Сатанисты против Константина Душенова

От редакции. Редакция РНЛ кратко сообщала о вопиющем беззаконии - избиения узника совести, православного журналиста Константина Душенова. Бывший пресс-секретарь митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского был зверски избит в Светлый Четверг, 28 апреля 2011 года, на территории спецподразделения «Тайфун». Мы не могли развивать эту тему. Но сейчас обстоятельства изменились. Нужна максимальная огласка. В связи с чем мы предлагаем вниманию читателей интервью с супругой К.Ю.Душенова Еленой Ивановной. 

 - Елена Ивановна, как сейчас чувствует себя Константин Юрьевич?

- Сейчас он находится в Ириновском отделении Всеволожской Центральной районной больницы. Подлечивается. Хотя, конечно, отправлен он туда не из акта милосердия сотрудников наших «гуманизирующихся» демократических исправительных учреждений. Начальник колонии Корепин и покрывавшие его сотрудники из УФСИН постарались сделать все возможное, чтобы скрыть сам факт избиения. Лицемерно выражая мне сочувствие и даже (по громкой связи из УФСИН) отдав распоряжение начальнику колонии произвести видеоосвидетельствование нанесенных телесных повреждений, они даже не задумались о том, чтобы оказать избитому человеку мало-мальскую медицинскую помощь. Я уж не говорю, что их вовсе не заботило, отбиты ли, например, у Душенова почки или печень, - они даже элементарной зеленки не дозволили выдать! Ждали, когда пройдут синяки, чтобы прокуратура спокойно могла закрыть расследование и доложить мне: «Изложенные Вами факты не нашли подтверждения».

 - Но ведь врач, работающий в исправительных учреждениях, не подчиняется системе УФСИН!

- Де-юре - конечно. Де-факто - где вы найдете такого дурака, чтобы взялся бороться против хорошо отлаженной системы ради «какого-то там избитого «зэка»«? Кроме того, ни один «зэк» не смеет придти к врачу без разрешения администрации колонии. А если посмеет - мало ему не покажется. Ему еще больше врач понадобится. А если сотрудники колонии уж очень перестараются в деле «перевоспитания» и осужденный того гляди Богу душу отдаст, тогда быстренько составляется акт о том, что этот несчастный уж слишком сильно упал. Вообще, думаю, если кто-либо изучил бы статистику падений осужденных, регулярно случающихся в местах не столь отдаленных, то он бы решил, что все наши исправительные учреждения представляют собой какую-то сплошную полосу препятствий: рвы там, обрывы, кручи, лестницы постоянно ломаются... Но я отвлекалась. Конечно, был врач в колонии. Заугольников его фамилия. Он-то и фиксировал телесные повреждения при «официальном» освидетельствовании (насчитал что-то около двадцати следов травм). Фиксировал в присутствии дежурного офицера и еще одного заключенного, снимавшего телесные повреждения на фотокамеру. А еще раньше этот Заугольников, измерив мужу давление, сообщил, что 160 - это «вполне нормально». Так что когда Константину каким-то чудом удалось пройти медицинское освидетельствование в районной больнице, этот «независимый» врач, почуяв, чем дело пахнет, озаботился единственным вопросом: можно ли ему быстренько ретироваться из колонии...

Кстати, и в больницу Константин попал вовсе не из-за травм - ему бы просто никто не дозволил указать подобную причину в заявлении (на имя Корепина, конечно). Так что, согласно личному заявлению осужденного Душенова, ему разрешили лечь в больницу «в связи с усилившимися постоянными болями в позвоночнике с диагнозом остеохондроз шейного отдела позвоночника с корешковым синдромом». И случилось это 18 мая, то есть спустя ровно 20 дней после избиения. Дай Бог, чтобы корепиным самим не пришлось столько же времени ожидать «скорую помощь»...

 - А что все это время говорили сотрудники УФСИН, которые знали, что Душенова действительно били? С кем конкретно Вы разговаривали?

- Прежде всего с Саркашовым Сергеем Вячеславовичем. Это начальник оперативного управления и, как он сам признался, именно он курировал пребывание в исправительных учреждениях моего мужа. Это он отдал распоряжение Корепину произвести видеоосвидетельствование нанесенных телесных повреждений. Как я сейчас понимаю, сделал он это только потому, что к тому времени я уже обратилась с заявлением в прокуратуру, и только ради того, чтобы усыпить мою бдительность и получить возможность избежать широкой огласки случившегося. Саркашов говорил, что ему очень стыдно за случившееся с моим мужем, что он сделает все возможное, чтобы облегчить его участь: даст Константину возможность восстанавливать молельную комнату на территории колонии, а может даже и храм, потом разрешат проживать на частном секторе, а там, глядишь, и УДО (условно-досрочное освобождение). «Нам ведь с Вами не нужен скандал, - говорил он. - Конечно, если дело получит огласку, мы можем пострадать. Но ведь и Ваш муж пострадает. Вот смотрите: он стоит на спецучете. А это очень серьезно. Это основание к тому, чтобы перережимить его, отправить на зону... Так что Вы напишите заявление, что Вы удовлетворены данными Вам разъяснениями, а мы уж постараемся больше не допустить такого. Вот и генерал Потапенко (начальник УФСИН) хочет с Вами встретиться...»

Разумеется, я была заинтересована вовсе не в скандале, а в том, чтобы прежде всего помочь моему мужу и хоть как-то приструнить виновных. Однако требуемого от меня заявления я не писала, отговариваясь: «Я подумаю». Мне очень хотелось верить Саркашову, но я ждала хоть малейшего свидетельства того, что от слов он перейдет к делу. В конце концов хотя бы поместит моего мужа в больницу... Но слова оставались словами, а между тем Корепин продолжал издевательства над Константином.

