«Должен сознаться, что я монархист»

Чем Сергей Платонов для матери-истории ценен

Андрей Самохин 
Русская цивилизация  Консервативная классика 
0
19.03.2021 243

Источник: газета Культура

06-PLATONOV-3.jpg

 

Не такому знаменитому, как Николай Карамзин, Сергей Соловьев, Василий Ключевский, Сергею Платонову в этом первостатейном ряду почетное место принадлежит по праву. Заслуги Сергея Федоровича надо оценивать не только по охвату сделанного для русской историографии, но и по научной глубине выполненных работ, особенно тех, что посвящены русской Смуте XVII века. Среди наших ученых он едва ли не первым строго отделил историю от публицистики. Философ Петр Струве сравнивал Платонова с Чеховым, подчеркивая их общность как «людей... свободных от всякого рода предвзятостей, идейных и политических», а рассуждая об особенностях метода историка, отмечал: «У него было цельное созерцание исторической жизни России... Это было именно созерцание, а не построение... до краев насыщенное живым содержанием, не укладывающимся ни в какие категории отвлеченного обществоведения».

ИСТОЧНИКИ — ПРЕЖДЕ ВСЕГО

Его прадед и прабабка были калужскими крестьянами. Отец заведовал типографиями, сначала Черниговской губернской, а после — Петербургской, Министерства внутренних дел, заслужив тем самым личное дворянство. Оба родителя — Федор Платонович и Клеопатра Александровна — появились на свет в Белокаменной. Там же учился в гимназии и их единственный сын, навсегда впитавший любовь к старой русской столице, хотя вся его последующая жизнь была связана с Санкт-Петербургом.

Сергей мечтал стать литератором, писал стихи. Но на историко-филологическом факультете Петербургского университета юношу увлекла за собой муза Клио. Для первой диссертации он выбрал тему «Смутное время» и позже, делая экскурсы в другие эпохи, неизменно возвращался к этому ключевому эпизоду русской истории.

С самого начала научной деятельности Платонова проявились его исключительная добросовестность, въедливость, критический подход при сборе и сопоставлении архивных материалов. К примеру, для написания диссертации он в течение восьми лет изучал книги и рукописи в десятках архивов Москвы, Санкт-Петербурга, Киева, Казани, обследовал хранилища пяти монастырей! Даже тогда подобное тщание было редкостью.

Написанная отличным литературным языком работа под названием «Древнерусские сказания и повести о Смутном времени ХVII века как исторический источник» до сих пор является хрестоматийной. Основываясь на взглядах Соловьева (касательно столкновений родовых и государственных интересов), Платонов показал, как происходила смена господствовавшего класса — с родовитого боярства на служилое дворянство. Сергей Федорович одним из первых вывел: опричнина царя Иоанна Грозного была не капризом тирана, а необходимой для единства страны политической мерой, операцией по разгрому удельной аристократии. При этом историк обоснованно выводил причины Смуты из усиления феодального гнета и ответного протеста «неимущих и обездоленных против богатых и знатных».

Научная карьера ученого шла в гору: магистр быстро стал приват-доцентом, а спустя год — профессором. В начале ХХ столетия он уже декан истфака. Уваровская премия Академии наук выдвинула его в первые ряды русских историков. Платонова отличало исключительное внимание к первоисточникам, множество из которых он издал впервые. Поэтому абсолютно логичным было его членство в Археографической комиссии и активное участие во всероссийских археологических съездах.

Большинство биографов Сергея Федоровича справедливо считают его центральной фигурой в деле превращения исторических дисциплин в более или менее точные науки.

Преподавательской работе Сергей Платонов посвятил четыре десятка лет. Начав с учительства в гимназии, продолжив лекторством на Бестужевских курсах и профессорством в Университете, он и в дальнейшем не возносился, не рвался в эмпиреи: с 1903-го преподавал в Педагогическом женском институте, став позже его директором, а в 1909-м издал школьный, надолго ставший классическим учебник. Широкую популярность обрели его «Лекции по русской истории» (1899).

АПОЛИТИЧНОСТЬ КАК ПРИНЦИП

Он не был ученым сухарем, любил дружеские беседы и вечеринки, остроумно шутил и охотно смеялся. При этом сторонился политической активности, оппозиционной групповщины, традиционно свойственной профессорско-интеллигентской среде. Ему претили не только революционные настроения, но и либеральная фронда, которые позже, соединившись в заговоре, обрушили Российскую империю.

