itemscope itemtype="http://schema.org/Article">

«Іди, дитино, в монастир, мені в ночі приснилась Божа Матір»

0
1188
Время на чтение 21 минут

Источник: Православие.Ru

Игуменья Серафима (Шевчик) о том, как юной комсомолкой уходила в монастырь

Мы встретились с игуменьей Серафимой (Шевчик) в канун Пасхи Христовой, в конце апреля 2021 года. Символично, что эту Пасху настоятельница встречает в стенах монастыря уже сороковой раз. 40 лет тому назад 17-летняя Надежда Шевчик поступила послушницей в знаменитый киевский Покровский женский монастырь, основанный преподобной Анастасией Киевской – Великой княгиней Александрой Петровной Романовой.

Игуменья Одесского Свято-Архангело-Мийловского монастыря Серафима (Шевчик)

Игуменья Одесского Свято-Архангело-Мийловского монастыря Серафима (Шевчик)

Свято-Архангело-Михайловская обитель на старинной Успенской улице – будто маленький цветущий оазис в центре Одессы, расположенный недалеко от живописного огромного городского парка над берегом Черного моря, заложенного еще при Императоре Александре І, ныне носящего имя Тараса Шевченко, и другого знаменитого парка – с пляжем Лонжерон и дельфинарием. Здесь же, неподалеку, на берегу моря, и Вечный огонь, и памятник Неизвестному матросу – безымянным морякам, погибшим при защите и освобождении города, и университет МВД, где готовят молодых стражей закона, и городская обсерватория, и музей Константина Паустовского, и множество других популярных мест. Собственно, каждый дом в старой Одессе – достопримечательность, как и необычные одесские дворики.

Свято-Архангело-Михайловский женский монастырь

Свято-Архангело-Михайловский женский монастырь

Когда попадаешь в обитель с шумной Успенской улицы, будто окунаешься в тихий, цветущий благодатный мир, где и ароматы клумб, цветущих деревьев, и мерные удары колокола, созывающие на службу, и таинственные монашеские силуэты на аллеях – создают впечатление, будто путешествуешь во времени в обратном порядке. Да и время здесь течет по-другому, размеренно и плавно, без шума и городской суеты…

В рабочем кабинете

В рабочем кабинете

Настоятельницу мы застали в ее рабочем кабинете, куда нас провела гостеприимная дежурная монахиня. В просторном кабинете игуменьи, который служит еще и запасником монастырского музея «Христианская Одесса», на стенах множество икон и других уникальных раритетов, древних церковных книг – также царит дух ушедших веков. Годами и десятилетиями игуменья Серафима собирала эти жемчужины истории Церкви, святыни Православия, путешествуя по Украине и всему миру. Многое из коллекций музея пожертвовано меценатами. Игуменью любят, люди стремятся встретиться с ней, потому что она сама носительница этой великой добродетели – любви Божией.

Игуменью любят, люди стремятся встретиться с ней, потому что она сама носительница любви Божией

На столе душистый ароматный чай из трав, чуть левее – рабочее место игуменьи. У компьютера – раскрытая верстка очередной авторской книги.

Гостеприимная хозяйка рассаживает нас, и мы начинаем беседу.

***

– Матушка Серафима, расскажите, как вы отнеслись к назначению вас игуменьей обители?

– Во главе монастыря у нас стоит Пресвятая Богородица, мы свято верим, что Она – Игумения нашего монастыря. У нас есть икона Богоматери – Игумении Афонской. В киот, где она находится, вмонтирован игуменский посох, который вручили мне в 1995-м году, во время поставления в игуменство. Я к нему даже не прикасалась. Каждое утро перед послушанием мы испрашиваем у Богоматери благословение на всякое дело. Так что я обыкновенная сестра, как и все. Можно даже сказать, нерадивая. Но спорить не буду, мое послушание, конечно, ответственное.

Поскольку однажды владыка Агафангел доверил мне нести этот крест – значит, необходимо относиться к этому церковному послушанию со всей ответственностью: чтобы все в обители творилось по уставу, не было никаких сбоев, чтобы молитва шла своим чередом, потому что это очень важная часть нашей жизни, я бы сказала так: это не долг, а дыхание души.

Но этот порядок и благочиние стоит много волнений и переживаний, уходит очень много нервов. Поэтому мы непрерывно обращаемся к Богородице и чувствуем Ее благодатную помощь.

