало время для следующих вопросов. В силу чего взрослый человек может отклонить от себя соблазн уподобиться этому профессору? В связи с чем работник, например, силового ведомства может отказаться от предложения по оказанию «услуг» наркоторговцам? О какие заслоны в его уме должна разбиться наркотическая идея?

 

Не надо забывать, что наркомафия может предложить работнику силового ведомства в обмен за «услуги» нечто большее, чем среднестатистическая заработная плата. Если сознание работника не укреплено «мотивационным каркасом», то оно может быть подавлено.

 

Чтобы объяснить всю серьезность положения можно опять обратиться к помощи кинематографа. Подавление сознания вот по какой схеме, например, происходило в фантастическом фильме «Посредник» (1999).

 

На планету Земля прибыл космический корабль, носящий на своем борту некоторое количество единиц инопланетного разума. Эта группа прибыла на землю для подготовки широкомасштабного вторжения. После того, как зондер-команда подготовит условия для вторжения, на Землю будут доставлены инопланетные «спецы», которые произведут «зачистку» населения. Члены зондер-команды не имели собственных тел. Для выполнения миссии они использовали тела землян. С помощью выстрела из высокотехнологичного устройства - «посредника» - инопланетный интеллект внедрялся в человека, и человек становился «своим». Инопланетный разум получал доступ к управлению телом и к информации, хранящейся в памяти. Тело человека использовалось захватчиками как биомашина. Из таких образом обработанных людей, формировалась армия для захвата планеты.

 

Такая схема захвата действовала почти что без срывов. Если работники милиции и пытались вмешаться в процесс, то в них делался выстрел из «посредника», и они тоже становились «своими». Не избежал этой участи и полковник Ганин. Он был послан к инопланетянам от имени правительства СССР, чтобы передать им ультиматум. В ультиматуме заявлялось, что в случае отказа покинуть землю, инопланетяне будут уничтожены. Но громкие угрозы не защитили Ганина. Выстрелом из «посредника» его сознание было подавлено, а тело - захвачено. Используя тело полковника, инопланетный интеллект стал плести интригу.

 

Фильм «Посредник» вполне может быть разобран в соответствии с принципом: «Сказка ложь, да в ней намек - добрым молодцам урок». Смысл урока, содержащегося в сказке, углубляется через привлечение данных профессора Л.И. Романовой - специалиста по криминальному наркотизму. Она пишет, что «огромные деньги, который приносит наркобизнес, секретный, закрытый характер проводимых расследований, довольно тесное общение по долгу службы с участниками наркотрафика объективно увеличивают вероятность перехода части сотрудников правоохранительных органов на службу наркомафии». Госпожа Романова отмечает, что «наиболее уязвимое звено здесь - оперативные работники и следователи, хотя в принципе наркодилеры довольно успешно осуществляют подкуп в отношении любых лиц, имеющих возможность влиять на развитие их бизнеса». Не жалеют деньги наркодельцы и на подкуп чиновников. При этом они проводят «разъяснительную» работу «по вовлечению в наркотический дурман как можно большего круга людей» [38].

 

Продолжить мысль госпожи Романовой можно упоминанием о маркетинговых пирамидах. Один из принципов их существования формулируется так: следующий вовлекает следующего. Продается, например, какое-нибудь средство для похудения. Помогает оно или нет, - мало кого интересует. На первое место выходит не вопрос уменьшения веса, а вопрос увеличения объема продаж. Продать как можно больше товара, - вот задача. Для того, чтобы она была решена, пирамиде нужно втянуть в процесс сбыта как можно большее количество людей. Во втягивание дополнительного контингента заинтересованы и рядовые члены пирамиды. Ведь с каждого привлеченного к процессу сбыта человека, привлекшему лицу идет процент.

 

Или взять систему страховки. Человеку, чтобы обеспечить себе безбедное существование, надо застраховать определенное количество людей. За каждого застрахованного ему от «фирмы» будет «капать денежка». Склонить к пожизненной страховке несколько сот (тысяч?) человек - вот задача.

 

Подобное происходит и в нарко-мире. Если наркоторговцы привлекают к процессу наркоторговли большое количество рядовых распространителей, то повышается уровень продаж. Если рядовой распространитель, употребляющий наркотики, вовлекает в наркоупотребление большое количество людей, то он получает возможность потреблять наркотики бесплатно. Рядовому распространителю, бывает, что дают первую партию наркотика бесплатно. Вместе с первой партией он получает обучающую инструкцию и берется за дело. Далее происходит примерно то, что имеет место быть в маркетинговой пирамиде. Для тех, кто стоит на вершине ее, одной из главных задач является следующая: втянуть в дело как можно большее количество людей.

 

О масштабах «втягивания» в наркооборот рядовых сотрудников силовых ведомств можно отчасти судить по фильму «Гангстер» (2007). Уже упоминалось, что этот фильм создан на основе реальных событий. Конечно, по фильму нельзя составлять заключения о реальном количестве «втянутых сотрудников». Но с другой стороны актуален и вопрос: а где же взять проверенную, утвержденную печатью статистику?

 

Итак, речь в фильме идет о Френке Лукасе. К проблеме наркоторговли он подошел как бизнесмен. Он организовал поставки чистейшего опиума из Вьетнама в США. Сбавив цену на свой продукт, он вытеснил с рынка других наркоторговцев и стал почти что монополистом. Его прибыли были фантастическими. Но, несмотря на свое могущество, Френк был арестован. После ареста он решил «поквитаться с копами», которые оказывали ему «услуги». Он начал их «сдавать». Специальная команда, охотившаяся на Френка, выступила инициатором проведения внутренних расследований. К уголовной ответственности были привлечены полицейские, сотрудничавшие с наркобароном. «Расследование коррупции полицейских захлестнуло все подразделения полиции Нью-Йорка». В докладе федеральных следователей говорилось, что «более половины сотрудников полиции, которые должны были заниматься борьбой с наркотиками, были в той или иной степени коррумпированы». В результате расследований было осуждено 3/4-ти состава «Агентства по борьбе с незаконным оборотом наркотиков Нью-Йорка».

