itemscope itemtype="http://schema.org/Article">

НАТО и Турция: переориентация с Ближнего Востока на Чёрное море и Кавказ

0
81
Время на чтение 4 минуты

События в Сирии и Ираке выдвинули Турцию ближе к эпицентру внимания внешних Ближнему Востоку сил. Турецкой доктринальной установке «ноль проблем с соседями» после атаки боевиков на северные иракские провинции нанесён очередной удар. Вся ближневосточная линия границ Турции пребывает в крайней нестабильности. В таких условиях Анкара вправе рассчитывать на дополнительную помощь евроатлантического блока. Однако развитие отношений Турция - НАТО ставит немало вопросов.

С одной стороны, во время своего визита в Турцию 16 июня генеральный секретарь НАТО Расмуссен отметил солидарность альянса с Турцией и поблагодарил её за «союзническую преданность. Турецкое руководство удостоилось похвалы и за участие в международной коалиции в Афганистане. С другой стороны, роль Анкары в острых ближневосточных процессах генсек НАТО благоразумно не акцентировал, а, кроме того, стало известно о планах ведущих членов НАТО свернуть боевое дежурство средств защиты союзника.

Немецкий Der Spiegel сообщил, что Германия, Нидерланды и США намерены к концу текущего года вывести из Турции свои ракетные комплексы противовоздушной и противоракетной обороны Patriot. Последние были размещены впритык к турецко-сирийской границе в январе 2013 года, спустя считаные месяцы после очередного обострения между Анкарой и Дамаском. Осенью 2012 года, после так и не прояснившегося инцидента с падением нескольких снарядов со стороны Сирии на турецкую территорию, Анкара стояла на грани принятия решения о военной интервенции на территорию южного соседа. Тогда туркам не дали развить свои наступательные планы до вида прямого военного вмешательства в сирийские дела прежде всего партнёры по НАТО. Военная операция члена альянса поставила бы весь военный блок в крайне неоднозначную ситуацию опосредованного участия в конфликте. Турции не дали ввести войска в Сирию, взамен выставив на её южных рубежах противовоздушную заслонку под общим командованием НАТО.

В октябре 2012 года турецкий проект под условным названием «войти в Сирию» ограничился предоставлением парламентом страны местному правительству мандата в проведении военных действий на сирийской территории в случае необходимости. Через год данный мандат был продлён. Примерно в те же сроки, в ноябре 2013 года, было принято решение о продлении на год пребывания нескольких батарей Patriot в Турции. Комплексы ПВО/ПРО были предоставлены Анкаре из состава ВС Германии, Нидерландов и США. Две нидерландские батареи были размещены в турецкой провинции Адана, две немецкие - в регионе Кахраманмараш, две американские поставлены на дежурство в Газиантепе. В этих условиях отвод батарей Patriot в места их постоянной дислокации на европейском континенте ставит под вопрос намерение НАТО оказывать своему партнёру реальную помощь. В качестве причины для свёртывания комплексов указывается на достигнутое к началу третьей декады мая полное химическое разоружение сирийских властей, вследствие чего Patriot в Турции становятся не нужны.

В то же время стремление НАТО расширить зону присутствия на стыке Европы и Азии, усилившееся по промежуточным результатам украинского кризиса и ближневосточной турбулентности, не вызывает сомнений. В свете формируемых в брюсселевской штаб-квартире альянса стратегий «сдерживания» и «блокирования» России элементы ПВО/ПРО на южных рубежах Турции, в непосредственной близости к границам с Ираном, выглядят весьма органично. К чему в таком случае обыгрывание натовцами темы лишения Турции противовоздушного щита на одном из самых неоднозначных этапов отношений альянса со своими соседями?