Игуменья Серафима, 1995 г. Игуменья Серафима, 1995 г.

– Трудно было начинать?

– Представьте себе: в центре курортного города, в парковой зоне на месте Свято-Михайло-Архангельского монастыря расположилась туберкулезная больница, в которой находились пациенты с последней стадией этого заболевания и корпуса которой никто не собирался нам отдавать.

От имени разных социальных групп и учреждений мы посылали письма, начиная с городского руководства Одессы и кончая премьер-министром и президентом страны, но власти не шли нам навстречу. Однако люди, почти вся Одесса, откликнулась на наши обращения. Я обошла почти все общественные организации. И до сих пор наша связь с горожанами не прерывается, мы находимся постоянно в тесном взаимодействии. Это и Областной совет мира (Одесское отделение бывшего Комитета защиты мира), и Общество пенсионеров, и разные женские объединения…

А было так. Поначалу наши инициативы просто игнорировались властями предержащими. Зато бывшие монахини-сестры нашей, закрытой в 1960-е годы, обители и прихожане сразу сгруппировались, и вместе с другими одесситами нам пришлось устраивать пикеты во время проведения сессий областного совета с требованием вернуть наш монастырь.

Религиозная община монастыря была зарегистрирована в Комитете по делам религий в конце декабря 1991 года. А первый постриг состоялся в 1994-м году. Среди постригаемых были монахини, которые в советское время, еще послушницами, были изгнаны из монастыря, и мы – молодые сестры, поступившие в обитель, – всего около 10 человек…

Так заново рождалась наша обитель. Было очень трудно, но и благодатно! Первые три дня мы неотлучно находились в монастыре. В этот период я ощущала такую легкость, словно бы была вне тела, чувство необыкновенной духовной благодати. Оно длилось только первые три дня после пострига, а потом ушло… Возможно, Господь показал перспективу духовной радости в будущем Царстве Небесном.

– Вы тогда еще не были настоятельницей?

– Возглавила нашу общину старшая сестра инокиня Маргарита (Горянова), которая после пострига стала монахиней Марией. Инокиня Маргарита упокоилась о Господе в 1994-м году, мы очень горевали и до сих пор молимся о ней, как и обо всех ушедших в небесные обители сёстрах. Тогда старшей сестрой поставили меня, а в 1995-м году Блаженнейший Владимир, приехав к нам, возвел меня в сан игуменьи.

Восстанавливали и строили храм всей семьей. И матушка Маргарита, и сестры, изгнанные из монастыря в советское время, таскали бревна, разгружали машины, носили кирпичи, хотя им было уже по 60–70 лет... Мы все очень тяжело трудились ради возрождения этой обители…

Инокиня Маргарита была довольно известной личностью в Одессе, ее отец – священник Никита Горянов – много лет служил в пригородных храмах, племянник – владыка Константин (Горянов) – возглавляет кафедру в городе Петрозаводск, на севере России, за Питером, он много лет был ректором Санкт-Петербургской духовной семинарии.

Под ее руководством мы все вместе собирались и намечали, кто какое послушание будет нести. Я, как самая молодая, бегала в Горисполком по сто раз, по всевозможным городским организациям. Вы не представляете, что означает слово «согласование» на языке чиновников! Это и архитектурное управление, и Горэнерго, и газовые предприятия, и земельные отделы горисполкома, и управление пожарной охраны… Бумаги, бумаги, бумаги…

Бывало, по 4 часа просиживала в приемной какого-то начальника. Бывшие советские партработники быстро перестроились – стали проукраинскими демократами – и категорически отказывались возвращать нам здания обители.

Мы прямо у стен областной администрации поставили палатки и трое суток напролет постились и молились. И власть дрогнула

И тогда, в декабре 1993 года, мы начали молиться прямо у стен областной администрации: поставили палатки и трое суток напролет постились и молились. В итоге собрали вокруг себя много православного народа. И власть дрогнула – нам предложили два корпуса, а еще разрешили служить в храме. Туберкулезных больных разместили в палатах по соседству с нами. Так мы прожили еще 5 лет вместе с туберкулёзниками… Покупали им картошку, фрукты, проведывали в палатах, пока их не переселили в 1997-м году за город.

А еще здесь все было огорожено огромным забором, стояла сторожевая вышка, на окнах – сваренные из труб решетки, поскольку располагалось спецподразделение для заключенных наркологических больных. Они продолжали вести привычный образ жизни, воровали наши продукты, иногда доходило до того, что убивали друг друга у нас на глазах.

