itemscope itemtype="http://schema.org/Article">

Без вести пропавшие...

Роман о восстании советских военнопленных в афганском плену. Вторая часть. Глава 5

Герои России 
0
223
Время на чтение 23 минут

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

На следующий день команда Николая, в которую вошли и двое новичков, снова была на строительстве стены. Исломуттдина и Азида куда-то увели сразу после подъема. А поскольку такие «исчезновения» были довольно часты, и это всеми было воспринято довольно спокойно.

День был тяжелый. Глину на носилках доставляли в яму, заливали водой, и месили босыми ногами. И все это под охраной стоящих поблизости, и попыхивающих сигаретами, охранников. Сладкий запах анаши щекотал ноздри пленников.

К вечеру, когда лучи солнца, стали ослеплять глаза, все были измотаны до предела. Носилки, весившие несколько десятков килограмм, тянули на тонну. Ребята сбивались с ноги, спотыкались, падали. Но вездесущий Саид, со своей плеткой, всегда был рядом.

Солнце слепило глаза, соленый пот заливал лицо. Николай возненавидел и это солнце. Чужое, оно казалось, все целиком стояло на службе духов. И все, что происходит с ним, его товарищами, казалось уже чем-то обыденным, неизменным. Николай все чаще ловил себя на том, что уже ждет очередное утро, когда из тюрьмы их погонят сюда, к этой чертовой яме, с ее ненавистной глиной.

Но главным испытанием для Николая и его товарищей, был голод. Здоровый и крепкий организм молодых парней, упорно сопротивлялся насилию и властно требовал одного - еды, еды.... А ее, кроме нескольких черствых лепешек, да глотка затхлой воды, не было. Уже к обеду появлялось обессиливающее головокружение. А при виде сытых, красномордых духов, тошнота поступала к самому горлу.

После ослепительного света ракет, он ничего не видел. Протерев глаза, вскочил с земли и пробежал метров двадцать. Куда идти дальше, не знал. То там, то где-то, в противоположной стороне, раздавались голоса. Он был уверен - ищут его, Семена Калугина...

Мысль сбежать возникла спонтанно, когда приваривал латку на цистерне водовозки. Заканчивая работу, ему почему-то вдруг вспомнилась кинокомедия, которую он смотрел перед самым уходом в армию. Он с большим трудом вспомнил, что фильм называется «Джентльмены удачи». Там играли его любимые артисты - Леонов, Вицин, Крамаров, и еще один, нерусский, фамилию которого он вспомнить не смог. Герои фильма бежали тогда из лагеря, где отбывали свой срок, и довольно успешно. И бежали в такой же цистерне, как эта.

Он даже не знает, как все произошло. Моджахед, водитель водовозки, отправил его в тюрьму, а сам пошел в сторону караульного помещения. Подождав, когда тот зайдет в помещение, Семен взобрался на цистерну, открыл люк и залез внутрь. Он знал, что водовозка сейчас пойдет за водой в военный городок, который находится в пяти километрах от лагеря. Когда машина выехала за пределы лагеря, он, выждав какое-то время, вылез из цистерны...

С момента побега прошло часа два. Он посмотрел в сторону светящегося дежурными огнями лагеря, откуда продолжались доноситься крики. Потом все стихло. Появившаяся на небе луна, была совсем некстати. Постояв какое-то время в нерешительности, он направился, как ему казалось, в сторону горной гряды. Если бы он знал, а какую сторону идет...

Шел, как в забытьи. Колючий кустарник, который возник на его пути, показался ему тем прибежищем, около которого можно было немного передохнуть. В изнеможении, опустившись на землю, он лег на бок и чтобы чуточку согреться, подтянул колени к самому подбородку. Мысли спутанным роем крутились в голове. То возникало родное село, из которого он призывался в армию, но чаще появлялся американец, который на чистом русском языке уговаривал его выехать в любую из стран, как он говорил - «Свободного мира».

Вот и сейчас, словно откуда-то издалека, появился этот американец. Мозг снова стал прокручивать ту последнюю встречу, на которой он, Семка, как его называли все друзья в родном селе, послал этого американца на три огромные буквы.... А вспомнив слова, сказанные ему американцем: «...ты же предатель Родины!», он снова испытал чувство негодования, и снова возмущенно, хотя и мысленно, прокричал: «Что - о?!

- Ты не кипятись, - вспомнились слова американца: - Так считают у вас на Родине. Все кто попал в плен - тот предатель. А разве, не так? Ты нарушил устав. Ты ночью не проверил своих подчиненных, и они уснули. А вместо этого, накурившись анаши, ты тоже спал.... Неужели ты не понимаешь, что нарушил присягу. Вот ты рвешься домой, а дома тебя ждет суд, и это факт! Ты самый настоящий изменник! Изменник,... изменник....». Вот тогда Семен не выдержал, и послал американца на три буквы. И сейчас это слова: «...да пошел ты,...да пошел ты,...да пошел ты...», продолжали сверлить его мозг.

Полубредовое состояние возвращает его в родное село. Перед глазами проводы в армию. Он явственно слышит, как играет на гармошке пьяный гармонист Гришка.

Вот он прощается со своей девушкой Наташей. Последний поцелуй. Вот все они - он, и семеро его товарищей заходят в военкоматский автобус...

Что помнит Семен о своем детстве? Родился и вырос в большом русском селе, что раскинулось на берегу реки Камы.

