«Объективные историки» против «наследников Мединского»

Чье Отечество и от кого защищает Совет при губернаторе Калининградской области?

Протоиерей Георгий Бирюков 
100-летие Первой мировой войны 
0
10.02.2014 647

Мы часто становимся свидетелями того, как искажается память о героях нашего Отечества. Свежим ярким примером этого является нашумевший опрос, проводившийся на сайте телеканала «Дождь», в котором был подвергнут сомнению героизм защитников Ленинграда в годы блокады. С момента развала СССР в России и за рубежом не прекращаются попытки дискредитации героев Великой Отечественной войны, поскольку память о них является одной из духовных объединяющих скреп для всех народов бывшего СССР. Но не только Великая Отечественная «под прицелом» у фальсификаторов истории. Недавняя 200-летняя годовщина Отечественной войны 1812 года и Бородинского сражения сопровождалась появлением многочисленных публикаций в СМИ, пытавшихся опорочить память нашего народа о героизме великих предков. Нынешний год - год 100-летней годовщины начала Первой мировой войны. Этот юбилей, без всякого сомнения, привлечет внимание массы людей в России к истории Забытой войны, что заставит противников возрождения нашего Отечества усиленно трудиться, чтобы не допустить роста патриотизма и национального самосознания. Будут применяться различные методики, различные приёмы. Речь в этой статье пойдёт о том, как в наше время пытаются опорочить Русскую императорскую армию.

Отрадно сознавать, что в России достаточно людей, готовых дать отпор очернителям нашей истории. Так, некий Анатолий Гусев в своём блоге в «Живом журнале» 24 июня 2012 года разместил пост под названием «Две войны. Насилия и грабежи»[i]. В нём Гусев сделал краткий анализ содержания статьи Константина Пахалюка «Русский оккупационный режим в Восточной Пруссии в 1914-15 годах», размещенной в свою очередь на сайте общественно-исторического клуба «Белая Россия»,[ii] и опубликовал некоторые выводы. Константин Пахалюк - член Российской ассоциации историков Первой мировой войны, работающий в настоящее время в Российском военно-историческом обществе (РВИО). В своей статье он, помимо прочего, рассказал и о беспрецедентном случае массового расстрела мирных жителей вместе с женщинами и детьми воинами Русской императорской армии в Восточной Пруссии в 1914 году. Случая, из ряда вон выходящего, если, конечно, описание его объективно. Имеет смысл вначале ознакомиться с текстом поста Анатолия Гусева (орфография оригинала сохранена):

«Тема насилия и грабежей советских войск в оккупированной Германии в 1945 году - одна из излюбленных тем всех антисоветчиков. Уже притчей во языцех стали «миллионы изнасилованных немок». Всякий образованный антисоветчик так же знает сколько добра вывез из Германия маршал Советского Союза Георгий Жуков. А вот сколько мирных жителей убили и изнасиловали солдаты русской императорской армии многие не знают. Да и что украла в Восточной Пруссии великая княгиня Мария Павловна - тоже слышали не все. Спасибо Константину Пахалюку. Он в журнале «Белая Россия» обо всем этом подробно рассказал. Кому интересно читайте первоисточник, а я ограничусь некоторыми сравнениями.

В своих изысканиях Пахалюк идёт давно проторенной дорогой. Первое что делает всякий очернитель русской и советской истории - это уровнять противоборствующие стороны в их моральной оценке. Вот что пишет Энтони Бивор о советских войсках:

«...сами немцы, особенно это касается женщин и детей Восточной Пруссии, подверглись в конце войны такому же насилию, какое немцы применили к гражданскому населению оккупированных областей Польши и Советского Союза.»

Поставил знак равенства и всё хорошо. РККА = вермахт!

Пахалюк не оригинальничает, он цитирует некоего кавалериста В. Литтауэра:

«Мы действовали как любая армия в этом подлунном мире: грабили, разрушали, а потом очень сожалели, признавая содеянное».

Кайзеровская армия = русская императорская армия.

Вторым этапом автор должен объяснить отчего русские (советские) солдаты ведут себя столь негуманно.

Почему это делали советские солдаты - общеизвестно: жившие в ужасной нищете сталинских колхозов они оказались в цивилизованной Германии и как голодные собаки набросились на всё что было им доступно грабя и круша всё вокруг.

Казалось бы у русской императорской армии должно быть всё по другому, потому что командовали ей не иудо-большевики (как в РККА), а культурные остзейские немцы.

Однако Пахалюк у благородных императорских солдат обнаруживает те же самые черты, что Никулин с Бивором находят у сталинских солдат - колхозников:

«Привыкшему жить в нищете, русскому солдату было трудно смириться с этой мыслью. Все это сливалось воедино и лежало в основе подобного поведения большинства солдат, обуреваемых порою полузвериной жестокостью».

