Несколько замечаний об относительности времени

Часть 1

 

…Я начал писать небольшую статью об относительности времени, в которой по ходу дела отдельными штрихами – своего рода пунктирной линией – планировал показать несколько событий военного и послевоенного времени. Эти штрихи должны быть кубиками, на которых построена статья. По разным причинам удалось – и то не очень быстро – написать только первых три части, три кубика; затем работа замедлилась и практически остановилась…

Сама идея статьи по-прежнему сидит у меня в голове, но Бог весть когда я к ней вернусь – и вернусь ли вообще…

Некоторая незаконченность дела меня подспудно раздражает – и я в итоге решил выложить написанные три части; в принципе, они достаточно автономны и могут быть прочитаны отдельно, вне рамок задуманной статьи.

Для удобства чтения эти три части будут выложены одна за другой с некоторым интервалом по времени.

Автор

 

***

 

…Каждый, наверное, замечал, что время идет иной раз медленно, иной раз – быстро; например, где-нибудь в отпуске, когда отключаешься от привычных забот, вдруг обнаруживаешь, попивая сухое винцо теплым вечером, что прошла ещё только неделя – а кажется, что ты уехал уже месяц назад; и на сердце становится как-то теплее… И наоборот, в ежедневной суете другой раз достаешь из почтового ящика счет за электричество – и секунду смотришь на него тупо: так вроде бы ведь уже заплатил неделю назад; а потом доходит – не неделю назад, а уж месяц прошел; и на сердце становится как-то неуютно…

Такая же субъективность восприятия существует и по отношению к событиям истории; в ежедневной суете события даже сравнительно недавнего прошлого видятся немного по-другому, хотя мы этого обычно и не замечаем.

Сухое перечисление тех или иных исторических событий делает их как бы плоскими, безвкусными и лишает определенного колорита; в частности, пропадает их реальный темп.

Чтобы лучше почувствовать, или, вернее сказать, прочувствовать историю в ее реальном масштабе времени, давайте вспомним несколько событий из периода военной и послевоенной истории.

Хотел бы сделать две оговорки.

Первое – рассматриваемый период времени насыщен разными историческими событиями, и в рамках небольшой статьи невозможно упомянуть их все; на правах автора оставляю за собой приоритет в выборе тех или иных событий по своему вкусу; наверное, некоторые читатели могут не согласиться с моим выбором – но тут уж ничего не поделать…

Второе – многие события того времени до сих пор не имеют однозначного толкования, а иные просто искажены последующей корректировкой истории; здесь тоже ничего не поделать; постараюсь, по возможности, описывать сам факт в современном понимании без его дополнительной трактовки или обойтись какими-то минимальными толкованиями в рамках житейской логики; в конце концов, в данной статье нам интересно посмотреть на исторические события, так сказать, в реальном масштабе времени, не занимаясь исследованием самих событий и их подоплеки; такие исследования выходит далеко за рамки заявленной темы.

Итак, начнем.

 

Часть 1. ВОЙНА: Вступление к теме

Год 1941, 22 июня, воскресный день, раннее утро – войска вермахта форсировали Неман; началась война…

https://www.youtube.com/watch?time_continue=3&v=xoqW1BXZVZs&feature=emb_logo

В 12 часов дня по радио выступил Молотов:

https://www.youtube.com/watch?time_continue=158&v=4rkOJZwmQVo&feature=emb_logo

Уже здесь есть несколько странностей, которые необходимо затронуть.

Представьте, что на нынешнюю Россию нападёт … ну, кто-нибудь, и нападет по-взрослому – танки, авиация, ракетные обстрелы, а с речью по этому поводу выступит не Путин - глава Правительства, а Лавров – министр иностранных дел; и это при том, что война начнется ранним утром, фактически ночью, а Лавров выступит только в 12 часов дня…

Что вы подумаете? – Я бы подумал, что с Путиным что-то случилось или его нет в Москве.

Соответственно, возникает вопрос – почему выступил Молотов, а не Сталин?

На эту тему существуют несколько объяснений.

Официальная версия, дошедшая до нас в редакции Хрущева, что Сталин был в состоянии прострации из-за начала войны и поэтому не захотел/не мог выступать, не выдерживает критики. Даже если предположить, что у Сталина были такие слабые нервы, то все равно – начало войны не давало повода впадать в прострацию: начало войны было ожидаемым событием, а СССР по материальным показателям был неплохо подготовлен. В то воскресное утро мы немного уступали немцам по численности войск на западных фронтах, но с учетом тыловых запасов, включая глубинные районы и Дальний Восток – превосходили (не говоря уже о мобилизационных ресурсах); по танкам преимущество РККА было подавляющим – минимум трехкратным, причем на вооружении Красной Армии находились примерно 1800 средних танков Т-34 и тяжелых КВ; у немцев на тот момент просто не было ничего подобного; у них из общего количества развернутых на Восточном фронте (примерно) 3800 танков +1000 самоходных орудий только ≈450 танков были средними (PzKpfw.IV), остальные – танкетки и легкие танки; напомню – против 14200 наших танков, включавших 1800 Т-34 и КВ.

Преимущество в авиации ВВС РККА было не столь подавляющим, но тоже заметным – примерно двукратным: против ≈5 тыс самолетов Люфтваффе мы имели более 10 тысяч машин, причем по истребителям превосходство было пятикратным; правда, большую часть советской авиации составляли сравнительно устаревшие модели (И-16, И-153), но имелись и новые самолеты Як-1, МиГ-3, ИЛ-2 – всего 3700 вполне современных на тот момент машин.

По артиллерии был примерный паритет; к слову, даже малышки-«сорокопятки» (пушки 53-К калибра 45 мм) на начало войны уверенно пробивали броню всех танков и танкеток, бывших на вооружении вермахта.

Поэтому утром 22-го июня у Сталина просто еще не было оснований впадать в прострацию, даже если бы он и захотел…

Впрочем, хотя хрущевская версия выглядит совершенно неубедительной – но все же дыма без огня не бывает; что-то ведь Никита Сергеевич и его сподвижники хотели спрятать за своими байками…

В.П.Мещеряков в своем исключительно интересном исследовании «Сталин и заговорщики 1941 года» выдвигает гипотезу, что имел место заговор генералов, в котором участвовали, в частности, нарком обороны Тимошенко и начальник Генштаба Жуков, а также и Хрущев; они готовили военное поражение СССР и попытались устранить Сталина синхронно с началом военных действий, но у них получилось только выключить его на несколько первых дней, после чего Сталин смог вернуться в строй и взять ситуацию в свои руки.

Хотя на первый взгляд предположение, что маршал Победы был заговорщиком, кажется абсурдным, но при более детальном изучении этого вопроса тема заговора неизбежно всплывает, и допущение, что Тимошенко с Жуковым были заговорщиками, позволяет сложить некоторые кусочки предвоенного паззла и катастрофических поражений начала войны – что и делает Мещеряков в своём исследовании.

Но всё же с этой версией совершенно не стыкуется дальнейшее поведение Сталина в отношении якобы заговорщиков, да и их дальнейшая служба на благо СССР: Сталин все время возвышал Жукова во время войны, да и Тимошенко тоже занимал различные серьёзные должности; так с заговорщиками не поступают…

Хотя, конечно, есть много фактов, которые вызывают обоснованные сомнения…

Например, эпизод с бомбардировкой Финляндии.