Чтобы пояснить ситуацию, я вернусь к событиям Светлого четверга - 28 апреля. В этот день Константина должны были наконец выпустить из карантина и перевести в отряд, и я с радостью ехала на долгожданное свидание с мужем, которого была лишена возможности видеть больше трех недель, переживая за его давление и остеохондроз. Я везла ему кулич и освященные яички, всякие праздничные сладости, ведь в колонии его лишили возможности сколь-либо достойно встретить Светлое Христово Воскресение. Как, собственно, лишали участия во всех христианских праздниках. В колонию я приехала около пяти часов вечера. Однако на КПП меня огорошили: «А Вашего мужа в колонии нет... Его с другими отвезли на работы в «Тайфун»«. Я растерялась: «Как? Без медкомиссии? Разве он давал согласие?» - «Ну разумеется». - «А почему в «Тайфун»?» - «Да осужденных туда два раза в неделю возят. По вторникам и четвергам. Они там работают». - «А можно встретиться с начальником колонии?» - «Его тоже нет». - «А можно подождать мужа? Ведь рабочий день скоро закончится, а я его так давно не видела...» - «Да что Вы! Их часов в десять вечера привозят...»

Расстроенная, я оставила передачу для мужа и уехала. У меня были неотложные дела, и я знала, что в следующий раз смогу приехать в колонию только в воскресенье. Вернувшись домой, я попросила адвоката мужа посетить Константина и выяснить, почему его, с его высоким давлением, с остеохондрозом, который обострился еще в Металлострое (предыдущей колонии), без всякой комиссии, призванной определять степень трудоспособности осужденного, отправили на работы... Я тогда еще не знала, что УИК (Уголовно-Исполнительный Кодекс) вообще запрещает использование осужденных, отбывающих наказание в колонии-поселении, для бесплатных работ вне территории колонии. И даже, скажем, привлекая трудоспособных осужденных к работам по уборке территории в самой колонии, администрация не может принуждать их махать вениками и лопатами больше двух часов в неделю...

 - Как отреагировал на случившееся начальник колонии?

- Корепин-то? Да это же было его личное распоряжение! Он так спешил насладиться плодами «перевоспитания» моего мужа, что даже не удосужился предварительно хотя бы перевести его в из карантина в отряд. Корепин приказал вписать фамилию Душенова в список осужденных, направляемых на работы в «Тайфун», вычеркнув другую фамилию, и прямо из карантина (что также воспрещается законом), без завтрака, отправил его на «бойню».

Ведь как проходило избиение? После работы всех осужденных построили, и один из сотрудников «Тайфуна» стал внимательно изучать бирки. Дойдя до фамилии «Душенов», он ушел и вернулся уже «с группой товарищей», и те втроем принялись избивать моего мужа. В их перчатках (в тех местах, где предусматриваются поролоновые прокладки для смягчения ударов) лежала свинчатка. Муж падал и вставал. Падал и вставал. Уже позднее, когда Константин рассказывал Саркашову об обстоятельствах избиения, тот «посочувствовал»: «Ну, конечно, им же («тайфуновцам») было обидно, что они бьют, а Вы все равно встаете, вот они и продолжали бить...»

Не могу сказать, действительно ли Корепин отсутствовал в колонии, пока мы стояли у ее ворот, однако к моменту возвращения осужденных он был тут как тут. Он даже покинул свое мягкое кресло, чтобы все видели его триумф. И когда мой муж, еле передвигая ноги, хотел подойти к нему, чтобы доложить о случившимся, Корепин презрительно процедил сквозь зубы: «Нам не о чем с Вами разговаривать». Но, видимо, удовлетворение начальника было не полным, поэтому на другой день этот упырь в майорских погонах опять же лично явился в казарму и, удовлетворившись созерцанием физического состояния моего мужа (Константин был не в силах даже встать с постели), не постыдившись даже других осужденных, цинично заявил, что если Константин вздумает жаловаться в прокуратуру, то ему не поздоровится. Корепин был абсолютно уверен в полной своей безнаказанности! И торжествовал. Почти каждый Божий день он стряпал акты (или как это у них там называется - рапорты?) о том, что Душенов нарушает режим. При этом чуть ли не обнимался с Забарой - помощником прокурора, которому было поручено расследование по моему заявлению.

 - Но адвокат ведь должен был предпринять соответствующие меры, чтобы защитить подопечного?

- Наши колонии - это какая-то черная дыра, в которую, имеешь ли ты на то право или нет, можно проникнуть, только если на то даст соблаговоление начальник (разумеется, прикрывший свои тылы вышестоящими начальниками). Корепин лишь единожды дозволил Антонову встретиться с мужем. Как раз на следующий день после избиения. Вероятно, для того, чтобы наглядно показать представителю закона, что он, Корепин, может сотворить с любым из заключенных и что никакой адвокат не поможет. Когда же в воскресенье, 1 мая, мы приехали в колонию вместе, то адвоката было приказано не впускать. На этот раз Корепину желалось, чтобы теперь уже я убедилась в его безграничной власти над моим мужем. Так что Корепин и мне объявил войну.

С тех пор я каждый раз приезжала в колонию как на штурм. Уже в тот же день (прежде чем пустить меня) дежурный офицер долго надо мной издевался и на все мои попытки призвать к закону (ну не к совести же было взывать!), отвечал: «Если еще раз откроешь рот, вообще отсюда вылетишь!» Дальше - больше. В другой раз дежурный офицер с насмешкой пытался доказать, что муж не хочет меня видеть и потому не написал заявление. Я уверяла, что точно знаю, что заявление написано, поскольку у нас была договоренность, и заметила, что в этой колонии бумаги слишком часто теряются. На это он нагло заявил: «Не только бумаги, но и люди порой теряются. Вы об этом знаете? Сейчас, к сожалению, меньше. При Сталине гораздо больше терялось». Скажите: могли бы подобным образом вести себя офицеры без прямого указания начальника?

В тот день меня, должно быть, так и не пропустили бы, но, на мое счастье, именно в этот момент в колонию приехали Саркашов с Корепиным, которых даже отпустили с заседания в УФСИН, чтобы «уладить вопрос». Саркашов, на тот момент горячо заинтересованный в том, чтобы получить-таки от меня заявление, будто «я удовлетворена разъяснениями», быстренько пригласил меня в кабинет Корепина. Разговор я вела только с Саркашовым, ибо на Корепина даже смотреть не могла без брезгливости. Саркашов повторил свои обещания, и добавил, что «вот и генерал хочет с Вами поговорить».

Уже на следующий день я была в УФСИН. Генерал Потапенко попросил Саркашова подождать за дверью, и боковым зрением я заметила, что тот заволновался. Ни о каких заявлениях, которые я-де должна написать, генерал речь не вел. Потапенко дал слово офицера, что подобное не повторится и что он возьмет дело под личный контроль. При этом генерал добавил, что он вообще только на днях узнал о существовании моего мужа и что, в отличие от меня, уверяющей, что моего мужа избили, он еще не разобрался в ситуации. «Так, - взяла я на заметку, выходя из кабинета, - значит, генералу не докладывали о произведенном освидетельствовании травм на теле мужа».