Небольшой, приземистый дом Кулагиных располагался в красивом месте на берегу залива. В дни весенних паводков, когда Кама разливалась, вода подходила почти к самому дому. Потом было много забот. Но зато, сколько радости и веселья было летом! Купание, рыбалка, катание на лодках. А зимой, когда залив одевался в твердый голубой панцирь льда! На коньках мчится ватага орущих ребят. Летят снежки, повизгивают девчонки... Здорово! Девятнадцать лет прожил Семен в селе, на берегу Камы, и навсегда полюбил это место.

Но память о лучших годах, оставила, все-таки, школа. Школа имела свой приусадебный участок. С каким детским задором и старательностью стремился каждый ученик обработать отведенную ему грядку, прополоть свой участок. При школе имелась и своя столярная мастерская. В зимнее время школьники пилили, строгали, клеили, сбивали...

И, конечно же, был свой спортивный городок. Кольца и подвесной канат, лестница и турник, футбольное поле и ямы для прыжков.... А какие жаркие состязания были там летом! А что творилось на футбольном поле!

После успешного окончания десяти классов, перед семнадцатилетним юношей встал вопрос: что же делать дальше? Поехал поступать в Челябинское высшее военное танковое училище. Не прошел по конкурсу. Лейтенант, который командовал группой абитуриентов, успокоил: « Если действительно хочешь учиться, поступай из армии. Пройдешь вне всякого конкурса». Вернулся домой. Поступил на курсы электросварщика, а потом работа в СМУ. Но мечту, стать офицером - танкистом, не оставлял. Потом армия. И вот он в Афганистане.... Когда память стала возвращать его в тот день, когда их, словно кутят, ночью взяли духи, Семен до боли стиснул зубы, и вскочил на ноги. Он не мог простить себе, что с ними произошло. Но он не изменник! Нет!...

...И вдруг он увидел их. Они стояли метрах в двадцати от него, одетые в новенькую полувоенную форму. На головах, у кого чалма, у кого нуристанка. Стояли сытые, веселые. Они смотрели на него и улыбались. И он пошел. Пошел прямо на них, стиснув кулаки. Слезы отчаяния застилали его лицо. Он шел по растрескавшейся земле, не думая ни о жизни, ни о смерти. Он не видел, как один из моджахедов вскинул автомат, не слышал, как прогремела короткая очередь, и не почувствовал, как пули ударили в его широкую, открытую грудь...

Ночь прошла. Начинался новый день - 26 апреля 1985 года. Для моджахедов - курсантов, это был последний день их пребывания в лагере. Уже завтра все 200 новоиспеченных сорбозов Ислама, отправятся в Афганистан убивать неверных.

Для советских пленных, этот день был объявлен выходным. Им запрещалось покидать тюрьму. Исключение сделано было только для электрика Абдулло, которому всегда в лагере находилась работа, да и моджахедам, которые давно его считали своим, нечего было ждать от него каких - либо неприятностей.

Люди, ежедневно занятые тяжелой работой, в прямом смысле этого слова, мучались от непривычного безделья. Кто-то валялся на лежанке, кто-то стоял у окошка и смотрел во двор. Кто-то монотонно ходил из угла в угол. Николай, Богданов и Исломутдин, у которого неизвестно откуда появилась колода старых засаленных карт, резались в «дурака».

Уже ближе к вечеру, в камеру донеслись вопли муллы, который одновременно был и за муэдзина. Все правоверные мусульмане приглашались на вечерний намаз. Освобождались от него только тюремщики, да часовые у складов. Но и от них мулла настоятельно требовал совершение намаза, там, где он их застанет.

Неожиданно все повернулись к двери. Явственно доносился какой-то шум и чей-то тяжелый стон. Вот загремел засов, с металлическим лязгом отворилась дверь, и все увидели, как двое моджахедов, втащили бесчувственного Абдулло. Бросив его прямо на пол, быстро ретировались. Дверь закрылась. Было слышно, как моджахеды о чем-то переговорили с охранником. Потом снова донесся пронзительный вой муллы, призывавшего правоверных к священной войне против врагов Ислама.

Обитатели камеры обступили лежащего Юрку Фомина, который тщетно пытался сесть. Рот его беззвучно раскрывался и закрывался, по искривленному от ужаса лицу, непрерывно текли слезы. Грязно-серые полотняные штаны его, были мокрые от крови. Даже круглый идиот мог догадаться, что Юрка был жестоко изнасилован. И не нужно было искать виновных. Они были среди тех, кто стоял сейчас на плацу и совершал вечерний намаз.

Эх, Юрка, Юрка, - с горечью выдавил из себя Николай, наклоняясь над стонущим товарищем, - а ведь я тебя предупреждал...

Он, как перышко подхватил Юрку, и осторожно положил на свой матрас. Повисла тягостная тишина. Все вопросительно смотрели на Николая, глаза которого были сумрачны, а лицо пылало красными пятнами. На скулах катались желваки.

Никто из этих ребят никогда и не задумывался, есть у них лидер, или нет. Этот вопрос решился как-то сам по себе, самой лагерной жизнью, которая и выдвинула одного из них этим лидером. Им стал Николай Семченко. Все восприняли этот факт давно, как само разумеющееся, и теперь напряженно, с тревогой, вглядываясь в искаженное ненавистью и злобой лицо своего лидера.

-Миша, - Николай поднял тяжелый взгляд на Недавибабу, - ты был санитаром, окажи Юрке посильную помощь. А вы, - он со злобой посмотрел на стоящих рядом товарищей, - чего рты пораскрывали, отойдите, не мешайте.