Финляндия, несмотря на нажим со стороны Германии, отказалась участвовать в нападении на СССР и заявила о своем нейтралитете. В воскресенье, 22-го июня, финское правительство еще раз официально подтвердило свой нейтральный статус. Во вторник днём (24-го июня) нейтральный статус Финляндии признали – с раздражением – Германия, Швеция, Великобритания. И во вторник же вечером за подписью Наркома обороны СССР маршала Тимошенко вышла срочная директива Ставки Главного командования (Тимошенко был ее председателем); эта директива приказывала Военному совету Северного фронта начать с утра следующего дня бомбардировку аэродромов и других военных объектов в Финляндии.

Утром в среду (оцените оперативность) около 500 (!) бомбардировщиков и истребителей прикрытия ВВС РККА нанесли удары по финской территории. В итоге, кроме аэродромов, под удар попали 18 городов и селений, (в том числе Турку), что привело к разрушениям городских зданий и гибели гражданского населения, включая женщин и детей.

Конечно, финны не были белыми и пушистыми, но в данном случае, если называть вещи своими именами, то получается, что СССР вероломно нарушил договор о нейтралитете и без объявления войны ударил по мирным жителям – так писали финские газеты, и на это нечего возразить…

Уже в тот же день, среду вечером, на экстренном заседании парламента было объявлено о вступлении Финляндии в войну с СССР на стороне Германии.

Вышеописанный эпизод является классической провокацией. По такой же схеме через четыре месяца был организован налёт японской авиации на Перл-Харбор; там, конечно, масштаб другой – но и результат более значительный: в мировую войну официально вступили США. Схема была аналогичной: американское общественное мнение было настроено резко против участия США в европейской войне; 7-го декабря происходит срежиссированный налет японской авиации на Перл-Харбор; на следующий день после унизительного разгрома в бухте Перл-Харбор, утром 8-го декабря, возмущенный Конгресс США принимает резолюцию об объявлении войны Японии; ещё через два дня, 11-го декабря, союзники Японии – Германия и Италия – объявляют войну США.

США стали официальным участником Второй мировой войны; всё разыграно как по нотам…

…Тем не менее, думается, Тимошенко был использован в провокации с Финляндией втёмную; как-то не выглядит он заговорщиком; Семён Константинович много сделал для последующей стабилизации и Западного, и Юго-Западного фронтов – хотя А.Б.Мартиросян и приписывает Сталину ехидную фразу в адрес Тимошенко: «…Голова большая, а мозги куриные».

…Если внимательно смотреть холодными глазами на события военной и послевоенной поры, то время от времени на заднем плане проступают какие-то неясные контуры третьей силы… Или сил…

Возвращаясь к началу войны – где же был Сталин?

Мне кажется, в данном случае на этот вопрос можно ответить, не прибегая к конспирологии, просто на основе здравого смысла и имеющихся фактов.

Начнем с вопроса – было ли нападение внезапным?

С подачи Хрущева и генералитета внезапность нападения сделали одним из краеугольных камней в объяснении причин тяжелых поражений сорок первого года, и многие даже современные историки повелись на эти причитания.

На самом деле в войне такого масштаба не имеет особого значения, объявил враг о своем нападении или нет. Первый удар на границе приняли погранзаставы и войска прикрытия. Сейчас мы понимаем, что и те, и другие были, по сути, смертниками – их задачей было хотя бы на малое время сковать немецкие танковые клинья; более-менее успешно это было сделано – более успешно пограничниками Берии, менее успешно войсками Тимошенко.

Основные войска в норме располагаются на некотором удалении от границы. Даже если ваша дивизия расположена всего в ста километрах от границы, вражеским войскам понадобится минимум два-три дня, чтобы вступить с вами в огневой контакт. Но один-два-три дня – это вполне достаточное время, чтобы выдать бойцам полный боекомплект, занять окопы, вывести штабы в полевые укрепления и так далее по списку мероприятий по приведению частей в полную боевую готовность. И вам, по идее, безразлично, объявили немцы войну или напали молчком – это могло быть жизненно важно для войск прикрытия и пограничников, но вам, по большому счету, все равно, как началась война – вы начало войны услышите по взрывам и сообщениям с передовой.

Для войск, находящихся на удалении хотя бы сто километров от границы, за спиной пограничников и бойцов первой линии, внезапности нападения не может быть в принципе; а уж тем более для тыловых частей…

Здесь гораздо важнее оперативная готовность – чтобы был запас топлива и патронов, техники, средств связи и умения всем этим пользоваться.

Вермахт был готов – и тактически, и оперативно, – и после получения 21-го июня, в субботу, условного сигнала «Дортмунд» (= «Начало войны завтра») немецкие войска начали выдвигаться на исходные рубежи атаки.

Одновременно утром в субботу посол Германии в СССР граф Шуленбург вручил Молотову ноту о разрыве дипломатических отношений и объявлении войны.

Аналогичная нота была вручена в Берлине советскому послу Деканозову.

Совершенно убедительные факты на эту тему приведены в вышеупомянутом исследовании В.П.Мещерякова; то, что до сих пор принято считать, будто Германия напала без объявления войны – исторический пережиток, рецидив хрущевского агитпропа.

Еще раз – при наличии оперативной готовности само по себе объявление войны фактически не влияет на ход боевых действий и имеет только политический смысл; Гитлер, разумеется, не хотел терять, так сказать, лицо в глазах Европы, и поэтому действовал по классике: вначале разрыв дипломатических отношений, затем – война.

После получения ноты в субботу, 21-го июня, был создан главный орган военного управления – Ставка Главного командования.

Жуков в своих мемуарах «Воспоминания и размышления» описывает, как он якобы на коленке набросал ночью постановление о создании этой Ставки и ранним утром в воскресенье подсунул его на подпись растерянному Сталину – но эти мемуары нельзя воспринимать, как исторический документ, особенно в части начала войны; «Воспоминания и размышления» написаны через двадцать лет после войны, написаны они не самим Жуковым, а совместно с коллективом анонимных авторов, и представляют собой официальную версию военных событий, изрядно кастрированную и припудренную советско-генеральским официозом.

Ну, с другой стороны, идеология государства строится по определенным правилам, поэтому не будем строго судить мемуары «Жукова»; я только хотел подчеркнуть, что их нельзя впрямую использовать как исторический документ – это все равно, что историю России советского периода изучать по «Краткому курсу ВКП(б)».

А вот персональный состав образованной Ставки ГК является определенным ключом к пониманию тогдашней ситуации.

В Ставку главного командования ввели военных: маршалов Ворошилова, Буденного, адмирала Кузнецова (флот), начальника Генштаба Жукова, а также гражданских: Сталина и Молотова; председателем Ставки назначен нарком обороны Тимошенко.

Что здесь режет глаз? – Режет глаз то, что Сталин является рядовым членом Ставки, руководят же Тимошенко (формально) и Жуков (фактически).