Саркашов ждал меня на выходе. Провел в свой кабинет, куда тут же пришел и зам. начальника УФСИН Морозов. Они спросили, о чем шел разговор, но я односложно ответила, что генерал дал слово, что подобного не повторится. «Вот видите, - обрадовался Саркашов. - Все будет хорошо. Так что пишите заявление... Вот образец». «Да, - добавил Морозов. - А то нам скажут: «Что это тут у вас экстремист сидит в колонии-поселении?!» И придется перережимить». Я опять уклонилась от ответа: «Сначала я посоветуюсь с мужем и тогда приму окончательное решение». - «Конечно, посоветуйтесь. Мы даже вместе можем поехать!» - «Спасибо, я одна».

Саркашов, должно быть, уже торжествовал победу. Еще бы! Ведь ему уже удалось выманить подобный текст от моего мужа. Значит, муж и меня убедит не упорствовать. Ему оставалось только получить от меня необходимую писульку, чтобы «закрыть вопрос».

 - Но ведь к тому времени уже началось прокурорское расследование?

- Этого в УФСИН совершенно не опасались. Забара у Корепина такой же «независимый», как и врач. О том, в каком духе он будет проводить расследование, я поняла еще когда только подавала заявление в прокуратуру. Для начала Забара с подошедшим товарищем (судя по описаниям, это был Маренков - старший помощник прокурора) в категорической форме заявили, что не могут принять от меня заявление, поскольку у меня наверняка нет «надлежащим образом оформленных документов» (имелась в виду генеральная доверенность от мужа). Когда же выяснилось, что доверенность имеется, высокомерно заявили: «Прокуратура не снимает копии!» Только уяснив, что я уже зарегистрировала аналогичное заявление в областной прокуратуре, то и копию сняли, и заявление приняли, и Забара принялся знакомиться с текстом. По ходу он комментировал: «Да видел я Вашего мужа! Никаких жалоб у него нет!» И мне стало понятно, что передо мной сидит тот самый человек, который уже обманул моего мужа. Дело в том, что Константин еще будучи на карантине обращался к нему с просьбой о встрече с адвокатом, но Забара солгал: «Ваш адвокат находится в Германии»...

Разумеется, в таком же «независимом» духе Забара и повел следствие. В тот же день, когда я была в УФСИН, Забара приехал в колонию, и в шесть часов вечера мужа пригласили на так называемый опрос. Естественно (для «законника» Забары), что тут же присутствовал и Корепин. Бдел. Для начала Корепин с Забарой начали вдвоем «прессовать» мужа, отговаривая его подавать заявление и угрожая всевозможными карами. Но когда Константин решительно заявил о своем намерении, Забара был вынужден составлять протокол.

В тот же день (после ночного опроса-допроса) муж написал заявление на имя начальника колонии с просьбой дать ход делу, и оно было зарегистрировано под примечательным номером «один». То есть, получается, что в ФБУ ИК N 8 царит такая тишь и благодать, что ни один осужденный совершенно ни на что не жалуется. Все довольны и радуются начавшемуся процессу гуманизации исправительной системы.

 - А это не так?

- Как Вам сказать... Приведу всего лишь один пример. Как-то Константин, ожидая у здания администрации колонии, когда Саркашов пригласит его для беседы, заметил, что другой осужденный, мягко говоря, очень сильно расстроен. Он спросил, что случилось. Оказалось, что к «расстроенному» приехала на длительное свидание жена с двухлетним ребенком. Они уже два часа стоят у дверей КПП, но Корепин не хочет подписывать заявление. Ребенок, простите, обмочился, у него началась истерика, но когда отец дерзнул вновь обратиться к Корепину, тот цинично заявил: «У меня по закону есть десять дней на рассмотрение Вашего заявления». Замечу, к слову, что УИК вообще не ограничивает свиданий с близкими родственниками для осужденных, отбывающих наказание в колониях-поселениях (если только, конечно, эти родственники не уличены в передаче наркотиков, алкоголя или иных запрещенных предметов). И еще маленькая деталь: у ворот колонии-поселения N 8 не предусмотрено ни элементарного навеса от непогоды, ни скамейки, чтобы можно было отдохнуть в ожидании. «Сказать Саркашову?» - спросил Константин. В ответ - отчаяние: «Скажи». Вопрос, благодаря присутствию «доброго» Саркашова, был решен. Но при этом Константину настоятельно рекомендовали не помогать другим осужденным...

Я бы могла привести еще немало случаев, когда осужденным требовалась помощь не только прокуратуры, но и врачей, но воздержусь называть фамилии и факты, ибо пока пострадавшие находятся в заключении, да еще во власти Корепина, непрошеной оглаской можно только накликать на них беду... Неудивительно, что за два с лишним месяца управления Корепиным колонией четверо осужденных решились на побег - крайнюю меру отчаяния, чреватую непременным ужесточением наказания. Пусть в зону - но только не у Корепина!

 - Так показания Душенова все же были внесены в протокол?

- Смотря какие. Выгодные Корепину - да. Иные - нет. Одновременно «выяснилось», что, оказывается, никакого видеоосвидетельствования телесных повреждений в колонии и не производилось... А значит - не было и факта избиения. Душенов все выдумал! Так что к четвертому часу утра дело у Корепина-Забары было практически «в шляпе».

Но Бог не без милости. В тот же день Константину, как я уже говорила, удалось пройти медицинское освидетельствование в районной больнице. Хотя с момента избиения прошло 16 дней, гематомы по-прежнему обильно «украшали» его тело.

Вот обо все этом я и узнала, когда приехала на свидание к мужу, чтобы «посоветоваться»: писать или не писать требуемую Саркашову записку. Советоваться уже не требовалось. И так все было ясно. Вернувшись домой, я рассказала обо всем своему знакомому и попросила его предать дело гласности. Хотя бы в интернете. Написать самой в тот день у меня уже просто не было сил.

 - Но отчего же Вы огорчаетесь? Ведь справка - неоспоримое доказательство факта избиения...