Командование, конечно, стремилось обуздать солдатню. Вот как по мнению Геббельса старался обуздать советских военнослужащих маршал Конев:

«Маршал Конев выступает в этом приказе против грабежей, которыми занимаются советские солдаты на восточных немецких территориях. В нём приводятся отдельные факты, в точности совпадающие с нашими данными. Советские солдаты захватывают прежде всего имеющиеся в восточных немецких областях запасы водки, до бесчувствия напиваются, надевают гражданскую одежду, шляпу или цилиндр и едут на велосипедах на восток. Конев требует от командиров принятия строжайших мер против разложения советских войск. Он указывает также, что поджоги и грабежи могут производиться только по приказу».

А вот какую цитату нашёл Пахалюк для характеристики действий по прекращению грабежей генералом Ранненкампфом:

«Ренненкампф вешал солдат, грозил, что и «впредь так будет поступлено с каждым, кто будет заниматься мародерством» (7 августа 1914 г.), расстреливал мародеров в присутствии всего гарнизона (10 августа1914 г.), но так ничего добиться и не мог... Все эти меры скользили по верхам, а в глубине армии сидел вор и насильник».

Вор и насильник сидел в глубине!

И неважно кто его ведет в цивилизованную Германию: сталинский ли русский маршал или царский генерал - немец.

Правда, был у царской армии все-таки один плюс. Особы императорской семьи грабили меньше, чем русские маршалы. Если Жуков тащил из Германии награбленное добро вагонами, то полковник Мясоедов стыбзил в брошенном здании какую-то там мебель, картины и прочую дребедень. Великая княгиня Мария Павловна после посещения Гумбиннена призналась:

«Я сама подобрала новенький кофейник и гордо показывала его своим спутницам как свой трофей».

Тут надо сказать, что русские армии вошли в Восточную Пруссию в самом начале первой мировой войны и немецкие солдаты еще не успели "напроказничать" на русской территории. Поэтому Пахалюк очень точно подмечает:

«Благо, что у наступающих русских частей в 1914 г. не было обостренного чувства мести и жажды справедливого возмездия - насколько таковое может быть справедливым, - иначе мировая история могла бы знать в несколько раз больше «абшвангенов».

Эренбург ещё не успел написать знаменитое: «Убей немца!»

Однако, надо сказать, что и это слабое оправдание. Потому что русские и советские вели себя так не только в отношении немцев. Например, Бивор сотоварищи подробно повествует какие насилия творили советские солдаты на «освобожденных» территориях, в частности в Польше. Советские солдаты нападали даже на остарбайтеров, а так же узников и узниц концлагерей.

Не благополучно дело обстояло и в царской армии. Пахалюк приводит свидетельства:

«Для сравнения, осенью 1914 года на территории Польши, которая тогда входила в состав империи, наши солдаты вели себя не лучше. Епископ Трифон Дмитровский, полковой священник 163-го пехотного полка, а до войны - второй викарий Московской митрополии, в дневниках писал: «Вообще воинство худо себя ведет в этом отношении. Пьянство и грабежи, был даже случай вымогательства денег под угрозой пистолета, даже насилие женщин».

Уважаемые читатели, есть ли ещё в советской или русской истории незагаженные страницы? Если есть то непременно напишите мне об этом. Я сообщу Пахалюку, Бивору, Резуну, Солонину и мы все вместе, вытащим ушат дерьма и дружно расскажем вам ПРАВДУ!

Нате, нюхайте!»

Последовавшая за постом полемика состоит из 33 комментариев, которые полностью привести здесь нет возможности. Впрочем, любой желающий может их найти по ссылке. Стороны остались на своих позициях. В одном из комментариев Анатолий Гусев дал общую оценку статьи Константина Пахалюка:

«...статья не соответствует критериям научности. Её научная ценность нулевая. Вопрос не исследован. Статья представляет собой простой набор негативных фактов о русской армии. Это означает, что статья пропагандистская! Пропаганда - это тоже нужная вещь! У меня в ЖЖ почти все посты пропагандистские. Я пропагандирую позитивный взгляд на советское прошлое. А что пропагандируете в своей статье вы - я описал в своем основном посте!»

Гусев также выразил удивление обидой Пахалюка за уподобление Солонину и Резуну. Любопытна ответная оценка Пахалюком личности Гусева:

«Вы - наследник Мединского, для которого важно, чтобы история была отлакирована для сегодняшнего потребления и употреблялась для утверждения чувства гордости за страну (вернее, за ее прошлое). Я же - историк, которому важна истина и стремление объективно писать о прошлом. Для меня история - объективная наука, а не умение компилировать ряд фактов, чтобы доказать исходную теорию».