 

В этих словах фильмы «Гангстер» и «Посредник» смыкаются. Френка Лукаса можно представить в виде предводителя инопланетян, подготавливающих вторжение на планету Земля. Для противодействия инопланетянам земляне снаряжают военизированные отряды. Но вот беда! - люди не защищены от выстрела из оружия под названием «посредник». Один выстрел из этого высокотехнологичного оружия - и сознание бойцов подавляется. О методах захвата личности Френк Лукас вот что говорил: «Я им плачу всем - дилерам, полицейским». «Плачу полиции так, что их детей, закончивших колледж на МОИ деньги, больше, чем национальных стипендиатов».

 

Трудно бороться с эпидемией наркомании, когда у наркоторговцев в руках находится «посредник». Один выстрел из него - и бойцы, снаряженные на борьбу с наркомафией, оказываются на ее стороне.

 

Речь здесь идет не только о представителях силовых ведомств. Но и о так называемых «гуманитариях», о тех людях, которые призваны заниматься антинаркотической рекламой. Посмотрите внимательно на такого рода рекламные плакаты. Посмотрите непредвзято и спросите себя: Плакаты вызывают у Вас отвращение к наркотику или провоцирую интерес к нему? Часто на таких плакатах можно увидеть двусмысленные, малопонятные с первого прочтения фразы. Чтобы вникнуть в смысл написанного, человек поневоле начинает думать. Причем - в направлении наркотической тематики. Русло для потока мыслей формируется изображением суженых зрачков и блаженных лиц наркоманов. Взятые в своей совокупности детали не приведут ли к феномену, которые был ранее описан как «дремлющий эффект»?

 

По-настоящему действенные в анктинаркотическом плане плакаты выглядят иначе. На одном из них было изображено лицо человека, в нос которого был вставлен револьвер. На револьвере было написано: «кокаин». Все просто, понятно и очень действенно. Но такие плакаты перестали расклеиваться.

 

Ритм воинственного шага нарко-армии, вооруженной «посредником», можно выразить с помощью музыки. Для передачи этого ритма подходит седьмая, «Ленинградская», симфония Шестаковича. Некоторые разработки, легшие в основу этого произведения, были написаны композитором еще до начала Великой Отечественной Войны (1941-1945). Закончена симфония была в окруженном немецкими войсками Ленинграде.

 

В первой части симфонии звучит лирическая музыка, которая прерывается разворачивающейся темой фашистского нашествия. Словно «издалека доносится дробь военного барабана». В развитии темы открывается страшная сущность нашествия. Слышна поступь «механического чудовища, растаптывающего на своем пути все живое». «В двух последних вариациях тема приобретает торжествующий характер. Кажется, что железное чудовище с оглушительным грохотом тяжело движется прямо на слушателя. Но тут происходит неожиданное. Резко сменяется тональность. <...> Звучит драматический мотив, который называют мотивом сопротивления» [39]. Этот мотив должен зародиться в сознании человека. Оттуда, из области человеческой мысли исходит процесс конструирования реальности. Там зарождаются и схемы «драгмаркетинга», там зарождается и мысль о противостоянии ему. Центр тяжести проблемы находится там - в сознании. Трудно бороться с наркоманией в частности и с распадом общества в целом, не учитывая этого факта.

 

Трудно говорить о поимке всех наркобаронов, когда и наркобароны и те, кто должен их ловить, воспитываются в одной среде. И первые, и вторые сидели за одними партами в школе. И первые, и вторые смотрели одни и те же фильмы. И у первых, и у вторых мировоззрение «прокатано» наркотической идеологией.

 

Трудно остановить рост распространения наркомании, когда все общество отравлено вирусом наркотической идеи. Трудно спасти от заражения этим вирусом вновь родившихся детей. Ведь их родители вместе с воспитанием не передают им иммунитета от него.

 

Трудно и самим родителям передать этот иммунитет детям, если они сами им не обладают. На этот счет протоиреем Александром Новопашиным сказаны достойные внимания слова. Ведя речь об игровой зависимости, он говорит, что защитить от нее детей «невозможно никаким другим способом, кроме правильного, целостного воспитания прежде всего внутри семьи». Ведь именно в семье начинает формироваться тот самый духовный иммунитет, который может защитить ребенка от вредных для его души веяний. Отец Александр видит проблему в том, что «современная семья, воспитанная на телевизионных программах, не может дать ребенку такого воспитания».

 

Сказав о необходимости воспитания, отец Александр на том не останавливается. Его статья призывает задуматься над следующим вопросом. Может ли воспитание, взятое само по себе, изменить бедственную ситуацию, сложившуюся в обществе? Ответ на этот вопрос автором дается отрицательный. Почему так? Да, потому что «сами-то взрослые потеряли из виду нравственные ориентиры». И потому забота о духовно-нравственном состоянии народа «является самой важной, самой насущной задачей» [40].