- Это как повернуть. Когда выяснилось, что тихонечко замять дело не удастся, Корепин и К° изменили тактику. Срочно началась переделка (подтасовка) внутренней документации. Осужденных то и дело принуждали писать объяснительные. Разные. На разные случаи. Ведь можно представить дело так, что Душенов сам напал на беззащитных «тайфуновцев». А можно иначе: что «Тайфун» его и пальцем не трогал, а избили Душенова «злые зэки» прямо на территории колонии. Если так, то тогда всех собак можно повесить на офицера, дежурившего в тот злополучный день. Мол, именно он не справился с ситуацией. Ну и, разумеется, врач тоже виноват, поскольку не оказал помощь. Ну а «зэки», якобы связанные круговой порукой, не выдадут «зачинщиков». А может, и выдадут, там видно будет... Врач, повторюсь, почувствовав, что запахло жареным, заволновался. Офицеру, дежурившему в тот злополучный день, такой расклад тоже, должно быть, не слишком понравился. «Зэкам» податься некуда...

После этого Константина вывезли в прокуратуру. Он просил о встрече с прокурором Козловым, но ему отказали. Новый опрос вел уже старший помощник прокурора Маренков. Для начала муж подал заявление на имя прокурора, в котором жаловался, что при опросе его Забарой он не имел возможности сообщить все известные ему факты, поскольку там, во-первых, безотлучно находился Корепин, во-вторых, Забара уже обманывал его и, в третьих, под конец девятичасовой ночной беседы он слишком устал. Что сделал с этим заявлением Маренков, можно только догадываться. Во всяком случае в протокол он не занес ни одной фразы, где бы звучала фамилия Корепина, поскольку эти факты, как пояснил Маренков, «не имеют отношения к делу». Расписываясь в протоколе, Константин попытался вписать хотя бы несколько фраз, но Маренков быстренько отобрал у него документ, заявив, что «наша беседа слишком затянулась»...

19-го мая в 8-й колонии ожидали генерала Потапенко, и потому «на всякий случай» Душенова срочно отвезли в больницу. Тем более что он и сам об этом давно просил...

 - Елена Ивановна, Константин Юрьевич сменил уже три колонии. У него везде были подобные сложности?

- До избиений дело, слава Богу, не доходило, но было над чем подумать. Дело в том, что куда бы ни доставляли моего мужа, его появление каждый раз опережала некая личность: то ли сам «куратор» Сарташов, то ли какой-то «особист»... Но это была не эфемерная, а совершенно конкретная личность, которая «популярно» разъясняла руководству колоний, какой ужасный экстремист будет к ним доставлен и насколько бдительно нужно его охранять. Ну и когда Душенов поступал в колонию, начальство, образно говоря, напряженно ожидало, когда он начнет проявлять свою экстремистскую сущность. Еще в Княжево, чуть дождавшись окончания карантина, его «на всякий случай» тут же поставили на спецучет и, соответственно, он был обязан восемь раз в день отмечаться у начальства. Вообще на спецучет ставят осужденных, склонных к побегам, к употреблению наркотиков или алкоголя. Все они носят на груди полоски соответствующего цвета. Но поскольку Душенов ни в чем подобном замечен не был, то зам. начальника по безопасности и оперативной работе майор Юртайкин выразился вполне определенно: «Мы не знаем, за что Вас поставить, но обязательно придумаем». И - придумали. Правда, чуть-чуть не согласовали действия. В личном деле сделали одну запись, в журнале регистрации - другую. Так что, по одним данным, он поставлен на учет за разжигание розни, по другим - за склонность к созданию массовых инцидентов. Правда, ни факт разжигания чего бы то ни было, ни «склонность» так и не проявились, но бумага-то есть! И теперь очень даже в деле пригодится...

Однако, по всей вероятности, обстоятельства складывались не совсем так, как задумывалось. Ведь одно дело, когда тебе рассказывают ужасы о человеке начальство и пресса, и совсем другое - когда видишь его собственными глазами. Так что присмотревшись к Душенову, некоторые из начальников начали понимать, что оба эти облика (навязанный и реальный) как-то уж очень не согласуются друг с другом. Сидит человек, никого не трогает, молится, храм взялся строить в колонии... Значит, нужно перевести его в другое место, где ему не так «уютно» будет. Разве ж это наказание - восемь раз в день начальству показываться: вот-де я?!

Перевели в Металлострой. Для начала предприняли акт устрашения. Поставили перед выбором: либо мы на тебя сейчас навесим взыскание, а уж за что, придумаем, - либо пиши, что ты просишь защиты, от кого - неважно, но в ШИЗО (штрафной изолятор, иначе говоря, внутренняя тюрьма) мы тебя все равно посадим. И это неважно, что ты в колонию-поселение еще и шагу не ступил, посидишь и в колонии общего режима. Посадили. Неделю продержали. А надо сказать, что наши «гуманные» ШИЗО вполне могут посостязаться с камерами пыток. А кто придерется? Все - человечно! Никаких тебе клещей для вырывания ногтей. Все просто: цементный пол, цементные стены, по которым вода стекает, и - все. Ночью «выезжают» «нары», чтоб поспать. Днем ни сесть, ни лечь. Впрочем, можно, конечно, и на пол присесть. Но тогда считай, что больные почки тебе на всю жизнь обеспечены. Собственно, после такого «перевоспитания» у Константина и обострился его остеохондроз. Но, повторюсь, Бог не без милости! И иногда, в трудные моменты, Он посылает Свои утешения. В те минуты, длившиеся неделю, Константин вдруг явственно (не умом) ощутил ту огромную молитвенную поддержку, которая сопровождала его во все его узничества. Словами это не передать... Но после того ШИЗО Константин просил передать всем, кто молился за него, низкий поклон и глубокую благодарность. Свои поймут...

Перевели наконец в колонию-поселение. А там опять начальники чего-то недопоняли. Ну не гнобят, как надо, и все тут. А тут как раз Корепина на «восьмерку» назначили. Вот к нему-то Душенова и надо! Корепин - свой человек! Всю жизнь в УФСИН прослужил, до пенсии выслужился! Собственно, он и был на пенсии, работал в какой-то фирме строительной, что ли... Вот уж он-то точно знает, как именно надо «перевоспитывать»!

