«Национально ориентированная» интеллигенция и референдум 1995 г. в Беларуси

Белорусский национализм 
0
65
Время на чтение 7 минут

Источник: Наука Вера Культура

Фото 1. Минск, референдум 14 мая 1995 г. Источник: https://beldumka.belta.by/isfiles/000167_852623.pdf

_______________________________________________________

Согласно Закону «О языках в БССР», принятому Верховным Советом в 1990 г., единственным государственным языком в Советской Беларуси был объявлен белорусский язык. С этого времени начинается процесс планомерной директивной белорусизации, вызвавший широкую общественную дискуссию. С одной стороны, значительная часть населения республики негативно оценивала резкий перевод системы образования, средств массовой информации на белорусский язык. С другой стороны, представители «национально ориентированной» интеллигенции считали, что белорусизация идет крайне медленно, и приводили проникнутые пафосом аргументы о необходимости «позитивной дискриминации» в лингвистической сфере в пользу белорусского языка.

Представители властных кругов не могли не знать, что большинство населения Советской Беларуси явно не было в восторге от проводимой национально-культурной политики. В марте 1991 г. на заседании Комиссии по национальной политике и межнациональным отношениям Верховного Совета БССР была озвучена аналитическая записка «Язык и национальная политика», подготовленная заведующим отделом социологии общественного мнения Академии наук БССР, доктором философских наук, профессором Г.Н. Соколовым. Согласно данным масштабного социологического исследования, лишь 25 % респондентов считали, что единственным государственным языком в республике должен быть белорусский язык. Чуть больше – 30 % опрошенных – считали, что единственным государственным языком должен быть русский язык (примечательно, что данный вариант решения языкового вопроса на высоком уровне никогда не обсуждался). Больше всего опрошенных – 37 % – высказались за предоставление статуса государственного языка белорусскому и русскому языкам [1, л. 68].

После обретения Беларусью государственного суверенитета дискуссия относительно языкового вопроса значительно оживилась. Большая часть населения Беларуси считала, что этот сложный и деликатный вопрос должен быть решен в холе референдума, сторонники данного подхода присутствовали и в белорусском парламенте. Представители «национально ориентированной интеллектуальной элиты», напротив, считали всенародное обсуждение языкового вопроса путем к катастрофе и трагедии. В различные властные инстанции поступали сотни писем, проникнутых поистине мистическими и эсхатологическими мотивами и свидетельствовавших об очевидной экзальтированности их авторов. Приведем цитату из письма председателя организации «Общества белорусского языка» Заводского района г. Минска Н. Левицкого, направленного в Верховный Совет Республики Беларусь (14 мая 1993 г.): «Решение вопроса о двуязычии, а точнее одного русскоязычия путем простого голосования или референдума – сродни распятию Христа, совершенного Пилатом по требованию несознательного народа. Не распните же на кресте чьих-то политических амбиций родной язык, название которого носит наша страна. Хватит нашему скромному, трудолюбивому народу из-за своей так называемой толерантности расплачиваться самым дорогим – своим языком» [2, л. 46]. Иные же обращения содержали практически неприкрытые угрозы парламентариям, «посмевшим» задуматься над языковой проблемой. Так, телеграмма М.В. Анцыповича (26 октября 1992 г.) содержала следующие пассажи: «Государственным языком должен быть только белорусский. Двуязычие – смерть для белорусов. Передайте парламентариям, что в случае принятия ими закона о двуязычии мы будем защищать свое национальное достоинство всеми доступными средствами. Это навсегда отучит трактовать Беларусь, нашу Родину, как место, где можно мягче спать и вкуснее есть и быть постпредом иностранного государства. Родина и язык – тождественные понятия» [3, л. 80]. Подобные заявления заставляли задуматься о реальности серьезного социального конфликта в стране.