 

Утраченные ориентиры надо восстанавливать. Еще не все потеряно. Основание так полагать дает пророчество преподобного Серафима Вырицкого (1866-1949). Он говорил, что наступят времена, когда развращение и упадок нравов среди молодежи достигнет последних пределов. Почти не останется не растленных. Они будут считать, что все им дозволено для удовлетворения прихотей и похотей, ибо будут видеть свою безнаказанность. Станут собираться в компании и банды, воровать, развратничать. Но придет время, когда будет глас Божий, когда поймет молодежь, что так жить дальше невозможно, - и пойдут к вере разными путями, усилится тяга к подвижничеству. Те, кто были до того грешниками, пьяницами, наполнят храмы, почувствуют великую жажду к духовной жизни, многие из них станут монахами, откроются монастыри, церкви будут полны верующих. <...> И это время близко.

 

Чтобы понять, как можно противостоять проблеме, необходимо принять во внимание следующее. Ни генетический фактор, ни дисфункция семьи, ни социальные проблемы не являются главными факторами распространения наркомании (см. часть 4). Изменилось мышление человека. И вследствие этого изменения он стал по иному относиться к собственным желаниям, побуждениям и внутренним импульсам, как природным так и приобретенным. Он стал по-иному воспринимать брак. Что произойдет, если в брак вступают два человека, каждый из которых привык тянуть одеяло на себя? Родится семья, которую принято называть дисфункциональной. А что произойдет, если в жизнь государства войдет миллион подобных людей? Такое общество назовут нестабильным и неблагополучным.

 

А, если этот миллион создаст механизм собственного обогащения, то как назовут его? Не назовут ли его системой, направленной на уничтожение других людей? И, таким образом, само существование подобной системы, не является первопричиной наркотического «бума». Она не взялась из ниоткуда, она была кем-то создана. Она воспроизводится и поддерживается в существовании большим количеством людей. Она является отображением их внутренней настроенности и целевой направленности. Она выстраивается согласно логике их мышления.

 

Если в обществе произошел отказ от религиозного мировоззрения, то члены общества лишаются возможности объяснить рождающемуся поколению очень и очень многое. Они лишаются возможности объяснить, что убийство, наркоторговля и наркоупотребление - это плохо.

 

Если не будет сделан поворот к религиозному мировоззрению, то мы обречены. Трудно бороться с наркоманией, когда те, кого общество отрядило на борьбу с ней, отравлены наркоманической культурой.

 

И указанная проблема всеобща. Есть, например, города-тупики. Город-тупик - это город, в котором погибает производство. Работы нет, люди пьют, потребляют наркотики. Чтобы переломить ситуацию, создаются стабилизационные фонды, выделяются средства. Но средства расходятся по рукам людей, приставленных к проекту. Трудно что-то сделать в положительном направлении, если мировоззрение этих людей, заточено под собственный эгоизм. Сознание, курируемое таким мировоззрением, будет рождать лишь схемы собственного обогащения.

 

И что же в этой ситуации можно сделать? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо понять, каким образом человек «взвешивает» явление перед тем, как принять его или отвергнуть.

 

Разрушение «культурного ядра» и распространения наркомании

 

Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо понять, каким образом человек «взвешивает» явление перед тем, как его принять или отвергнуть. После отказа от традиционной религии произошел «мировоззренческий сдвиг», вследствие которого была искажена система ценностей человека. В результате произошло искажение понимания, что такое «хорошо» и что такое «плохо». Опираясь на систему ценностей, человек «взвешивает» любое явление. Как родители учатся воспитывать ребенка? Они черпают информацию о воспитании извне: советуются, смотрят, слушают. Но в то же время они не принимает все увиденное и услышанное без разбора. Ведь внутри у них действует некий «фильтр», отсеивающий негативный опыт.

 

Откуда же взялся этот «фильтр»? Как совершается отбор информации? «Фильтр» человеку подарила культура, в которой он вырос. Этот «фильтр» был одним у жителей Спарты, воспитывающих своих детей в строгости. Был другим у представителей людоедских племен. Фильтруя информацию, человек соотносит ее со своей системой ценностей. Если информация не соответствует принятой системе ценностей, то она отвергается. Человек как бы помещает «взвешиваемое явление» на ось координат и смотрит, в какой области находится явление: в области «минуса» или в области «плюса».

 

Сейчас у человечества меняются система координат, система ценностей и «фильтр». Отказавшись от христианской оси координат, общество потеряло возможность достучаться до подрастающего поколения. Представьте: мама сокрушается, что ее сын не работает и живет за мамин счет. Она считает, что это плохо. А сын такую ситуацию признает хорошей. Ему удобно так жить. У мамы и у сына разное понимание того, что такое «хорошо» и что такое «плохо».

 

Понять механизм «взвешивания» можно с помощью учения Антонио Грамши. Его учение рассказывает о новом типе революции. Мыслитель объяснял, что общество разрушается не через атаку в лоб и не через штурм базиса. Общество разрушается тогда, когда разрушается его «культурное ядро». Оно «включает в себя совокупность представлений о мире и человеке, о добре и зле, прекрасном и отвратительном» [41].

 

Мысль о базисе общества достаточно хорошо иллюстрируется российской действительностью 1990-х годов. О некоторых особенностях этого периода можно рассказать в настоящем времени. Действительность тех лет потихоньку преодолевается (по данным социологического опроса «Левада-центра» на март 2015 года 68% опрошенных считают Россию великой державой [42]), но преодолена ли она?! Манипуляторы не кричат на всех углах: «Люди, покидайте Россию!» Чтобы вызывать отток потенциальных защитников из России, не глотки напрягаются. Этой цели стремятся достичь через печать журналов, через написание книг и статей, через создание фильмов.