Началось все с того, что меня просто не допустили к мужу и наотрез отказались принимать передачу. На том основании, что он-де проходит карантин. Я слегка удивилась: ни в Княжево, ни в Металлострое ничего подобного не было, а уж передачи я имею право передавать хоть по сто штук в день. Почему муж в карантине, тоже не очень было понятно: не с улицы ведь пришел, вроде бы тюремные доктора как бы следили за его здоровьем... Напросилась на прием к начальнику - за разъяснениями. Пока Корепин соизволивал принимать решение, дежурный офицер этак «сочувственно» жаловался мне на Душенова: неправильно себя ведет. Ну, надо же, экстремист, а «подписался» за какого-то там «чурку» (на русском языке это значит, что Душенов вступился за осужденного нерусской национальности, которого принялись избивать «перевоспитатели») и вообще безобразничает: даже ходит по карантину в своей обуви, а не в казенных тапочках... Наконец Корепин пригласил меня к себе. Встретил этак радушно. «Разъяснил», что во время карантина свидания воспрещены (интересно, какая статья УИК это определяет?), а передачи вообще могут занести инфекцию, но он, как начальник, радеющий о нуждах заключенных, готов сделать для меня исключение и все же передать посылку: «Вы оставьте ее у дежурного офицера». Я так и сделала. Да еще попросила этого самого офицера: «Скажите, пожалуйста, мужу, что мы приезжали». «Конечно, - пообещал он. - Да я там минут через пять буду, не волнуйтесь!» Короче говоря, посылка бесследно исчезла, и, разумеется, никто о моем приезде мужу не сообщил. Но зато Корепину удалось обезопасить себя на две недели от моих ненужных визитов, чтобы спокойно подготовиться к очередному акту «перевоспитания». Дальнейшее Вы знаете...

 - Если и Корепин столь, мягко говоря, непривлекательная личность, как Вы описываете, почему же УФСИН и прокуратура столь упорно «покрывают» его?

- Ну об этом я могу только догадываться. Вообще-то в 2012 году (и это ни для кого не секрет) должна начаться реконструкция колонии-поселения N 8, которая превратится в тюрьму для особо опасных преступников. Там уже сейчас возводится пятиметровая бетонная стена, «подкрепленная» с каждой из сторон тремя рядами колючей проволоки, перестраиваются корпуса... Наверняка смета на реконструкцию составляет не один десяток миллионов рублей. Конечно, в такой ситуации просто жизненно необходим свой человек, понимающий, как нужно правильно распоряжаться деньгами. Впрочем, повторюсь, это всего лишь версия. А правду знает один Господь, на Которого и уповаю. Аминь.

 - Простите, последний вопрос. Как Вы думаете, то, что произошло с Душеновым, стало возможным благодаря изъянам в нашей пенитенциарной системе?

- Если бы только изъянам и если бы только в пенитенциарной! Пенитенциарная система - это всего лишь один из векторов общего направления политики наших демократических властителей. Это видно и по делу моего мужа, преследование которого длится вот уже десять лет. После долгих безуспешных поисков «экстремизма» в действиях Душенова потомкам тех, кто еще сто лет назад именовал себя жидами, удалось-таки состряпать против него «дело». И по этому «делу» осудили ведь не только Душенова. Если внимательно вчитаться в приговор - осудили Самого Христа! Это не преувеличение. Наш демократический суд «именем Российской Федерации» установил: о том, что они дети диавола, Христос говорил не иудеям, а Своим же ученикам (нетрудно представить, какой логический вывод отсюда следует). Так что по моему глубокому убеждению, если уж кто и разжигал религиозную ненависть в деле Душенова, так это третьяковско-раскинско-левинский суд, ругавшийся над Христом и Его Святителями.

Ну а если уж и правосудие становится левосудием, то что говорить о средствах массовой информации! Я тут в Великую Субботу включила НТВ, чтобы посмотреть, не повторят ли сюжет о схождении Благодатного Огня. Сколько же мерзостей я успела наслушаться и насмотреться накануне Пасхи от нашего «голубого друга» за несколько минут! Показывали какого-то ненормального, который с помощью технических средств, прикрепленных к ногам, катался по воде, «доказывая», что хождение по водам Христа - это всего лишь фокус. Пугали православных, что было много случаев отравления освященными на Пасху яйцами... Если бы существовали приборы, фиксирующие уровень разожженной ненависти, то в тот момент их, наверное, зашкалило бы (хотя не уверена, что такие же эмоции к христоборцам, какие возникли у тысяч православных, сидящих у экранов телевизоров, испытывали наши демократические управители). Но будет ли когда-либо источник этого разжигания привлечен к суду по 282-й статье? Вопрос риторический...

Православным людям хорошо известно предостережение Святых Отцов Церкви: бес кроется в мелочах. Вот вам еще одна «мелочь». Когда помощник прокурора Забара приступал к опросу-допросу, он вдруг спросил мужа: «А Вы знаете, как звучит моя фамилия наоборот? Арабаз! Знаете, кто это такой?» - «Нет». - «Помощник диавола».

Имеющий уши да слышит!

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий

185. Константину Душенову без суда и следствия усугубляют преследование!

Прессинг на Константина Душенова, находящегося с 28 Мая и до сих в пор в карцере колонии особого режима № 8 «Борисова Грива», усиливается. Как сообщил один из адвокатов Константина, 16 Июня начальник колонии майор Корепин, организовавший 28 Апреля преступное избиение Константина Душенова на базе отряда «Тайфуну», ознакомил политического узника с бумагой, в которой сообщается, что наказание Константина за «многочисленные нарушения режима» изменяется. Вместо положенного по приговору трех лет лишения свободы в колонии-поселении ему теперь предстоит наказание в колонии общего режима. «Благо», в колонии «Борисова Грива» помимо колонии-поселения, есть зоны и общего, и особого режима. Оборзевший от преступной безнаказанности вертухай-майор Корепин возомнил себя «верховным вершителем» судьбы узника совести Константина Душенова. Преступный безпредел Корепина объясняется явным попустительством со стороны начальника ФСИН генерал-полковник Реймера, который ничего не предпринял для расследования преступления 28 Апреля. Из ведомства Реймера на мое заявление (пост № 16) мне пришла отписка, что мое обращение к А.А.Реймеру «по закону» переслано в Ленинградское областное отделения ФСИНА. Рука руку моет. Вот так Реймер! Ай да - - - - - сын!