«Так заново рождалась наша обитель. Было очень трудно, но и благодатно!» 1994 г.

«Так заново рождалась наша обитель. Было очень трудно, но и благодатно!» 1994 г.

Был такой случай. Как-то один из наркоманов пришел с топориком в руках – брать в заложники монахинь. Когда мне сообщили об этом, я перекрестилась и с четками в руках зашла в храм. И Господь помог мне сохранить спокойствие. Я очень хладнокровно и миролюбиво сказала: «Посмотри, какие красивые чётки! Давай поменяемся!.. Ты мне дай то, что у тебя в руках, а я тебе отдам то, что у меня!» Он смотрел на меня стеклянными глазами, потом автоматически протянул мне руку, и я забрала топорик. Затем уже прибыла милиция, и его отвезли в отделение. Таких драматических моментов было у нас немало.

Как-то один из наркоманов пришел с топориком в руках – брать в заложники монахинь

Да уж… Прямо криминальные истории… Но, несмотря на трудности и испытания, может ли монах быть по-настоящему счастливым? Ведь он ничего не имеет, к тому же дает обет нищеты?

– Можно быть богатым и несчастным, и наоборот, быть бедным и счастливым. Когда-то, в советские годы, одна приятельница рассказала мне такую историю.

Как-то зашла она к своей родственнице и застала следующую картину. Женщина в слезах разбрасывала вещи, доставала из серванта дорогой хрусталь (по тем временам – показатель достатка) и бросала его на пол. На вопрос, что произошло, отвечала, что они с мужем много лет работали в Германии, накопили много денег и с самыми радужными надеждами вернулись домой. И вот, как гром среди ясного неба, неожиданный удар – у мужа обнаружили онкологию. Постигшее горе казалось ей несправедливым: наконец реализовались ее мечты и представление о счастье! От отчаяния она била хрусталь. Я тогда была совсем юной, но с тех пор в моем сознании слово «богатство» не ассоциируется со словом «счастье», я поняла, что это абсолютно разные вещи.

Когда я поступила в монастырь, ощущала столько счастья и радости, что улыбка не сходила с моего лица. Я и сама этого не замечала, пока одна из сестер не рассказала мне, как однажды регент попросила ее найти послушницу Надю, и на вопрос «какую», ответила: «Вот ту, высокую, которая все время улыбается». И в самом деле, я летала по монастырю как на крыльях, и все время рот был до ушей. Я была по-настоящему счастлива, и сейчас счастлива, и ни одной минуты не пожалела, что пошла в монастырь. Это состояние вневременное, когда в душе присутствует Бог, и ты ощущаешь эту благодать.

Я летала по монастырю как на крыльях, и все время рот был до ушей. Я была по-настоящему счастлива

Конечно, в монастыре трудная жизнь. Когда пришла в Покровский, пришлось пережить много скорбей. Во-первых, мы почти все жили там нелегально, органы госбезопасности, так называемые люди в штатском, постоянно устраивали облавы, проверяли все корпуса, заходили в каждую келлию, чуть под кровати не заглядывали. А мы прятались по чердакам и подвалам. Матушка игуменья нас всех покрывала. Это были ее скорби, слезы, молитвы. Тем не менее никто из нас не пугался и не собирался уходить из монастыря, мы чувствовали и понимали, что это наше призвание.

– Вы веселая, общительная, жизнерадостная, много читающая девушка. И вдруг, в 17 лет – откуда такое желание?

– О монашестве начала задумываться где-то в классе седьмом. Как-то я поделилась своими планами с моей ближайшей подругой. Она меня предала: совершенно неожиданно, на комсомольском собрании, во всеуслышание объявила, что я верующая и ношу крестик.

Поднялся шум и гам, у комсорга просто истерика началась, он кричал: «Сорви его, растопчи его!» Это было ужасно. Впервые столкнулась, во-первых, с предательством, во-вторых, с ненавистью одноклассников. Произошедшее со мной показалось мне своеобразной Голгофой. Конечно, меня не распинали, и потом не преследовали. Слава Богу, собрание вела наша учительница физики, которая была школьным парторгом, женщина авторитетная, спокойная. Чтобы как-то разрядить обстановку, она сказала: «Ребята, мы уклонились от повестки дня», и на этом дискуссия о моей вере закончилась.