Выражение Пахалюка «наследник Мединского» вызывает некоторое недоумение. Летом 2012 года министр культуры РФ был ещё жив, да и сегодня пребывает в добром здравии и при должности. Так что о наследниках Мединского говорить было преждевременно. К тому же сам Константин Пахалюк работает в РВИО, одним из учредителей которого является Министерство культуры РФ, что предполагает более близкое отношение к Мединскому, чем у его оппонента. Неясно также, как его личные убеждения в ненужности утверждения чувства гордости за Россию («вернее, за её прошлое») уживаются с Уставными целями и задачами РВИО, и направленными как раз на воспитание чувства патриотизма. Отметим также, что Пахалюку не следовало было ожидать положительной реакции от всех читателей на статью с названием «Русский оккупационный режим...» и эпиграфом: «...грабили, разрушали, а потом очень сожалели, признавая содеянное». В названии и эпиграфе статьи Пахалюка как раз оказалась заложена та самая исходная теория, которая затем должна подтверждаться компиляцией фактов. Но мы не будем ввязываться в эту полемику, позиции сторон в которой давно определены. Сегодня нас интересует несколько иной вопрос: какие иные практические последствия, кроме словесной перепалки в Интернете, могут вызвать статьи, подобные статье Пахалюка «Русский оккупационный режим в Восточной Пруссии в 1914-15 годах»? Ведь в последние годы эта тема довольно часто предлагается в Интернете читающей публике. Да и на каждой конференции по Первой мировой войне бывают доклады на тему русской оккупации Восточной Пруссии в целом или отдельных её частей.

Например, на конференции в Гусеве 19 августа 2011 года подобный доклад (о русских на территории округа Прейсиш-Эйлау (сегодня - Багратионовский район) в 1914 году) делал директор Багратионовского краеведческого музея Александр Панченко. Доклад на подобную тему был им сделан на краеведческой конференции в августе 2012 года в Нестерове. Это были хорошо подготовленные доклады вполне добросовестного историка. На конференции «Первая мировая война в истории и культуре России и Европы» (25-26 октября 2013 года, Калининград-Гусев) Александр Панченко сделал доклад на тему «Сохранение памяти о событиях Первой мировой войны в округе Прейсиш-Эйлау в 1920-1930-х гг.». Речь в нём шла о захоронениях погибших в 1914 году (во время русской оккупации) и о созданных в их честь памятниках.

В статье Пахалюка «Русский оккупационный режим в Восточной Пруссии в 1914-15 годах» как раз упоминается один вопиющий факт, имевший место в округе Прейсиш-Эйлау. Его мы и рассмотрим подробно. Пахалюк написал:

«Более трагический случай произошел в деревне Абшванген. В ночь на 29 августа пробравшийся сюда немецкий отряд из Кенигсберга устроил засаду, закрыв выезд с площади возами с соломой, и обстрелял штабную машину кавалергардов (полк входил в состав 1-й гвардейской кавалерийской дивизии). В результате погиб корнет Голынский, несколько человек были ранены, но им удалось скрыться. В ответ кавалергарды оцепили деревню и произвели массовый обыск. Всех, у кого нашли оружие, расстреляли, а их дома сожгли. В итоге пало 65 человек в Абшвангене и 9 в соседних Алменхаузене и Ной-Вальдеке. Впоследствии в память о погибших были установлены специальные обелиски. Однако подобное поведение кавалергардов согласуется с приказом командующего 1-й армией генерала П.К. фон Ренненкампфа. <...> Приказы об ответных карательных рейдах в общей массе нельзя назвать варварскими, однако полностью оправдывать их тоже не стоит (особенно случай в Абшвангене). Подобным образом поступали все армии мира во все времена. Судите сами: военное время, неприятельский город (или деревня) оккупирован, в нем гремят какие-то выстрелы, несмотря на приказ сдать оружие, а в это время вдобавок неоднократны случаи убийств русских солдат предположительно местным населением. Что же делать? Вот именно. Довольно сложно воевать, имея в тылах недоброжелательно настроенное население. Из выше приведенных случаев видно, что опасения офицеров были абсолютно не напрасны, а потому приходилось быть жестким по отношению к населению.»[iii].

Отметим сразу, что Пахалюк в своей статье использует исключительно германскую версию событий в Абшвангене, и использует её некритично. Это немного странно для человека, заявляющего о стремлении объективно писать о прошлом. Этого, кстати, требует и Устав РВИО, в котором он состоит! Так вот, германскую версию мы рассмотрим несколько подробнее. Мне не известны факты широкого использования событий в Абшвангене германской пропагандой в годы Первой мировой войны. Но в газетах 1920-х годов кое-что найти можно. Так, в «Preußische Allgemeine Zeitung» были опубликованы следующие воспоминания:

«25 августа 1914 г. жители Abschwangen-a спешно покинули свои жилища, спасаясь бегством от наступавшего противника, однако уже на следующий день вернулись обратно, поверив успокаивающим заявлениям. Тем временем в их домах расположились беженцы из населённых пунктов, находившихся ближе к границе. 27 августа в Abschwangen-e появились русские казаки. Они потребовали хлеба, молока и через некоторое время отправились дальше. Позже через деревню в течение нескольких часов шли русские пехотные, кавалерийские и артиллерийские подразделения, 12 000 солдат расположились в Abschwangen-e на ночлег, забрав у местных жителей весь найденный провиант. На следующий день, 28 августа 1914 г., русский обоз выступил в западном направлении.

Молодой русский, бывший на постое в усадьбе помещика Graap-a и поддерживавший в ней мало-мальский порядок, сумел выхлопотать у начальства благодарственное письмо, в котором сообщалось, что местные жители хорошо приняли русских солдат и снабжали их продовольствием. Германский дирижабль, пролетавший над Abschwangen-ом ранним утром 29 августа, был обстрелян противником.

