Мертвые сильнее живых

Глава пятая. Смерть без свободы. Сто за одного. Часть 3

Павел Тихомиров 
0
25.05.2012 723

Предисловие

Глава первая. Югославянские эксперименты. Часть 1.

Глава первая. Югославянские эксперименты. Часть 2

Глава первая. Югославянские эксперименты. Часть 3

Глава вторая. Точка невозврата

Глава третья. Болье рат него пакт!

Глава четвёртая. Карточный домик. Часть 1

Глава четвёртая. Карточный домик. Часть 2

Глава пятая. Смерть без свободы. Сто за одного. Часть 1

Глава пятая. Смерть без свободы. Сто за одного. Часть 2

Образование власти Недича приходится на тяжелейшее в сербской истории время. Анархия, которая царила в югославских краях, захваченных хорватами, болгарами, арнаутами и мадьярами, перенеслась теперь в саму Сербию. Теперь и тут поселился пожар, и полилась кровь. Кровожадные усташи уже подтянулись к последним рубежам «зауженной Сербии», ожидая лишь отмашки, чтобы вторгнуться во внутреннюю Сербию.

Спустя две недели после превращения временной Комиссарской Управы в Правительство Национального Спасения, Сербия оказалась на краю пропасти. К тому времени партизаны Тито контролировали уже обширную территорию внутри промышленной Сербии. Территорию, которая вошла в историю как «Ужицкая Республика». Для подавления объединенного партизанско-четнического отряда, действовавшего в Шабаце, Недич отправил подразделение «стражи». Которое... в полном составе перешло на сторону восставших.

Тогда немцы публично заявили, что сербы не оправдали возлагаемых на них надежд, что они не способны самостоятельно справиться с царящей в своём краю анархией. Раз так, то Рейх вынужден идти на крайние меры. 16 сентября Кейтель издал указ, который должен был устрашить сербов. Согласно указу за одного раненного немецкого солдата расстреливалось 50 сербских заложников, а за одного убитого - сто.

Милан Недич выступил перед правительством Национального Спасения с предложением уйти в отставку, поскольку тогда казалось, что всё уже кончено.

Ситуацию спас льотичевец Михайло Олчан. Он объявил, что бывшие члены «Сбора» способны в течение 24 часов сформировать боеспособную группу в 500 человек. Позже на её основе будет сформировано подразделение, которое сможет навести порядок на территории, за которую несёт ответственность генерал Недич.

***

Уже 16 сентября была сформирована Сербская Добровольческая Команда (СДК), возглавленная полковником Костой Мушицким, бывшим адъютантом Короля Александра, королевы Марии и короля Петра Второго.

Добровольцы носили униформу югославского королевского войска, но вместо герба Югославии был герб Сербии. Справа на груди была предусмотрена эмблема СДК - крест со св. Георгием в центре и надписью по кругу: «С верой в Бога, за короля и Отечество - Добровольцы».

Первый отряд был укомплектован сотней студентов, которые уже в первом бою, 17 сентября развеяли миф о непобедимости партизан. Этот отряд добровольцев получил название «Третий ученический», возглавил его артиллерийский поручик Будимир Никич. 25 сентября удача вновь улыбнулась добровольцам: после трёхчасового боя были захвачены богатые трофеи: 2 станковых и 14 ручных пулемётов, винтовки, гранаты и боеприпасы. Среди пленных партизан был один немец и один венгр.

В течение недели добровольцы выполнили поставленную перед ними боевую задачу, однако в тот же день в другой части Сербии разыгралась очередная трагедия.

В ночь с 24 на 25 сентября объединённый отряд четников капитана Драгослава Рачича и партизан Небойши Йерковича совершили неудачное нападение на город Шабац. Поскольку немцы не имели достаточно сил для противодействия сербам, они позвали на подмогу усташей из Срема. Объединённые отряды нацистов выдержали 2 атаки четников и партизан и сразу же после окончания боя немцы издают указ, согласно которому все мужчины от 14 до 65 лет должны немедленно прибыть к немецким властям.

Прибыло около 7 тысяч. Эту группу сербов немцы с усташами отвели в Кленак. Всю дорогу их подгоняли пинками. Из Кленака группу перебросили в Ярак, находившийся под контролем усташей. По дороге нацисты убили 164 человека - тех, кто не мог выдержать ускоренного темпа передвижения. В самом же Шабаце немцы расстреляли около 40 человек - тех, кто пытался спрятаться, но был найден после детального обыска, методично проведённого по всему городу.