Все безропотно разошлись по своим углам.

Николай подошел к оконцу, и невидяще уставился на грязно серую стену стоящего рядом с тюрьмой склада. Он думал о себе, своих сокамерниках, о моджахедах, которые надругались над их товарищем. Он думал о том, как, попав в плен, меняются люди. Он думал о том, какое жесточайшее испытание проходят их нервы, их воля. О том, как трудно оставаться спокойным, когда в лицо дует холодный смрад могилы. Что делать - жизнь такая штука, с которой расстаться не так легко. И люди, каждый по-своему, стараются выжить. Одни, вольно или не вольно, стали угодливо прислуживать моджахедам, и были готовы в любую минуту предать своих товарищей. К таким он безошибочно относил Исломуттдина. Другие, вроде узбека Азида, уходят в себя, в свою скорлупу, и всячески дают понять окружающим, что он живут по принципу «моя хата с краю...». Третьи, как Юрка Фомин, просто потеряли себя, и превратились, по сути, в пустое место. Были и такие, которые, поддавшись на уговоры американской бабы, уехали в США. На этих ребят - Мовчана, и второго, настоящую фамилию которого он уже и не помнит, - зла не держит. Они сами выбрали свою судьбу.... Ну а четвертые, которых большинство, и к которым он относит и себя, готовы к борьбе...

-Микола, - Недавибаба отвлек Николая от своих мыслей, - Эти сволочи хлопцу задний проход весь порвали. Кровь я остановил, теперь ему нужно спокойно лежать. Надо бы ему наложить швы... Я бы мог попробовать, но у меня нема ни ниток, ни иголки.

-Да, конечно, Миша, нужно парню спокойствие, и швы, - невнятно пробормотал Николай, думая о необходимости немедленного принятия какого-то решения, которого с нетерпением ждут его товарищи. И вдруг он словно очнулся. Осторожно перешагнув лежащего на матрасе Юрку, он решительно подошел к дверям и стал, что есть силы стучать по ней кулаками.

-Что надо? - Донесся ленивый голос охранника Сайфуллы.

-Открой! Абдулло умирает! - Кричал Николай, непереставая стучать в дверь.

-Ну и пусть подыхает, - равнодушно хохотнул охранник, - можете и вы попользоваться этой шлюхой.

-Открой! Ты, наверное, не знаешь, шакал, что Абдулло любимец самого Абдурахмона! Подумай, что с тобой будет, если Абдулло умрет! - Не унимался Николай, продолжая с яростью барабанить в дверь.

Какое-то мгновение за дверью воцарилась тишина. Сайфулла явно переваривал услышанное. Затем раздался лязг отодвигаемого засова, и в приоткрытую дверь, просунулось недовольное лицо охранника.

Все произошло так неожиданно и молниеносно, что большинство пленных так ничего и не поняли. Они с ужасом наблюдали, как Богданов и Недавибаба помогли Николаю втащить в камеру бездыханное тело охранника, как Николай надел снятую с моджахеда полувоенную куртку, опоясал ее ремнем с запасными дисками к автомату, который уже висел у него на левом плече, и передал Богданову снятый с ремня нож. Повертел часы, снятые с руки моджахеда, посмотрел на циферблат и только потом, коротко бросив: « 20 часов сорок минут», сунул их в карман куртки. Из того же кармана вытащил початую пачку сигарет «Кемэл», понюхал, смял в кулаке, и снова сунул в карман. Увидев, с какой жадностью блеснули глаза большинства его товарищей, он усмехнулся, и коротко пояснил, - они заряжены анашой. Если вы сделаете, хотя бы одну затяжку, сразу будете в отключке. А этот, - он пнул в бок лежащего моджахеда, - с ним ничего страшного. Через часик очухается. Миша, - посмотрел он на Недавибабу, - оттащи его в угол, и свяжи ноги и руки. Веревку возьми из его шаровар.

Повисло тягостное молчание. Но не потому, что произошло с охранником, а потому, как Николай поступил с сигаретами. Некоторые из пленных, которые уже давно не видели настоящих сигарет и по возможности собирали окурки, или клянчили «докурить» у моджахедов, бросали на Николая осуждающие взгляды.

- Ну, что притихли, бойцы! Что, ничего не поняли?! - Лицо Николая светилось какой-то страшной веселостью.- Начинаем то, что планировали. Правда, на несколько дней раньше. К этому, они нас сами и подтолкнули. И мы не будем ждать, когда нас всех перетрахают, как и Юрку!

Очнувшись словно от страшного сна, все вскочили и с шумом и гамом обступили Николая. Оставался сидеть на своем матрасе только Азид. Он с такой мольбой и ужасом смотрел на шурави, который так жестоко расправился с охранником, а в глазах его было столько страха, что Николай не выдержал и улыбнулся: « Ты, Азид, останешься с Абдулло, и посмотришь за ним. А этого не бойся, он придет в себе не скоро. Как только управимся, придем и заберем вас».

-Ты что, Николай, он же сразу развяжет охранника и вместе с ним побежит к моджахедам, - толкнул его в бок Богданов.

-Не развяжет и не побежит, - усмехнулся Николай, - ты же видишь, у него уже полные штаны, а если и надумает, то не сможет, камеру мы закроем...

-Давай, Коля, говори, что делать, - нетерпеливо суетился рядом Исломутдин, щека которого дергалась, словно в нервном тике.