Для американцев и европейцев Турция - крайне амбициозный партнёр. Анкара постоянно навязывает свои услуги «проводника интересов», «медиатора в разрешении споров» или в ином подобном амплуа и затем требует для себя преференций. Зачастую дело доходит до абсурда, о чём в евроатлантических коридорах рассуждают с нескрываемым раздражением. К примеру, Турция затребовала натовскую защиту от эфемерной сирийской химической угрозы, но сама приложила руку к проникновению на территорию соседнего государства отравляющих веществ и их попаданию к антиасадовским группировкам. У кого сейчас есть гарантия, что ливийский зарин, перед которым на турецкой территории был в своё время зажжён «зелёный свет» для его транспортировки в Сирию, теперь не гуляет по рукам боевиков того же «Исламского государства Ирака и Леванта» (ИГИЛ)?!

После атаки в ИГИЛ на Ирак в Вашингтоне и Брюсселе могли убедиться, что рассчитывать на стабилизирующие регион услуги Турции трудно. Курды обороняют Киркук, Иран взял под защиту шиитские святыни Ирака и направил ограниченный контингент для прикрытия Багдада. А что сделала Турция? Занималась провоцированием региональной нестабильности, заигрывая с группировками наподобие ИГИЛ?

Создаётся впечатление, что под влиянием украинского кризиса в Вашингтоне задумались над возможностью переориентировать внешнеполитическую энергию Турции с Ближнего Востока на Черноморско-Кавказский регион. При этом в Анкаре не могут не сознавать, что подталкивание Турции к более активной позиции на черноморско-кавказском направлении чревато конфликтом интересов с Россией.

На самом деле Patriot из Турции никто не убирает. Вынос вердикта по данному вопросу привязывается к проведению саммита НАТО в британском Уэльсе 4-5 сентября. Это произойдёт сразу после президентских выборов в Турции. Оставшееся до сентябрьского саммита НАТО время будет использовано евроатлантистами на то, чтобы убедить Анкару присоединиться к политике «сдерживания» России. От Турции ждут более ангажированной позиции по Украине, Крыму, натовской перспективе Грузии. Одновременно от неё потребуют воздержаться от резких шагов на Ближнем Востоке...

У западных партнёров Турции сохраняются рычаги воздействия на правительство Эрдогана. Последний идёт на выборы, результаты которых уже не кажутся предопределёнными, как это было ещё несколько месяцев назад. В конкуренты нынешнему премьеру на президентских выборах местная системная оппозиция выдвинула бывшего генерального секретаря Организации Исламская конференция Экмеледдина Ихсаноглу. По оценкам турецких комментаторов, выдвижение Ихсаноглу привело к шоку в лагере правящей Партии справедливости и развития. Там до последнего момента отказывались верить, что главные политические оппоненты сумеют объединиться на предвыборном этапе. Возможно, пробежавшая по рядам соратников Эрдогана неуверенность в политическом будущем своего лидера не в последнюю очередь определялась внешним фактором. Ихсаноглу хорошо знают на Западе и Ближнем Востоке. В едином кандидате двух ведущих оппозиционных партий Турции (Народно-республиканская партия и Партия националистического движения) сходятся нити влияния Запада на внутриполитические процессы у строптивого партнёра по НАТО. Вброс сообщений о снятии с дежурства систем Patriot, подталкивание Турции к лидерским позициям в Черноморско-Кавказском регионе, выдвижение турецкой оппозицией единого кандидата на предстоящих выборах укладываются в одну логическую цепь. Анкаре предлагается умерить активность на ближневосточном направлении. В противном случае Запад не исключает пересмотра своего отношения к нынешним турецким властям.

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне.

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:
Михаил Агаджанян
Все статьи Михаил Агаджанян
Последние комментарии
«Мы победим, но это не будет легкой победой»
Новый комментарий от Владимир22
03.10.2022 13:34
Идти путём Александра Невского
Новый комментарий от Владимир22
03.10.2022 12:42
Мы возвращаемся в православную Россию
Новый комментарий от Владимир22
03.10.2022 12:34
Заседание Совета Безопасности ООН
Новый комментарий от Человек
03.10.2022 12:32
«Вы подняли флаг, и не надо его снимать»
Новый комментарий от Сант
03.10.2022 12:21
«С той стороны идёт лавина инфернальной жути»
Новый комментарий от Русский Сталинист
03.10.2022 12:01