Всего два месяца с небольшим тому назад, в начале мая, Сталин был назначен вместо Молотова Председателем Совнаркома, то есть стал главой правительства (премьер-министром в современной терминологии). До этого он занимал только пост простого секретаря партии (должность Генерального секретаря была упразднена в 1934 году) и формально официальной власти не имел. Такое назначение (главой Совнаркома) было, с одной стороны, знаком усиления авторитета Сталина как руководителя народным хозяйством, с другой стороны, указывало на структурную подготовку СССР к войне и соответствующее усиление вертикали власти.

Немного отвлекаясь – мы часто, вглядываясь в прошлое, смотрим через призму нашего современного знания; глядя на предвоенного Сталина, мы поневоле помним и все последующие события и достижения; мы помним Победу, успехи промышленности, колоссальный международный авторитет Советского Союза, неразрывно связанный с именем Сталина; соответственно, и предвоенный Сталин нами воспринимается как монументальная фигура с общепризнанным авторитетом.

Но это не совсем так.

Сталин довоенный – это не послевоенный Сталин.

До войны у него еще не было того авторитета, который он приобретет после войны; его – отчасти вынужденно – назначили всего пару месяцев назад главой правительства; военного же авторитета на тот момент он еще не имел. Более того: всего четыре года назад был ликвидирован заговор военных, готовивших переворот и хотевших убрать Сталина; но, к слову, расстрелянный Уборевич был учителем и примером для Жукова, а Семена Константиновича Тимошенко Иероним Петрович просто опекал и продвигал по служебной лестнице; некоторые еще удивлялись – почему Тимошенко не арестовали вместе с Уборевичем…

Поэтому военные – как минимум, Тимошенко и Жуков – на тот момент холодно относились к Сталину – штатской крысе, расстрелявшей их наставника…

А вот у Жукова перед войной было реноме генерала-самородка; всего два года назад он разгромил японцев на Халхин-Голе и совсем недавно из рядового комдива стал начальником Генерального штаба РККА.

Для лучшего понимания ситуации необходимо сказать чуть подробнее о Жукове.

Георгий Константинович был, несомненно, яркой и своеобразной личностью.

Мне не совсем понятно, откуда у обычного сельского паренька с тремя классами деревенской церковно-приходской школы мог образоваться такой сильный – на грани с психическим расстройством – комплекс тщеславия и самолюбия.

Этот сильнейший комплекс дополнялся энергичным характером, жестокостью и не очень сильным интеллектом.

Десять лет назад комбриг Жуков служил под началом комдива Рокоссовского (это было еще до ареста Рокоссовского), и тот в какой-то момент должен был написать ему служебную характеристику. Ну, мы помним эти стандартные характеристики: «…истинный ариец, характер нордический, с товарищами по работе поддерживает хорошие отношения…» - и так далее. Сам Рокоссовский был очень сдержанным по характеру – тем выразительнее звучит его характеристика на Жукова: «…Сильной воли. Решительный... По характеру немного суховат и недостаточно чуток. Обладает значительной долей упрямства. Болезненно самолюбив... Военное дело любит и постоянно совершенствует… На штабную и преподавательскую работу назначен быть не может — органически ее ненавидит».

Уж если сдержанный Рокоссовский в стандартной характеристике не сдержался и вставил совершенной нестандартный оборот – «штабную работу органически ненавидит» – это означает, что Жуков такую работу действительно ненавидел и был к ней не способен.

Но ведь штабная работа заключается в планировании своих действий: где ударить, когда, какими силами, что нужно для обеспечения операции; это нормальная работа для военного командира. Если командир не способен планировать свои действия и, более того, такое планирование органически ненавидит – то это не совсем полноценный командир…

Тем более, как может такой человек работать на должности начальника Генерального штаба?..

Жизнь показала – как мог, так и работал…

Но, с другой стороны, Жуков в некотором отношении был идеальным кризис-менеджером.

Например, его послали на Халхин-Гол, когда там уже начались военные действия – и не очень удачно для нас. Тамошний комбриг Фекленко растерялся и обитал на командном пункте в ста километрах от передовой, плохо обученные и неважно экипированные бойцы были похожи по своей дисциплинированности на что-то среднее между сельским ополчением и деревенским сбродом, японцы выступали все более бодро и агрессивно – и ситуация стала развиваться в сторону разгрома наших войск.

Жуков резко изменил ситуацию – войска РККА начали атаковать, были организованы танковые и авиационные удары, и вскоре японцы потерпели сокрушительное поражение.

Как полководец Жуков действовал плохо и неграмотно, у нас были неоправданные потери, и Ворошилов ему после высказывал некоторое неудовольствие по этому поводу; но победителей – не судят.

Кстати, почти сразу по прибытию Жукова на Халхин-Гол произошел характерный инцидент – ночью три наших бойца, капитан, лейтенант и рядовой красноармеец, двигаясь в темноте, заплутали и вышли на японскую заставу; после обстрела «в панике бежали в тыл».

Казалось бы, ерунда, недоразумение; но военно-полевой суд с подачи Жукова приговорил всех троих к расстрелу; те подали кассационную жалобу (по подсказке сослуживцев), но Жуков, обратившись напрямую к наркому обороны, настоял на отклонении жалобы и немедленном исполнении приговора.

Умение взять ответственность на себя, жестокая решительность, уверенность в себе – это тоже Жуков…

Существенным для понимания ситуации является эпизод с командно-штабными учениями за полгода до войны, в начале января. Эти учения проводились в виде штабной игры и венчали собой большое совещание высшего комсостава Красной Армии, в котором принимали участие более 270 человек; также в совещании принимали участие высшие руководители страны – Сталин, Молотов и другие.

Штабная игра состояла из двух последовательных оперативных игр. В первой игре предполагалось, что «западные» (все понимали, что это Германия) вместе с союзниками начинает наступление на восточном и северо-восточном направлениях. «Западными» руководил командующий Киевским военным округом генерал армии Г.К.Жуков, «восточными» - командующий Западным военным округом генерал-полковник Д.Г.Павлов.

Главной концепцией предстоящей войны тогда была доктрина войны малой кровью на территории противника. В проекте Полевого устава немного цветисто и хвастливо утверждалось: «Если враг навяжет нам войну, Рабоче-Крестьянская Красная Армия будет самой нападающей из всех когда-либо нападающих армий. Войну мы будем вести наступательно, с самой решительной целью полного разгрома противника на его же территории».

Условия штабной игры соответствовали этой концепции – но плоховато стыковались с реальной жизнью…

В качестве исходных условий в первой из двух штабных игр было скороговоркой прописано, что «западные» на северо-восточном направлении силами стрелковых дивизий при поддержке авиации пытаются расчистить проходы для танковых армий, но в итоге, вначале углубившись на несколько десятков километров, оказываются вытесненными обратно к государственной границе войсками прикрытия «восточных». За это время к границе подтягиваются основные силы «восточных», формируя ударный кулак.

Собственно, игра начиналась именно с этого момента – с перехода армий «восточных» (то есть РККА) в наступление.

Напомню, что «восточными» командовал Павлов, за немцев руководил Жуков.

Жуков сумел остановить в Пруссии войска Павлова, а затем подтянул резервы и сталь громить Павлова, окружая его дивизии; когда «западные» форсировали Буг, игру остановили; Жуков победил, Павлов проиграл – РККА не смогла развить наступление и была отброшена.