Усташи пригнали в Ярак несколько сотен крестьян из близлежащих сёл. Эту группу усташи собрали по сёлам и погнали с поднятыми руками перед собой. Около 50 отставших были застрелены.

Как только Недичу доложили о происходящем в Шабаце, он тот час же выразил протест немецкому командованию, напоминая о том, что четники Косты Печанца и отряды старшин уже начали зачистку территории. Исходя из этого, Недич потребовал вернуть взятых в заложники сербов в Шабац. Благодаря оперативному и энергичному вмешательству Недича уже 30 сентября заложники малыми группами были распущены по домам, а усташи, после непродолжительного пребывания в Сербии, были выпровожены вон.

Немцы же, получив подкрепление, двинулись в карательную экспедицию, которая вскоре укутает Сербию траурными лентами.

***

Осень и декабрь 1941 были судьбоносными для оккупированной Сербии. В то время многие видные люди в Сербии размышляли о возможности коммунистического пути развития.

Той осенью гестаповцы учинили массовые ночные аресты белградской интеллигенции. Элита Белграда была превращена в заложников. И немцы объявили, что будут исправно расстреливать по сотне белградцев за каждого погибшего на территории города немца.

Интеллигенция была арестована под предлогом расследования деятельности масонских лож. В межвоенное время Белград действительно был одним из центров масонства, о чём будет сказано в соответствующей главе, посвящено Антимасонской выставке, проходившей в Белграде в это время.

Димитрий Льотич немедленно прибыли к Тюрнеру, шефу верховного штаба. Переводчиком был Бошко Костич. Льотич изложил цель своего срочного визита.

- Да, г.Льотич, они арестованы как члены лож вольных каменщиков. Именно из-за своей принадлежности масонству, они будут пребывать в руках Гестапо как заложники.

На это Льотич ответил:

- Это значит, господин державный советник, что Вы получили из Берлина указание истребить сербский народ до основания. В связи с этим, я полагаю, что в услугах сербской власти Вы более не нуждаетесь!

- Хватит! - Резко перебил Тюрнер, - Никаких особых инструкций из Берлина мы не получали. Вы знаете об указе Кейтеля. Чего Вы хотите? Чтобы в качестве заложников мы хватали первых попавшихся граждан Белграда? Вы что, г-н Льотич, изменили своё отношение к масонам и евреям? Разве Вы больше не антисемит?

- Я всегда был и сейчас остаюсь убеждённым противником Иудейского духа! Я всегда был против проникновения в экономику нашей страны Еврейского капитала. Но это же вовсе не значит того, что я стану приветствовать еврейские погромы! То же самое могу сказать и по поводу масонства. В настоящее время находящиеся в заложниках члены давно упразднённых югославских лож не имеют абсолютно никакого влияния на ситуацию в стране. Зато эти самые бывшие члены являются признанными специалистами. Каждый в своей области. И без учёных, врачей, инженеров и т.д. не может существовать ни один цивилизованный народ.

На этой встрече было решено перевести арестованных из категории заложников в категорию подследственных по делу масонских лож. Вскоре все арестованные были распущены по домам. Исключение составили старый профессор Влайнац, д-р Дьжордже Тасич, секретарь торговой палаты д-р Мародич. После того, как Льотич дал письменную гарантию, этих людей также выпустили.

***

Тем временем партизанские агитаторы вовсю пустили слух, будто немцы изгнаны из Сербии. Что освободительная русская армия, прочесав Румынию, уже вступила в Крагуевац, а немецкий гарнизон заперт в Кралево.

Объединённый отряд четников и партизан, усиленный множеством добровольцев из числа крестьян Любичского, Трнавского, Драгачевского и Жичского районов, совершил нападение на Кралево.

Четнические силы были под командованием капитана Боевича и поручика Дерока (оба погибли в атаке), а партизан вели в атаку Станисавлевич и профессор Павле Якшич (позже ставший генерал-полковником армии Тито).

Борьба за Кралево закончилась для сербов весьма печально: в совокупности погибло около 800 человек - не столько из числа нападавших, сколько из попавших под обстрел жителей города. Немцы же потеряли 23 бойца.