Примечательно, что его учебники и лекции были особенно популярны в «либеральных» гимназиях, где демонстративно отвергались пособия последовательного апологета самодержавия, русского националиста Дмитрия Иловайского.

Парадокс Платонова особенно ярко проявился, когда он был приглашен в качестве преподавателя русской истории к великим князьям Михаилу Александровичу, Дмитрию Павловичу, Андрею Владимировичу и великой княгине Ольге Александровне. Казалось бы, куда уж дальше-то, надо ли было отныне кому-то доказывать его верность трону, лояльность к самодержавной власти? Однако уже после февральского переворота в бумагах Николая II обнаружилась записка государя о преподавателях истории, где Сергею Федоровичу давалась следующая характеристика: «Вполне приличен также и профессор Платонов, обладающий огромной эрудицией; но он сух и... весьма мало сочувствует культу русских героев; конечно, изучение его произведений не может вызвать ни чувства любви к отечеству, ни народной гордости».

В том же парадоксальном ключе воспринимается известное противостояние Сергея Платонова и его коллеги по Петербургскому университету Александра Лаппо-Данилевского. Их методологическое расхождение (с одной стороны, практика-эмпирика, с другой — «теоретика») в широких кругах трактовалось как идейное противоборство патриота-монархиста и аристократа-либерала, что, конечно же, было сильным упрощением. Как писал Сергей Федорович, он желал, чтобы «историческая наука окончательно отделилась от философской и перестала быть ее прислужницей». Впрочем, российская катастрофа 1917 года смешала все эти нюансы напрочь.

СТРАННОЕ СОВЕТСКОЕ «ВЕЗЕНИЕ»

Большевикам не требовались ярко выраженные старорежимные профессора, особенно любомудрствующие — тех в начале 1920-х выслали на «философском пароходе». По словам Троцкого, «расстрелять их не было повода, а терпеть было невозможно». Сергея Платонова, однако, к ним поначалу не отнесли.

Удивительно, но его, «социально неблизкого», в первые годы Советской власти избрали академиком РАН, в 1925-м назначили директором Библиотеки союзной Академии, а через четыре года — секретарем отделения гуманитарных наук АН СССР. Он занимал должность завотделением в Русском археологическом обществе, возглавлял иные профессионально-общественные объединения — «Старый Петербург», «Пушкинский уголок», любителей древней письменности и другие.

В советское время были изданы его блестящие научно-популярные очерки «Борис Годунов. Образы прошлого», «Иван Грозный», книги «Москва и Запад в ХVI–ХVII веках», «Петр Великий. Личность и деятельность», статьи о древней колонизации Русского Севера.

Власть позволяла ему выезжать за границу. В двадцатые годы историк побывал в Париже и Берлине. В Германии выступил перед немецкими коллегами с докладом «Проблема Русского Севера в новейшей историографии». Тогда же (в 1928-м) он пообщался в немецкой столице со своим бывшим учеником великим князем Андреем Владимировичем. Вскоре эта «свобода» ученому аукнулась.

В конце 1920-х Сергей Федорович начал трудиться над фундаментальной «Историей России» в двух частях, но закончить ее не смог. «Везение» кончилось — ведущий историк-марксист Михаил Покровский люто ненавидел дореволюционную историографию.

АКАДЕМИЧЕСКОЕ ДЕЛО

В октябре 1929-го в управление ОГПУ по Ленинграду поступил агентурный донос о хранении в Библиотеке Академии наук «важных политических архивов, не известных советской власти». Так был создан неуклюжий предлог для чистки АН от старорежимной профессуры: годом ранее она воспротивилась «коммунизации» высшего научного сообщества, введению в него в ранге академиков восьми видных большевиков, среди которых были Николай Бухарин и тот же горе-историк Покровский.

Председатель комиссии по «реорганизации» аппарата Академии Юрий (Яков) Фигатнер обнаружил в Библиотеке подлинные экземпляры манифестов об отречении от престола Николая II и его брата Михаила, документы ЦК партий кадетов и эсеров, другие архивные бумаги, якобы скрытые главным хранителем. Разъяснительные записки Сергея Федоровича и его добровольная отставка не остановили «разбирательств».

«Период мирного сожительства с наукой буржуазной изжит до конца», — такую установку дал Покровский.