О том дне вспоминает сам господин Graap.

Наступило чудесное летнее утро. Все мы стояли на улице, и, провожая глазами плывший над посёлком дирижабль, вспоминали события последних дней, одновременно задаваясь вопросом, что нам готовит день грядущий. Наконец собрались все наши домочадцы и мы уже хотели, было, пойти позавтракать, как вдруг увидели русский автомобиль, ехавший через деревню в сторону Кёнигсберга. Внезапно возле ветряной мельницы показались немецкие кирасиры. Три кавалериста, отправленные в деревню, чтобы узнать, есть ли там русские, заметили машину, спешились, передав поводья подошедшим беженцам, спрятались за изгородью и, выждав благоприятный момент, открыли огонь. Два высоких чина, ехавшие в машине и державшие свои револьверы наготове, стали отстреливаться. Один из них - сын Великого Князя - (по другим сведениям это был молодой князь Трубецкой) упал, сражённый пулей, а машина, преследуемая кирасирами, помчалась дальше в сторону Almenhausen-а. Еще какое-то время была слышна стрельба, однако вскоре немецкие солдаты прекратили преследование и не спеша вернулись назад, ведя на поводу лошадей. Эту сцену мы наблюдали из окон дома, поражаясь удали наших кавалеристов и радуясь тому, что скоро придёт долгожданное освобождение. Наконец мы сели за стол, чтобы выпить кофе. Вдруг раздался крик: "Русские! Сарай горит!"

Вскоре пылала вся деревня. Началась громкая стрельба, и мы подумали, что стали свидетелями настоящего сражения. В дом вошел солдат и начал поджигать его прямо на наших глазах. Через комнату мы выбежали в сад, где сразу же были окружены русскими солдатами. Через некоторое время нас, как и большую часть остальных жителей, вывели из деревни. Затем мужчин отделили от женщин и стали обыскивать на предмет наличия оружия. Плач, крики женщин и детей буквально разрывали наши сердца. Оружия ни у кого из нас не оказалось, и тогда один из высших офицеров обратился к нам с речью, в конце которой заявил, что кто-то из гражданских лиц стрелял в русского офицера, а потому им (военным) не остаётся ничего иного, как сделать то, что в свое время немецкие солдаты сделали в Бельгии, а именно: сжечь деревню и расстрелять всё мужское население. Когда офицер сделал короткую паузу, я вышел вперёд и сказал, что никто из мирных жителей не стрелял, что все мы желаем мира и не держим зла на русских солдат. Затем я сообщил ему, что огонь открыли германские кирасиры и что мы собственными глазами видели, как они преследовали машину. Я передал офицеру благодарственное письмо, подписанное русским полковником, жившем в моём доме. Прочитав его, офицер задумался. Не знаю, сыграло ли какую-то роль письмо или на него подействовали мои слова, а может быть к тому моменту выяснилось, что по машине действительно стреляли кирасиры, но гнев офицера внезапно сменился на милость и он сказал нам, что все мы свободны и можем идти.

Забрав с собой женщин и детей, мы, ни разу не обернувшись в сторону полыхавшей деревни, побрели к Klein Waldeck-у. Не успели мы сделать и нескольких шагов, как русские приказали вернуть помещика Hensel-я из Böttchersdorf-a. Вскоре он был расстрелян. Трудно сказать, почему это произошло. Говорили, что при обыске у него был найден русский погон.

На этом рассказ господина Graap-a заканчивается.

После того как местных жителей вывели из деревни, в самом Abschwangen-e были расстреляны или заколоты, отдельно или группами, до 8 мужчин. Также расстреляны одна женщина и ребёнок, которого отец держал на руках. Ещё одна женщина, мужчина и несколько детей погибли в огне. Общее число убитых составило 61 человек. Fritz Gendatis из Abschwangen-a, которому выкололи глаза, жив и поныне. Оставшиеся в живых местные жители уехали в сторону Insterburg-a. Большая часть трупов ещё до возвращения местных жителей была перенесена солдатами померанского ландвера в церковь - ведь времени на их погребение не было. В числе погибших был 31 житель Abschwangen-a, а также 30 беженцев. Злополучный автомобиль с убитым русским офицером прибыл в Almenhausen. Когда он остановился перед зданием гостиницы, к нему подошли 9 любопытствующих. Все они тотчас были построены перед зданием нынешней евангелической церковной общины и расстреляны. Посёлки Almenhausen и Neu Waldeck сровняли с землёй.

Сообщение составлено кантором Aßmann-ом в 1924 г.