За погибших в этом бою немцев последовала месть, вошедшая в историю Второй Мировой. За каждого погибшего немца согласно указу Кейтеля «Сто за одного», гитлеровцы расстреляли сотню ни в чём не повинных граждан городка. 19 и 20 октября 1941 года было казнено 2300 кралевчан - каждого третьего жителя этого небольшого городка. Среди расстрелянных было также немало беженцев их НДХ. В числе погибших было около 200 членов льотичевского движения «Сбор», в том числе отца двух активистов добровольческого движения, Бранислава и Александра Костич.

16 октября, спустя месяц после того, как по всей Сербии было распространен приказ Кейтеля, объединённый отряды партизан под командой Драгутина Марковича и Райи Недельковича и четников майора Палошевича, капитана Душана Смлянича и Душана Глишича напали на немецкую колонну, двигавшуюся по пути Горный Милановац - Крагуевац. В бою немцы потеряли 10 человек убитыми и 26 ранеными.

На следующий же день Недич отправил в Крагуевац добровольческий отряд в составе двух рот под командой Марисава Петровича, который должен был на месте разобраться и неотлагательно принять самые решительные меры по наведению порядка. Марисав Петрович, земледелец из села Градца, должен был на месте сформировать Пятый добровольческий отряд, получивший название «Шумадийский». Добровольцы были размещены в средней школе «Король Петр».

Однако уже в 5 часов утра 20 октября на место прибыла карательная экспедиция под командой майора Кёнига. Первым делом гитлеровцы блокировали сербский добровольческий отряд в школе и не выпускали их оттуда в течении 15 часов.

За это время нацисты успели сделать немало.

Марисав Петрович, потрясённый неожиданной блокадой, позвонил в среднюю школу «Святой Савва», где находился Милош Войнович, который занимался формированием Десятого добровольческого отряда. Однако личный состав ещё не был набран, поэтому немцы не стали блокировать эту школу. Милош немедленно прибыл к блокированной школе «Король Петр», и после разговора с М.Петровичем было немедленно решено следовать к немецкому «крайскоменданту», который бы объяснил причины блокирования сербских добровольцев и переполоха, учиненного прибывшими немецкими солдатами.

Благодаря блестящему владению немецким языком, Милош Войнович-Лаутнер, словенец по национальности, объяснился с немецкими охранниками и легко вывел Петровича из блокированной школы. Вместе они достигли в комендатуру и тут узнали, что в отместку за десятерых погибших и 23 раненных немцев, гитлеровцы намерены расстрелять ровно 2300 сербских заложников. Согласно небезызвестного приказа.

Напуганные страшной вестью, Войнович и Петрович отправляются к командиру карательного отряда, майору Кёнигу, однако тот даже не желает с ними разговаривать. Тогда они возвращаются в комендатуру и пытаются втолковать немецкому коменданту, что в гибели немецких солдат жители Крагуеваца невиновны, что:

- Крагуевчане мирные люди, которые сидели по домам и занимались будничными делами. Какое отношение имеют жители городка к перестрелке, произошедшей в окрестностях села Люляка!? Если немцы собираются так продолжать, то зачем тогда было устраивать затею с национальными добровольческими отрядами Недича и Льотича, которые и должны, по идее, восстанавливать мир и порядок!? Если немцы собираются и дальше уничтожать сербский народ, то добровольцы вслед за четниками и партизанами тоже уйдут в лес!

Марисав Петрович закончил так:

- Я немедленно распускаю свой отряд по домам.

- Погодите, давайте попробуем ещё раз, - комендант попытался сам умилостивить непреклонного пруссака Кёнига.

Прибыв к карателям, комендант убедил Кёнига хотя бы то выслушать сербских добровольцев.

- Господин майор, среди заложников находятся не просто невинные люди, среди них немало искренних националистов и антикоммунистов. Мы можем предоставить серьёзные доказательства своих слов. А в первую очередь мы бы просили Ваше превосходительство распорядиться относительно того, чтобы в первую очередь была проявлена милость к гимназистам...

Майор Кёниг грубо оборвал Петровича:

- Какая милость? Какая милость! Мы что, по-вашему, шутим? Вы что не знали об указе господина Кейтеля? Никакой милости. Вы что, решили над нами поиздеваться? Мы вам не Габсбурги! Честь германского оружия оскорблена! Отмщение будет произведено точно в согласии с соответствующим указом.

