Два гаранта церковного благочиния

0
814
Время на чтение 6 минут
Удивительную реакцию у части православной общественности вызвала моя статья на Русской народной линии «Демократия в Церкви в контексте ситуации в Симбирской митрополии», посвященная оценке попыток отстранения от кафедры законно назначенного архиерея посредством апелляции к псевдоканоническим установлениям. Как оказалось, некоторые стоят на позициях антииерархической фронды.

На лицо совершенно неканонический спор отдельных представителей верующих со своим митрополитом, предмет спора не связан со спором о каноне. Очевидно, что «нарушение канонов» митрополитом – только предлог, с помощью которого можно устранить неугодного архиерея. Спор этот, если хотите, церковно-административно-политический. Недовольство процедурой перемещения и назначения правящего архиерея завуалировано под недовольство, якобы, совершением митрополитом, канонических проступков.

При этом проблема может выйти за рамки отдельной епархии, поставить вопрос о широкомасштабном пересмотре всей системы церковного управления. Известный политтехнолог Станислав Белковский неоднократно и с изрядной настойчивостью формулировал предложения, согласно которым Московский Патриархат должен быть реформирован в сторону «федерации свободных приходов». Однако подобные предложения, исходящие из уст отдельных политтехнологов и некоторых церковных публицистов противоречат Уставу Русской Православной Церкви.

Сегодня многие задаются вопросом, «каким образом достичь гармонических, симфонических отношений между иерархией и церковным народом?». Думается, что ответ лежит в плоскости права. Только правовыми методами, допустимыми церковными нормами, предусмотренными Уставом Русской Православной Церкви и иными актами, принятыми в развитие положений Устава.

С самого же начала симбирский протест был внесен не по регламенту, не по установленным процедурам. В соответствии с правилами, предусмотренными внутрицерковными правовыми актами, по каноническим спорам следует обращаться в Общецерковный суд, который действует в Русской Православной Церкви, а не посредством выкриков «анаксиос», нарушающих общественный порядок в общественном месте.

Однако, ввиду того, что реальным предметом спора, как я полагаю, является не нарушение канонических предписаний митрополитом (кроме слухов, нет ни одного доказательства), а процедура его назначения, такой спор не может быть рассмотрен в судебном порядке, поскольку избрание, назначение и перемещение архиереев согласно Уставу Русской Православной Церкви входит в компетенцию Священного Синода, т.е. является его суверенным правом. Именно решением Священного Синода и был назначен митрополит Анастасий. Оспаривание актов Синода не подпадает под юрисдикцию Общецерковного суда. Следовательно, по «административно-политическим» вопросам решающим является позиция Священного Синода.

Споры и противоречия, подобные симбирским, разрешаются Священным Синодом как органом, осуществляющим организацию внутренней и внешней деятельности Церкви, как высшим управленческим органом. Однако в Синод не обращаются. Кроме того, рядом авторов ставится под сомнение целесообразность назначения архиереев в синодальном порядке и высказываются предложения о соборном управлении с широким представительством.

Вероятно, что дискурс той части церковной общественности, транслирующей сегодня идею «соборности» и требующей принятия решений в рамках соборов с непредсказуемой компетенцией, основан на понятийных заблуждениях. Как уже отмечалось в предыдущей статье, термин «соборность» не связан с собором и вообще с какой-либо формой системы органов церковного управления. Из «соборности» как характеристики Церкви в том смысле, который сформулирован в Никео-Цареградском символе веры и раскрыт в Православном катехизисе, еще не вытекает никакого конкретного института церковного управления, поэтому не следует допускать подобные, несколько наивные ссылки на «соборность».

С помощью одного слова «соборность» ничего не решается. Ссылаясь на соборность, можно требовать совершенно различных и противоречивых учреждений. Например, моими уважаемыми оппонентами, в качестве единственно истинного формата принятия решений представляется собор, и всячески оспаривается административно-бюрократический инструментарий, поскольку он, якобы, неминуемо приведет к ограничению общего права проверки деятельности епископата и сконцентрирует контроль в одном единственном месте - Священном Синоде, коллегии, состоящей из архиереев, в результате чего он будет легче поддаваться влиянию внешних сил.