 

В этих источниках история России представляется в искаженном виде. История переписывается, перевирается, перечеркивается. Народ лишают национальных героев, которые для многих поколений были образцами патриотизма и личного мужества. Все достижения народа под разными углами критикуются. Людей стараются убедить, что никаких светлых сторон в историческом пути их Отечества не было. В то же время насаждаются мифы о повальном пьянстве русского народа. Людям внушают, что их предки издревле были пьяницами, лентяями и буянами (критика такого рода мифов дана В.Р. Мединским в его книге «О русском пьянстве, лени и жестокости»). Иными словами, в сознании людей формируется образ России, как грязной, свое отжившей страны. Человеку, поддавшемуся на манипуляцию, уже не хочется вкладывать свои ум и силы в развитие Родины. Его подводят к вопросу: может, не нужно признавать за словом «Родина» право на существование? Человек, простреленный этим вопросом, ограничивает свои отношения со страной актом хищения ресурсов, продажей отечественных технологий и секретов. Завладеть народным достоянием, продать его и уехать жить заграницу - такую мысль внушает совокупный вал псевдонаучной публицистики рядовому гражданину.

 

То есть, бревенчатый дом разрушают не тараном. Стая мышей разгрызает бревнышки на щепки. Кирпичную стену не продавливают армадой дорожных тракторов. Раствор, скрепляющий отдельные кирпичики в монолитное строение, лишают вязкости. И стена сама собой рассыпается.

 

Комментируя учение Антонио Грамши, профессор С.Г. Кара-Мурза говорил следующее. Стоит лишь сбить людей с толку и подорвать культурные устои, как можно брать «всех тепленькими» и перераспределять «собственность и власть как хочешь». Чтобы манипуляция удалась, необходимо произвести разрушение психологической защиты человека, «тех устоев, на которых держится его способность к критическому восприятию информации» [43].

 

Образ, иллюстрирующий мысль о разрушении устоев, можно заимствовать из фильма «Бен Гур» (1959). В фильме присутствует несколько сюжетных линий. Одна из них - порабощение Иудеи Римской Империей. Римский император был недоволен Иудеей, в которой местное население продолжало сопротивляться римской власти. Желая сделать Иудею более послушной, император направляет в нее трибуна Миссалу. Перед Миссалой встал вопрос о восстановлении порядка. Когда он заявил своему собеседнику Сексту о своей решимости выполнить приказ, то Секст спросил: «Но как, Миссала, как? Можно проломить человеку череп, можно его арестовать, бросить в темницу, но как управлять тем, что у него в голове? Как бороться с идеей?»

 

Здесь имелись в виду религиозные идеи иудеев. А также - учение Христа о Боге. Именно о проповеди Христа упомянул во время этого разговора Секст. «Ты спрашиваешь меня, как бороться с идеей? - ответил Миссала. Я тебе объясню. С идеей можно бороться только с помощью другой идеи».

 

По этой схеме и происходит борьба с идеями, которые поддерживают в людях воодушевление. «Культурное ядро», связь с которым не дает народу сломаться, манипуляторы разрушают с помощью идей-вирусов. С их помощью манипуляторы стараются вызвать «сумбур в мыслях». Манипуляторы стараются сделать их нелогичными и бессвязными, стремятся «заставить человека усомниться в устойчивых жизненных истинах». Если эта цель достигается, то человек делается беззащитным против манипуляции [44].

 

Что значит «усомниться в устойчивых жизненных истинах»? Чтобы эта мысль стала понятной можно, для примера, упомянуть два известных телесериала: «Декстер» и «Доктор Хаус». Главный героем первого сериала является серийный убийца, работающий плюс ко всему и в полиции. По сюжету фильма он убивает только «плохих», то есть тех, против кого он имел улики. Но кто дал ему право вершить самосуд? Прикрытый размытым понятием справедливости, главный герой предстает перед публикой в роли народного мстителя. Такой прием вызывает парадоксальный эффект: серийный убийца у зрителей вызывает симпатию.

 

На этот эффект указала и родительская организация «Родительский телевизионный совет». В ролике, выпущенном этой организацией, говорилось, что «сериал вынуждает зрителей сопереживать серийному убийце, желать его победы, надеяться, что его не раскроют». В виду того, что фильм вызывает указанные чувства, «Родительский телевизионный совет» выступал за отмену трансляции сериала по общественному телевидению. Трансляция не была отменена.

 

В одном из отзывов на этот фильм содержится трезвая и взвешенная мысль. Кинозритель пишет: «Сколько завтра выйдет на улицу сумасшедших или подростков с неокрепшей психикой, но с жаждой менять мир, искренне уверенных, что они творят добро и справедливость своей жестокостью?» Это опасение вполне обосновано. Его можно подкрепить мнением специалистов. Так глава епархиального отдела Санкт-Петербургской епархии по противодействию наркомании и алкоголизму протоиерей Сергий Бельков и Владимир Вишнев считают, что «стирание граней между добром и злом, дозволенным и недозволенным, похвальным и постыдным» способствует преступности. Причем - активно [45].

 

Это размывание грани отчетливо прослеживается и в сериале «Доктор Хаус». По сюжету фильма господин Хаус испытывается сильные боли, которые он гасит с помощью наркотического препарата. Теме наркотической зависимости Хауса отведена значительная часть сериала. При всем том, доктор является отличнейшим специалистом в области медицинской диагностики. И зрители, удостаивающие этот сериал просмотра, с очередным просмотром получают порцию такой идеи: можно принимать наркотики и быть уважаемым членом общества.

 

Не только наркоманией определяются особенности поведения доктора. Многие поступки совершаются им, исходя из установки «Все лгут». Доктор не почитает для себя зазорным порыться в чьей-то сумочке, а также послать своих сослуживцев обыскать квартиру какого-либо пациента. И по логике фильма такие обыски, проведенные без ордера и санкции прокурора, помогают вылечить пациента. В ходе обыска находятся предметы, анализ которых помогает доктору установить диагноз. То есть, зритель постоянно получает сообщение: самовольно проникнув в квартиру человека и обыскав ее, можно принести человеку пользу.