А через 3 года, на выпускном экзамене, эта же учительница, увидев на мне крестик, подошла ко мне вплотную и тихо попросила, чтобы я сняла его и подарила ей. Очевидно, втайне, в душе, она была верующей. Но не злобствующей атеисткой, это точно.

– И все же, откуда у вас возникла вера в Бога? Ведь вы были, как говорилось в известном фильме Гайдая, «комсомолкой, спортсменкой и просто красавицей».

– Я вам расскажу, что меня подвигло задуматься о вере в Бога. Мой жизненный выбор – следствие логических размышлений. Я много читала, разочаровалась в советской действительности. Когда мы с мамой работали в колхозе (летом я часто ей помогала), она, указав на пожилого человека, которому было 95 лет, сказала: «Дивись, коли він бувще хлопчиком, його вкинули в яму, куди ховали померлих від голоду». Когда на телегу собирали всех умерших, на дороге увидели мальчика и, приняв его за мертвого, положили на телегу и вместе со всеми сгрузили в ров. Он пришел в себя и выбрался оттуда.

А еще мне рассказывали односельчане, что во время голода в 1930-е годы люди так опухали, что походили на слонов. Тело становилось как тесто и при ходьбе колыхалось. А через наше село протекала речка. Так страдальцы входили и погружались в нее, чтобы пиявки высасывали из них гнилую кровь… Дети разоряли гнезда, ловили птиц, ели все, что ползало, летало. Я даже книгу об этом потом написала «Піст від диявола», так потрясли и разбередили мою душу эти трагические страницы нашей истории и жуткие воспоминания односельчан.

Я вообще очень любила слушать рассказы пожилых людей, могла часами сидеть и слушать, раскрыв рот, о том, как на Андрея водили хороводы, как парубки ухаживали за девчатами. А еще много думала, анализировала. Так постепенно складывались мои представления о добре и зле. Так родилось во мне желание узнать Бога.

Много думала, анализировала. Так постепенно складывались мои представления о добре и зле. Так родилось во мне желание узнать Бога

– Какой вы были в юности?

– Как и все мои ровесницы, знакомилась с ребятами, ходила на танцы. К тому же благодаря маминой профессии – она у меня была не просто швея, а настоящая мастерица – всегда выглядела модно и современно. Выпускное платье у меня было самое красивое. Увлечения ребятами были, но большой любви не встретила. Ребята в большинстве своем казались мне примитивными. Мне нравились зрелые, умные парни, но их в моем окружении не было.

У меня в душе жило что-то особенное: как уже говорила, я очень любила читать. Читала, к сожалению, без разбора, ночи напролет, всё, что было на полках в библиотеке, системы никакой не было. Штудировала и русско-украинскую советскую литературу, и классику. Такая страсть была к чтиву, что даже зрение испортила. Очень любила исторические книги.

Одно время мечтала быть археологом. Казалось, что может быть интереснее, чем рыться, копаться в глубинах истории! Однако в беллетристике разочаровалась быстро, отдавала предпочтение мемуарной литературе. Она и сейчас меня привлекает. Литература, художественные произведения, романы – в основном это красивая придумка. Хотя и в них можно найти полезное для души.

– И попасть в монастырь в молодом возрасте в советское время было очень трудно!

– Женщины нашего храма в Умани ездили в Почаев, вернулись оттуда под большим впечатлением. И в 17 лет я туда поехала на Рождество Христово. Была поражена благодатными службами и необыкновенной красотой, чудотворной иконой. Гостиницы для паломников тогда не было, и все приезжие ночевали в нижнем храме на полу. Отец Ахилла нес послушание общаться и наставлять паломников. Прекрасное было время. Помню, мы всю ночь не спали, пели колядки, а утром на литургии я засыпала стоя и пару раз чуть не грохнулась…

Отстаивала все службы. Вот там у меня и родилось решение уйти в монастырь. На всю жизнь запомнила эту картину. Прекрасно пел хор, необыкновенный храм. Когда все монахи вышли на полиелей в золоченых ризах, как сказочные богатыри в доспехах, в духовных кольчугах, для меня это было настоящее зрелище, никогда такого не видела. Каждый из них шел как воин, и лица особые, взгляды строгие, чувствовалась духовная сосредоточенность, собранность. Это все очень впечатлило, и захотелось быть такой же, как они, уподобиться им.