Такой дискурс не нов сам по себе, в XIX столетии целая плеяда блистательных интеллектуалов - славянофилов разработала концепцию о церковном народе как гаранте церковного благочиния, хранителе церковного благочестия и православного вероучения.

Однако церковная история знает и иные примеры. Бывали случаи, когда народ поддавался на заблуждения и свергал с кафедры благочестивых архиереев. Без епископа нет Церкви. Именно епископ обладает высшей вероучительной властью в своей епархии, на него возложен и надзор за общим церковным порядком и благоустроением местной церкви. Архиереи как преемники апостолов, связанные с ними чередой рукоположений, являются внутренними гарантами церковного благочиния. Священный Синод как малый собор епископов уполномочен осуществлять надзор за деятельностью епархий, за общим состоянием дел в них.

Кроме того, церковная практика, исходя из моделей церковно-государственных отношений, реализуемых на различных исторических этапах, вырисовывала контуры всех возможных вариантов разрешения внутрицерковных конфликтов. Одним из таких вариантов является привлечение к конфликту «третьей стороны», нейтрального субъекта.

Так, в византийской истории и теории существовало особое учение о «симфонии властей», сформулированное императором Юстинианом в своих законодательных актах V-VI столетий, согласно которому император как высшее должностное лицо Империи, наделялся специфическими прерогативами в области внутрицерковных отношений, обеспечивая баланс епископата, монашества и мирян. Это учение повлияло не только на последующую практику существования Церкви в Византии, но и перекочевало в российскую Церковь вместе с «третьеримской» религиозно-философской доктриной монаха Филофея.

Сегодня же, согласно действующей Конституции подобная формула о «нейтральной власти» применяется лишь в государственном механизме и, прежде всего, по отношению к Президенту, наделенного статусом гаранта Конституции, обеспечивающего согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти. Однако же такой статус главы государства, мыслимый применительно лишь к конституционно-правовому измерению, может расширяться в общем государственно-теоретическом направлении и применяться к обществу в целом, поскольку функция охраны Конституции связана, в том числе с обеспечением нормального функционирования институтов гражданского общества, элементом которого (с т.з. обществоведения) является и Церковь.

Тем самым, участие Президента в урегулировании важнейших общественных конфликтов является его правом, вытекающим из конституционно-правового статуса главы государства, и не может рассматриваться как противоречие положениям об отделении государства от религиозных организаций. Это те самые «скрытые полномочия», которые выводятся отечественными конституционалистами при помощи расширительного толкования положений статьи 80 Конституции.

В советской действительности некоторое время действовал Совет по делам Церкви, сегодня при Президенте либо в структуре его администрации предусмотрены различные «рабочие группы», «советы» по межнациональным и межконфессиональным вопросам, направленные на достижение задач по укреплению межнационального и межрелигиозного мира и согласия. Однако для главы государства как гаранта стабильности конституционного строя важен не только межрелигиозный, но и внутрирелигиозный мир, отсутствие которого может явиться одним из факторов, дестабилизирующих систему конституционализма, и государственности в целом.

Такие «скрытые полномочия» главы государства, связанные с согласительными процедурами, могут носить не формальный характер и осуществляться по инициативе высших церковных органов. Сегодня не только в конституционной доктрине, но и в законодательных актах происходит расширение числа участников механизма согласительных процедур. Так, согласно Федеральному закону «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» предусматривается возможность консультаций Президента с политическими партиями по вопросам кандидатуры на пост руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Федерации. Следует особо подчеркнуть, что политическая партия – не государственный орган. Тем самым, практика свидетельствует о допустимости таких согласований за рамками системы публичной власти.