 

Таким образом, персонаж, регулярно принимающий наркотики и балующийся взломом, предстает как вполне сносный и востребованный член общества.

 

Распространение искаженных понятий о добре и зле таит немалую опасность для общества. Мысли на этот счет гениальный русский писатель Ф.М. Достоевский изложил в одном из ключевых диалогов романа «Бесы».

 

Один из героев романа - революционер Петр Верховенский делится со Ставрогиным своим тайными думами. Зазывая Ставрогина на свою сторону, Верховенский раскрывает свой план.

 

Он состоял в том, чтобы сначала пустить смуту. Следом шло проникновение в народ. Впрочем, еще до этого проникновения сторонники Верховенского были уже сильны. «Наши, - говорил он, - не те только, которые режут и жгут да делают классические выстрелы или кусаются». Такие люди только мешали делу Петруши. Он рассчитывал на помощь иного контингента людей. И всех своих помощников он сосчитал. Вот они: «Учитель, смеющийся с детьми над их богом и над их колыбелью, уже наш. Адвокат, защищающий образованного убийцу тем, что он развитее своих жертв и, чтобы денег добыть, не мог не убить, уже наш. Школьники, убивающие мужика, чтоб испытать ощущение, наши. Присяжные, оправдывающие преступников сплошь, наши. Прокурор, трепещущий в суде, что он недостаточно либерален, наш, наш. Администраторы, литераторы, о, наших много, ужасно много, и сами того не знают!»

 

«Знаете ли, сколько мы одними готовыми идейками возьмем?» - продолжал он. Одно время в обществе бытовал тезис, что убийство есть помешательство. А потом, раз - и преступление уже перестало быть помешательством. Чем же стало преступление? Оно стало здравым смыслом, почти что долгом, и уж, по крайней мере, - благородным протестом: «Ну как развитому убийце не убить, если ему денег надо!» И далее Петруша произносит то, чему мы все свидетели: «Одно или два поколения разврата теперь необходимо; разврата неслыханного, подленького, когда человек обращается в гадкую, трусливую, жестокую, себялюбивую мразь, - вот чего надо!» [46]

 

Почему именно на разврат делает ставку Петруша? Когда человек находится в определенной системе координат, тогда ему удается «различать добро и зло». Но если нравственные ориентиры разрушаются, то защита от манипуляции снимается. У человека, помещенного в атмосферу аморальности, отключается система навигации. «Человек с подорванной моралью легко манипулируем! Разрушение традиционной морали и перманентная «сексуальная революция» - важнейшее условие устранения психологических защит против манипуляция сознанием» [47].

 

Если слова Петра Верховенского наложить на теорию Антонио Грамши, то вот что получается. Воинство Петруши - это люди, оторванные от связи с «культурным ядром». «Культурное ядро» разрушается не с помощью навязывания какого-то постулата. А с помощью огромного количества «книг, брошюр, журнальных и газетных статей, разговоров и споров» [48]. То есть с помощью распространения «идеек», на действие которых рассчитывал Петруша.

 

Идея «культурного ядра» оригинальна. Но, впрочем, и до Антонио Грамши подобные мысли витали в воздухе. Например, МиямотоМусаси, один из самых известных фехтовальщиков Японии, в своем знаменитом трактате «Книга пяти колец» давал следующее наставление. «Трудно двигать, - писал мастер, - тяжелые вещи, толкая их «в лоб», поэтому ты должен «шатать углы»«. Мусаси советует бить по флангам неприятеля. «Если фланги повреждены, поврежден дух всего войска». Дух, как оказывается, - это совсем немаловажно [49].

 

А следующее наставление просто бесподобно. Оно называется «Привести в смущение». Мусаси пишет, что нужно «заставить врага потерять уверенность в себе», сбить с толку и заставить думать лишние думы. Стоит только поймать врага в ритм, озадачивающий его дух, и дело в шляпе. Враг приходит в смущение, а ты - разишь. «Это - суть схватки».

 

Оказывается, в схватке махать мечом - это не самое перспективное, чем стоит заниматься. Наверное, это понятно всем, кроме нас самих, оказавшихся в роли духовно поврежденных, пойманных в ритм врагов. Кто расшатал наши «углы»? Внешние «манипуляторы» или мы сами? Сейчас этот вопрос не ставится. Обсуждается факт - углы «расшатаны», дух сломлен.

 

Перевести мысли Антонио Грамши и Миямото Мусаси на язык повседневной жизни помогает пример Анатолия. На тот момент, когда в его районе появился героин, Анатолий и его товарищи «фанатели» от фильма «Пуля» (1996). Этот фильм рассказывал о жизни наркомана-бандита, роль которого сыграл Микки Рурк. Бутч Стейн, - так звали главного героя, - «мучается [в фильме] от героина по-страшному и в итоге от него умирает». «Но все это [представлено] в таком героическом разрезе, - рассказывал Анатолий, - что для нас героин сразу стал элементом аристократизма» [50].