Во второй игре – более важной – теперь уже Жуков был за «восточных», а противостояли ему опять Павлов и еще генерал-лейтенант Ф.Кузнецов; действия разворачивались на Юго-Западном фронте, который считался тогда наиболее значительным.

«Восточные» теперь отбили нападение «западных» и стали стремительно наступать; когда РККА дошла примерно до Будапешта, игру остановили и единогласно присудили победу опять Жукову за явным преимуществом.

По результатам этого совещания и штабных игр Георгий Константинович произвел самое лучшее впечатление на коллег и высшее руководство страной: решительный, с волевой ямочкой на подбородке, имеет за плечами победу на Халхин-Голе, разбил всех противников в штабной игре, выступил с хорошим докладом «Характер современной наступательной операции»; а вот тогдашний начальник Генерального штаба К.А.Мерецков вызвал неудовольствие и раздражение у Сталина и Тимошенко.

В итоге, по результатам совещания и штабных игр, 14-го января  Г.К.Жуков был назначен начальником Генерального штаба РККА.

Еще через месяц он стал членом ЦК и заместителем наркома обороны С.Тимошенко.

Для болезненно честолюбивого Жукова такой карьерный взлет, несомненно, способствовал соответствующему росту самомнения и амбиций…

…Помните слова Рокоссовского о Жукове: «На штабную и преподавательскую работу назначен быть не может — органически ее ненавидит»? Но Рокоссовский к тому моменту пережил арест, двухгодичное заключение, реабилитацию и командовал корпусом в Киевском округе под началом Жукова; он, наверное, после всех этих пертурбаций старался побольше молчать и лишнего не говорить…

Кроме прочего, после совещания и игр в военном руководстве укрепилось мнение, что основным и наиболее перспективным в предстоящей войне является Юго-Западное направление; также окрепли уверенность в победе и оптимизм.

Сталин не был военным человеком – во всяком случае, до 22-го июня; он полагался на генералов РККА и тоже поддался очарованию их дебильного оптимизма. Иосиф Виссарионович на приеме в Кремле в честь выпускников военных академий 5 мая 1941 года заявил: «Немцы ошибаются, что их армия непобедима и ее вооружение самое лучшее в мире. В истории не было непобедимых армий. Война против Германии неизбежно перерастает в победоносную народно-освободительную войну». А в одном из последующих тостов развил тему: «Германия хочет уничтожить наше социалистическое государство. Спасти нашу Родину может только война с фашистской Германией и победа в этой войне. Я предлагаю выпить за войну, за наступление в войне, за нашу победу в этой войне».

…Но до Победы было еще далеко…

Возвращаясь к 22-му июня и непонятному исчезновению Сталина – как это можно объяснить?

Представляется, что ситуация (в общих чертах) развивалась следующим образом.

Когда немцы в субботу объявили о разрыве дипломатических отношений, в Кремле состоялось совещание узкого круга высших руководителей страны с участием военных. Будущее, очевидно, виделось в духе январских штабных игр – постепенное, step by step – как в Первую мировую войну, начало военных действий в предполье, после чего могучий удар РККА нокаутирует Германию на ее территории или где-то там – во всяком случае, за пределами СССР.

Но кто будет первой скрипкой в оркестре победы?

Исходя из сложившейся обстановки и особенностей характера, кажется логичным, что Жуков потянул одеяло на себя; он был уверен, что разгромит немцев и знает, как это сделать. Конечно, начальник Генштаба не определяет расклада – но очевидно, что он был поддержан тогдашней элитой (или теми, кто стоял за ней); 45-ти летний сильный и абсолютно уверенный в себе генерал-самородок с решительной ямкой на подбородке неплохо смотрелся на фоне немолодого штатского Сталина, которому шел уже 62-й год.

Соответственно, была образована Ставка Главного Командования, которую возглавил Тимошенко (как нарком обороны) и в которую включили маршалов Буденного и Ворошилова, адмирала Кузнецова и штатских Сталина и Молотова.

Очевидно, Сталин своим инстинктом руководителя понимал, что это неправильное решение, но, видимо, соратники похлопали его по плечу и сказали ему что-нибудь вроде: «Иосиф, ты не прав; война – дело молодых…» и так далее; Иосиф развернулся и уехал к себе на дачу.

Конечно, когда речь идет о судьбе страны, не бывает детских обид, но сложно сейчас описать детально те события – нюансы тогдашних дискуссий надежно скрыты в сейфах истории. Так либо иначе, просматриваются несколько логически связанных фактов: мы имеем самоуверенное военное руководство во главе с амбициозным Жуковым; также имеем Ставку под руководством военных и в которой Сталин является рядовым членом; и еще у нас есть отсутствие Сталина в первые дни войны.

Очевидно, что Сталина отодвинули немного в сторону, причем он был с этим категорически не согласен – поэтому отказался зачитывать обращение к стране; после некоторых колебаний такое обращение было зачитано, как мы знаем, с небольшой задержкой (в 12 часов дня) Молотовым.

Что было дальше?

На следующий день после начала военных действий, в понедельник 23-го июня, Жуков вылетает на Юго-Западный фронт; мы помним, что в январской штабной игре именно на Юго-Западном фронте Георгий Константинович эффектно разгромил немецкие войска.

Гладко было на бумаге, да забыли про овраги…

Три дня Жуков метался по фронтовым штабам и в итоге попытался организовать встречный удар силами 8-го мехкорпуса генерала Рябышева, который оказался под руками - но не преуспел, а только внес дополнительную сумятицу и нервозность; оказалось, что даже просто вывести на рубеж атаки 900 танков, 150 орудий, 5000 машин и 30 тысяч бойцов РККА (8-й мехкорпус) в условиях реальной войны является непростой задачей, требующей предварительной кропотливой подготовки и умения…

Есть такие вопросы, которые не решить с наскоку, даже если материться и угрожать расстрелом…

26-го числа Жуков улетает обратно в Москву, так как катастрофическое развитие ситуации требовало централизованного руководства – танки Гота и Гудериана в этот день уже охватывали Минск.

В тот же день, но уже без Жукова, корпус Рябышева совместно с корпусами Рокоссовского, Фекленко и другими вступил в бой с войсками группы «Юг» фон Рундштедта. Началось самое крупное за всю войну встречное танковое сражение в районе городов Дубно – Луцк – Броды, в котором участвовало, по некоторым оценкам, с двух сторон около 4000 танков.

Наши бились упорно, но уже через несколько дней все было в основном кончено…

Вернемся вместе с Жуковым в Москву.

По мере поступления все новых и новых сведений с фронтов в высшем руководстве стали резко нарастать нервозность и растерянность; еще бы – ситуация на фронтах наиболее точно описывалась словом «катастрофа»…

Через день после возвращения Жукова, в субботу 28-го июня, войска вермахта заняли Минск. С начала войны еще не прошло и недели, а немецкая армия преодолела уже примерно треть расстояния от Немана до Москвы…

Такого поворота никто не ждал…

На следующий день по инициативе Берии он сам, а также Молотов, Маленков и Микоян настояли/уговорили Сталина и поехали все вместе в Наркомат обороны, чтобы на месте как-то разобраться с обстановкой. В Наркомате они встретились с его главой Тимошенко, начальником Генштаба Жуковым и замом Жукова Ватутиным.