-Пойдешь со мной, я тебе скажу, что делать, - с неприязнью ответил Николай.- А если задумал какую-то пакость, пристрелю на месте, как собаку.

-Что ты, Коля, - как ты мог подумать такое, да я...

-Помолчи! - прикрикнул на него Николай, и, посмотрев на Богданова, сказал: «Ты, Витя, на крышу склада. Пойдешь с Колей, повел он глазами на Федорова. Без шума с пулеметчиком справитесь?»

-Обижаешь, Коля, - усмехнулся одним глазом Виктор, осматривая взглядом профессионала нож, - все будет сделано, как надо.

-Хорошо. Плац держи под прицелом. Как только поднимется тревога, сразу стреляй. А так, жди моей команды. Патронов мы тебе подбросим.

-Ты, Миша, - повернулся он к Недавибабе, - беги к тюрьме с афганцами. Выпусти Моммада, а он пусть берет всех, кого посчитает нужным. Остальных закроете. Если оставить открытой тюрьму, все побежат неизвестно куда. А это ненужные никому жертвы. Ну, а вы, кого не назвал, все со мной на склад. И вот, что, ребята, - он обвел каждого горящим взглядом. - Наша цель - немедленная встреча с представителями Красного Креста и сотрудниками Советского и Афганских посольств в Пакистане. Если нет, драться будем до последнего. Мы должны показать всему миру, что делают с нашими пленными, - кивнул он в сторону Фомина. - И о том, как нас, с молчаливого согласия пакистанских властей, хотят всех уничтожить.- Николай посмотрел на вытянувшиеся лица своих товарищей, и подвел тому, что сказал, черту. - Кто не желает, может остаться здесь, вместе с Юркой и Азидом, - затем, выждав какое то мгновение, улыбнулся: « Значит, желающих остаться нет. Тогда вперед», - и решительно шагнул к дверям.

Четверо часовых, которые должны были охранять склад оружия и боеприпасов, молились. Автоматы лежали в стороне, а они, собравшись, в одну кучу, стояли на коленях на ковриках. Сопротивления не оказали. Их доставили, в пустую камеру тюрьмы, и там закрыли. Часового на вышке, к счастью не оказалось. Не оказалось там и пулемета.

Пока Николаю и его товарищам везло. Замок на дверях оружейного склада не выдержал и пары сильных ударов приклада автомата. Запустив всех в помещение склада, он закрыл дверь на засов и заставил всех разбирать ящики со стрелковым оружием и патронами. Раздался осторожный стук в двери. Это был Недавибаба с афганскими пленными. С Голь Мохаммадом прибыло десять человек. Вопросов у него к Николаю не было. Все заранее было обусловлено. Обменявшись рукопожатиями, Николай, скользнув взглядом в сторону Недавибабы, разбивающего ящик с выстрелами к гранатометам, четыре гранатомета уже лежали наготове, лишь коротко бросил афганскому другу: « Ты знаешь, что делать. Со своими парнями берешь КПП и административное здание. С собой возьмите пулемет, пару гранатометов, боезапаса побольше, чтобы потом не пришлось бегать. Открывать огонь только при явном нападении. Я приду сразу же, как только расставлю своих бойцов по местам. Ты знаешь, где там телефон, по которому можно связаться с Пешаваром. Будем требовать немедленной встречи с представителями Красного Креста и представителями Советского и вашего посольств, - затем, посмотрев в глаза Моммада, кивнул в сторону его сорбозов, - твои не подведут? В случае чего будем стоять насмерть.

-Не подведут, Коля. Я им верю, как себе...

-Ну, тогда с богом, - и улыбнувшись, добавил, - да поможет вам аллах...

-Ты Саня, - Николай окинул взглядом крепкую фигуру Трукшина, в руках которого автомат выглядел детской игрушкой,- с Исломутдином берите ящик с патронами, гранатомет, и на крышу к Богданову с Федоровым. Останешься с ними. Это самый серьезный участок.

Увидев, с какой опаской, вертит в руках автомат Исломутдин, стоящий рядом с Николаем Недавибаба, толкнул его в бок - Глянь Микола, сразу видно, что хлопец никогда автомата не держал в руках. Да и не надежный он. Как бы не сбег. - Исломутдин как-то рассказывал, что он вольнонаемный заведующий солдатской столовой, и захвачен был моджахедами, когда сопровождал два грузовика с продуктами для своей части дислоцируемой под Мозари - Шарифом. Кто знает, возможно, он сам сдал продукты духам?

Николай нахмурился. - Исломутдин, автомат сразу передашь Федорову. А то, не дай бог, покалечишь себя или кого нибудь из нас. А ты Миша, помоги им отнести гранатометы, выстрелы и еще один автомат для Виктора. Затем, посмотрев еще раз в сторону Исломуттдина, который с Трукшиным поднимали ящик с патронами, очень тихо добавил, - когда все сделаете, отведи его в нашу тюрьму и закрой. А будет взбухать, сверни шею.... И уже громко, что бы слышали все, сказал: «Вернешься, забирай ребят, - кивнул он на друзей по несчастью Петрова и Волошина, ДШК, и блокируйте вход на склад. Да, возьми еще и Завьялова с собой, - он критически окинул еще не окрепшую после болезни тощую фигуру Ивана, - стрелять-то не разучился?» - улыбнулся он ему.