184. Константину Душенову без суда и следствия усугубляют преследование!

Прессинг на Константина Душенова, находящегося с 28 Мая и до сих в пор в карцере колонии особого режима № 8 «Борисова Грива», усиливается. Как сообщил один из адвокатов Константина, 16 Июня начальник колонии майор Корепин, организовавший 28 Апреля преступное избиение Константина Душенова на базе отряда «Тайфуну», ознакомил политического узника с бумагой, в которой сообщается, что наказание Константина за «многочисленные нарушения режима» изменяется. Вместо положенного по приговору трех лет лишения свободы в колонии-поселении ему теперь предстоит наказание в колонии общего режима. «Благо», в колонии «Борисова Грива» помимо колонии-поселения, есть зоны и общего, и особого режима. Оборзевший от преступной безнаказанности вертухай-майор Корепин возомнил себя «верховным вершителем» судьбы узника совести Константина Душенова. Преступный безпредел Корепина объясняется явным попустительством со стороны начальника ФСИН генерал-полковник Реймера, который ничего не предпринял для расследования преступления 28 Апреля. Из ведомства Реймера на мое заявление (пост № 16) мне пришла отписка, что мое обращение к А.А.Реймеру «по закону» переслано в Ленинградское областное отделения ФСИНА. Рука руку моет. Вот так Реймер! Ай да - - - - - сын!

183. Константину Душенову без суда и следствия усугубляют наказание!

Прессинг на Константина Душенова, находящегося с 28 Мая до сих в пор в карцере колонии особого режима № 8 «Борисова Грива», усиливается. Как сообщил один из адвокатов Константина, 16 Июня начальник колонии майор Корепин, организовавший 28 Апреля преступное избиение Константина Душенова на базе отряда «Тайфуну», ознакомил политического узника с бумагой, в которой сообщается, что наказание Константина за «многочисленные нарушения режима» изменяется. Вместо положенного по приговору трех лет лишения свободы в колонии-поселении ему теперь предстоит наказание в колонии общего режима. Благо в колонии «Борисова Грива» помино колонии-поселления, есть зоны и общего, и особого режима. Оборзевший от преступной безнаказанности вертухай-майор Корепин возомнил себя «верховным вершителем» судьбы узника совести Константина Душенова. Преступный безпредел Корепина объясняется явным попустительством со стороны начальника ФСИН генерал-полковник Реймера, который ничего не предпринял для расследования преступления 28 Апреля. Из ведомства Реймера на мое заявление (пост № 16) мне пришла отписка, что мое обращение к А.А.Реймеру «по закону» переслано в Ленинградское областное отделения ФСИНА. Рука руку моет. Вот так Реймер! Ай да - - - - - сын!

182. Большой Автономный Траулер «Константин Душенов»

Просматривал новые публикации в ЖЖ о Константине Душенове и нашёл перепечатку из какой-то мурманской газеты периода «ускорения», то есть до «перестройки»: «http://valera2009.livejournal.com/24503.html: Под иным ракурсом взглянул на существующие резервы повышения производительности труда и выпуска высококачественной продукции старший мастер добычи рыбы БАТ «Константин Душенов» Мурманского тралового флота (БАТ - большой автономный траулер, супертраулер) Владимир Кудрявых: «Наших моряков не надо уговаривать: все работают на совесть. Вот, например, в минувшем рейсе мы производили до 12 тралений в сутки. Брали небольшие подъемы по 15-20 тонн, потому что только при таких условиях сырец хорошего качества. Зато и продукцию в порту сдали всю первым сортом. Ясно, что чем больше тралений, тем трудней работать матросам. Но, как говорится, цель оправдывает средства, все это понимали, и результаты налицо. Только ведь одного энтузиазма мало. Нужно и соответствующее техническое оснащение. Тогда и показатели будут выше, и продукции больше. В свое статье «майор» (а именно так на флоте называют старших мастеров по добыче) конкретно и доходчиво перечисляет видимые простым глазом недостатки. Для БАТов нет на берегу готовых для промысла мешков и тралов, вот и приходится палубной команде самой за 1-2 дня перехода наспех готовить тралы к работе, что не способствует высокопроизводительному труду. Далее: у супертраулеров уловы больше, чем на БМРТ , а выдают разнотипным траулерам одинаковое промвооружение, что увеличивает сопротивление трала, нагрузки на дизель-генераторы и расход топлива. Получают рыбаки со склада и ненужные в рейсе «тресковые» приставки трала, даже если идут ловить мойву. И вновь матросы в дефицитные часы промысла вынуждены сидеть-отрезать эти приставки и пришивать нужные. Можно ли после этого ждать от людей энтузиазма в работе?» + + + Стиль советской газеты вызвал воспоминания молодости. Первый раз я увидел БАТ «Адмирал Константин Душенов» на рейде в конце Июля 1981 года во второй день моего пребывания в Мурманске. Для портового города это было событие, так как БАТы годами не заходили в порт приписки – экипажи на них меняли, отправляя смену самолетами в какую-нибудь Венесуэлу. И о прибытии «Константина Душенова» сообщали все местные газеты, телевидение и радио. Корабль, конечно, был громадный. Атомный ледокол «Ленин» смотрелся рядом с ним почти на равных. А вечером того же дня я познакомился с внуком адмирала, именем которого во многих местах на Русском Севере называются улицы, клубы, предприятия. Константин был курсантом-военмором, проходил практику на Северном Флоте. На этом флоте он и остался служить после училища. Адмирала Константина Душенова даже не расстреляли, а просто забили до смерти в застенках НКВД. Кто-то очень хочет повторить страшную историю и с его внуком, и отнюдь не как фарс. Но мы должны противодействовать этому! Свободу Константину Душенову!

181. Душенов опять в карцере!!!!!!!!!!!