В Почаеве служил тогда отец Амвросий (Юрасов), о котором народная молва гласила, что он постник, молитвенник, исповедник. Я начала «охотиться» за ним, чтобы взять благословение. Когда он появлялся, его сразу окружали люди.

Почаевская лавра сегодня

Почаевская лавра сегодня

Подошла и я, когда настала моя очередь, попросила, чтобы он благословил меня пойти в монастырь. Он окинул меня взглядом и так скривился, как кривятся от чего-то кислого. Я была такая вся из себя современная девушка, в красном пальто, на каблучках… По его красноречивому взгляду поняла, что не получу просимое. Но все же после продолжительной паузы он меня благословил, перекрестил и протянул руку для поцелуя.

После возвращения из Почаева я подошла к нашему уманскому священнику отцу Мирославу узнать, какие в Киеве есть женские монастыри. Он указал на Покровский и Фроловский. Я поделилась с ним своим желанием. Батюшка отнесся к моему решению очень сочувственно, сказал, что у него в Покровском есть знакомая монахиня и что он напишет мне рекомендательное письмо, поскольку хорошо меня знал, 7 лет я была прихожанкой в этом храме.

Приехав в Покровский монастырь, встретилась с его знакомой, она передала письмо игуменье Маргарите, которая в это время убирала в Никольском храме и одета была как простая сестра – в стареньком черном халате и платочке. До того, как она стала игуменьей-церковницей, она несла послушание убирать в храме. Ей очень нравилось вместе с сестрами после каждой службы наводить порядок, и делала она это постоянно. Она пригласила меня в какое-то помещение возле церкви и стала расспрашивать, откуда я и почему захотела стать монахиней. Мне показалось, что слушала она меня безучастно. Но когда я выразила сомнение, что и в монастыре хочу жить, и поступить учиться, она, глядя мне в глаза, чеканным голосом решительно сказала: «Нет, иди в монастырь». Практически она решила мою судьбу.

– Удивительный Промысл Божий! Дома знали о вашем решении?

– Я вернулась домой и сообщила маме, что никуда поступать не буду, что в Почаеве меня благословили, и в Киеве я уже беседовала с игуменьей. Реакция мамы была для меня неожиданной. Она начала плакать, кричать, причитать: «На кого ж ты меня оставляешь? Я думала, ты выйдешь замуж, у меня будут внуки».

Но вместо того, чтобы маму как-то успокоить и объяснить свое решение, я побежала к крестной, тете Ане, глубоко верующей и в свое время оказавшей на меня большое влияние. Переночевав у нее, утром с замирающим сердцем переступила порог нашего дома. Сердце, казалось, вылетит из груди…

Мама исподлобья глянула на меня и глухим голосом сказала: «Іди, дитино, в монастир, мені сьогодні в ночі приснилась Божа Матір и сказала, щоб я тебе відпустила», – сняла икону «Троеручица», была у нас дома такая икона Богородицы украинского письма, заплакала и благословила меня.

Я, недолго думая, собрала свои вещи и бегом!.. Маме крайне тяжело далось мое решение, но она была человеком верующим и не благословить меня не могла. Смею подумать, что это было благословение Самой Богородицы. 4 года мама ко мне не приезжала – не могла видеть меня, бедная, без слез в черной одежде. Потом смирилась, стала навещать чаще, а в конце жизни поступила послушницей уже сюда, в наш одесский монастырь. Эта сцена материнского благословения до сих пор стоит у меня перед глазами…

Я была абсолютно светской девушкой, комсомолкой, малознакомой с монастырским укладом

– Как вас встретил Покровский монастырь, и как вы восприняли его?

– Менее подготовленного к монастырской жизни человека, чем я, наверное, трудно найти. Я была абсолютно светской девушкой, комсомолкой, малознакомой с монастырским укладом, да еще ко всему с кашей в голове, которая сложилась в результате сотен прочитанных книг, и при этом практически не знающая житий святых. Даже Евангелие я впервые прочла в Покровском монастыре!

Святые ворота Покровского монастыря, фото 1980 г.

Святые ворота Покровского монастыря, фото 1980 г.

Матушка игуменья определила меня в комнату к молодым сестрам, моим ровесницам, мне было с ними очень легко. В помещении, где мы жили, было четыре кровати, а в торце стоял старый кожаный диван. Наутро я проснулась вся в красных пятнах. Оказалось, что диван, на котором я спала, был рассадником клопов.

