itemscope itemtype="http://schema.org/Article">

В российской промышленности осталось не более тысячи госпредприятий

Между тем, без сильного государственного сектора экономическая мобилизация невозможна

0
605
Время на чтение 6 минут
Фото: Из интернет-источников

«Вопрос о том, много или мало в российской экономике государства, обсуждается в нашей стране на всем протяжении существования Российской Федерации. В первой половине 1990-х годов российские либералы-реформаторы (Е. Гайдар, А. Чубайс и др.), получавшие поддержку Запада, организовали мощную пропагандистскую кампанию в пользу приватизации государственных предприятий, доставшихся Российской Федерации в наследство от Советского Союза. Под аккомпанемент этой пропаганды уже в 1992 году началась так называемая малая, или чековая, приватизация», - пишет в статье «Много ли государства в экономике России?» д.э.н., профессор, председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова Валентин Юрьевич Катасонов. Статья опубликована на сайте Фонда стратегической культуры.

Профессор отметил, что с декабря 1992 года была запущена так называемая большая, или ваучерная, приватизация, которая продолжалась до 1994 года. «Всего в 1991-1992 годах было приватизировано 46,8 тысячи государственных предприятий, в 1993 году количество приватизированных предприятий возросло до 88,6 тысячи, в 1994 году — до 112,6 тысячи. Масштабы этой кампании были беспрецедентны», - пишет автор.

Затем, отметил он, «большую» приватизацию сменили в 1995 году залоговые аукционы. «По состоянию на 1 января 1997 года общее число приватизированных предприятий достигло 126,8 тыс. Госсектор сжимался, как шагреневая кожа. К началу 1997 г. государственные предприятия составляли всего 16% от общей численности зарегистрированных юридических лиц. В 1994 году в частные руки перешло 95% предприятий химической и нефтехимической промышленности. В черной металлургии уже в 1994 г. на приватизированных предприятиях производилось 99% продукции», - сказано в публикации.

«После залоговых аукционов во второй половине 90-х годов начался период так называемой точечной приватизации. За десять лет (1993-2003) было приватизировано 145 тысяч госпредприятий, за которые российская казна, по данным Счетной палаты, получила 9,7 миллиарда долларов. В среднем для новых хозяев средняя цена приватизируемого объекта составляла около 67 тысяч американских долларов! Аппетит приватизаторов разгорался», - говорится в статье.

Экономист отметил: чтобы государство окончательно не лишилось «прожиточного минимума», без которого ему невозможно выполнять хоть какие-то жизненно важные функции, группа политиков и чиновников-государственников подготовили в 2004 году примерный список предприятий и организаций, которые ни при каких обстоятельствах приватизировать нельзя. И в 2004 году Президент Российской Федерации Владимир Путин подписал указ «Об утверждении перечня стратегических предприятий и стратегических акционерных обществ» (от 4 августа 2004 г. № 1009). В утвержденном президентским указом перечне числилось в общей сложности 1063 предприятия, в том числе 514 федеральных государственных унитарных предприятий (ФГУП) и 549 акционерных обществ, сказано в статье.

По словам Катасонова, «перечень» не был фиксированным списком. «Он стал объектом острой лоббистской борьбы. К 2007 году общий перечень стратегических предприятий сократился до 1008, причем число государственных унитарных предприятий снизилось до 485 (снижение на 29 единиц); а число акционерных обществ – до 523 (снижение на 26 единиц)», - говорится в статье.

Профессор также отметил, что к 2010 году перечень был урезан до 438 предприятий (41% от первоначального перечня). Летом 2010 года на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ) тогдашний Президент РФ Дмитрий Медведев всех огорошил следующим заявлением: «Я сокращаю перечень стратегических предприятий страны в 5 раз — с 208 до 41». Медведев имел в виду лишь часть стратегических предприятий – тех, которые относились к группе акционерных обществ. Согласно его планам, также предусматривалось сокращение количества государственных унитарных предприятий с 230 до 159. В общей сложности план Медведева предусматривал сокращение общей численности стратегических предприятий с 438 до 200, т. е. в 2,2 раза. План был выполнен полностью. Урезание «Перечня» продолжилось. В 2018 году в нем уже осталось всего 144 предприятия (в том числе 107 государственных унитарных и 37 акционерных), отметил экономист.