Таким образом, можно констатировать о возможности формирования системы усложненного, «двойного» гарантирования церковного порядка – внутреннего (общего, ординарного), представленного епископатом и внешнего – представленного органами государственной власти, по приглашению и с согласия высших церковных органов управления, осуществляющих консенсуальные процедуры по урегулированию общественнозначимых конфликтов.

Семен Дробот, юрист, публицист, г. Новосибирск
Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".
Подписывайте на телеграмм-канал Русская народная линия
РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

7. О, великий угодниче Христов, страстотерпче и врачу многомилостивый Пантелеимоне! Умоли Христа Бога, да предстательством твоим дарует здравие телу моему и спасение души моей.

Ответ на 5, Савва. Автор обсуждаемой нами статьи упоминает оБелковском, вот и пришлось ознакомиться. Благодарю Семена Д. и не жалею о сем факте, так как если «предупрежден, значит – вооружен». Издревле христианам приходилось противостоять различным отклонениям от веры Христовой. Каждому православному человеку необходимо изучать и знать Св. Писание и Св. Предание. Специально так же изучают ереси и секты. Экклезиологическую (о природе и свойстве Церкви) ересь тоже надо учиться распознавать. Укрывание серьезных угроз вольно или невольно работает на них. Рассудительность, как дар Святого Духа необходимо заработать трудами и подвигами, и ее нельзя ожидать у духовно молодой христианской души (Современная практика православного благочестия). На фоне предпочтений, где вся инициатива и полномочия от народа Божия делегированы во власть епископу, кому-то белковские идеи, как минимум, могут показаться привлекательными, поэтому то и надо их «развенчивать», показывая, куда такие крайности могут завести.
Cветлана / 09.08.2015, 15:13

6. Когда о худшем слышать не хотите, оно на вас обрушится неслышно. Уильям Шекспир

проблемная песня: Где ты разумное, вечное – где? https://youtu.be/MYF5st3Bv4M
Cветлана / 09.08.2015, 13:32

5. Ответ на 4., Cветлана:

На днях ознакомилась с реформой С. Белковского. Думаю, что подавляющим большинством православных эти предложения будут отвергнуты.

А с кокой это еще радости православным, или может с печали, ВООБЩЕ, рассматривать выходящее из-под пера Белковского?
Савва / 08.08.2015, 12:21

4. Re: Два гаранта церковного благочиния

На днях ознакомилась с реформой С. Белковского. Думаю, что подавляющим большинством православных эти предложения будут отвергнуты. К сожалению, даже в вопросах изменения приходской жизни предложения доведены до крайностей по типу протестанских со своей «федерацией свободных приходов» без епископской власти. Это все равно что говорить о ненужности общего государственного федерального управления и власти президента, в результате чего все может легко распасться на отдельные «княжества», а это мы уже «проходили». Такие ереси нам не нужны.
Cветлана / 08.08.2015, 06:58