В Покровском было много деревянных старых зданий, построенных еще в ХIХ веке, вот в этих деревянных конструкциях и жили клопы, вывести которых тогда было практически невозможно. И что мы только с ними ни делали, чем только ни травили, и все 11 лет, которые я была в монастыре, с ними и жила… И не унывала!

За первый год пребывания в обители я поменяла 11 келий, у меня даже не было своей постоянной кровати. Только начинаешь обживаться в одном коллективе, тут начинается ремонт (здания были старые, постоянно требовали реконструкций), приходилось расселяться. Тяжело было входить каждый раз в новый состав послушниц. Ведь что ни келлия – свой микромир, который сложился в течение лет. Всегда непросто вливаться новенькому в сложившийся коллектив, неважно, сколько там человек – 4 или 6.

Однажды мне повезло жить с двумя девочками из Волыни. Одну из них звали Таней. Сейчас она стала игуменьей обители.

Распорядок был у всех одинаковый: встаешь в полпятого и бежишь на кухню, к одиннадцати ночи возвращаешься в свою келлию.

Покровский монастырь, храм Покрова Пресвятой Богородицы

Покровский монастырь, храм Покрова Пресвятой Богородицы

8 лет несла послушание на кухне. Как-то раз на праздник Святого Николая все пошли на всенощную, а меня в очередной раз поставили жарить рыбу. Стою одна-одинешенька на кухне, плачу, хочется в церковь!..

Главная сила, которая помогает в монашестве,– это благодать. Святой Дух удерживает монаха в обители

Если говорить современным языком – это был конфликт интересов, трагедия местного масштаба. Меня часто спрашивают светские люди: как можно несколько лет подряд выполнять одну и ту же трудную работу – и при этом сохранять внутренний мир, желание оставаться в монастыре? Главная сила, которая помогает в монашестве,– это благодать. Святой Дух удерживает монаха в обители. И, как бы трудно не было, Господь дает радость, утешение, желание трудиться, молиться ещё и ещё…

– А как обстояло дело с пропиской? Ведь в то время прописаться в обители было невозможно.

– Когда жила в Покровском монастыре, матушка-игуменья при помощи одного священника, отца Захарии, договорилась о моей прописке в каком-то глухом полесском селе Иванковского района, за 100 километров от города.

Помню, как долго туда добиралась, сначала автобусиком, а потом пешком, по кочкам и оврагам. А в этом селе жил председатель колхоза – ветеран Великой Отечественной войны. Когда я зашла в его скромный деревянный домик, то увидела фотографию, на которой он стоял весь увешанный орденами и медалями. Очень добрый и отзывчивый человек.

Так вот, когда грянула горбачевская Перестройка, которая положила начало разрушению социалистической системы, он не в силах был перенести крушение своих идеалов и покончил с собой.

И таких коммунистов было очень много – действительно преданных Родине, которые жертвовали собственной жизнью ради блага людей. Можно сказать, что они несли в себе христианские идеалы.

Каким бы странным это ни казалось, но многие из них верили в Бога, были крещеными, тайно посещали духовенство, крестили детей, исповедовались и причащались Святых Таин.

Человек, живущий ради счастья других, непроизвольно задумывается о бессмертии души. И нужен только толчок, чтобы вера открылась в душе

По сути, кодекс коммунистов был списан со Священного Писания. А человек, живущий идеалами светлого будущего, ради счастья других, непроизвольно задумывается о бессмертии души. Ведь вера в Бога заложена в человека Самим Богом. И нужен только толчок, чтобы вера открылась в душе и стала развиваться и крепнуть.

Покровский монастырь – очень благодатный, уникальный. Настоятельница – мудрейший человек. До сих пор вспоминаю о ней. Высокая, стройная, с царственной осанкой Маргарита (Зюкина; †19.12.2008) – Игуменья с большой буквы!

Несмотря на четырехклассное образование и простое происхождение (она родилась в 1928-м году в деревне под Курском), обладала внутренним благородством, особым монашеским смирением.

Игуменья Маргарита (Зюкина) Игуменья Маргарита (Зюкина)

Была скромной во всём – и в одежде, и в обиходе, ненавидела позерство, органически не терпела парадности, торжественности, всякого напускного блеска. Ходила всегда в простых халатах, старалась быть в тени и особо не выделяться. Даже когда приезжала в Почаев, всегда находила какой-то незаметный уголок. Удивительный человек, настоящая молитвенница, носительница святоотеческого духа! Несмотря на свою занятость, она много читала, хорошо знала творения святых отцов и досконально – монашескую жизнь, так как с юных лет жила в монастыре. Игуменья Маргарита была духовной дочерью глинских старцев.