Перевод Андрея Константинова (Reiter)».[iv]

Отметим некоторое несовпадение цифр. В статье Пахалюка указано 65 павших в Абшвангене и 9 - в соседних Альменхаузене и Ной-Вальдеке. Все 74 человека Пахалюк, как видно из текста его статьи, считает расстрелянными русскими кавалергардами. В приведенной выше статье из «Preußische Allgemeine Zeitung» помещик Graap называет только одного расстрелянного - «помещика Hensel-я из Böttchersdorf-a». А ведь его можно назвать свидетелем обвинения, по современной терминологии. Другой «свидетель обвинения», кантор Aßmann, пишет, что местных жителей вывели из деревни, после чего были расстреляны до 8 мужчин, а также женщина и ребенок. Если даже поверить, что кавалергарды были способны расстрелять женщину и ребёнка, то получится 10 человек расстрелянных. Общее число погибших, по его словам, составляло 61 человек. Но из показаний кантора Aßmann-а следует, что не все эти 61 человек были расстреляны, а только те 8 мужчин (в женщину и ребенка как-то не верится). Справедливости ради отметим, что Aßmann также пишет о 9 расстрелянных в Альменхаузене. Можно понять, что они входят в общее число 61, но вольный перевод, при известном желании, допускает и другое толкование: к 61 прибавить 9. Описание обстоятельств расстрела в Альменхаузене делает его малоправдоподобным. Всего, согласно статьи в «Preußische Allgemeine Zeitung», погибло то ли 61, то ли 70 человек, из них расстреляны были максимум 19. Наконец, в изданной в 1966 году в Германии книге Макса Денена «Воинские захоронения в Восточной Пруссии в 1914/15 гг.» указано, что гражданских лиц было расстреляно всего 61 человек, из них 47 погребены возле кирхи в Абшвангене, а 9 - в деревне Альменхаузен[v]. Место погребения ещё пятерых Денен не указал. Из сравнения цифр погибших можно предположить, что Пахалюк посчитал девятерых погребенных в Альменхаузене дважды, прибавил ещё четырех неизвестных и получил, таким образом, самую большую цифру гражданских лиц, расстрелянных русскими войсками в этих селениях - 74 человека. Но Макс Денен указал 61 погибшего, из них 47, по его сведениям, похоронены в Абшвангене. Если от семидесяти четырех отнять сорок семь, получится двадцать семь, то есть трижды девять. Поневоле задаёшься вопросом: уж не трижды ли посчитал Пахалюк расстрелянных в Альменхаузене, чтобы получить цифру 74?

Что же произошло в Абшвангене на самом деле? Был ли расстрел местных жителей? Очевидно, что был. Но количество расстрелянных может быть на порядок меньше, чем указано в статье Пахалюка. В подобных случаях люди, стремящиеся содействовать изучению российской военной истории и противодействовать попыткам ее искажения (Устав РВИО п.11), обычно изучают свидетельства обеих сторон. Русских свидетельств мало, но они есть! Так, о причинах событий в Абшвангене мы можем узнать из книги Звегинцова В.Н. «Кавалергарды в великую и гражданскую войну. 1914 - 1920 год», часть 1, стр. 66-67:

«14/27 августа конный отряд выступил двумя колоннами в направление на дер. Мюльхаузен. По мере движения на запад настроение местного населения резко изменилось. Далеко было от того, почти радушного отношения, которое полки встречали в ближайшей пограничной полосе. Чаще стали повторяться случаи стрельбы по отдельным людям со стороны местного населения.

Пройдя дер. Абшванген, шедшие в авангарде, кирасиры Ея Величества обнаружили пехоту противника, занимавшую позицию у деревень Ундерваген-Левиттен.

Авангард развернулся и, перейдя в наступление, выбил противника из занимаемых им деревень и отбросил его за р. Фришинг.

Во время авангардного боя наша конная батарея обстреляла воинский поезд противника.

Вечером было получено распоряжение штаба армии об откомандировании 1-ой бригады, 1-ой гвардейской кавал. дивизии в Инстербург и далее в крепость Ковно, где она должна была поступить в распоряжение коменданта крепости.

Проночевав в мест. Абшванген бригада, без своей конной батареи выступила утром 15/28 августа на Инстенбург. На привале во Фридланде было получено новое приказание - немедленно возвратиться к дивизии.

Местонахождение в не было точно известно. До позднего вечера, высланные разъезды не могли найти ни штаба дивизии ни кирасирских полков.

На ночлег бригада стала в дер. Альменхаузен, не доходя нескольких верст до Абшвангена, в которой полк ночевал накануне.

Командир полка приказал корнету Голынскому выяснить во что бы то ни стало к рассвету местонахождение дивизии.

На маленьком двухместном полковом автомобиле, вместе с полковым писарем Смолиным и шофером ефрейтором Куприяновым, Голынский в полной темноте тронулся в сторону Абшвангена.

Но едва лишь автомобиль выехал на площадь местечка, как из многих домов он был обстрелян ружейным огнём. Выезд с площади был закрыт возами с соломой, поставленными поперёк улицы.

Первыми же выстрелами, выпущенными по автомобилю, корнет Голынский был убит. Пуля попала ему в голову и раздробила весь череп. Куприянов был ранен четырьмя пулями в руку и дробью в ухо. Смолин получил заряд дроби в ногу. Мотор остановился.