По его словам, «Перечень» остается объектом острой закулисной борьбы, четких критериев стратегического предприятия нет. «Каждый год правительство осаждают лоббисты частного капитала (не только российского, но и иностранного), добиваясь от власти принятия плана приватизации остатков государственного имущества на очередной год. А правительство, соглашаясь на новые приватизации, постоянно говорит, что это, мол, необходимо для пополнения государственной казны», - пишет автор.

Катасонов заметил, что на фоне продолжавшихся приватизаций постоянно звучала мантра о «слишком большой доле государства в российской экономике». А некоторые говорили, что доля государства ещё и увеличивается. Например, глава Счетной палаты РФ Алексей Кудрин в конце 2019 года, выступая на инвестиционном форуме «Россия зовет!», заявил, что за последние 10 лет доля государства в экономике России выросла на 10% и достигла 47–48%, говорится в публикации.

Мало того, пишет Катасонов, глава Федеральной антимонопольной службы (ФАС) Игорь Артемьев в 2019 году сообщил, что доля государства по итогам 2018 года осталась на уровне свыше 60–70%. По данным службы, роль государства в экономике усиливается, происходит «сращивание монополий с государством» и «прямое огосударствление производства». «Экономика, по данным ФАС, характеризуется избыточно высокой долей государственного участия и недостаточными темпами приватизации. Откуда такие данные?» - вопрошает эксперт.

«На тот момент, согласно открытым источникам, все госкорпорации давали в общей сложности 7-10% ВВП. Примечательно, что даже МВФ на тот момент оценивал долю всего государственного сектора в 33%. Оценка непомерно высокая. А получилась она в результате простой арифметической операции. Долю госпредприятий (19,3%) сложили с долей госуправления (13,5% ВВП). Да, да, не удивляйтесь! Чиновники в министерствах и ведомствах, сидя в своих креслах и передвигаясь в своих лимузинах, также участвуют в создании валового внутреннего продукта. Вот так нынче принято оценивать долю государственного сектора экономики! Это новое веяние экономической статистики пришло к нам в Россию еще в начале 1990-х годов все из того же МВФ», - пишет экономист.

«И тем не менее даже бывалые либералы поняли, что с такими подсчётами произошёл перебор. Господин Артемьев лишь согласился с оценочным суждением одного из участников гайдаровского форума. Последний рассчитал долю государства путем сложения добавленной стоимости всех компаний, хоть как-то связанных с государством, и всего консолидированного бюджета России. Доля такого бюджета в конце прошлого десятилетия составляла 34-35% ВВП», - говорится в статье.

Катасонов отметил, что один блогер язвительно прокомментировал приведенную цифру: «С таким же успехом сюда можно было бы добавить зарплаты всех бюджетников и членов их семей, пенсии стариков, а также доходы всех компаний, товары которых они покупают. Получилась бы ещё более внушительная цифра».

«Признаюсь, меня тема доли государства в экономике зацепила по той причине, что 31 октября этого года в Совете Федерации проходил круглый стол на тему "Госплан 2.0 как механизм стимулирования экономического развития". Обсуждая вопрос о возможном учреждении у нас нового Госплана, участники стола начали спор о том, каковы масштабы государственного сектора в сегодняшней экономике. Участник дискуссии первый вице-президент Центра стратегических разработок (ЦСР) Борис Копейкин заявил, что доля госсектора в экономике России в 2021 г. достигла исторического максимума – ЦСР ее оценивает в 56,2% (оценка включает компании с госучастием, сектор госуправления, ГУПы). За 20 лет эта доля выросла в 2 раза, добавил он. С Копейкиным в дискуссию вступил экономист Bloomberg Economics Александр Исаков, по мнению которого расширенная доля госсектора в России составляет около 40%», - говорится в статье.