Этот эпизод описывается немного по-разному у Микояна и Молотова – причем один в пересказе Куманева, другой в пересказе Стаднюка.  Учитывая, что Микоян являлся сторонником Хрущева и вообще, со слов Молотова, «был гнилым человеком», будем базироваться на варианте рассказа Молотова.

Итак, Берия, Молотов, Маленков и Микоян вместе со Сталиным приехали в воскресение в Наркомат обороны и встретились там с военными: Тимошенко, Жуковым и Ватутиным, чтобы обсудить положение и понять ситуацию.

Довольно быстро выяснилось, что ни нарком, ни начальник Генштаба ситуацией не владеют и сами ничего не понимают.

Далее процитирую Молотова в изложении писателя Стаднюка: «Ссора вспыхнула тяжелейшая, с матерщиной и угрозами. Сталин материл Тимошенко, Жукова и Ватутина, обзывал их бездарями, ничтожествами, ротными писаришками, портяночниками. Нервное напряжение сказалось и на военных. Тимошенко с Жуковым тоже наговорили сгоряча немало оскорбительного в адрес вождя. Кончилось тем, что побелевший Жуков послал Сталина по матушке и потребовал немедленно покинуть кабинет и не мешать им изучать обстановку и принимать решения. Изумлённый такой наглостью военных, Берия пытался вступиться за вождя, но Сталин, ни с кем не попрощавшись, направился к выходу. Затем он тут же поехал на дачу».

Ситуация стала предельно ясной. Отодвинуть Сталина в сторону и отдать бразды правления военным было жестокой ошибкой – генералы оказались неспособны руководить войной; всего за неделю жизнь в стране радикально изменилась: теперь на кону стояло само существование СССР; медлить было нельзя.

В том же составе и опять под руководством Берии состоялся визит на дачу к Сталину; очевидно, соратники признали свою неправоту, все обиды были забыты – в конце концов, речь шла о судьбе государства...

Сталин вернулся в игру. Скорее всего, у него просто не было другого выбора…

На следующий день, в понедельник 30-го июня, вышло Постановление Президиума ВС СССР, СНК СССР и ЦК ВКП(б) о создании Государственного Комитета Обороны (ГКО). Текст постановления был кратким и состоял из трех пунктов:

1- ввиду создавшегося чрезвычайного положения создать ГКО в составе:

т. Сталин И. В. (председатель)

т. Молотов В. М. (заместитель председателя)

т. Ворошилов К. Е.

т. Маленков Г. М.

т. Берия Л. П.;

2 – вся полнота власти в стране переходит к ГКО;

 пункт 3 пояснял пункт 2 насчет полноты власти:

3 – обязать всех граждан и все партийные, советские, комсомольские и военные органы беспрекословно выполнять решения и распоряжения Государственного Комитета Обороны.

Что здесь примечательно? – Здесь примечательны три момента:

-глава ГКО – Сталин;

-военные органы беспрекословно подчиняются ГКО;

-в составе ГКО из пяти членов только один военный, да и тот – старый проверенный маршал Ворошилов, бывший до Тимошенко наркомом обороны; ни нарком Тимошенко, ни начштаба Жуков в ГКО не вошли – хватит, порулили…

С возвращением Сталина и образованием ГКО сразу началась активная деятельность по стабилизации фронтов и перестройке народного хозяйства на военный лад; также стала выстраиваться новая структура управления.

Через день после образования ГКО, 2-го июля, нарком Тимошенко был назначен командующим Западным фронтом и в тот же день вылетел в войска.

Ватутин (зам Жукова) направлен начальником штаба Северо-Западного фронта сразу же в день создания ГКО (30-го июня), вместо него назначен Василевский.

Жуков задержался на месяц; 29-го июля он был снят с должности начальника ГШ и отправился командовать Резервным фронтом; вместо него пришел Борис Михайлович Шапошников.

У Шапошникова были проблемы со здоровьем (он умрет от рака желудка незадолго до Победы, в 1945-м), но Сталин очень ценил его профессионализм и настоял на том, чтобы тот пришел на место Жукова.

3-го июля Сталин выступил со своим знаменитым обращением к советскому народу («Товарищи! Граждане! Братья и сестры! Бойцы нашей армии и флота! К вам обращаюсь я, друзья мои!..»).

10-го июля был реформирован орган военного управления: первоначальная Ставка Главного Командования (ну, та нелепая, где Сталин был рядовым членом) стала называться Ставкой Верховного Командования, и возглавил ее Сталин, а не Тимошенко (хотя Тимошенко и остался в составе); также в состав Ставки был введен Шапошников.

Также в этот день, 10.07.1941, командующим Юго-Западным фронтом назначен Буденный, а Северо-Западным фронтом – Ворошилов.

Так как Тимошенко был на фронте, его многочисленные обязанности как наркома обороны оказались подвешенными; 17-го июля наркомом обороны назначается Сталин.

И, наконец, уже в августе, 8-го числа, Сталин был назначен также Верховным Главнокомандующим; соответственно, Ставка стала называться Ставкой Верховного Главнокомандования.

Такая централизация управления и концентрация власти были совершенно необходимы для более-менее эффективного руководства громадным государством во время тяжелейших испытаний, навалившихся на страну. И хорошо, что нашелся такой человек, который смог потянуть всю эту убойную ношу и у которого хватило интеллекта, знаний, психической и нравственной устойчивости, терпения и здоровья, чтобы не подломиться под столь тяжким грузом…

Коснемся вскользь причин поражений РККА в первые годы войны.

«Вскользь» - потому что на эту сложную тему много написано разными серьёзными исследователями; но всё же хотелось бы сделать акцент на нескольких моментах.

Я бы хотел выделить три фактора, наиболее существенных для объяснения наших проблем.

Фактор первый (наименее значимый) – условно назовем его «предательство».

Широко распространено мнение о заговоре и предательстве руководства Западного фронта (командующий Д.Павлов), подставивших свои войска под удар немцев. Но на самом деле тема заговора и предательства достаточно мутная – в том смысле, что недоказанная. Так, например, А.Мартиросян и Ю.Мухин уверены, что Павлов предатель и заговорщик, но, скажем, Е.Прудникова придерживается противоположного мнения.

С одной стороны, в пользу того, что Павлов предатель и подставил своих бойцов, свидетельствуют разные многочисленные факты его просто вызывающей преступной халатности – они широко известны, не буду повторяться; с другой – в этом случае непонятно, зачем он остался с войсками дожидаться своего ареста 4-го июля; был бы предателем – ушел бы к немцам через линию фронта, это было несложно. Кроме того, на суде Павлов упорно стоял на преступной халатности, от какого-либо участия в заговоре категорически отказывался; при окончательном рассмотрении его дела, кстати, Сталин и Берия были против расстрела, но Жуков и остальные настояли на высшей мере. Сразу после суда 22-го июля был расстрелян Павлов и трое его подчиненных, позже по тому же делу были расстреляны еще несколько военных.