12 января 1930 года Платонова убрали со всех административных постов и арестовали вместе с младшей дочерью. По сфабрикованному «Академическому делу» привлекли более 100 человек, в том числе четырех академиков. Против Сергея Федоровича сперва выдвинули обвинение в утаивании важных политических документов, но этого кое-кому показалось мало. При обыске в квартире Платоновых чекист Андрей Мосевич обнаружил револьвер иностранного производства, а также письма на имя ученого от великого князя Константина Константиновича (младшего) и Павла Милюкова.

Почти год профессора продержали в предвариловке, а затем восемь месяцев в знаменитых «Крестах». На следствии Платонов вел себя невозмутимо и, несмотря на угрозы в адрес его уже арестованных дочерей, долго отказывался давать нужные показания. Но хитрый следователь Мосевич склонил-таки узника к откровенности, «исповеданию веры», убедив, что это нужно не следствию, а истории. Что ж, слова Платонова и впрямь вошли в историю: «Должен сознаться, что я монархист. Признавал династию и болел душой, когда придворная клика способствовала падению царствующего Дома Романовых».

Остальное было делом чекистской техники. С помощью нескольких фальшивых доносов сконструировали «Всенародный союз борьбы за возрождение свободной России», якобы ставивший целью свержение Советской власти, призвание на престол великого князя Андрея Владимировича и создание правительственного кабинета во главе... с Сергеем Платоновым.

Престарелого историка в благодарность за «помощь» не расстреляли, как некоторых других, проходивших по тому же делу, а сослали на три года в Самару — без возможности заниматься в архивах, публиковаться, без средств к существованию. Там, на окраине города, 10 января 1933 года, в окружении дочерей, Сергей Федорович скончался от острой сердечной недостаточности. Его труды были надолго изъяты из отечественной исторической науки.

В 2008-м в самарском парке имени Щорса на месте бывшего Всехсвятского городского кладбища, где был похоронен выдающийся ученый, установили в его честь памятный знак. Платонов и без этого мемориала стал подлинно знаковой фигурой — не только национальной историографии, но и русской истории.
 
Материал опубликован в июньском номере журнала Никиты Михалкова «Свой».
Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; Челябинское региональное диабетическое общественное движение «ВМЕСТЕ»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан».

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Андрей Самохин
Что с нами не так?
Без гимна и под белым флагом...
07.04.2021
«Должен сознаться, что я монархист»
Чем Сергей Платонов для матери-истории ценен
19.03.2021
Почему не любят Горбачева
Сегодня первому президенту СССР и последнему генсеку ЦК КПСС – 90 лет
02.03.2021
Все статьи Андрей Самохин
Русская цивилизация
Как создать и принять идеологию России?
Открытое письмо главному редактору портала «Русская народная линия» А.Д.Степанову
16.04.2021
Нация – русская, а не «российская»
Владимир Путин на Совете 30 марта ни разу не сказал о «российской нации»
13.04.2021
Можно ли и как создать современную общенародную идеологию России?
Размышления учёного на актуальную тему
09.04.2021
«В поисках единства. Русский языковой союз».
Видеоконференция, посвящённая вопросу единства русского народа
05.04.2021
Все статьи темы
Консервативная классика
«Должен сознаться, что я монархист»
Чем Сергей Платонов для матери-истории ценен
19.03.2021
К 60-летию Анатолия Степанова
В Москве состоялась презентация книги главного редактора РНЛ «Русская идея. XXI век»
13.03.2021
Русская идея. XXI век
Вышел сборник статей Анатолия Степанова
13.03.2021
Знамение времени
«Полунощники». Повесть Н. Лескова. К 190-летию
04.03.2021
Чутье зла
25.02.2021
Все статьи темы
Последние комментарии
«Путин-Крымский вернулся в Кремль!»
Новый комментарий от электрик
18.04.2021 14:46
Глобалистский цирк
Новый комментарий от электрик
18.04.2021 14:21
Православному социализму – быть!
Новый комментарий от Ладога
18.04.2021 14:10
В защиту практики Общего Соборования в Великий Пост
Новый комментарий от Наталия 2016
18.04.2021 13:51
Это доктринёрство, Геннадий Андреевич!
Новый комментарий от Сергей Швецов
18.04.2021 12:31
«Не что иное, как религиозный расизм»
Новый комментарий от Александр Волков
18.04.2021 06:51