 

Как эта история относится к теории «культурного ядра»? Способность к «критическому восприятию информации» у Анатолия и его товарищей была разрушена. Отсутствовали критерии, по которым они могли оценить поведение главного героя фильма: героическое оно или нет. Где Анатолий и его товарищи в случае нужды могли бы найти верные критерии оценки? Эти критерии хранятся в том самом «культурном ядре» общества. Если человеку нужно узнать ответ на какой-то вопрос, то он обращается к «ядру», в котором хранятся знания и опыт многих поколений. Оттуда человек черпает проверенную веками информацию. Если же «ядро» разрушено, то человеку некуда обратиться. Ему остается опираться на то, что он увидел и услышал во время своей непродолжительной жизни. Хорошо, если у человека сформировался хоть какой-то положительный опыт, благодаря которому он сумеет определить, в какие двери стоит входить, а в какие - нет. Если же этот опыт отсутствует, то человек будет вспоминать, что он видел по этому вопросу по ТВ. Чем это грозит? Тем, что человек, вынужденный принять хоть какое-то решение, принимает то решение, которое было кем-то специально «подсунуто».

 

Представить эту мысль визуально можно с помощью фильма «Крепкий орешек 2» (1990). Сюжет этого фильма выстраивается вокруг захвата аэропорта злоумышленниками. Захватив аэропорт, они обратились к властям с некоторыми требованиями. Чтобы показать свою силу и мотивировать власть на исполнение требований, террористы решили образцово-показательно уничтожить пассажирский самолет.

 

Для выполнения задачи у них имелась необходимая материально-техническая база. Злоумышленники отсекли администрацию аэропорта от связи с пассажирскими самолетами, которые кружились в воздухе, ожидая разрешения на посадку. Главарь группировки от имени диспетчера аэропорта вступил в связь с одним воздушным судном и дал ему разрешение на посадку. В виду плохой видимости он предложили летному составу свою «помощь» в управлении «с земли». С помощью компьютерных манипуляций террористами была изменена шкала координат, по которой пилоты ориентировались в пространстве. Пилоты думали, что земля была далеко, а, на самом деле, до нее было уже близко. Самолет стал уверенно заходить на посадку. Выйдя из тумана, пилоты с ужасом увидели, что прямо под ними пролегала посадочная полоса. К встрече с полосой самолет еще не был готов. И изменить траекторию полета уже не удалось. Самолет врезался в землю. А Анатолий стал принимать героин.

 

В том и в другом случае люди потеряли способность «взвесить» явление. Они потеряли «саму систему координат, в которую мы помещаем реальность, чтобы ориентироваться в ней и делать более или менее правильные выводы» [51].

 

Воспринимает реальность человек через образы. И эти образы он выстраивает в соответствии со шкалой ценностей, которая укоренена в сознании. Этот процесс влияет на поведение человека. Чтобы изменить его поведение, злоумышленник будет стараться «на время исказить шкалу ценностей» [52]. Когда шкала ценностей у Анатолия была изменена, то он потерял возможность адекватно оценить поведение Бутча Стейна по прозвищу «Пуля». И персонаж фильма стал для Анатолия геройским.

 

Отказаться от следования за примером привлекательного героя может тот, кто твердо стоит на земле, то есть на усвоенной им традиции. Если опора на традицию выбита из-под ног, то человек становится ведомым. Его легко увлечь и его легко запугать.

 

Недаром традиции называются устоями. В этом смысле память о народных героях (например, Илье Муромце) названа профессором Кара-Мурза «одной из опор нашего национального сознания». Эти опоры ««держат» нас неявно» [53] даже тогда, когда мы о них не думаем. Профессор делится с читателем предупреждением антрополога К. Лоренца насчет того, что отказ от традиции «может повлечь за собой гибельное последствие». Презревший отцовское напутствие юноша может стать «жертвой самых бессовестных шарлатанов. Юноши, освободившиеся от традиций, обычно охотно прислушиваются к демагогам и воспринимают с полным доверием их косметически украшенные доктpинеpские формулы» [4. Что и подтверждает пример Анатолия и примеры тысяч других подростков как мужского, так и женского пола.

 

Впечатляют цифры, указанные игуменом Анатолем (Берестовым) [55]. «Из более, чем 10000 молодых людей» обратившихся к отцу Анатолию и его коллегам по поводу наркомании, ему известны «только 7 случаев, когда молодые люди происходили из традиционно верующей семьи» [56]. В семье, где опора на традиционные ценности отсутствует, родители и дети перестают со временем понимать друг друга.

 

«Родители свою волну уже откатали. Что они тебе могут сказать?» - говорил как-то один в прошлом наркозависимый человек другому. Впрочем, у этих слов есть счастливое исключение. Если родители и дети воспитаны на одном мировоззренческом фундаменте, то они найдут общий язык всегда. И печально, что современные папы и мамы не хотят этого понимать.

 

Помните, мы говорили о молодом папе, который раздражался на вопрос тещи, был ли он с сыном в Воскресенье в храме (См. главу «Мысль о ценности жизни основана на проповеди Христа»)? «Я хочу в выходной день сходить с сыном в кафе, поесть гамбургеров», - говорил он. Что ж! Это тоже выбор. Но следует понимать, что сын растет. И уже не за горами день, когда в его сознании проснется вопрос: а где написано, что я должен уважать родителей? Если разумный ответ на этот вопрос найден не будет, то папа еще какое-то время будет восприниматься как источник дохода. А когда сын станет независимым в материальном отношении существом, то разорвутся нити, связывающие его с папой. Нельзя же совместное общение до бесконечности выстраивать вокруг поедания гамбургеров.

 

Разве можно булками завлечь ребенка, который уже успел заинтересоваться метамфетаминами и стимуляторами? Чувствуя, что дети вот-вот будут потеряны, родители переживают тяжелейший кризис. Но сделать ничего порой не могут. Они не знают как себя вести. И Ирина Валерьевна Медведь, руководитель епархиального реабилитационного центра Санкт-Петербургской митрополии «Воскресение», справедливо замечает: «Для того, чтобы мудро организовать свои отношения с детьми-наркоманами, необходимо выстроить иерархию собственных ценностей» [57].