Интересно отметить, что из пяти протоколов допроса один все еще остается засекреченным; также любопытна фраза Павлова из опубликованного протокола допроса №5: «…Я признаю себя виновным в том, что директиву Генерального штаба РККА я понял по-своему и не ввел ее в действие заранее, то есть до наступления противника. Я знал, что противник вот-вот выступит, но из Москвы меня уверили, что все в порядке, и мне было приказано быть спокойным и не паниковать. Фамилию, кто мне это говорил, назвать не могу».

Последняя фраза их протокола мне показалась весьма многозначительной; похоже, что Д.Павлов кого-то просто прикрывал…

В общем, темная история, требующая дополнительного исследования.

Возвращаясь к началу – этому фактору, выше условно названному «предательством», многими придаётся чрезмерно большое значение; дескать, если бы не Павлов, то еще и неизвестно, как война бы повернулась. Но посмотрим, как разворачивались события на других фронтах, где не было предателей и где боевая готовность была объявлена более-менее своевременно:

на Южном фронте - боевые действия начались вообще только 26 июня (то есть здесь даже о тактической внезапности говорить не приходится), но уже 8 августа немецкие войска подошли к Одессе, а 12 сентября вышли на Крымский перешеек;

на Юго-западном фронте – к середине августа войска вермахта вышли к Днепру на всем его протяжении от Херсона до Киева, 19 сентября немцы заняли Киев одновременно с созданием колоссального котла, в котором еще через десять дней сдались в плен около 600 000 бойцов РККА;

на Северо-Западном направлении – 9-го июля немецкие войска заняли Псков, 19-го июля вышли к Луге, 28-го августа взяли Таллин, 8-го сентября началась блокада Ленинграда.

А что у нас происходит в это время на Западном фронте? – На Западном фронте под руководством Тимошенко войска Красной армии два месяца, с 10-го июля до 10-го сентября, бились под Смоленском, по сути сорвав немецкий блицкриг; при этом надо помнить, что Германия, вопреки ожиданиям нашего Генштаба, основной, самый мощный удар нанесла именно по Западному фронту.

Подводя итог по теме «предательства»: по Павлову вопросы есть, но что-либо определенное утверждать не приходится; а если мы посмотрим, так сказать, на битву с высоты, то через два месяца после начала войны ни одно направление как-то особо не выделяется: катастрофические события разворачиваются на всех фронтах.

Фактор второй – неудачное расположение наших войск.

Большое количество войск – около сорока дивизий (по некоторым оценкам и поболее) – располагались примерно равномерно вдоль всей западной границы и в непосредственной близости от нее, сверх того дополнительно концентрируясь на двух выступах для последующего наступления. Такое расположение было следствием полного непонимания советским генералитетом и Генштабом характера предстоящей войны; генералы готовились к прошлой войне…

Помните хвастливую и немного смешную фразу из проекта Устава: «Если враг навяжет нам войну, Рабоче-Крестьянская Красная Армия будет самой нападающей из всех когда-либо нападающих армий»?

РККА готовилась к сокрушительному контрудару; еще весной Генштаб (Жуков) произвел передислокацию фронтовой авиации ближе к границе – истребители теперь базировались на аэродромах в 20-30 км от границы, бомбардировщики – в 50-70 км.

Но начавшаяся война была другой.

В этой новой войне нападавший всегда имел преимущество в инициативе – за счет мощных подвижных соединений резко наращивая преимущество на выбранных участках и нанося там концентрированные удары.

Оборонявшаяся сторона почти неизбежно в таких случаях запаздывала, и единственным способом блокировать нанесенный удар было как можно дольше задержать, затормозить войска прорыва, подтягивая за это время свои подвижные соединения для ответного удара.

Генералитет РККА готовился к прошедшей позиционной войне, стянув немалые силы к границе и равномерно размазав их вдоль нее; впрочем, за исключением Львовского и Белостокского выступов – там была повышенная концентрация наших войск, и с этих выступов планировалось нанести глубокие прорывные удары по войскам вермахта.

…Оба этих выступа были сравнительно легко подрезаны немцами в первые дни войны – и все предназначенные к наступлению дивизии оказались в окружении…

Германия нанесла концентрированные удары, создавая многократное преимущество на участках прорыва. Весь длинный пояс советских войск оказался разрезанным на много кусков; подвижные ударные соединения вермахта уходили в разрывы обороны вперед, а следующие за ними пехотные дивизии блокировали оставшиеся позади части РККА, стягивая вокруг них удавки окружений…

Таким образом, расположение значительного количества войск РККА более-менее равномерно вдоль всей западной границы в непосредственной близости от нее оказалось фатальным – эти войска по определению не могли выдержать концентрированных ударов немецких войск в местах прорывов, при этом оказавшись почти сразу после прорывов с нарушенными коммуникациями и под угрозой окружения; речь уже не шла о победоносном наступлении – надо было думать об обороне и прорыве к своим, и это был вопрос жизни и смерти…

…Скорее, смерти; до конца 1941 года безвозвратные потери РККА убитыми, пленными и пропавшими без вести составили (примерно) 5,3 млн человек, из них пленными – 3,3 млн.

То есть та армия, которая в начале июня готовилась защитить СССР и победоносно разбить Германию, через несколько месяцев была практически вся уничтожена…

И здесь надо рассмотреть третий фактор – как мне кажнтся, наиболее существенный для понимания наших потерь.

Этот фактор – своего рода определенная незрелость советского общества и его техническая отсталость от Германии.

В 1931-м году Сталин сказал свою пророческую фразу о том, что СССР должен пробежать полувековое отставание от западных стран за десять лет, иначе его сомнут. И действительно, к 1941-му году СССР сумел провести столь необходимую индустриализацию, что дало возможность выстоять и победить в войне. Советская индустриализация выглядит как чудо; например, до сих пор непонятно, откуда были взяты колоссальные средства для закупки промышленного оборудования и заводов – и как удалось эти средства освоить и научиться работать на всем этом оборудовании…

Но надо понимать, что большую часть населения составляли крестьяне (около 70% перед войной), да и среди горожан было много выходцев из деревни. Соответственно, крестьянские корни были у основной части бойцов РККА – впрочем, как и у офицеров. За два предвоенных года численность армии резко увеличилась – почти в три раза; доля более-менее опытных командиров и солдат, и без того не очень значительная, заметно снизилась.

Индустриализация сама по себе была проведена рекордными темпами – но люди немного подотстали…

Это отставание (я назвал его выше незрелостью) проявлялось везде.

