Еще раз о законе, который «дышло»

Как изощренно подводится правовая основа под идеологию смерти

Алексей Соловьев 
0
16.02.2011 948

За всю историю человечества не смолкают споры о таких вечных вопросах, как добро и зло, жизнь и смерть. В свою очередь, они рассматриваются и изучаются наукой уже не одну сотню лет. И вот по прошествии многих веков, когда на законодательном уровне практически всех государств во главе правовой основы установлены ценность жизни, права и свободы человека, до сих пор не утихают пропагандистские речи о правовом признании «права на самоубийство».

Одним из таких «героев», радеющих за право каждого человека умереть по своему усмотрению и за признание этого права неотъемлемым для каждого, выступает доктор юридических наук, член-корреспондент Российской академии образования Юрий Альбертович Дмитриев. Его позиция чётко прослеживается по меткому и более чем ёмкому выводу: «...исходя из простой гуманистической формулы - "жизнь дана человеку, чтобы достойно с ней расстаться"»[1]. Автором этих слов допускается, конечно же, исходя из исключительных «гуманистических» соображений, что «достойность» лишения жизни значительно окрашивает её преждевременное прекращение, естественно, исключительно по желанию самого человека, не смотря и вопреки обстоятельствам (банально исходя из персонального, и, быть может, сиюминутного, временного состояния).

В своих «научных публикациях» Ю.А Дмитриев уже более десяти лет поднимает вопрос об узаконивании самоубийства, порой в своих рассуждениях автор доходит до абсурдного по сути своей осмысления, ярко выраженного в том, что данное действие уже конституционно закреплено: «...истина состоит в том, что и с моральной (в том числе религиозной, создаваемой иллюзией загробного царства), и с правовой точек зрения человек не должен бояться смерти, а умирать легко, по крайней мере без мучений для себя и своих близких... самоубийство в нашей стране давно уже юридически легализовано - в ст.20 Конституции России... Объективности ради отметим, что вопрос жизни и смерти в современных условиях из медицинской и нравственной сфер переходит иногда в сферу политики»[2].

Понятно, что за столько лет Ю.А. Дмитриевым блестяще освоены навыки манипуляции научной терминологией и наукообразными оборотами, а также умение толковать законы в желаемом преломлении, не минуя затрагивания и политических нюансов. Но зададимся вопросами: действительно ли достаточно титулов Ю.А. Дмитриева, чтобы перевесить ими оппонирующее мнение и обеспечить признание истинным или даже просто ценным мнение Ю.А.Дмитриева по указанным вопросам? Дмитриев-то хотел бы, чтобы это было так. Но должны ли мы с этим соглашаться? Каковы вообще рамки морали и нравственности при подобных суждениях, какова степень ответственности и весомости подобных заявлений?

Несмотря на то что Ю.А. Дмитриев убеждён, что «самоубийство давно легализовано», в своих научных изысканиях автор, настаивает: «Необходимо легализовать право человека на самоубийство, придав этому акту юридическую, а не мистическую, религиозную или иную форму... Легализовать пассивную и активную эвтаназию... Решить в законе вопрос о возможности использования неродившихся эмбрионов в медицинских целях»[3].

Не берёмся вдаваться в детали, какой мистической доктрины или религиозной принадлежности придерживается сам Ю.А. Дмитриев, но определённо считаем, что подобные провокационные убеждения не должны декларироваться членом-корреспондентом Российской академии образования. Причины более чем просты. В данном случае очень высоки социальная резонансность и социальные последствия заявлений человека, имеющего звание члена Российской академии образования, обладающей действительно весомым положением в системе образования нашего государства, обеспечивающей развитие и становление миллионам граждан. Именно потому высказывания Дмитриева (в рамках современного информационного общества становится уже не столь важно они написанные или произнесённые в силу многочисленных технических возможностей по распространению информации, хотя научные публикации, доктрины с позиции достоверности выраженного мнения всегда были более значимыми) воспринимаются, по сути, как выражение не только его личной и профессиональной позиции в качестве некоего деятеля, но и Российской академии образования в целом.