3. Re: Два гаранта церковного благочиния

Добрый вечер. Ваше предложение, уважаемый Семен: « По возможности формирования системы усложненного, «двойного» гарантирования церковного порядка – внутреннего (общего, ординарного), представленного епископатом и внешнего – представленного органами государственной власти, по приглашению и с согласия высших церковных органов управления, осуществляющих консенсуальные процедуры по урегулированию общественнозначимых конфликтов» - вызвало «смешанные» чувства. Начальная часть предложения не лишена смысла, чего не скажешь о второй. Давайте немного по – рассуждаем. Вы упоминаете о том, что: «церковная практика, исходя из моделей церковно-государственных отношений, реализуемых на различных исторических этапах, вырисовывала контуры всех возможных вариантов разрешения внутрицерковных конфликтов». Думается, что для начала необходимо проанализировать прежний опыт и его плоды. Насчет «третьеримской» религиозно-философской доктрины монаха Филофея о значении законной царской власти для всей русской земли. Хочется надеяться, что найдутся лишь единицы из православных кто будет оспаривать: «Только верное православию государство может быть объектом промысла Божия … указывая Василию III, что править ему следует по заповедям, начало которым было положено великими прадедами, в числе которых называются "великий Константин... Блаженый святой Владимир и великий и Богоизбранный Ярослав и прочие... их же корень до тебе". Но о царе пока говорить несколько преждевременно. Вы совершенно справедливо и юридически тонко подметили нынешний статус нашего президента. Он крайне ограничен из-за колониальной Конституции 1993г. В. В. Путин может только обеспечивать «согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти», по – сути координировать три вида власти: исполнительную, судейскую и законодательную, при этом на них практически не имея права влиять. Иногда, в «ручном режиме» может предложить к обсуждению несколько важных законопроектов, которые потом все равно должна утверждать ГД РФ. Идут разговоры о необходимости «расширения президентских полномочий», но для этого надо сначала собрать Конституционное Собрание и разработать механизм проведения референдума по изменению некоторых статей Конституции (ст. 13, ст. 15). Поддержать президента необходимо. Вы справедливо заметили, что президент и сейчас может принимать участие в урегулировании важнейших общественных конфликтов. Но у президента, думаю, при нынешнем аппарате власти и так не достает времени заниматься с общегосударственными проблемами, чтобы отвлекать его на частные, церковные проблемы. Далее Вы пишите: «сегодня при Президенте либо в структуре его администрации предусмотрены различные «рабочие группы», «советы» по межнациональным и межконфессиональным вопросам, направленные на достижение задач по укреплению межнационального и межрелигиозного мира и согласия». Хорошо, что такая возможность есть, но к сожалению это малоэффективно, так как работают в этих «группах» и «советах» пока большей частью лица не очень заинтересованные в развитии и укреплении нашего государства и народа. Примером тому может послужить недавно прошедший и подписанный В. Путиным законопроект, вносящий дополнения в ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» и позволяющий перейти на легальное положение многим сомнительным организациям. Что касается «согласительных процедур, которые могут носить не формальный характер и осуществляться по инициативе высших церковных органов», то на сегодняшний день даже там, где заключены договоры о сотрудничестве (хотя бы с Минздравом в области законотворческих инициатив) они мало реализуются (еще и в силу отсутствия «кадров»). Потом, посудите сами, будет ли в конфликтных ситуациях священноначалие «подавать на самих себя», так как инициатива, по Вашим словам, должна исходить от них? Главное, чтобы сама Церковь являла миру пример покаяния, справедливого суда и примирения и важно, чтобы «третьей стороной» или посредником выступал сам церковный народ, Церковь: « …если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь» (Мф)... «Мирись с соперником твоим скорее, пока ты еще на пути с ним, чтобы соперник не отдал тебя судье, а судья не отдал бы тебя слуге, и не ввергли бы тебя в темницу; истинно говорю тебе: ты не выйдешь оттуда, пока не отдашь до последнего кодранта» (Мф.5,23-26). (Кстати, есть интересная церковная традиция, предложенная Поместным Собором 1917 года о том, как можно совместить независимость судей с полнотой иерархической власти епископа в своей епархии).
Cветлана / 07.08.2015, 21:12

2. Ответ на 1., Анатолий Пронин:

"Если потерпевший (лицо, которое склонили к мужеложеству) не подал заявление в полицию, то значит ничего не было.