-Ну что ты, Николай, конечно, нет, - смутился тот. Даже в полутемном помещении было видно, как краснеет его бледное лицо.

Надвигающиеся сумерки помогли. Осторожно прикрыв за собой дверь тюрьмы, они, быстро перебежали открытый участок между тюрьмой и складским помещением, на крыше которого и дежурил у пулемета моджахед. Пробравшись вдоль стены к задней части склада, Виктор облегченно вздохнул - лестница стояла на месте. Шепнув Федорову, чтобы тот подстраховал его внизу, он, поправив нож, засунутый вместе с ножнами за веревочный пояс шаровар, осторожно ступая на перекладины, полез вверх. Приподняв голову над невысоким, идущим по краю периметра крыши глиняным бортиком, осмотрелся. Похоже, им везло. Моджахед стоял на коленях на коврике, и молился. На Виктора смотрел только его зад. Пулеметная ячейка, обвалованная мешками с песком, находилась чуть правее.

Виктор решил рискнуть и убрать моджахеда, не применяя нож. Нет, он не боялся крови, ни своей, ни чужой, он просто решил обойтись без нее. Ужом перемахнув бортик, он резким броском устремился к моджахеду. Услышав за спиной, неясный шум, тот только успел приподняться, как шейные позвонки его хрустнули, и он мешком повалился на коврик.

Виктор, трясущимися от нервного перенапряжения руками перетянул тело моджахеда к краю крыши, и тихо свистнул.

Со стороны лестницы показалась голова Федорова. Виктор нетерпеливо махнул рукой. Опасливо покосившись на лежащее тело моджахеда, он помог спустить его на землю. И только после этого оба вернулись на крышу и залегли у пулемета. Пулемет был готов к стрельбе. Запасная коробка с патронами, и автомат моджахеда, лежали чуть в стороне. Подтянув коробку к себе, Федоров открыл крышку

. -Маловато, - заглянув в коробку, покачал головой Виктор, и посмотрел в бойницу, определяя сектор обстрела, который нужно было срочно менять. Пулемет был подготовлен для стрельбы почему-то в сторону лагеря беженцев.

- Наверно думали, что пленные побегут в лагерь беженцев. Не думаю, чтобы духи ждали нападения именно с этой стороны, - пробурчал Виктор, устанавливая пулемет стволом в сторону плаца, где продолжался вечерний намаз, сопровождаемый воплями муллы. - Грехи суки отмаливают, ну да ладно, мы вам сейчас все простим, - усмехнулся он, укладываясь у пулемета поудобнее. Я вам покажу, как трахать наших ребят, суки...

Вот сейчас другое дело, - удовлетворенно хмыкнул он, рассматривая плац через прицельную планку. - Косить можно за милую душу.- И повернув голову, к Федорову, спросил: « Слушай, Коля, ты же говорил, что заканчивал учебку. А чего ж, рядовой. Или ты темнил тогда, рассказывая о себе?»

-Да нет, не темнил, - Федоров согнув указательный палец, убрал с глаза набежавшую слезу.- Просто у меня репутация хреновая была. Имел несколько взысканий от самого командира батальона. В часть - то я прибыл сержантом. А вот в плен попал уже рядовым...

-Разжаловали? За что? - покосился на Федорова Виктор.

-За неправильное отдание чести старшему по званию, - ухмыльнулся Федоров.

-А если честно?

-А если честно? За употребление спиртных напитков...

Со стороны лестницы послышалась возня.

Виктор выхватил нож и молнией бросился туда, а уже через мгновение, облегченно вздохнул. Показалась голова Недавибабы, и лежащий на левом плече, поддерживаемый рукой, патронный ящик. За ним сразу появился Исломутдин, на одном плече, которого висел автомат, на другом гранатомет и нагрудник с магазинами для автомата. Троицу замыкал Трукшин, который нес автомат, гранатомет и несколько к нему выстрелов.

-Ну вот, довольно улыбнулся Федоров, - помогая Недавибабе снять с плеча ящик с патронами, - а мы с Виктором переживали, что воевать нечем.

-Это уж точно, - согласился тот, принимая от Исломуттдина автомат с гранатометом, и пояс с магазинами.

-Ой, ребята, - вдруг схватился за живот Исломутдин, - живот,...- и, согнувшись, устремился к лестнице.

-Медвежья болезнь, - хохотнул Трукшин, укладывая рядом с ящиком с патронами гранатомет и несколько к нему выстрелов.

С невразумительным возгласом, из которого остолбеневшие друзья поняли лишь: «Ах ты, сука!» - Недавибаба бросился к лестнице, и резко у самого края крыши, остановился, смотря вниз.

-Перехитрил, гад. - Расстроено произнес он, и со злобой добавил: « Ушел таки, сука...»

-Ну, Витя, готовься к бою, - посмотрел он на Богданова. - Исломутдин убежал к духам. - И бросившись к лестнице, крикнул Трукшину: « Саня, оставайся здесь. А я на склад, нужно срочно предупредить Николая!»

На склад ворвался запыхавшийся Недавибаба.

-Сбег, сука! - прохрипел он, с трудом переводя дыхание.

-Кто?! Исломутдин?! - Николай смотрел с перекошенным от ярости лицом.

-Он, курва. Только влезли на крышу, сразу за живот схватился: «Болит, - говорит, - не могу», и скатился вниз по лестнице. Пока я опомнился, его уже след простыл.