Читателю № 178 и другим читателям форума. Братья и Сестры, Как царист я в выборах принципиально не участвую. У меня в жизни получилось так, что я всего один единственный раз участвовал в выборах. Это было в 1976 году, когда у меня уже было полных восемнадцать лет. Зачем-то я вычеркнул напечатанных в бюллетенях людей, среди которых был почтеннейший Феликс Феликсович Кузнецов, и почему-то записал вместо официальных кандидатов - Булата Окуджаву, Владимира Высоцкого и, кажется, Андрея Битова, которыми в ту студенческую пору увлекался. Вечером того же дня мой Отец, тогда заместитель редактора «Известий» по отделу пропаганды, спросил меня, как я участвовал в выборах. Ну, я и рассказал о своем понимании «демократии»… Отец особо не возмущался, но все же отчитал: - Если ты в это не веришь, то лучше не участвуй… И с тех пор из послушания Отцу я больше в выборах ни советского, ни постсоветского времени не участвовал. А когда в середине 1980-х годов пришел к монархическим убеждениям, это мое неучастие в выборах дополнительно стало объясняться именно этим. Никогда никого из своих соратников я не отговаривал от участия в выборах, но никогда никого и не призывал голосовать за того или иного кандидата. Участвовал даже в предвыборных кампаниях, например Вячеслава Михайловича Клыкова, когда он блокировался с генералом Лебедем. Но непосредственно в агитационной работе по голосованию не участвовал принципиально. Поддержать видного, известного политика, знаменитого человека можно по-разному. И я никого не призываю голосовать за Владимира Вольфовича Жириновского. Но как политического деятеля я его теперь поддерживаю, так как на сегодняшний день он единственный из общеизвестных политиков поддержал моего Друга и Соратника узника Константина Душенова. И если будет ещё какой-то митинг или другое общественно-политическое мероприятие у В.В.Жириновского я обязательно пойду туда, и даже не потому, что меня об этом попросит мой Друг Игорь Викторович Дьяков, а сам напрошусь, потому что сейчас особенно важно поддержать Константина, Елену и Ивана Душеновых. И я прошу от Вас, Братья и Сестры, об этой решительной поддержке, а не рассуждений – стоит ли голосовать за Жириновского или нет… Не молчите, Дорогие! Молчанием предается и БОГ! Самое главное сейчас – Константин Душенов снова в карцере! Я не знаю обстоятельств, при которых Он менее чем через сутки после 15-суточной отсидки в ШИЗО вновь оказался там. Но мне понятны причины. Преступнику Корепину надо более тщательно замести следы своего преступления и преступления своих подельников, включая начальника УИН генерала Потапенко, который так тщательно «расследовал» 19 Мая в зоне № 8 «Борисова Грива» обстоятельства избиения Константина Душенова в отсутствии самого Душенова. Безусловно инициатива поместить Душенова в больницу накануне своего приезда в колонию исходила именно от генерала. Злобный Корепин просто не додумался бы до такого иезуитского «хода» Свободу Константину Душенову! Руки прочь от Елены Душеновой!

180. Константин Душенов снова в карцере!

12 Июня в 16:00 Константина Душенова должны были выпустить из ШИЗО: истек срок 15 суток. Но в ДУХОВ День его снова бросили в карцер. Злодеяния продолжаются, теперь уже Елену Ивановну Душенову обвиняют в клевете на представителей правоохранительных органов, на руководство и сотрудников колонии "Борисова Грива", на сотрудников УИН и прокуратуры Ленинградской области. Сатанинское изуверство продолжается!Очевидно, что это "наказание" узника совести Константина Душенова и его супруги Елены Душеновой за наши публичные выступления в защиту Константина Душенова. Звери! А нас хотят превратить в молчаливых "скотов", готовых к кровавому закланию. Молчанием предается БОГ! Это одна из самых любимых духовных максим Константина. Свободу Русскому Слову! Свободу Русской Мысли! Свободу Константину Душенову! Руки прочь от супруги узника совести!

179. Re: Сатанисты против Константина Душенова

А я вот думаю (хотя раньше для меня сказать такое было бы, по меньшей мере, шуткой): может, и вправду за Жириновского голосовать? А кто сказал, что он будет хуже, например, Путина? По крайней мере, Буданова он бы точно в руки чеченцев не отдал. Да и Душенов в тюрьме не сидел бы. Но на самом деле я не знаю, правильно ли это будет – за Жириновского и ЛДПР голосовать. А что народ думает по этому поводу?

Читатель / 12.06.2011

178. Опричнина! Только Царская Опричнина!!!