Генералы вследствие этой технической и интеллектуальной незрелости плохо понимали перед началом войны, какой должна быть армия и какие ей нужны технические средства. Создавая громадные танковые корпуса, они не продумывали вопросы управления таким количеством танков, их техническое обслуживание и ремонт, а также то, что танки не могут атаковать без пехоты, а пехоту нужно возить; за скобками оставалась тема транспортировки пушек и боеприпасов; тем более осталась неотработанной тема взаимодействия танкистов, пехоты и артиллерии; я уж не говорю о взаимодействии с авиацией…

Генералы на тот момент оказались неспособны к анализу; они не смогли продумать и более-менее детально спланировать предстоящие военные действия – и едва ли стоит их винить за это; Вторая мировая война была войной моторов – но много ли понимал в моторах начальник Генштаба Жуков, имевший три класса церковно-приходской школы (где учили грамоту на чтении ветхозаветных псалмов) и год торгового училища для подмастерьев? Я вообще удивляюсь, как он мог писать приказы…

С рядового состава – бывших крестьян – меньше спрос, но они также плохо понимали технику, что приводило к хамскому с ней обращению; более-менее нормальных и грамотных механиков и техников остро не хватало и в промышленности, а в армейских частях – рембатах и технических подразделениях – тем более…

Для сравнения – к 1940-му году в Германии в личной собственности имелось около 2-х миллионов автомобилей; это означает, что практически все взрослые немцы имели понятие о коробках передач, тормозных колодках, радиаторах и тому подобном; наши крестьяне и слов-то таких не знали…

Советские конструкторские и инженерно-технические кадры перед войной также были в среднем весьма сырые (несмотря на отдельные исключения – но они не делали погоды).

В результате армия получала большое количество машин низкого качества; например, первые легендарные Т-34 имели по паспорту гарантированный срок работы всего 50 часов, после чего двигатель подлежал ремонту (который на местах делать толком никто не мог)…

На общий низкий технический и культурный уровень накладывалась еще одна беда – отвратительная подготовка бойцов, имевших дело с техникой – в первую очередь танкистов и летчиков. Причины этой беды объективны – с одной стороны, в связи со взрывным ростом РККА в частях и училищах был острейший дефицит грамотных и толковых инструкторов; с другой стороны, перед войной существовал также острейший дефицит топлива и учебной техники. Как могли в частях тренировать, например, механиков-водителей, если ресурс танков был очень низкий, а топлива выделялась мизерное количество? Приходилось выбирать между поддержанием боевой готовности более-менее нормативного количества танков и самолетов – и тренировкой летчиков и танкистов; командованию частей все время приходилось балансировать…

Так сказать, трудности роста…

Плохим пониманием крестьянскими генералами характера будущей войны – войны моторов – объясняется и отвратительная сбалансированность военных частей. Что я имею виду? – Например, для эффективного маневра и наступления танковой части требовалось, кроме танков, определенное количество подходящих пушек и минометов для предварительного огневого подавления обороны противника и защиты от возможного контрудара противника; дополнительно к танкам необходима была пехота, которую требовалось быстро перемещать вслед за танками, соответственно, нужны были грузовики для этой пехоты и тягачи для пушек; нужна была еще и авиация – для бомбежки противника и защиты от вражеских самолетов; и, конечно, нужна была эффективная связь между командирами танковых, пехотных, артиллерийских и авиационных соединений. Все эти вещи кажутся достаточно элементарными, здесь не требуется каких-то особых знаний – достаточно здравого смысла и более-менее отчетливого понимания, что такое мотор и как он работает; но вот почему-то сбалансированности в частях РККА на начало войны не было…

Танковый корпус из 900 танков на начало войны был условно подвижным соединением – отсутствие достаточной пехотной и артиллерийской поддержки, надежной связи танковых подразделений между собой, с командованием,  пехотой и артиллеристами, своевременного подвоза горючего, а также отсутствие четкого взаимодействия с авиацией неизбежно приводило к тому, что при столкновении с войсками вермахта это колоссальное количество танков вместо грозной силы быстро превращалось в большое кладбище, где танки стояли вместо надгробий…

Конечно, если поместить все наши войска 1941-го года, например, в 1914-й год – мы бы дали жару; но в 1941-м году война была уже сильно другой; быстрые перемещения крупных моторизованных частей и их эффективное взаимодействие с авиацией (что требовало надежной связи) – вот основа новой войны.

РККА была не готова к такой войне; из-за слабой технической подготовки и некоторой интеллектуальной отсталости генералы плохо представляли себе характер предстоящих действий, вследствие чего создали плохо обученную и отвратительно сбалансированную армию; низкое качество военной техники, техническая неразвитость личного состава и его скверная подготовка довершали картину.

Именно этот третий фактор и обусловил наши потери в начале войны – и не только в начале, но и в дальнейшем; не было никакой внезапности в 1942-м и даже в 1943-м годах – а тяжелые поражения были…

И причина этих поражений именно в технической неразвитости как генералов, так и бойцов; как конструкторов, так и рабочих.

Война оказала исключительное влияние на ускорение развития нашего общества; если мы возьмем СССР 1941-го года и СССР 1951-го года – то разница будет колоссальной; обильный полив русской земли кровью и слезами в течение долгих четырех лет дал уникальные результаты…

На этом будем считать вступление законченным; далее рассмотрим кратко военные события примерно в хронологическом порядке.

Вступление получилось немного тяжелым; кто дочитал до конца – мое почтение.

Спасибо за внимание.

 

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий

15. Ответ на 10, :

У одного немецкие мотоциклисты катались по Уралу. Другой всё с булками расстаться не в силах.) Песня что ли ему запала о булках. Ну да, коммунизм эффективнее капитализма, ибо Первую мировую проиграли, а Вторую выиграли.) Исчерпывающее объяснение. Так же и о бисмарках с законами о "кухаркиных детях". То ли великий Сталин! Ну да. Там были косяки. Но он не виноват. Это только наши цари были во всём виноваты. Путин виноват во всём. Ну а для великого Сталина мерка несколько другая. Уж он то ликвидировал отставание. Это не при нём была фактически уничтожена военно-научная мысль. После чисток среди военных высказывать нечто несогласное с "линией партии" просто было опасно для жизни. Линия была - бить врага на ЕГО территории. Что такое арьергардные бои вообще не желали слышать. За высказанное предложение изучать и проводить учения по умению ведения арьергардного боя плаха была обеспечена. Не а, Сталин тут не причём. А вот, что докладывал в июне 1937г. военный атташе Франции подполковник Л.Симон своему правительству: "Меры в отношении армии приобретают всё более явный политический характер, что не может не нанести ущерба её боеспособности...Если же официальные объяснения не соответствует действительности, то какова же цена режиму, который стремится уничтожить энергичных и сведущих людей, служивших ему почти 20 лет?" (Дессберг Ф., Кен О.Н. 1937-1938:Красная аррмия в донесениях французских военных атташе. Вопросы истории, №10/2004, С.27,28) Донесение в конце июня 1938г. нового атташе полковника Паласе: «1. Красная армия, вероятно, более не располагает командирами высокого ранга, которые бы участвовали в мировой войне иначе как в качестве солдат или унтер-офицеров. 2. Разработанная Тухачевским и его окружением военная доктрина, которую наставления и инструкции объявили вредительской и отменили, более не существует. 3. Уровень военной и общей культуры кадров, который и ранее был весьма низок, особенно упал вследствие того, что высшие командные посты были переданы офицерам, быстро выдвинутым на командование корпусом или армией, разом перепрыгнувшим несколько ступеней и выбранным либо из молодежи, чья подготовка оставляла желать лучшего и чьи интеллектуальные качества исключали критичную или неконформистскую позицию, либо из среды военных, не представляющих ценности, оказавшихся на виду в гражданскую войну и впоследствии отодвинутых, что позволило им избежать всякого контакта с «врагами народа». В нынешних условиях выдвижение в Красной армии представляет своего рода диплом о некомпетентности. 4. Чистка, распространяющаяся по лестнице сверху вниз, глубоко дезорганизует воинские части и скверно влияет на их обучение и даже на условия их существования… 5. Непрекращающиеся перемещения офицеров… против чего советское командование с 1930 г. решительно выступало, вследствие чистки стали как никогда многочисленными… 6. Учреждение института военных комиссаров, усилия, прилагаемые для того, чтобы поставить во главе воинских частей офицеров, служивших в отдаленных друг от друга местностях и незнакомых между собой, и все более непосредственное наблюдение со стороны органов государственной безопасности ставит кадры Красной армии в положение невозможности полезной работы и лишает их всякой инициативы и увлеченности делом. 7. Даже дисциплина подорвана критикой со стороны подчиненных, которых к тому подталкивают и поощряют, своих начальников, постоянно подозреваемых в том, что завтра они окажутся «врагами народа». Эта прискорбная ситуация, которая нанесла советским кадрам (по крайней мере, высшему командованию) более серьезный урон, чем мировая война, делает Красную армию в настоящее время почти непригодной к использованию. Советские власти отдают себе в этом отчет и прилагают неослабные усилия по скорейшей подготовке новых кадров. Однако, несмотря на создание многочисленных новых училищ и интенсивное направление офицеров на курсы повышения квалификации, для того чтобы зарубцевались тяжелейшие раны от катастрофы, вызванной “чисткой”, по всей вероятности, потребуются многие годы»(Там же)