-Вот, черт,- скрипнул зубами Николай. - Надо было этого гада давно прикончить. Ну, а теперь надо ждать, какие действия будут предпринимать духи - или пойдут на переговоры, или сразу полезут в атаку.

-У них оружия-то нет ни хрена, - бросил реплику Недавибаба, - досылая патрон в патронник автомата, - оно все здесь, на складе...

-Они вызовут свою гвардию. Моммад говорил, что полк этот дислоцируется всего в пяти километрах от нас. А для бэтээров и грузовиков, это не расстояние.

-Ну, все, - Николай обвел всей взглядом. Как бы не было хреново, но обстановка немного поменялась и в нашу пользу.- Поймав, недоуменный взгляд Михаила, - пояснил: « На крышу есть лаз изнутри. Он там, в углу, сразу за стеллажами со стингерами. Там мы обнаружили еще и ящики с пластидом».

- А теперь, ребята, за работу, - поторопил он всех. - Ты, Миша, закрой двери склада изнутри, а потом все полезем на крышу, оборудовать позицию. Скоро они начнут. Сейчас, главное успеть побольше оружия и боеприпасов вынести на верх, да и электроэнергию, хотя бы не вырубили. - Он поднял голову к потолку, на котором висела, тускло светящая электрическая лампочка.

В дальнем углу склада, сразу за ящиками с пластидом, к потолку шла металлическая лестница. Лестница упиралась в небольшой люк, закрытый на амбарный замок. Николай взял в руки монтировку, которая применялась для открытия ящиков, и полез наверх. Скрежет металла, и замок, стукаясь о ящики, полетел вниз. Только приподнял крышку и высунулся из люка, сразу увидел перед собой два автоматных зрачка и изумленные лица Федорова и Трукшина.

Оказывается, услышав в дальнем углу крыши неясные звуки, Виктор послал туда своих помощников. И только теперь, придя в себя от короткого замешательства, они радостно помогали выбираться из люка своим товарищам.

Николай сразу устремился к боевой позиции Виктора. Обняв друга, тот тоже не скрывал своего изумления. Хотел, было что-то сказать, но Николай остановил его жестом и, показав на пополнение, сказал: « Давай командуй, готовь круговую оборону. Духи в любое время могут полезть. И, посмотрев на пулемет и лежащие рядом гранатометы, добавил, - пока еще не совсем стемнело, поднимите к себе как можно больше боеприпасов. А я на КПП, к Моммаду. В случае чего, звони по телефону. Связь прямая без коммутатора. Телефон там, на столе.... Да ты знаешь, где. Сам мне тогда показывал, когда протирали автоматы. И еще вот что - за телефон посади Юрку с Азидом. Нечего им в тюрьме сидеть. На складе будет безопаснее.

Проводив до лестницы Николая, вручив ему еще пару гранат, Виктор окликнул Недавибабу: «Нужно привести сюда из тюрьмы ребят. Сходи сам».

Михаил понимающе кивнул, повесил автомат на грудь, и быстрым шагом направился к лестнице, по которой только что спустился Николай.

Несколько автоматных очередей раздавшихся со стороны тюрьмы, заставили всех рассыпаться по крыше и занять боевые позиции. Виктор, взяв автомат на изготовку, метнулся к самому краю. Около дверей тюрьмы стоял Недавибаба и стрелял короткими очередями по удаляющимся в сторону мечети четырем человеческим фигурам. Две, в которых он узнал Абдулло и Азида, бежали впереди. За ними, подталкивая стволами автоматов в их спины, бежали моджахеды. Неожиданно один из моджахедов, словно споткнувшись, упал, так и не успев, добежать до спасительного угла мечети.

Виктор оттолкнул в сторону лежащего за пулеметом Федорова, и сделал несколько длинных очередей в сторону плаца, по которому разбегались в разные стороны моджахеды. Оторвавшись от пулемета, он, словно опомнившись, приподнялся и крикнул: «Не стрелять!» Затем, смахнув рукавом выступивший на лбу пот, покосился на лежавшего рядом Федорова и хмыкнул: « Вот тебе и не вооружены духи,... ты видел, оба были с автоматами, и почему-то не стреляли. И Юрка им зачем-то понадобился. Как ты считаешь?»

-А хрен его знает, - выдохнул тот, продолжая пристально всматриваться в сторону плаца, на котором уже не было видно ни одного моджахеда. Он с трудом убрал подрагивающий палец со спускового крючка автомата.

-А я, кажется, знаю почему, - задумчиво протянул Виктор. - Юрка им понадобился, чтобы скрыть то, что они с ним сделали...

-Так они могли бы ему перерезать шею сразу. Чего тащить куда-то?

-А вот это вопрос.... А не стреляли? Наверное, не было команды. Ребята им нужны живые. Наверное, хотят перепроверить то, что им рассказал этот хрен Яшка...

-Какой Яшка?

-А Исломутдин. Его имя, если он не соврал - Яшка.

-Понятно, - неопределенно протянул Федоров, и замолчал.

-Ты вот что, Коля, - повернулся к нему Виктор, - возьми кого-нибудь и спустись на склад. Позвони на КПП. Сейчас Николай, услышав стрельбу, наверняка икру мечет. Расскажи ему все, что произошло. Потом разговор передашь мне.

-Понятно, - протянул Федоров. А вот кого взять с собой? Конечно, Сашку. Может что принести? Гранат? Или пулемет? А когда звонить буду, вдруг попаду на духов?