 

А вот, например, как мыслит В.А. Цыганков - в 2007 году ответственный секретарь отдела по противодействию наркомании и алкоголизма той же митрополии. Он ведет уроки в Школе трезвения, на которых «не предлагается ничего», что противоречило бы «проверенной тысячелетиями системе православного мировосприятия» [58]. Он считает, что православная система мировосприятия позволяет человеку «обрести верные жизненные ориентиры» [59]. Если человек «стремится познать основы вечных, неискаженных истин, содержащихся в учении Православной Церкви», то у него могут появиться предпосылки для изменения и «преображения ума» [60]. Что весьма немаловажно. Ведь именно мышление становится первоочередным «объектом лечебно-реабилитационного, педагогического и духовного воздействия» [61]. Если представить постулаты Школы трезвения в виде короткой мысли, то она может выглядеть примерно так: процесс реабилитации заключается в последовательном соотнесении человеком своих мыслей, мотивов, поступков с нормами и принципами православного миропонимания. То есть речь идет о соотнесении с «культурным ядром», доставшимся нам от предков.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

[1] См. «Существует ли способ измерить собственную онтологическую уверенность?» из книги А.Г. Данилина «LSD. Галлюциногены, психоделия и феномен зависимости». М.: ЗАО Изд-во Центрполиграф, 2001.

[2] См. «Неясное» в докладе Данилина А.Г. на семинаре ECAD «Проблема марихуаны: очевидное и неясное».

[3] См. «Толкование на главу 1, ст. 14-34» из книги святитель Василия, епископа Кинешемского «Беседы на Евангелие от Марка». URL: http://ni-ka.com.ua/index.php?Lev=kineshemskii1.

[4] См. «Вопросы преподобного Дорофея и ответы,данные на них святыми старцами Варсануфиеми Иоанном Пророком», вопрос 81 из книги преподобного аввы Дорофея «Душеполезные поучения».

[5] См. «Ежедневная духовная пища» из книги иеромонаха Серафима (Роуза) «Человек против Бога».

[6] Василий, еп. Кинешемский, свт. Указ.соч. Там же.

[7] Николаев В.Н. БезОтцовщина / Документальная повесть. М.: СофтИздат, 2008. С. 75.

[8] См. «Эпидемия мистического анархизма» из книги А.Г. Данилина «LSD. Галлюциногены, психоделия и феномен зависимости». М.: ЗАО Изд-во Центрполиграф, 2001.

[9] См. «Неясное» из доклада Данилина А.Г. на семинаре ECAD «Проблема марихуаны: очевидное и неясное».

[10] См. «Неуверенность на протяжении человеческой жизни»из книги А.Г. Данилина «LSD. Галлюциногены, психоделия и феномен зависимости». М.: ЗАО Изд-во Центрполиграф, 2001.

[11] Серафим (Роуз), иером.Указ.соч. См. «Поклонение ничто» и «Недочеловечество».

[12] О грехе аборта: сборник статей / Священник Максим Обухов. М.: Артос-Медиа, 2009. С. 93.

[13] См. «Автобиография бывшего рецидивиста» из книги «"Победить свое прошлое": Исповедь - начало новой жизни».

[14] М.: Сибирская Благозвонница, 2014.

[15] Издается Соловецким монастырем. URL: http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/794.

[16] См. статью «Экологические катастрофы Австралии». URL: http://www.moip.msu.ru/?p=4119.

[17] Кара-Мурза С.Г., проф.Указ.соч. См. главу 8, параграф 4.

[18] Там же. См. главу 6, параграф 1.

[19] См. главу «О супружеской жизни» из книги протоиерея Попова «Нравственное богословие для мирян».

[20] См. главу 4 из книги Мелехова Д.Е. «Психиатрия и проблемы духовной жизни». URL: http://pravbeseda.ru/library/index.php?page=book&id=242.

[21] См. главу «Великий разум бытия (1930-1939)» из книги Ухтомского А.А. «Доминанта. Статьи разных лет. 1887-1939».

[22] См. слово 21 из книги преподобного Исаака Сирина «Слова подвижнические».

[23] С чистого листа. О тех, кто стоял у черты. Минск: Свято-Елисаветенский женский монастырь, 2013. С. 94.

[24] Ухтомский А.А. Указ. соч. См. главу «Доминанта и интегральный образ».

[25] См. статью монаха Иоанна (Адливанкина) «Игровые автоматы: развлечение или стратегическое оружие?» URL: http://missia-dpcentr.narod.ru/igromania.html.

[26] Ухтомский А.А. Указ.соч. См. главу «Доминанта как рабочий принцип нервных центров».

[27] Достигнув дна, вернуться к свету. Надежда "Муравейника". М.: Издательство Душепопечительского Православного Центра св. прав. Иоанна Кронштадтского, 2007. С. 31.

[28] См. «Родители: деньги, TV» из книги Данилина А., Данилиной И. «Как спасти детей от наркотиков».

[29] Кара-Мурза С.Г. Указ. соч. См. главу 4, параграф 3.

[30] Кара-Мурза С.Г. Указ. соч. См. глава 19, параграф 3.

[31] Достигнув дна, вернуться к свету. Надежда "Муравейника". М.: Издательство Душепопечительского Православного Центра св. прав. Иоанна Кронштадтского, 2007. С. 74.

[32] См. третью сотницу о любви, параграф 52 среди творений преподобного Максима Исповедника, представленных в третьем томе книги «Добротолюбие».

[33] Там же. См. вторую сотницу о любви, параграф 73.

[34] Там же. См. вторую сотницу о любви, параграф 78.