«Прокомментирую: нет ни 56,2%, ни 40%. Нам нужны еще некоторые цифры для того, чтобы получить исчерпывающую картину. Например, число организаций, занимающихся экономической деятельностью. Согласно самым свежим данным, на государственные и муниципальные организации на середину текущего года пришлось 8,0% общего числа всех организаций. В том числе на государственные (находящиеся в собственности федерального правительства и субъектов РФ) – 2,7%. Между прочим, во всей добывающей промышленности число государственных и муниципальных организаций составляет около сотни (0,5% общей численности организаций в этом секторе); в обрабатывающей промышленности их число равняется 900 (0,4% общей численности всех организаций в секторе). Итого во всей российской промышленности на сегодняшний день осталось не более тысячи предприятий в собственности федеральной власти, субъектов РФ и муниципальных властей», - пишет экономист.

«И ещё один очень важный показатель – доля государства в уставных капиталах. Такой показатель, если покопаться, можно найти на сайте Росстата. На конец 2021 года доля государства (суммарная доля федеральных органов власти, органов власти субъектов РФ и муниципалитетов) в общем объеме уставных капиталов всех организаций (юридических лиц), действующих в экономике, равнялась 23%. Это и есть ключевой показатель, с помощью которого можно и нужно оценивать долю государства в экономике. Но 23%, образно выражаясь, это "средняя температура по госпиталю". В ключевых секторах российской экономики этот показатель намного ниже. В добывающей промышленности он равнялся (2021 год) всего 0,50%, в обрабатывающей промышленности – 4,20%», - подчеркнул он.

«Россия сегодня ведёт с коллективным Западом напряженную войну, которая требует экономической мобилизации. Без сильного государственного сектора она невозможна. Я постарался показать, что у нас такого государственного сектора в настоящее время нет», - заключил Валентин Катасонов.

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов»; Meta

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Мирон Федоров; (Oxxxymiron); активистка Ирина Сторожева; правозащитник Алена Попова, социолог Искэндэр Ясавеев, журналист Евгения Балтатарова; писатель Дмитрий Глуховский; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне; Артемий Троицкий; Артур Смолянинов; Сергей Кирсанов; Анатолий Фурсов; Сергей Ухов; Александр Шелест; ООО "ТЕНЕС"; Гырдымова Елизавета (певица Монеточка); Осечкин Владимир Валерьевич (Гулагу.нет); Устимов Антон Михайлович; Яганов Ибрагим Хасанбиевич; Харченко Вадим Михайлович; Беседина Дарья Станиславовна; Проект «T9 NSK»

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/uploaded/files/kopiya-reestr-inostrannyih-agentov-20-01-2023.pdf
https://ria.ru/20230120/inoagenty-1846393284.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:
Валентин Катасонов
«Встреча, которую было достаточно заменить электронным письмом»
53-я ежегодная встреча в Давосе, возможно, 54-й уже не будет
23.01.2023
Очередной шаг «глубинного государства»
Новая цифровая валюта станет инструментом отслеживания жизни человека до мельчайших деталей
21.01.2023
«Сальдо платёжного баланса России может стать отрицательным»
Прошлый год продемонстрировал слабую управляемость российской экономики, а это значит, что вчерашние «рекорды» завтра могут поменяться на «антирекорды»
19.01.2023
Экономическое прогнозирование – это изощренная форма обмана
Слепая вера в поведение финансовых рынков - прямой путь к разочарованию, убыткам и даже к краху
18.01.2023
Все статьи Валентин Катасонов
Последние комментарии
О примирении с Советской властью
Новый комментарий от Александр Волков
23.01.2023 12:31
Вместо покаяния
Новый комментарий от Русский Сталинист
23.01.2023 12:04
«Тайна беззакония» в Церкви
Новый комментарий от С. Югов
23.01.2023 11:34
Прогнозы Льва Гумилёва сбываются
Новый комментарий от С. Югов
23.01.2023 11:20
«Феодор Козмич – пример русского Ноя»
Новый комментарий от E.O.
23.01.2023 11:01
Кто такие «украинцы»?
Новый комментарий от Лев
23.01.2023 10:12
Идеология пишется кровью
Новый комментарий от Сергей
23.01.2023 07:16