-Не попадешь. Линия прямая. Склад - КПП. Если трубку возьмет кто-то из сорбозов, проси Абдурахмона или Голь Моммада.

-Почему Абдурахмона?

-Ты же знаешь, Коля им известен, как Абдурахмон.

-А что принести? - Виктор снова покосился на Федорова, - можно и гранаты, можно и пулемет. Все пригодится. Главное, поищите бинокли и приборы ночного видения. Они должны быть там, где противогазы. А то стемнеет скоро...

-Ну, ладно, мы пошли, - Федоров поднялся и, окликнув Трукшина, забросил автомат на плечо.

-Куда, - недовольно откликнулся тот, поднимаясь на ноги.

-Потом узнаешь. Пошли быстрее, и не забудь автомат.

-Да вот еще что, - Федоров остановился и посмотрел на Виктора.- Знаешь, Витя, В животе, как на балалайке играют. Терпения нет, как жрать хочется. Тут рядом продовольственный склад, может заскочить?

-Мысль правильная, Коля. - Виктор задумчиво посмотрел на Федорова. - Я подумаю, как все добыть. Но вы не лезьте. Делайте то, что решили, и мухой назад.

У Моммада все было подготовлено к бою. Два сорбоза были у пулемета на крыше, Двое установили боевую позицию в стоящем рядом административном здании, остальные, заняв круговую оборону, расположились за мешками с песком, положив перед собой ДШК, автоматы и гранатометы.

Николай с Моммадом находились в кабинете Мушаррафа, когда со стороны оружейного склада донеслись сначала автоматные, потом и пулеметные очереди. Услышав выстрелы, Николай подскочил к окну, у которого с пулеметом сидел сорбоз. Стрельба прекратилась также неожиданно, как и началась.

-Моммад, я на КПП. Сейчас должен позвонить Виктор, - Николай, бросив взволнованный взгляд на Моммада, бросился к выходу.

Николай не находил себе места. Бросая взгляд на упорно молчавший телефон, он несколько раз порывался бежать на склад, где остались его друзья, но его удерживал Моммад.

Ожидаемый звонок, грянул неожиданно. Николай схватил трубку.

-Кто это? - Крикнул он в трубку. - Говори медленнее и не кричи. Кого? Абдурахмона? Да, это я, Николай... Понятно. Передай Виктору, если будут парламентеры, требуйте возвращения Фомина, тьфу ты, я хотел сказать, Абдулло. Что?! Жрать ребята хотят? Какой склад? Продуктовый? Согласен. Скоро буду, вот тогда и решим. И вот еще что. Возьмите еще ракетницы, и ящик ракет.... Да, да.... Пригодятся. Передайте Виктору, что скоро буду.

Николай медленно положил трубку, и задумчиво посмотрел на Моммада.

-Надо опередить духов, - тихо сказал он. - С мечетью можно связаться?

-Можно, но только из кабинетов Мушаррафа, или Рахматулло. А что произошло, Коля, что за стрельба была?

Николай подробно рассказал о сути телефонного разговора своему афганскому другу и в конце добавил:

-Нам нужно срочно изложить администрации свои требования.... Можно представить, что рассказал духам этот выродок Исломутдин., и что рассказали навалившие полные штаны от страха Абдулло с Азидом.

Мечеть ответила сразу, как будто-то там ждали этого звонка и спросили, кто говорит.

-Говорит Абдурахмон, спокойным тоном ответил Николай. А я с кем говорю?

Трубка замолчала в затяжной паузе. Николай, решив, что его не слышат, повторил свой вопрос. Пошло какое-то мгновение, и трубка словно взорвалась. По ругани, которая неслась оттуда, Николай понял, что говорит с начальником охраны Абдурахмоном. Подождав, когда иссякнет запас оскорблений, Николай потребовал к телефону Рахматулло. В ответ снова поток, теперь уже угроз. Не выдержав, Николай прервал Абдурахмона, сказав, что если тот не позовет Рахматулло, мечеть и казарма, где прячутся моджахеды, будет подвергнута ракетно - минометному обстрелу. Николай, конечно, блефовал, но блеф этот возымел действие. Через пару минут он уже говорил с Рахматулло.

Требования, которые тому пришлось выслушать, были жесткими. Они сводились к немедленной встрече с представителями Красного Креста, советского и афганских посольств, в возвращении похищенного Абдулло, изнасилованного курсантами. Кроме того, Рахматулло пришлось выслушать обвинения и в свой адрес, по поводу его санкции на физическое уничтожение пленных шурави, а также прямую угрозу, которая его просто шокировала - если требования не будут выполнены - склад с оружием и боеприпасами, будет взорван.

Пообещав передать все требования своему Пешеварскому начальству, Рахматулло сообщил, что ответ шурави получат через час. А до этого времени просил не предпринимать никаких радикальных мер. Николай согласился, но предупредил, что если кто из моджахедов будет приближаться к захваченным объектам, будет открыт огонь на поражение.

-Жирный курдюк! - прорычал Рахматулло, выхватывая из кобуры пистолет и тыкая им прямо в лицо Абдурахмона. - Это ты линялый ишак допустил, что твои недоумки - извращенцы изнасиловали Абдулло, а сейчас мне расхлебывать все это?! - И собрав всю ненависть и презрение к стоящему перед ним человеку, скрежеща от ярости зубами, с силой ударил того в зубы.