На волне дискуссий создаются инициативные группы по проведению референдума. Парламентарии в снисходительном тоне игнорировали первые предложения представителей общественности. В сентябре 1994 г. Комиссия Верховного Совета по образованию, культуре и сохранению исторического наследия (председатель – Н.С. Гилевич) рассматривала вопросы, предложенные к референдуму инициативной группой во главе с Л.А. Павловичем (денонсация Беловежских соглашений; запрет частной собственности на средства производства, в том числе на землю; наделение русского языка статусом государственного языка наравне с белорусским; государственная символика). Последний из вопросов был сформулирован более чем компромиссно, шла речь не о смене символики, а об открытом публичном обсуждении этого вопроса: «возвратиться к рассмотрению вопроса о государственной символики (поскольку он был решен без проведения общественного обсуждения)» [4, л. 68]. Члены Комиссии, очевидно, решили, что не нуждаются в оценках «несознательной народной массы». В постановляющей части протокола заседания Комиссии содержалась традиционно пафосная формулировка: «В юридически-правовых отношениях перечисленные в заявлении вопросы инициативной группы неприемлемые, так как требуют отмены отдельных статей Конституции республики. В общественно-человеческом плане – аморально и даже преступно ставить под сомнение правомерность того, что закреплено в Конституции государства (его независимость, символика и др.)» [4, л. 65].

Источник: http://25.by/images/tild3734-3866-4533-b538-613032383039__1996-11-21t120000z_1.jpg

В марте 1995 г. Комиссия Верховного Совета по образованию, культуре и сохранению исторического наследия рассматривала возможность проведения референдума по вопросам, предложенным Президентом А.Г. Лукашенко (равный статус белорусского и русского языков, государственная символика, экономическая интеграция с Россией, возможность Президента досрочно приостанавливать полномочия Верховного Совета в случае систематического или грубого нарушения последним Конституции государства). Председатель Комиссии Н.С. Гилевич, видимо, понимал, что большинство населения поддержит инициативу Президента: «Если ввести русский язык в качестве второго государственного, то понятно, белорусский язык снова будет в упадке. Любой чиновник откажется от использования белорусского языка, и никто не сможет его заставить сделать это» [4, л. 106]. Предложенные к рассмотрению вопросы были инициированы Главой государства, а не «несознательным населением». Очевидно, «народные избранники» уже не могли просто отмахнуться от представленных на рассмотрение вопросов, как делали это ранее, поэтому заседание Комиссии приняло вид упражнений в словесной эквилибристике. Н.С. Гилевич отметил, что проведение референдума нецелесообразно «именно в сегодняшней ситуации, когда экономика нашей страны в упадке» [4, л. 106]. Сложная экономическая ситуация не мешала парламентариям регулярно включать в повестку дня такой «важнейший» для страны вопрос, как переименование Минска в Менск. Любопытны рассуждения Л.П. Борщевского: «Сам вопрос поставлен некорректно, спекулятивно. Что значит равный статус? Русский язык, как и белорусский, в Конституции имеет свой статус. Какой из них выше – вопрос» [4, л. 106]. Тезис о якобы равном статусе языков до 1995 г. не выдерживает критики и является очевидной демагогией. Большинство заседаний Комиссии первой половины 1990-х гг. представляло собой «разоблачение» «нерадивых» руководителей, журналистов, педагогов и т.п., плохо знавших белорусский язык или недостаточно преуспевших в его насаждении.

В это же время вопрос будущего референдума обсуждался на заседании ученого совета Института языкознания Академии наук Беларуси. Большинство филологов (А.И. Подлужный, И.И. Лучиц-Федорец, А.А. Кривицкий и др.) выступило против референдума. В традиционном ключе спекулятивно утверждалось, что никакой директивной белорусизации не было. Возможное придание русскому языку статуса государственного языка тенденциозно трактовалось как «доведение русификации до конца» (И.И. Крамко, А.А. Кривицкий и др.) [5, л. 6–11]. А.И. Подлужный совершенно необоснованно ставил знак равенства между государственным языком и фактом суверенитета страны: «Думали, объявим язык государственным, а исполнять будем, что захотим? Государство то у нас суверенное. А суверенное государство должно проводить суверенную политику. Ну, объявим русский язык государственным. А учебники будем писать сами или ждать, пока напишут в России»? [5, л. 10–11]. Осторожное несогласие с мнением коллег высказал только А.И. Журавский: «Как научное учреждение мы должны учитывать пожелания людей. А они говорят об обратном (о поддержке официального двуязычия – авт.). Известно, что все насильственное вызывает отторжение» [5, л. 10].