[35] См. «Наставления святаго Марка, извлеченныя из других его слов», параграф 59 из наставлений Марка подвижника о духовной жизни представленных в первом томе книги «Добротолюбие».

[36] Там же. См. «200 глав о духовном законе», параграф 119.

[37] Скрытые искусители или снасти на потребителя (в плену информационных технологий). М.: Издательство Душепопечительского Православного Центра св. прав. Иоанна Кронштадтского, 2007. С. 253.

[38] Романова Л.И. Чудище обло, озорно, огромно, стозевно... Российская наркомафия вливается в международную // Информационно-просветительский журнал. Б/г. N2. С. 47-48.

[39] И. Прохорова, Г Скудина. Советская музыкальная литература. Для VII класса детской музыкальной школы / под редакцией Т.В. Поповой. М.: Изд-во «Музыка», 1972. С. 82-83.

[40] См. статью протоиерея Александра Новопашина «Компьютерная зависимость как проблема неправильного воспитания».

[41] См. раздел 1, глава 4, параграф 2 в книге Кара-Мурза С.Г. «Манипуляция сознанием».

[42] URL: http://izvestia.ru/news/584415#ixzz3WRu7Uliy.

[43] Там же. См. раздел 3, главу 13, параграф 3.

[44] Там же. См. раздел 2, главу 5.

[45] Наркозависимость и опыт исцеления / С. Бельков, В. Вишнев. СПб.: Издательская группа «Питер-Медиа», 2011. С. 50.

[46] См. «Иван-царевич» из романа Достоевского Ф.М. «Бесы».

[47] Кара-Мурза С.Г., проф. Указ.соч. См. главу 10, параграф 2.

[48] Там же. См. главу 4, параграф 2.

[49] См. «Шатать углы».

[50] Гибель муравейника. М.: Издательство Душепопечительского Православного Центра св. прав. Иоанна Кронштадтского, 2007. С. 50.

[51] Кара-Мурза С.Г., проф. Указ.соч. См. раздел 4, главу 17, параграф 5.

[52] Там же. См. раздел 1, главу 8, параграф 1.

[53] Там же. См. раздел 4, главу 19, параграф 1.

[54] Там же. См. раздел 4, главу 19, параграф 5.

[55] Иеромонах Анатолий (Берестов), доктор медицинских наук, до 1995 года профессор кафедры детской невропатологии Российского государственного медицинского института, руководил Реабилитационным центром для инвалидов, страдающих детским церебральным параличом, настоятель храма св. преп. Серафима Саровского при Институте трансплантологии, духовник и руководитель Душепопечительского Православного Центра во имя святого праведного Иоанна Кронштадтского на Крутицком Подворье в Москве. Автор большого количества книг, посвященных наиболее острым проблемам нашего общества, таким как наркомания, оккультизм, взаимоотношения медицины и Церкви. Это книги «Число зверя», "Грех, болезнь, исцеление», «Удар по здоровью», «Возвращение в жизнь» и многие другие.

[56] См. главу 2 из книги игумена Анатолия (Берестова) «Возвращение в жизнь. Духовные основы наркомании, наркомания и право».

[57] Медведь И.В. Епархиальный центр «Воскресение» // Теория и практика противодействия наркомании и алкоголизму. Вып. 2. СПб.: Отдел по противодействию наркомании и алкоголизму Санкт-Петербургской епархии, 2005. С. 78.

[58] Цыганков В.А. Лествицатрезвения // Теория и практика противодействия наркомании и алкоголизму. Вып. 2. СПб.: Отдел по противодействию наркомании и алкоголизму Санкт- Петербургской епархии, 2005. С. 110.

[59] Там же. С. 111.

[60] Там же. С.106.

[61] Там же. С. 104.

 

Источник: http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/1416/

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; Челябинское региональное диабетическое общественное движение «ВМЕСТЕ»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан».

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Иеромонах Прокопий (Пащенко)
Биопсихосоциодуховная модель: общий обзор. Программа «12 шагов»
Основные модели оказания реабилитационной помощи лицам с химической зависимостью на территории Российской Федерации, реализуемые социально ориентированными некоммерческими и конфессиональными организациями. Сообщение 1
04.09.2017
Подсадить нельзя вылечить?
О метадоне, заместительной опиоидной терапии (ЗОТ) и другом взгляде на проблему наркопотребления и противодействия ему. Часть 1
08.06.2015
Все статьи Иеромонах Прокопий (Пащенко)
Наркомания, алкоголизм и табакокурение
Молчащая Россия
Остаться патриотом в стране сектозащитных парадоксов
09.04.2021
«"Церковь сайентологии" готовит "десант"»
Миссионерский отдел Челябинской епархии предупредил о планах сектантов внедриться в образовательные учреждения с лекциями о вреде наркотиков
31.03.2021
Ни правосудия, ни правозащиты: сектам бой!
Обращение Группы поддержки незаконно осужденного узника-патриота, врача-общественника Николая Каклюгина и его самого перед направлением судебных материалов в Верховный суд Российской Федерации
30.03.2021
Все статьи темы
Последние комментарии
Писатель Иван Шмелев и нацисты
Новый комментарий от Vladislav
12.04.2021 00:50
Не изобретайте велосипед
Новый комментарий от Андрей Козлов
11.04.2021 20:34
Православному социализму – быть!
Новый комментарий от Андрей Козлов
11.04.2021 20:32
Почему православные всё время проигрывают?
Новый комментарий от Андрей Карпов
11.04.2021 19:22
Каковы цели короновируса?
Новый комментарий от Русский танкист
11.04.2021 15:05
Кто использует духовника Патриарха в грязных политиграх?
Новый комментарий от Потомок подданных Императора Николая II
11.04.2021 09:54