Куприянов вылез из автомобиля и, несмотря на ранения, стал заводить мотор, пока Смолин отстреливался из винтовки, выпуская одну обойму за другой.

Куприянову удалось завести мотор. Задним ходом автомобиль выехал с площади и, взяв первую попавшую боковую улицу, благополучно выехал из Абшвангена и присоединился к полку.

Узнав о случившемся, командир полка приказал эскадронам немедленно выступить и оцепить Абшванген, а N 2 эскадрону, в рядах которого служил Голынский, обыскать всех жителей и тех, у которых будет найдено оружие расстрелять, а дома их сжечь.

У входа в Абшванген было вывешено объявление на немецком языке, объясняющее принятие этих исключительно суровых, крайних мер, как следствия убийства мирным населением русского солдата».

Мы видим, что германская и русская версии нападения на автомобиль значительно отличаются друг от друга. При этом русская версия выглядит более правдоподобной. В боевом отношении раненые писарь и шофер (корнет Голынский был убит сразу, это подтверждают обе версии, хотя в немецкой убитому была дана другая фамилия, явно по ошибке) не могли противостоять германскому патрулю, состоящему из профессиональных военных. Они, несомненно, были бы быстро уничтожены. А вот в столкновении с группой гражданских лиц, недисциплинированных и не участвовавших ранее в перестрелках, вооруженных только охотничьими ружьями, в условиях темноты или утренних сумерек, русские имели шанс вырваться из засады. Кроме того, сами раны русских воинов свидетельствуют об использовании против них не боевого, а именно охотничьего оружия. Это и раны дробью у Куприянова и Смолина, и рана Голынского: раздробить череп могла скорее не остроконечная пуля боевой винтовки, а картечь (крупная дробь) из охотничьего ружья. По характеру ранений, а также по повреждениям машины (пробоин, очевидно, было в изобилии), командир кавалергардского полка легко мог удостовериться в том, что на машину напали именно местные жители, вооруженные охотничьими ружьями. Поэтому реакция командира на происшедшее вполне понятна.

К сожалению, в русских источниках мне не удалось найти число жителей Абшвангена, обнаруженных с оружием в руках и расстрелянных. Очевидно, что несколько таких лиц было. Так же очевидно, что их было не 74 человека, как в статье Пахалюка, и даже не 61 человек, как в книге Макса Денена. Если бы число расстрелянных было столь большим, германская пропаганда немедленно использовала бы данный факт и обвинила бы русскую армию в жестокости и кровожадности. Например, в 1944 году германская пропаганда в целях мобилизации немецкого населения для «борьбы против большевизма» быстро и умело раскрутила версию о зверском убийстве группы мирных жителей в восточно-прусской деревне Неммерсдорф. Однако в отношении Абшвангена этого не произошло. Да, в 1924 или в 1925 году в Абшвангене был открыт специальный памятник: стоящая дымовая труба сожженного старого дома, на которой находилось аистиное гнездо, имевшая на 3 стенках по одной бронзовой доске с именами погибших. Памятник в то время можно было воспринимать и как памятник по сожженной деревне. Действительно, различные немецкие источники утверждают, что во время боевых действий в деревне были сожжены 70, 78 или даже 84 здания.

В отношении списка погибших на памятнике следует сделать уточнение. В англоязычной википедии[vi] указано, что из 65 человек, убитых в Абшвангене (ещё одна цифра. Если прибавить девять, то получится 74. Может быть Пахалюк воспользовался не германскими или русским источниками, а статьей англоязычной википедии? И по какой причине? Число убитых самое большое?), 28 человек были местными жителями, а 37 человек - беженцы из южной части Восточной Пруссии. Кроме того, в этой статье приведены три фамилии убитых в Альменхаузене (без указания их местожительства), про шестерых сказано, что они были неизвестными беженцами. Кантор Aßmann в статье в «Preußische Allgemeine Zeitung» называл иные цифры: из 61 убитого жителями Абшвангена были 31, а беженцами - 30. Таким образом, в зарубежных источниках существует некоторая путаница в цифрах. Очевидно, что беженцев пересчитать было делом непростым. Более того, спустя несколько лет после завершения войны можно было добавить в число «расстрелянных» в Абшвангене немалое количество «мертвых душ» из числа без вести пропавших на просторах Восточной Пруссии беженцев. Судя по путанице в цифрах у всегда точных немцев, такую вероятность нельзя отвергнуть. Наконец, нужно разобраться в столь большом числе «расстрелянных», не встречающимся более нигде на оккупированной русской армией территории Восточной Пруссии. Да, бывали случаи расстрела одного-двух-трёх гражданских лиц, стрелявших в спины офицерам и солдатам русской армии. Но чтобы семьдесят четыре?! Так вот, Абшванген и его окрестности в течение нескольких дней находились в зоне боевых действий. При этом, во время контрнаступления германской армии, многие населенные пункты пострадали от артиллерийского обстрела. Например, расположенный неподалеку город Алленбург (ныне - посёлок Дружба) был полностью разрушен именно германской артиллерией.