У меня поначалу с матушкой игуменьей были очень трудные взаимоотношения и много трений из-за моей светскости. Я то и дело противоречила, возражала, выражала свои умозаключения. В монастыре так не принято.

В монастыре я начала вести дневники, куда выплескивала свои эмоции и переживания. Так что могу легко воскресить ту атмосферу, заглянув в один из них.

– Вы помните день поступления в обитель?

– Поступила я в монастырь 15 февраля 1981 года. В то время множество желающих приходило в монастырь, сейчас столько не приходит, и матушка всех принимала, оформляла дворниками через профсоюз. У меня сохранилась справка, в которой сообщается, что я оформляюсь на работу дворником и обязуюсь хранить ведра и разный инвентарь, а внизу стоит профсоюзная печать.

Прошла все испытания и искушения, которые проходит каждая сестра: и ревность не по разуму, когда хочется поститься, молиться, и своеволие, и непослушание. Помню, как выстаивала все службы, не разрешая себе присесть, пока плохо не стало. Ведь начиталась книг святых отцов, и мне хотелось немедленно реализовать все подвиги в своей жизни.

Мне повезло, в обители были прекрасные духовники – протоиереи Феодор Шеремета, Михаил Бойко, Тимофей Шайдуров, архимандрит Игорь (Воронцов). Отец Михаил был очень реалистичным и быстро опускал нас с небес на землю. А отец Игорь был очень строгим монахом, мы его побаивались.

Служба в Никольском соборе Покровского монастыря

Служба в Никольском соборе Покровского монастыря

Отец Феодор обладал какой-то особой простотой и в то же время интеллигентностью. Был человек тонкого духовного интеллекта. Он не давал готовых ответов, а начинал вместе с тобой рассуждать и как бы подводил тебя к нужному решению. И вообще, вел себя с нами как с равными, допуская, что и сам может ошибаться. Не боялся признаться, что в данную минуту не знает ответа. Удивительный был человек. Чаще всего я к нему ходила на Исповедь.

Сейчас вспомнила двух стареньких монахинь: одну звали Геронтия, другую – Леонтия. Они даже похожи были друг на дружку. Очень любила их слушать. Удивительные были люди. Они нас духовно питали. Монахиня Викторина была очень жесткая, но верная. Как скажет: «Твое место на кладбище», – сначала рассердишься, а потом подумаешь: и правда, какое может быть постоянное место в монастыре, постоянное только на кладбище.

Было много смешных ситуаций. Например, выстраиваются послушницы на помазание одна за другой, ну, и новенькая пристроилась. И тут одна из них возмущается: «Ты чего впереди меня стала? Когда ты пришла в монастырь, я уже три дня на кухне посуду мыла…». Вот так было...

– Были проблемы во взаимоотношениях между поколениями?

– Дело в том, что массовый приход молодых послушниц в монастырь в 1980-е годы был воспринят пожилыми насельницами по-разному. Некоторые из них нас недолюбливали, возмущались нашим поведением: «Комсомолки поприходили», – говорили. Им не нравилось, что мы часто смеялись. Но ведь это молодость!

Помню, как мне говорили: «Надежда, ты чего идешь по монастырю и глазами туда-сюда во все стороны стреляешь? Ты должна взор вниз, в землю опустить!»

Наиболее «ревностные» пытались воспитать в нас этот псевдомонашеский стиль: глаза в землю, плечики опущены, каждому поклониться. Но этот стиль к нам не прививался. Идешь, потупив очи долу, увидишь кого-то из подруг, тут же остановишься поболтать. Но при игуменье мы себе такого не позволяли, старались следовать наставлениям старших монахинь.

Наиболее «ревностные» пытались воспитать в нас псевдомонашеский стиль: глаза в землю, плечики опущены, каждому поклониться

Когда я зашла на территорию Покровского монастыря, увидела одну старенькую инокиню, которая несла какую-то еду в кастрюльке. Я взялась помочь и сопроводила ее к келлии. По дороге она спросила меня, не в монастырь ли я приехала поступать. И на мой утвердительный ответ сказала: «Я хочу тебе посоветовать, как нужно вести себя в монастыре, чтобы на тебя не было нареканий. Старайся никому не причинять зла. Пусть каждый от тебя слышит что-то хорошее, и всё делай так, чтобы в ответ слышать только слова благодарности. Это всегда принесет тебе что-то доброе. А главное, остерегайся кого-то обижать, потому что даже косые взгляды в твою сторону даром для тебя не пройдут».