Вы забываете, что не подача заявления может быть результатом давления, причём серьёзного. Год назад Прокуратура Татарстана вроде бы начала проверку. Где результаты? И ещё. Если ничего не было, то почему снят Илюхин и митрополит Анастасий последовательно снят с ректорства, а потом и переведён? Что, церковная целесообразность, которая уже стала притчей во языцех и никаких оснований для это не было? Да вам любой житель Казани, имеющий хоть какое-то отношение к Церкви, расскажет,что и как происходит в митрополии. Доказательств нет? Естественно, что нет. Это очень сфера особенная. Такие преступления вообще очень тяжело расследуются. "Было изнасилование, не было. Было давление, не было. Один говорит одно, другой другое. Свидетелей не было. Но митрополит, когда про него такие пошли слухи и информация, обязан был для пользы Церкви, а не для собственной репутации, обелиться. В том числе и в судебном порядке. Если Кураев лжёт - подать на него в суд. Если нет- подать прошение об отставке. Ведь всё же просто. А тем, что вся ситуация замалчивается, митрополит лишь подтверждает правоту Кураева. И вредит Церкви.
Капитон / 07.08.2015, 11:05

1. Re: Два гаранта церковного благочиния

Решением подобных проблем нужно начинать подачей заявления пострадавшим в отделение полиции. Заявление должно быть принято к рассмотрению. полицейские должны или возбудить уголовное дело или принять мотивированное решение об отказе в возбуждении уголовного дела. В рамках уголовного производства следователем могут быть собраны те доказательства, о которых ряд авторов говорит, что их нет. Вопрос должен решаться в рамках уголовного законодательства. Если потерпевший (лицо, которое склонили к мужеложеству) не подал заявление в полицию, то значит ничего не было и Анастасий формально достоин (аксиос) быть епископом Русской Православной Церкви. Вот если бы были поданы заявления и собраны доказательства, то тогда были бы законные основания возгласить анаксиос Анастасию. Нельзя обходить стороной уголовное законодательство и обращаться в Синод или в Церковный Суд при отсутствии даже фактов заявлений в отделение полиции.
Анатолий Пронин / 05.08.2015, 09:43
Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов»; Meta

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Мирон Федоров; (Oxxxymiron); активистка Ирина Сторожева; правозащитник Алена Попова; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне; Артемий Троицкий; Артур Смолянинов; Сергей Кирсанов; Анатолий Фурсов; Сергей Ухов; Александр Шелест; ООО "ТЕНЕС"; Гырдымова Елизавета (певица Монеточка); Осечкин Владимир Валерьевич (Гулагу.нет); Устимов Антон Михайлович; Яганов Ибрагим Хасанбиевич; Харченко Вадим Михайлович; Беседина Дарья Станиславовна; Проект «T9 NSK»; Илья Прусикин (Little Big); Дарья Серенко (фемактивистка); Фидель Агумава; Эрдни Омбадыков (официальный представитель Далай-ламы XIV в России); Рафис Кашапов; ООО "Философия ненасилия"; Фонд развития цифровых прав; Блогер Николай Соболев; Ведущий Александр Макашенц; Писатель Елена Прокашева; Екатерина Дудко; Политолог Павел Мезерин; Рамазанова Земфира Талгатовна (певица Земфира); Гудков Дмитрий Геннадьевич; Галлямов Аббас Радикович; Намазбаева Татьяна Валерьевна; Асланян Сергей Степанович; Шпилькин Сергей Александрович; Казанцева Александра Николаевна; Ривина Анна Валерьевна

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/uploaded/files/reestr-inostrannyih-agentov-10022023.pdf

Семен Дробот
Святая София Константинопольская: статус мечети лучше статуса музея
Музейный статус храма являлся атрибутом светскости, борьбы с религией, толерантности и европеизации
21.07.2020
О концепции «российская нация»
Принять закон о государственной национальной политике можно и нужно
28.08.2017
Все статьи Семен Дробот
Последние комментарии
Не исповедник, но мученик?
Новый комментарий от С. Югов
11.04.2024 16:36
Гумпомощь бойцам СВО – на помойке
Новый комментарий от АБС
11.04.2024 16:17
Крокус Сити: уроки и выводы
Новый комментарий от учитель
11.04.2024 14:25
«Доброе имя нельзя "выкупить" у общества»
Новый комментарий от Владимир С.М.
11.04.2024 14:21
Беда дочерей о. Даниила Сысоева
Новый комментарий от Владимир Петрович
11.04.2024 13:29