Командир сербских добровольцев уже знал, в чём именно заключалось «оскорбление германского оружия», а потому не смел спорить, но пытался взывать к здравому смыслу немецкого офицера:

- Но ведь Вам же должно быть известно, что коммунистические отряды состоят наполовину из иностранцев! Почему же должны страдать сербы?

- Потому что коммунистические отряды состоят наполовину из сербов!

- Если не уважите мою мольбу, прошу Вас: первым расстреляйте меня лично и моих бойцов-добровольцев. А потом уже невинных горожан.

Тут уже не выдержал комендант и вмешался в переговоры:

- Господин майор, я предлагаю поручить господину Петровичу составление списков, которые он доставит нам на рассмотрение. В списках должны значится только те люди, за которых он готов отвечать своей головой.

А Кёниг добавил:

- И прежде, чем пугать нас тем, что Вы распустите своё войско, помните вот о чём: Если вы и не захотите нам помогать, то желающие всегда найдутся. Усташи, албанцы, мадьяры, болгары... Кого из друзей Рейха Вы желали бы видеть тут в качестве блюстителей порядка?

С составлением списков сразу же возникли проблемы. Петрович, как известный земледелец, знал кое-кого из жителей окрестных сёл, но в самом городе у него не было знакомых. В ново сформированных отрядах было также очень мало местных. Пришлось вписывать в списки антикоммунистов всех подряд, без разбора. Уже в первый вечер на основании списков было выпущено 800 человек.

Всего же немцы выпустили по спискам, представленным добровольцами, около 3 тысяч человек. Согласно немецким афишам, расклеенным по всей Сербии, в Крагуеваце было расстреляно 2300 заложников. В конце главы мы расскажем о том, в чем же именно заключалось «оскорбление германского оружия».

***

Льотичевцы были убеждены в том, что эта вылазка была провокацией, нацеленной на то, чтобы взбудоражить народ после того, как гитлеровцы приведут в исполнение свою угрозу «сто за одного». Иначе как можно объяснить тот факт, что никто из нападавших на военную колонну даже не попытался отбить у немцев тех сербов, которые находились в качестве заложников? Замполитом отряда был известный член Сербской народной Крестьянской партии Милой Симович.

Эти предположения подтверждаются воспоминаниями капитана Павла Богичевича из Книча, бывшего во время войны в четническом отряде.

20 октября Богичевич разговаривал с командиром партизанского отряда студентом Райе Недельковичем.

- В Крагуеваце, говорят, схвачено больше тысячи человек в заложниках. Немцы хотят отомстить за своих и пострелять наших.

- Наши все в лесу, - ответил студент.

Но четник продолжал убеждать партизана:

- Немцы их точно постреляют. Мы бы могли отбить их и тогда они бы ушли в лес и присоединились бы к нам.

- Ещё не время для такой операции. А те, кто оказался в заложниках сам виноват: нужно было не дома прохлаждаться, а вовремя уходить в лес! И вообще, чем больше немцы постреляют людей, тем легче нам будет освободить и Крагуевац, и всё остальное. Запомни: чем хуже, тем лучше!

В тот же день, по рассказу Богичевича, партизаны обстреляли немцев, расположенных в селе Грошницы. Немцы в отместку сожгли 20 домов и расстреляли 100 человек.

Марисав Петрович вспоминал уже после войны, что тяжелее всего было смотреть в глаза тем, кого немцы выводили из толпы заложников и уводили на расстрел. Сделать что бы то ни было не представлялось никой возможности.

И Льотич, и Недич были убеждены в том, что масоны и коммунисты уготовили сербскому народу роль детонатора и пушечного мяса, ибо в сложившейся ситуации результатом восстания будет просто биологическое уничтожение сербского народа.

Третий раз повторять немцы не собирались. Если с анархией не могла справиться ни Комиссарская Управа, ни Правительство Недича, то по территории Сербии огнём и мечом пройдут иноземные каратели.

***

Злополучная перестрелка возле села Люляка, точнее то, что партизаны сделали после перестрелки, преисполнили сердца гитлеровских солдат жаждой отмщения. Ибо партизаны чудовищно осквернили тела павших солдат неприятеля.