Описание разрушения Алленбурга оставил в своей книге командир роты 106-го пехотного Уфимского полка капитан Успенский:

«Под свист летящих и грохот разрывающихся снарядов немецкой артиллерии, возвращался я в темноте со своей ротой к полку. Небольшую часть пути пришлось пройти через г. Алленбург. Какое ужасное впечатление производит артиллерийский огонь в городе, да еще в темноте! С каким треском и гулом среди узких улиц и дворов разрываются "чемоданы", гранаты и шрапнель и каким диким аккомпанементом этих разрывов служит непрерывный грохот и звон падающих и рассыпающихся каменных стен и оконных стекол, причем, через пустые отверстия рам и дверей вырывается красными языками огонь горящей внутри обстановки!... Впечатление усиливается от окружающей темноты и полного отсутствия в городе и домах людей... Средневековый тихий городок горел во многих местах. 700-летняя кирха в этом бою немецким огнем была разрушена, ее высокая стильная колокольня рухнула: немцы предполагали, что здесь наш наблюдательный пункт. Вообще гор. Алленбург сильно пострадал, исключительно от немецких снарядов»[vii].

При подобном обстреле населенных пунктов могли погибнуть оставшиеся в домах германские мирные жители? Могли. У немецкого командования впоследствии, естественно, могло появиться желание списать эти потери мирного населения от родных германских снарядов на противника. И вот здесь расстрел нескольких «цивильных», устроивших засаду на русский автомобиль в Абшвангене, оказывается очень кстати. На русских, как можно догадаться, оказалось возможным списать всех погибших гражданских лиц в этом районе. Это было сделано тихой сапой в 1920-е годы, уже после окончания Первой мировой войны. Международного резонанса не произошло, да он и не требовался. Акция была рассчитана на внутреннее потребление: смыть темное пятнышко с родной германской армии (разрушение артиллерией города Алленбург и нескольких мелких населенных пунктов). По этой причине число расстрелянных в Абшвангене и могло увеличиться на порядок.

А вот теперь возвращаемся к вопросу: какие иные практические последствия, кроме словесной перепалки в Интернете, могут вызвать статьи, подобные статье Пахалюка «Русский оккупационный режим в Восточной Пруссии в 1914-15 годах»? Пахалюк и ему подобные являются людьми умственного труда, пишущими статьи, доклады... Но ведь эти статьи могут прочитать и люди, способные что-то сделать. И здесь мы можем видеть конкретный пример того, как слово становится делом. 25-26 октября 2013 года в Калининграде и Гусеве прошла научно-практическая конференция «Первая мировая война в истории и культуре России и Европы». Участие Пахалюка в ней, кстати, было заявлено. 25 октября в Калининграде он должен был делать презентацию Российского военно-исторического общества (РВИО), а 26 октября в Гусеве - делать доклад по теме «Образ героев в годы Первой мировой войны в России». Вроде бы про Абшванген здесь речи быть не должно? Однако джин уже выпущен из бутылки. О докладе Панченко говорилось выше. С докладом на тему «Казаки не уходят» Современная западная историография о русской оккупации Восточной Пруссии в годы Первой мировой войны» выступил доцент БФУ им. Канта Дементьев Илья Олегович. Таким образом, слово об Абшвангене на конференции прозвучало. Конференция закончилась, работники умственного труда разъехались... Но среди слушателей оказались и люди, способные вдохновиться отдельными идеями научных докладов и начать действовать. Так, несколько людей на конференции выполняли роль живых декораций. Присутствовал, например, член Совета при Губернаторе Калининградской области по увековечению памяти погибших при защите Отечества, иногда пугающий по ночам прохожих пистолетом (http://www.regnum.ru/news/1585390.html), Альберт Адылов в любимой его сердцу форме вояки австро-венгерской армии, слушал, вдохновлялся. Да, про события в Абшвангене он знал и раньше, но здесь ему напомнили о них. И что мы видим в результате?

Через несколько дней, 10 ноября 2013 года, Альберт Адылов сообщил на своей странице ВКонтакте:

«Сегодня члены губернаторского совета по увековечению памяти погибших при защите Отечества и члены Багратионовского военно-исторического клуба в посёлке Тишино расчистили ещё одно памятное место Первой мировой, а заодно и здешнюю кирху 14 века. <...> По окончании работ волонтёры установили информационную табличку <...> Утром, при рекогносцировке до начала работ на стыке двух районов (Багратионовского и Правдинского) были обнаружены ещё два памятника ПМВ, один из которых, возможно, станет следующей нашей целью».[viii]

Для несведущих придётся уточнить, что Тишино - это современное название той самой немецкой деревни Абшванген. На установленной табличке сторонниками возрождения «истинной» истории Калининградской области написано: «Здесь, на кладбище посёлка Абшванген (ныне - Тишино), у стен кирхи XIV века, были захоронены 2 воина Русской императорской армии и германские гражданские лица, погибшие в августе 1914 года». Кто знает, тот поймёт, что речь идёт в первую очередь именно о «германских гражданских лицах», о 47 немцах, «расстрелянных» русскими кавалергардами. В последующих записях на своей странице ВКонтакте Адылов уточнил своё сообщение о двух обнаруженных памятниках:

«Нонеча прикупил самонужнейшее для поиска и спасения культурных памятников Калобласти средство - лёгкий защитный костюм Л-1, в просторечии "хим<...>". Думаю опробовать в самое ближайшее время! 19 ноя в 22:39

<...>

Местное краеведение - это как матрёшка: открываешь один пласт, а внутри - другой, и один другого интереснее. Пару недель назад в ходе воскресника по уборке в Тишино уточнили местонахождение ещё одного памятника ПМВ, установленного общиной Гросс-Вальдек, нынешнего Осокино Багратионовского района. Его ещё предстоит достать из ручья, куда он был сброшен после 1945 года, но это вопрос технический. 23 ноя в 13:53»[ix].

Возвращаемся к статье Пахалюка «Русский оккупационный режим в Востоной Пруссии в 1914-1915 годах»: «В итоге пало 65 человек в Абшвангене и 9 в соседних Алменхаузене и Ной-Вальдеке. Впоследствии в память о погибших были установлены специальные обелиски». Итак, вначале было слово Пахалюка о русской оккупации Восточной Пруссии и о трёх обелисках, установленных в память о погибших в Абшвангене, Алменхаузене и Ной-Вальдеке. Затем было слово Ильи Дементьева о русской оккупации Восточной Пруссии в современной немецкой историографии. Затем началось дело Адылова и Ко: 10 ноября группа членов «губернаторского совета» установила табличку в Абшвангене (ныне - Тишино) и обследовала остатки памятников в Алменхаузене и Ной-Вальдеке (ныне - Осокино). Планы восстановления этих памятников обнародованы Альбертом Адыловым, подготовительные работы уже ведутся.

Таким образом, мы видим, как слово «объективных историков» не только появляется на страницах их статей и докладов, но и утверждается в камне. Вскоре Калининградская область будет осчастливлена появлением трёх памятных знаков в честь массового расстрела германских гражданских лиц русскими кавалергардами. О степени достоверности германской версии в её полном объёме было сказано выше, но именно она будет доходчиво доводиться любопытствующим. И всё это преподносится как работа «Совета при губернаторе Калининградской области по увековечению памяти погибших при защите Отечества». Защита какого Отечества? От кого?



[i] http://gusev-a-v.livejournal.com/200251.html?thread=2601787

[ii] http://www.belrussia.ru/page-id-2599.html

[iii] http://www.belrussia.ru/page-id-2599.html

[iv] http://www.prussia39.ru/sight/index.php?sid=273

[v] Max Dehnen «Die Kriegsgreber in Ostpreussen von 1914/15», Holzner-Verlag Wurzburg, 1966. стр.65.

[vi] http://en.wikipedia.org/wiki/Abschwangen_massacre

[vii] http://www.grwar.ru/library/Uspensky-war/UW_06.html

[viii] http://vk.com/id15814981

[ix] http://vk.com/id15814981

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; Челябинское региональное диабетическое общественное движение «ВМЕСТЕ»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит».

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Протоиерей Георгий Бирюков
«Россия» во мгле
Размышления над символикой праздника «Алые паруса»
30.06.2021
Сон веры рождает чудовищ
Галявиев — доморощенное порождение современной российской системы образования и воспитания, либеральной по своей сути
18.05.2021
Август Коцебу
К 260-летию со дня рождения
04.05.2021
Я плачу русскими слезами, я верю русскою душой…
К 150-летию со дня рождения Владимира Григорьевича Жуковского
31.03.2021
Покоритель Кенигсберга
250 лет со дня кончины Виллима Фермора
22.02.2021
Все статьи Протоиерей Георгий Бирюков
100-летие Первой мировой войны
«Мы должны делать все возможное для благого преображения мира»
Делегация Русской Церкви приняла участие в церемонии поминовения русских военнопленных, погибших в Словении в годы Первой мировой войны
04.08.2021
Россия и Германия: соратники, союзники – враги?!
II. К 107-й годовщине начала Мировой войны*
02.08.2021
Россия и Германия: соратники, союзники – враги?!
I. К 107-й годовщине начала Мировой войны[1]
31.07.2021
Главком Николай II, или Цена победы
Об истинных потерях Русской Императорской Армии в Первую мировую войну. Часть 3
27.07.2021
Все статьи темы
Последние комментарии
Вероятно, это – последние выборы
Новый комментарий от В.Р.
26.09.2021 14:14
Сколько нужно еще смертей?
Новый комментарий от Константин В.
26.09.2021 14:09
Ложь и инсинуации православных ковид-диссидентов
Новый комментарий от Геннадий С.
26.09.2021 13:34
Архимандрит Феогност (Пушков) и его апология рабства
Новый комментарий от Тимур Давлетшин
26.09.2021 07:24
80 лет назад фашисты были остановлены под Ленинградом
Новый комментарий от Русский Сталинист
25.09.2021 23:00
На своей земле
Новый комментарий от Сергей В.
25.09.2021 18:43