Kiram / 12.08.2020

14. Ответ на 6, Потомок подданных Императора Николая II:

сказала интересную деталь

Тут иногда возникают споры о том, что такое постмодернизм.

Похоже, один из признаков постмодернизма обнаружился:

рабочие изготавливают детали, а "русские иваны" их говорят.

13. !

Когда всё это читаешь, так становится ясно, что нам не победить, если бы не помощь Божия - и Сталин это хорошо понимал. Об этом говорят его действия, предпринятые во время войны по отношению к Православной Церкви.

NNNN / 11.08.2020

12. Ответ на 2, Русский Сталинист:

Первоначальное обучение было у нас бесплатным по закону еще с начала правления государя Николая II, а с 1908 г. оно становилось обязательным. На 1918 г. планировалось ввести обязательное бесплатное среднее образование. Это и был тот «всеобуч», который должен был охватить страну уже к началу 1920-х гг. До сих пор существует устойчивая легенда, что одной из «заслуг» большевиков-ленинцев стала ликвидация безграмотности. 1894–1914 Начальные школы Увеличение числа школ – в 2 раза Увеличение числа учеников – в 2,9 раза Средние школы и гимназии Увеличение числа школ – в 15 раз Увеличение числа учащихся – в 13 раз 1917–1928 Начальные школы Сокращение числа школ – в 1,1 раза Сокращение числа учеников – на 2% Средние школы и гимназии Сокращение числа школ – в 1,5 раза Увеличение числа учащихся – в 1,1 раза Как видим, при Ленине и его партии проходила не ликвидация безграмотности, а ликвидация образования. Частичным восстановлением образования занялся уже в 1930 гг. И.В. Сталин, по мере разборки с ленинскими «ликвидаторами».

NNNN / 11.08.2020

11. Ответ на 10, :

А что конкретно? ) Про французские булкохрусты (любимое блюдо коммунистической элиты) ? )) Наверное Франция их поставляла Российским вождям того периода в обмен на золото Российской Империи, которым большевики щедро делились (а точнее отдавали без остатка) с Правительствами иных страны (интернационал он такой интернациональный) ))

)

Неуловимый Джо так и остался в душе ребёнком - жалуется мамочке-Кираму на злых большевиков.

10. Ответ на 9, Kiram:

Какого только бреда не встретишь на полях комментариев!)

А что конкретно? ) Про французские булкохрусты (любимое блюдо коммунистической элиты) ? )) Наверное Франция их поставляла Российским вождям того периода в обмен на золото Российской Империи, которым большевики щедро делились (а точнее отдавали без остатка) с Правительствами иных страны (интернационал он такой интернациональный) ))

9. Эмоции

Какого только бреда не втретишь на полях комментариев!)

Kiram / 11.08.2020

8. Ответ на 4, Русский Иван: Ду, майн либер Августин, Августин, Августин, аллес ист вег,,,(

(БЫЛИ РАССКАЗЫ СТАРОЖИЛОВ,БУДТО БЫ НЕМЦЫ РАССЕКАЛИ НА МОТОЦИКЛАХ ПО ЮЖНОМУ УРАЛУ)

https://www.youtube.com/watch?v=CUrw9bfGc3M

7. Ответ на 3, Потомок подданных Императора Николая II: Можно ли за 10 лет преодолеть путь, на который у других народов ушло 50-100 лет? В чём-то можно, а в чём-то нет.

Вы всё верно пишете, Владимир Леонидович, но на всё это у Сталина было всего около 10 лет, а Гитлер пользовался вековым прусским опытом и вековыми прусскими традициями. Молодые красноармейцы 1921 г.р., чьи родители были неграмотными крестьянами, и молодые немецкие солдаты такого же возраста, чьи родители были образованными немецкими бюргерами, учившимися в немецких школах по прусской образовательной системе, находились в совершенно неравных условиях. Красноармейцам подчас трудно было собрать и разобрать старую винтовку-трёхлинейку, новая современная СВТ-40 просто вгоняла их в ступор, а солдатам вермахта нечего не стоило починить машину или мотоцикл. У Сталина было критически и даже катастрофически мало времени, чисто техническую и промышленную проблему он успел решить за отведённые ему 10 лет, но полностью перестроить многовековую забитую безграмотную психологию основной массы русского народа он, конечно, не мог за столь мизерный по историческим меркам срок. Делать это пришлось уже в ходе войны большим потом и большой кровью, но это вина не Сталина, как лгут антисталинисты, а его венценосных предшественников, на протяжении столетий державших простой русский народ на положении безправных неграмотных рабов.

6. Ответ на 5, Русский Иван:

Четверикова в передаче сказала интересную деталь,что в Швецию(главный поставщик Адольфа железом)

)

Укробот даже Четверикову заставил говорить на суржике.

Владимир Смирнов:
Все статьи автора
Последние комментарии
Пожалуйста, проснись, товарищ Сталин
Новый комментарий от Vladislav
2020-09-29 23:16
«Колонизация России приведёт к катастрофе всего мира»
Новый комментарий от электрик
2020-09-29 22:21
О духовном устроении Сергея Есенина — Поэта и человека
Новый комментарий от электрик
2020-09-29 22:15
Учиться у Сталина
Новый комментарий от Туляк
2020-09-29 21:29
Таблетки алчности
Новый комментарий от Андрей Карпов
2020-09-29 20:59
Россия должна вмешаться в конфликт в Нагорном Карабахе
Новый комментарий от Андрей Козлов
2020-09-29 19:14
Великому сыну России, российскому Победоносцу
Новый комментарий от учитель
2020-09-29 18:11