Обезображенные тела девяти немецких солдат были сфотографированы, и пачка фотокарточек впоследствии стала тем аргументом, который надёжно выкрутил руки и Льотичу, и Недичу.

Поначалу сербы пытались убедить немцев в том, что неописуемое глумление - дело рук цыган, науськанных комиссарами из Коминтерна, а для сербского воина немыслимо надругательство над поверженным неприятелем, «для Сербина мертвый неприятель больше не враг».

Немцы отвечали в том духе, что если сербы позволили превратить себя в «послушное орудие представителей демонических рас», то это значит, что с сербами говорить на человеческом языке не о чем.

Блаженной памяти патриарх сербский Гавриил (Дожич) в книге мемуаров, изданных посмертно в 1974 году в Париже, описывает приезд Милана Недича в монастырь Войловицу, где в тот момент патриарх вместе с владыкой Николаем (Велимировичем) пребывал в заточении.

Вот выдержка из беседы заключённых архипастырей Сербской Церкви с Недичем. Недич делился, в числе прочего, своими воспоминаниями о встрече с Гитлером:

- Когда я прибыл в ставку, Гитлер встретил меня следующими словами: «Сербы дважды наплевали мне в душу. Вначале своим путчем 27 марта 1941. А потом осквернением тел солдат, погибших в перестрелке с повстанцами. Сербы так ничего не поняли, и поэтому я распорядился совершить акции устрашения в Кралево и Крагуеваце. Германия больше такого терпеть не могла».

На снимках были сфотографированы головы павших немцев, у которых были выколоты глаза, а в уста были вставлены отсеченные уды. Тела были разрублены пополам, причём ноги были раскорячены в гору в виде «V» victory, победа.

Именно этот акт и поставил в глазах Гитлера сербский народ в ряд нелюдей.

***

Люди, не желавшие выжидать удобного момента для восстания, жили в духе лозунга «Свобода или смерть!». Но реальность - такая, какой она была осенью 1941 - приносила, по словам Джёко Слиепчевича «лишь смерть без свободы».

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; Челябинское региональное диабетическое общественное движение «ВМЕСТЕ»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне.

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

24. Ответ на 22., Субъект :

А сербы все-таки дрались не только потому, что Черчилль их подначивал.

Я попросил одного сербского историка, в числе прочего, профессионально занимающегося переводами мемуаров гитлеровских военачальников, чтобы он пару слов написал на форум. Он мне ответил примерно следующее: "Для того, чтобы собеседника можно было в чем-то убедить, необходимо, чтобы собеседник прочитал хотя бы несколько книг по данной теме. Такие собеседники попадаются нечасто". Простите, но в данном случае Вы демонстрируете не присущую многим Вашим репликам эрудицию, но пропаганду с элементами провокации. Завтра, даст Бог, будет опубликовано продолжение, там будут даны ответы на некоторые вопросы, возникшие в ходе обмена мнениями.

23. Ответ на 10., А.В.Шахматов:

Когда сербы и русские пошли за безбожным коммунизмом, то получили то, что получили.

Да,сербы и русские получили за коммунизм жуткие мучения в этой войны, а американцы - награду за праведность, наверное. А еще, Силоамская башня всегда прицельно точно падает на самых виноватых. Это специальное "богословие" такое у вас - "богословие от злости" называется.
Архивариус / 01.06.2012 06:51

22. Ответ на 21., Павел Тихомиров:

Белоруссия в отличие от Сербии была частью временно оккупированной территории Советского Союза, который как мог сопротивлялся нацистам.

A если бы Белоруссия стала частью территории постоянно оккупированной Германией? Вы бы рекомендовали белорусским патриотам идти в полицаи/коллаборанты? Нам легко теперь рассуждать, так как мы знаем результат войны. А люди, которые были там внутри окупированной Белоруссии, они же не знали, чем все это кончится. Они видели, например, что народ гибнет в результате партизанской активности. В итоге около 25% населения погибло. С точки зрения белорусского патриота, это приемлемая цена за партизанскую борьбу в пользу коммунистического режима? Тоже ведь можно сказать: дрались-то за то, чтобы Сталин мог коммунизм распространить на вост. Европу. А сербы все-таки дрались не только потому, что Черчилль их подначивал.
Субъект / 30.05.2012 20:17