-Уведите этого шакала в подвал и закройте. Пусть ждет решения Раббани. Что он скажет, то и будет. И немедленно освободите Абдулло. Пусть идет к шурави.- Бросил Рахматулло стоящим рядом моджахедам, и, не оглядываясь, вышел из мечети.

Постояв какое-то время в раздумье, он подошел к «тойоте» и попросил ожидавшего там водителя, передать ему лежащую в «бардачке» портативную рацию «уоки-токи».

Раббани ответил сразу. Не дожидаясь, что доложит ему Рахматулло, он сразу поинтересовался, что за стрельба была в лагере, о которой ему только что сообщили из полка Халеда ибн Валеда.

Рахматулло пришлось все подробно доложить. Сообщил он и о предполагаемой причине восстания - изнасиловании моджахедами одного из шурави, возложив всю вину происшедшего, на начальника охраны Абдурахмона. Однако благоразумно умолчал, что к восстанию пленных могли подтолкнуть и ставшие им известными планы администрации лагеря о возможности их физического устранения. В утечке этой информации могли обвинить только его. Не забыл он спросить и о дальнейшей судьбе Абдурахмона, напомнив при этом, что причиной всего случившегося, могла стать безмозглая работа начальника охраны по контрразведывательному обеспечению лагеря.

Раббани был взбешен. Он приказал потребовать от шурави немедленного прекращения сопротивления, без всяких обещаний по выполнению их требований. В случае отказа приказал всех уничтожить. Но, узнав, что в распоряжении Рахматулло всего трое вооруженных моджахедов, он задумался, и через какое-то время сказал, что максимум через час, к нему на помощь придет полк Халеда ибн Валеда.

-Нужно немедленно нейтрализовать восставших. Ты понимаешь, Рахматулло, что может быть, когда мировая общественность узнает, что под прикрытием лагерей беженцев в Пакистане, мы создали концлагеря для пленных шурави? Этого нельзя допустить! А Абдурахмон пусть искупает свою вину. Как? Это уж ты решай сам. Все. - Подвел черту Раббани.- Я немедленно выезжаю в полк Халеда ибн Валеда.

(Продолжение следует)

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".
Подписывайте на телеграмм-канал Русская народная линия
РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов»; Meta

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Мирон Федоров; (Oxxxymiron); активистка Ирина Сторожева; правозащитник Алена Попова; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне; Артемий Троицкий; Артур Смолянинов; Сергей Кирсанов; Анатолий Фурсов; Сергей Ухов; Александр Шелест; ООО "ТЕНЕС"; Гырдымова Елизавета (певица Монеточка); Осечкин Владимир Валерьевич (Гулагу.нет); Устимов Антон Михайлович; Яганов Ибрагим Хасанбиевич; Харченко Вадим Михайлович; Беседина Дарья Станиславовна; Проект «T9 NSK»; Илья Прусикин (Little Big); Дарья Серенко (фемактивистка); Фидель Агумава; Эрдни Омбадыков (официальный представитель Далай-ламы XIV в России); Рафис Кашапов; ООО "Философия ненасилия"; Фонд развития цифровых прав; Блогер Николай Соболев; Ведущий Александр Макашенц; Писатель Елена Прокашева; Екатерина Дудко; Политолог Павел Мезерин; Рамазанова Земфира Талгатовна (певица Земфира); Гудков Дмитрий Геннадьевич; Галлямов Аббас Радикович; Намазбаева Татьяна Валерьевна; Асланян Сергей Степанович; Шпилькин Сергей Александрович; Казанцева Александра Николаевна; Ривина Анна Валерьевна

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/uploaded/files/reestr-inostrannyih-agentov-10022023.pdf

Станислав Олейник
Без вести пропавшие...
Роман о восстании советских военнопленных в афганском плену. Вторая часть. Глава 7. Окончание
30.12.2014
Без вести пропавшие...
Роман о восстании советских военнопленных в афганском плену. Вторая часть. Глава 6
27.12.2014
Без вести пропавшие...
Роман о восстании советских военнопленных в афганском плену. Вторая часть. Глава 4
01.12.2014
Без вести пропавшие...
Главы из романа о восстании советских военнопленных в афганском плену. Часть 3
23.11.2014
Ювеналий...
Путь архиерея
14.11.2014
Все статьи Станислав Олейник
Герои России
Память русской души
Ко Дню Защитника Отечества
23.02.2024
В Общественной Палате РФ вручили медали
В преддверии Дня защитника Отечества состоялась очередная церемония награждения медалью общественного признания «Отец солдата»
22.02.2024
«Лучше пусть возвращают всё, пока не поздно»
Или вернем сами с максимальными потерями для врага, как Авдеевку
20.02.2024
Все статьи темы
Последние комментарии
Как «Американский мыслитель» воспринимает проблему исламизации Европы
Новый комментарий от Русский Сталинист
26.02.2024 10:00
Новые люди и мировой товновперлид
Новый комментарий от Vladislav
25.02.2024 22:59
Разберёмся: что не так с «цифрой Мурза»
Новый комментарий от Vladislav
25.02.2024 22:55
«Да» и «нет» не говорите, красный с белым не берите
Новый комментарий от С. Югов
25.02.2024 22:54
Ещё об одной путанице
Новый комментарий от Vladislav
25.02.2024 22:48
23 февраля – красный день календаря
Новый комментарий от С. Югов
25.02.2024 17:54
«Жизнь шла через административный приказ и внутренний испуг»
Новый комментарий от СТРОИТЕЛЬ
25.02.2024 12:39