С Праздником ПРЕСВЯТОЙ ТРОИЦЫ! Православные! Здравия Вам, многие, долгие и благие годы жизни! Несколько дней не было возможности писать, был в отъезде, а днём с 14 до 16 был на митинге «Русский — защити Русского» в Москве на Пушкинской площади. Устроители митинга — ЛДПР и несколько общественно-политических организаций. Было несколько много сотен или, может быть, более тысячи собравшихся. В основном активисты ЛДПР из Москвы и Московской области. Но были представители русских национальных организаций, в частности РОД, было хоругвеносцы, правда, без хоругвей, но в форме… Сначала выступал сам В.В.Жириновский, говорил о вчерашнем наглом убийстве полковника Юрия Буданова, о несчастьях Русского Народа после 1917 года, о том, что ситуация в РСФСР с Русским Народом только ухудшилась после 1991 года. Говорил остро и громко, минут сорок. Сразу после Жириновского выступал коротко мой друг по журфаку МГУ Игорь Викторович Дьяков, он говорил о геноциде Русского Народа в революцию, гражданскую войну и потом в 1920-е — 1930-е годы. Затем Игорь подвел к микрофону меня. После резкого и громкого выступления Жириновского говорить было очень трудно — трудно было «поднять» голос, так как резким митинговым тоном Жириновского толпа была «оглушена». Говорил я не долго, да нам больше четырёх-пяти минут и не отводилось. Представился русским православным царистом, далеким от думской политики. Потом коротко рассказал о Косте, как о своём соратнике и единомышленнике, что он по неправосудному приговору за фильм «Россия с ножом в спине» приговорен к трем годам лишения свободы, сидит уже год. Но Константин не только лишен свободы, но и вынужден терпеть издевательства, посадки в карцер, зверское избиение до полусмерти 28 Апреля офицерами спецотряда «Тайфун». Сказал, что человека пытаются сломить за его убеждения. «И сейчас с 28 Мая Константин остается в карцере. Так же 282-статьей пытаются сломить старшего моего соратника Владимира Николаевича Осипова, который в книге мемуаров говорит о своей любви к Русскому Народу. По 282-й статье другого цариста, моего друга Валерия Михайловича Ерчака судят за книгу «Слово и Дело Царя Ивана Грозного»! Свободу Русскому Слову! Свободу Русской Мысли! Свободу Константину Душенову!» Эти три формулы постарался сказать погромче. Некоторые из собравшихся вроде бы поаплодировали. А в заключении сказал: «Неблагодарность не самый страшный грех, но постыдный в глазах людей. Поэтому хочу поблагодарить Владимира Вольфовича Жириновского, который публично поднял голос в защиту моего друга Константина Душенова и против антиконституционной 282 статьи сразу же после вынесения неправосудного приговора Душенову в Январе 2010 года. Буду просить своих соратников-царистов поддерживать в этом Жириновского как видного политика, который на протяжении более 20 лет поднимает вопрос о защите Русского Народа». Пишу, конечно, по памяти. Но были какие-то телевизионщики. Записывали. После меня совсем коротко, но как всегда ярко выступал Леонид Донатович Симонович-Никшич. Он говорил о вчерашнем убийстве полковника Юрия Буданова в спину на Комсомольском проспекте у дома № 38, у входа нотариальную конторы: «Туда вчера и сегодня идут люди с цветами, военные, ветераны Чеченских войн, футбольные фанаты, пенсионеры, совсем юная молодежь…» Леонид говорил сильно, с большим Крестом в руках. Воина Юрия Буданова он назвал Мучеником за Русский народ. Сопоставил его со Святым Мучеником-Воином Евгением Родионовым. За Леонидом выступал какой-то датчанин-националист. Потом ещё человек восемь общественных деятелей, большинство из них говорили о 282 статье. Вместе с нами на широкой трибуне-сцене было ещё человек пять депутатов ЛДПР, Жириновский что-то им выговаривал, но из них выступил совсем коротко только один. Тогда Жириновский выступил ещё с одной речью о 282 статье и закрыл митинг. Впервые в жизни я участвовал в политическом митинге. На наших молебнах, стояниях, Крестных Ходах в девяностых, в самом начале двухтысячных выступал много, не говоря уже о различных собраниях и конференциях. А на митинге очень тяжело говорить. Совершенно иная атмосфера, дух. Правда, Леонид с Крестом держался по-свойски, как бы не замечая посторонних и обращаясь только к православным. Видимо, у него есть опыт выступления перед такими аудиториями… Потом после митинга поговорили с Леонидом. Редко видимся… Дома ждало трудное письмо. «В своих ответах и прокуратура по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях, и УФСИН дружно заявляют, что никто в «Тайфуне» Константина не бил, ибо он якобы ни в администрацию не обращался, ни ко врачу, а проведенное по заявлению 4-го Мая освидетельствование якобы не обнаружило никаких признаков телесных повреждений. Что же касается последующего освидетельствования, проведенного во Всеволожской больнице, то оно, как утверждает прокуратура, вовсе не имеет причинно-следственной связи с описываемыми событиями (которых, как они «выяснили», и не было), и в настоящий момент проводится проверка, когда и кем нанесены травмы. Еще добавлено, что оклеветаны и опорочены сотрудники прокуратуры и УФСИН, а по таким-де обстоятельствам и вовсе может быть отказано в проверке. Короче говоря, извиваются, как змеи, чтобы вылезти чистенькими из помоев». Трусливые лжецы! Воздух пропитан этой ложью в коридорах «власти»… Ну, что потом делать с этими чиновными, мундирными мерзавцами?!! С Корепиными, Забарами и прочими выродками?! Прощать такое нельзя и за сроком давности. А ведь будут, будут и потом лезть наверх и при русской власти, козыряя придуманными патриотическими «заслугами» при злодеях-капиталистах. Опричнина! Только Царская Опричнина!!! Калёным железом будет эту нечисть выжигать! Иного выхода нет, Братцы! Дожить бы… С Праздником ещё раз!

177. Re: Сатанисты против Константина Душенова

175. Александр Раков - Уважаемый Александр, а у вас еще актуален этот вопрос?

176. "мстители" или палачи?

А вчера, 10-го июня убили бывшего комполка полковника Буданова. Убили в центре Москвы шестью выстрелами в упор. Есть прямая связь с издевательствами над Душеновым и убийством Буданова. И в том, и в другом случае - месть. Но над Душеновым изгаляется государство, а Буданова убили чеченцы - в этом нет никаких сомнений. Так есть в ЭТОМ ГОСУДАРСТВЕ НАРОДНАЯ ВЛАСТЬ, или нами правят бандиты?.. Александр Раков

Елена Душенова:
Об очередных издевательствах над Константином Душеновым
Супруга заключенного Елена Душенова рассказала РНЛ, как УФСИН препятствует ее мужу в оформлении инвалидности
10.05.2012
Я всерьез опасаюсь за жизнь и здоровье своего мужа
Заявление в Ленинградскую прокуратуру по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях, прокурору Козлову А.Е.
19.07.2011
Все статьи автора
"Дело Константина Душенова"
Душенов — не пряник
К шестидесятилетию Друга и Соратника
02.02.2020
К кому придут с обыском завтра?
Правозащитник Владимир Осипов об обыске в издательстве Института русской цивилизации
04.07.2016
Снова поступил заказ на русский экстремизм?
В издательстве Института Русской Цивилизации прошли обыски на предмет поиска экстремистской литературы
01.07.2016
«Пушкинский дом стал пристанищем местной интеллигентщины худшего пошиба»
Константин Душенов о семинаре в ИРЛИ, на котором планируется разоблачить «конспирологические сюжеты и мотивы» в произведениях известного православного публициста
10.02.2015
Константин Душенов в полёте времени
К 55-летию со дня рождения
02.02.2015
Все статьи темы
Последние комментарии
Не ожидал
Новый комментарий от Александр Волков
2020-05-28 18:59
Ахиллесова пята России
Новый комментарий от романтик
2020-05-28 18:32
Цусимский бой в историческом интерьере
Новый комментарий от Hyuga
2020-05-28 16:52
Никита Михалков без мата смотрелся бы убедительнее
Новый комментарий от электрик
2020-05-28 16:16
Восстание Игнатьева свидетельствует о слабости режима
Новый комментарий от Русский Иван
2020-05-28 14:39
Безмолвие, затвор и молитва вместо публичных проповедей
Новый комментарий от Русский Иван
2020-05-28 13:37
«Человек должен быть востребован в жизни»
Новый комментарий от Сант
2020-05-28 12:20