21. Ответ на 20., Субъект :

полицаи сразу превратились бы

Белоруссия в отличие от Сербии была частью временно оккупированной территории Советского Союза, который как мог сопротивлялся нацистам. Сербия была частью развалившейся Югославии, которая просто перестала существовать. Перед Правительством Национального Спасения - которое пришло на смену недееспособной Комиссарской Управе - был поставлен ультиматум: или вы загоняете восстание в горы, или - читайте внимательно текст главы. И тогда с населением сербской резервации разбирались бы даже не немцы, а усташи. Белорусские партизаны сражались против тех, кто пытался одолеть Советский Союз. А за что боролись югославские партизаны Тито? За то, чтобы сэр У.Черчилль мог впоследствии преподносить четников Дражи, а позже - партизан Тито в качестве поддерживаемого Британией Европейского сопротивления, играющего роль Второго Фронта.

20. Ответ на 19., Павел Тихомиров:

То есть если бы немцы разбили СССР в 1942, то белорусские "коллаборанаты" и полицаи сразу превратились бы для вас в мудрых патриотов-спасителей народа? А уничтожение ими партизан в лесах стало бы актом спасения белорусов от уничтожения? Легко говорить постфактум, зная конечный результат. Я прекрасно понимаю ужасную трудность, даже, я бы сказал, безвыходность этой дилеммы. Но убивать своих, восставших против захватчиков-поработителей? Я не знаю... Я могу понять, не присоединение к такому восстанию из тех резонов, которые вы изложили, но вставать на сторону врага...?! Вместе с немцами/татарами убивать сербов/русских?
Субъект / 30.05.2012 16:32

19. Ответ на 17., Субъект :

или в Белоруссии зимой 1941-42

я же оговаривался специально, что одно дело - тыл противника, который сражается с моим государством, другое дело - теракты внутри резервации - т.е. оставленного лоскутка территории, на котором сербское население было избавлено от геноцида, имевшего место в Хорватии. Из Болгарии и Албании сербов просто депортировали, предварительно расстреляв более 10 тыс.человек.

18. Ответ на 17., Субъект :

видимо, иначе, чем вы оценивали шансы

К сожалению я не знаю Вашего имени, а начинать реплику со слов "ув. Субъект" как-то не очень. По поводу спора как такового я написал потому, что некоторые Ваши замечания в адрес ура-патриотов мне показались весьма дельными, но, зачастую, Вас интересует не предмет спора, а спор как таковой. У меня был один коллега - чем-то напоминающий Вас - которого интересовала т.н. конфликтология. Ну ладно. Я уже писал неоднократно, повторюсь еще раз: восстание в той ситуации военно-политической, которая складывалась к концу лета 1941, в принципе не могло привести к успеху, и вождей восстания - во всяком случае, четников - предупредили о том, что надежды на скорый приход РККА иллюзорны. Восстание не могло принести ничего, кроме ответного террора и разделения оставшейся за сербами резервации между хорватами, албанцами и др. сателлитами. Об этом написано вполне внятно. "Коллаборанты" доказали гитлеровцам, что они в силах погасить восстание собственными силами, и это спасло сотни тысяч, если не миллионы жизней. Вместе с тем, "коллаборант" Недич настоятельно рекомендовал повстанцам перенести боевые действия на территорию Боснии, оккупированную хорватами. В этом случае усташи бы просто не посмели издеваться над беззащитным сербским населением, а у немцев не было бы повода выкручивать руки правительству Недича. Если у Вас есть аргументы против, я их выслушаю. Но Вам, как мне показалось, просто хочется поспорить. Предположительные мотивы я высказал в начале реплики. Простите, если ошибаюсь.

17. Ответ на 15., Павел Тихомиров:

патриотами называются не те, кто борется с неприятелями, а тот, кто приносит благо своему народу.