Минск, 14 мая 1995 г. Источник: https://ctv.by/sites/default/files/inarticle/pervyy_referndum_v_belarusi_14_05_2023_2.jpg

Республиканский референдум состоялся 14 мая 1995 г. За придание русскому языку равного статуса с белорусским проголосовали 83,3 % избирателей, за введение символики нового образца (вместо бело-красно-белого флага и герба «Погоня», которые использовались коллаборантами в годы Великой Отечественной войны) – 75,1 %, за поддержку действий Президента Республики Беларусь, направленных на экономическую интеграцию с Россией, – 83,3 %, за право Президента досрочно прекращать полномочия Верховного Совета в случаях систематического или грубого нарушения Конституции – 77,7 %. «Национально ориентированная» интеллигенция своей нарочитой гиперболизацией языкового вопроса (в форме признания доминирующих позиций за белорусским языком) продемонстрировала полную оторванность от народа Беларуси, выбравшего приемлемую для себя модель национально-культурного развития.

Литература

1. Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ). Ф. 968. Оп. 1. Д. 4090.

2. НАРБ. Ф. 968. Оп. 1. Д. 4966.

3. НАРБ. Ф. 968. Оп. 1. Д. 4965.

4. НАРБ. Ф. 968. Оп. 1. Д. 4051.

5. Центральный научный архив Национальной академии наук Беларуси. Ф. 8. Оп. 1. Д. 425.

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".
Подписывайте на телеграмм-канал Русская народная линия
РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов»; Meta

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Мирон Федоров; (Oxxxymiron); активистка Ирина Сторожева; правозащитник Алена Попова; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне; Артемий Троицкий; Артур Смолянинов; Сергей Кирсанов; Анатолий Фурсов; Сергей Ухов; Александр Шелест; ООО "ТЕНЕС"; Гырдымова Елизавета (певица Монеточка); Осечкин Владимир Валерьевич (Гулагу.нет); Устимов Антон Михайлович; Яганов Ибрагим Хасанбиевич; Харченко Вадим Михайлович; Беседина Дарья Станиславовна; Проект «T9 NSK»; Илья Прусикин (Little Big); Дарья Серенко (фемактивистка); Фидель Агумава; Эрдни Омбадыков (официальный представитель Далай-ламы XIV в России); Рафис Кашапов; ООО "Философия ненасилия"; Фонд развития цифровых прав; Блогер Николай Соболев; Ведущий Александр Макашенц; Писатель Елена Прокашева; Екатерина Дудко; Политолог Павел Мезерин; Рамазанова Земфира Талгатовна (певица Земфира); Гудков Дмитрий Геннадьевич; Галлямов Аббас Радикович; Намазбаева Татьяна Валерьевна; Асланян Сергей Степанович; Шпилькин Сергей Александрович; Казанцева Александра Николаевна; Ривина Анна Валерьевна

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/uploaded/files/reestr-inostrannyih-agentov-10022023.pdf

Олег Казак
Все статьи Олег Казак
Белорусский национализм
«Литвинов ждёт судьба фашистских коллаборантов»
2 апреля отмечается День единения народов России и Белоруссии
02.04.2024
Праздник со слезами на глазах для белорусской оппозиции
«День воли» беглой белорусской оппозиции в очередной раз предсказуемо провалился
01.04.2024
Нас ждёт именно такой страшный сценарий! //
Битва за людей, выборы в США, будущее Украины
12.03.2024
Все статьи темы
Последние комментарии
Леваки назвали великого русского философа Ильина фашистом
Новый комментарий от Потомок подданных Императора Николая II
20.04.2024 11:27
На картошку!
Новый комментарий от Александр Васькин, русский священник, офицер Советской Армии
20.04.2024 11:19
Жизнь и деяния Никиты Кукурузника
Новый комментарий от Александр Васькин, русский священник, офицер Советской Армии
20.04.2024 11:09
Россия в борьбе с западным спрутом
Новый комментарий от Дмитриев
20.04.2024 10:33
«Победить нашу страну извне невозможно»
Новый комментарий от Владимир Николаев
20.04.2024 09:22