Это напутствие вошло в меня, как ключ в замочную скважину, и я старалась выполнять ее наставления, даже когда меня несправедливо обижали, когда хотелось возразить, резко ответить. Это стало нормой моей жизни. Вот что значит добрый совет благодатного человека.

В рясофор меня игуменья одела через 4 года.

– Расскажите, как строится день игуменьи?

– Просыпаюсь, как правило, очень рано и первым делом осеняю себя крестным знамением, подхожу к иконному углу и прикладываюсь к образам Спасителя, Пресвятой Богородицы, Архангела Михаила, прошу благословения на грядущий день и предстоящие послушания. С молитвы, как у каждого монаха, начинается день…

Стараюсь в течение дня читать молитву Иисусову, Евангелие, Апостол. Очень люблю послания Апостола Павла. А изречение Апостола Иакова «вера без дел мертва» стало лейтмотивом моего служения. Глубоко разделяю эту мысль. Господь говорит: «Жатвы много, делателей мало...» (Мф. 9, 37). У меня всегда болит душа, когда читаю эти слова. В самом деле, как много нам надо еще сделать – огромное поле деятельности, и хочется побольше успеть!..

* * *

Время нашего пребывания в Одессе и общения подошло к концу. Мы покидали этот удивительный черноморский город с ощущением тепла от общения с прекрасным человеком – игуменьей Серафимой. И верили, что еще обязательно вернемся в прекрасную Одессу, в этот, как пел Леонид Утёсов, «в цветущих акациях город».

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".
Подписывайте на телеграмм-канал Русская народная линия
РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов»; Meta

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Мирон Федоров; (Oxxxymiron); активистка Ирина Сторожева; правозащитник Алена Попова; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне; Артемий Троицкий; Артур Смолянинов; Сергей Кирсанов; Анатолий Фурсов; Сергей Ухов; Александр Шелест; ООО "ТЕНЕС"; Гырдымова Елизавета (певица Монеточка); Осечкин Владимир Валерьевич (Гулагу.нет); Устимов Антон Михайлович; Яганов Ибрагим Хасанбиевич; Харченко Вадим Михайлович; Беседина Дарья Станиславовна; Проект «T9 NSK»; Илья Прусикин (Little Big); Дарья Серенко (фемактивистка); Фидель Агумава; Эрдни Омбадыков (официальный представитель Далай-ламы XIV в России); Рафис Кашапов; ООО "Философия ненасилия"; Фонд развития цифровых прав; Блогер Николай Соболев; Ведущий Александр Макашенц; Писатель Елена Прокашева; Екатерина Дудко; Политолог Павел Мезерин; Рамазанова Земфира Талгатовна (певица Земфира); Гудков Дмитрий Геннадьевич; Галлямов Аббас Радикович; Намазбаева Татьяна Валерьевна; Асланян Сергей Степанович; Шпилькин Сергей Александрович; Казанцева Александра Николаевна; Ривина Анна Валерьевна

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/uploaded/files/reestr-inostrannyih-agentov-10022023.pdf

Диакон Сергий Герук
Все статьи Диакон Сергий Герук
Игуменья Серафима (Шевчик)
«Имидж Украины в демократическом мире пострадает»
Если ПЦУ заберёт все храмы УПЦ, толпы верующих начнут молиться под открытым небом
08.02.2023
Все статьи Игуменья Серафима (Шевчик)
Последние комментарии
«Такие действия не каноничны»
Новый комментарий от Человек
29.02.2024 23:21
Ещё об одной путанице
Новый комментарий от Vladislav
29.02.2024 23:17
Сталин: не симпатия, но эмпатия
Новый комментарий от Vladislav
29.02.2024 23:10
«Да» и «нет» не говорите, красный с белым не берите
Новый комментарий от Русский Сталинист
29.02.2024 21:18
Антивакцинщица
Новый комментарий от В.Р.
29.02.2024 20:17
«Я как русская природа – без особых красок»
Новый комментарий от Валерий
29.02.2024 19:13