О-о-о! Когда-то я уже встречал что-то похожее. Вот: "Нравственно все, что приносит благо рабочему классу." Вы покупаетесь на такие формулировки, Павел? Проблема таких формул, во-первых, в том, что есть это самое благо разные патриоты понимают очень по-разному. За примерами не надо далеко ходить: почти под каждой статьей здесь на РНЛ здешние патриоты мутузят друг друга в бескомпромиссной войне за это самое благо. Но даже если каким-то патриотам удается договориться по определению блага, дальше надо в реальном времени в реальных обстоятельствах принимать конкретные решения. И тут возникает вторая, не менее трудная проблема: какой вариант решения ведет в конечном счете к благу народа. Примеров прямо здесь на РНЛ прямо сейчас полно. Вот, возьмите, Степанова и Семенко (оба - патриоты, оба - за благо, верно?). Они спорили и все еще спорят надо ли было голосовать за Путина или нет. И самая главная проблема здесь, что правильного решения этого спора не существует сейчас. Только постфактум, лет через 20 это может быть станет ясно. Причем, может оказаться так, что тот окончательный результат будет зависеть от каких-то будущих обстоятельств, о которых мы еще даже не подозреваем. Возвращаясь, к вашему конкретному примеру:

Осенью 1941 восстание могло привести к биологическому уничтожению народа, шансов не было никаких.

Те, кто боролся с неприятелями, они ведь наверняка считали, что они приносят благо своему народу этой борьбой. И они, видимо, иначе, чем вы оценивали шансы. А, вот, представьте, кто-то на оккупированной Украине или в Белоруссии зимой 1941-42 года такое говорит: "Шансов нет, партизанская борьба может привести к биологическому уничтожению народа." И на этом основании на благо народу помогает немцам убивать партизан. Мы знаем результат, но они тогда его знать не могли. ----------------------- Спор интересен. Спор заставляет человека хотя бы слегка задуматься над основаниями высказываемых идей. Хотя часто, вместо того, чтобы задуматься, он злится.
Субъект / 30.05.2012 05:04

16. Re: Мертвые сильнее живых

Уважаемый Потомок, Вы должны знать, что существует огромная разница между Сталиным и Титом.Сталин не ненавидел русских, в отличие от Тито, который ненавидел сербов. Сталин вступил в войну, чтобы спасти отечество а Тито отправился на войну с целью и миссией масонства взять власть в государстве. Сталин во время войны не убивал русских патриотов, в отличие от Тито, который убива сербские патриотов. Нет сомнений что в партизанов было много патриотов, но вокруг Тито были жусткие анти-сербы. Первый закон Титового парламента был закон о запрете возвращения сербам на Косово и Метохию. И до самого конца, политика Й.Б.Тито была глубоко анти-сербская. Поэтому нельзя ставить знак равенства между военным Красной Армией с партизанам Тита, хотя и в Титових партизанах было много искренних патриотов, которые не знали какой Тито сербский здодей.Они боролись против немцев, не мечтал о том, что Тито будет проводить анти-сербскую политику, после освобождения.
ranko / 29.05.2012 11:13

15. Ответ на 14., Субъект :

после этого себя называете патриотами

патриотами называются не те, кто борется с неприятелями, а тот, кто приносит благо своему народу. Осенью 1941 восстание могло привести к биологическому уничтожению народа, шансов не было никаких. Об этом было подробно изложено. Но вы ведь сюда пришли просто для того, чтобы поспорить. Не так ли?
Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:
Павел Тихомиров
Как выйти из демографического пике
О насущных мерах тезисно
20.11.2021
Духовный хаос уже достигнут
В рамках «Дискуссионного клуба» РНЛ состоялась яркая дискуссия польского эксперта Павла Земиньского, Дмитрия Куницкого и Павла Тихомирова
16.11.2021
Чарли
Негероические воспоминания о службе в ВС СССР
12.11.2021
Памяти Валерия Новоскольцева
Отошёл ко Господу поэт, публицист и общественный деятель
05.11.2021
Отравленные толерантностью
Павел Тихомиров и Владимир Гольштейн о фарисействе, сексуальных меньшинствах и необходимости гнева как противоядия
02.11.2021
Все статьи Павел Тихомиров
Последние комментарии
Пора реабилитировать Императора Петра Великого
Новый комментарий от Русский Иван
25.11.2021 19:24
«Тема борьбы с вирусом - не только медицинская»
Новый комментарий от Советский недобиток
25.11.2021 19:05
Оболганный академик
Новый комментарий от учитель
25.11.2021 18:52
«Прививки должны быть добровольными, тем более для детей»
Новый комментарий от Владимир (пенсионер)
25.11.2021 16:08