В своих публикациях Ю.А. Дмитриев высказывает точку зрения, что человек в своей «борьбе за смерть», вполне может столкнуться даже и с сопротивлением самого государства в лице его различных органов и должностных лиц, но и на это у Дмитриева есть свой рецепт: «Если государство, в лице органов здравоохранения, не в состоянии облегчить мучения больного и попытаться приблизить качество его жизни к достойным условиям, отказ от эвтаназии может рассматриваться как применение к человеку пыток, насилия, жестокого и унижающего человеческое достоинство обращения, что запрещается статьей 21 Конституции РФ»[4]. Таким образом, доктор юридических наук Ю.А. Дмитриев доводит до абсурда свое не имеющее фактических и, смеем предположить, юридических оснований толкование упоминаемой конституционной нормы.

В своих попытках обеспечить продвижение идей о самоубийстве и неестественной смерти автор выступает за использование любых средств и методов, отдавая предпочтение в первую очередь правовой основе обеспечения данного вопроса. Ю.А. Дмитриев написал: «Легализовать пассивную и активную эвтаназию, обставив процедуру ее применения всеми необходимыми юридическими гарантиями, от созыва независимого консилиума врачей и до юридически оформленной, свободно выраженной воли больного или его родственников (опекунов) в случае невозможности установления его собственной воли»[5]. Именно «обставление процедуры» исключительными «юридическими гарантиями» позволит в дальнейшем законно оставить в стороне и государство, и общество при решении вопросов суицидов и самоубийств. Об опасностях, которые подстерегают общество в момент принятия решения о законодательном утверждении любой из форм эвтаназии написано немало трудов, но именно эти тревожные нюансы, предостережения Ю.А. Дмитриев обходит стороной, о них ему предпочтительнее умолчать, именно поэтому они остаются за рамками его научных «изысканий». Предположения о том, каковы причины столь одностороннего взгляда на непростой вопрос лишения человека жизни, могут быть многочисленны и различны. Не станем вдаваться в детали, но ясно одно - для науки (но никак не для пропаганды) характерна многосторонность исследования, тем более для законодательных инициатив по любым вопросам важны фундаментальность и проработанность проблематики. Увы, но именно таковые в публикациях Ю.А. Дмитриева по вопросу эвтаназии (в том числе смерти, самоубийства и суицида) найти практически невозможно.

Подводя итог рассмотрения позиции Ю.А. Дмитриева по вопросу легализации смерти, продемонстрируем до какой степени витиеватого умозаключения можно добраться в желании (очень похожем на маниакальное) узаконить право на смерть: «Отказ информированного пациента, находящегося в здравом уме, от медицинского вмешательства в том случае, если такое вмешательство уже не способно остановить развитие болезни, и добровольное предпочтение ускорения прихода смерти есть осознанное осуществление права на смерть»[6], таким образом, добившись его приравнивания к праву на жизнь, на охрану достоинства личности, на свободу и личную неприкосновенность и целого ряда других конституционных прав человека и гражданина.

В условиях крайне высокого уровня детских и молодежных суицидов в Российской Федерации такая пропаганда Дмитриева может быть оценена как социально опасная, только лишь говоря очень мягкими словами.

Алексей Юрьевич Соловьев, сопредседатель Консультативного совета «Образование как механизм формирования духовно-нравственной культуры общества» при Департаменте образования города Москвы, член Союза журналистов Москвы

12.01.2011 г.


[1] Дмитриев Ю.А., Шленева Е. Комментарий к делу «Претти против Великобритании» // Право и жизнь. – 2002. – № 51 (8). http://www.law-n-life.ru/arch/n51.aspx.

[2] Дмитриев Ю.А. Еще раз к вопросу об эвтаназии // Право и жизнь. – 2005. – № 6 (83). http://www.law-n-life.ru/arch/n83.aspx.

[3] Дмитриев Ю.А., Исаева В. Тезисы к концепции закона о праве на жизнь // Право и жизнь. – 2005. – №7(84). http://www.law-n-life.ru/arch/n84.aspx.

[4] Дмитриев Ю.А., Шленева Е.В. Право человека в Российской Федерации на осуществление эвтаназии // Государство и право. – 2000. – № 11. – С. 52–59. Цитируется по: Капинус О.С. Эвтаназия в свете права на жизнь. Монография. – М., 2006.

[5] Дмитриев Ю.А., Исаева В. Тезисы к концепции закона о праве на жизнь // Право и жизнь. – 2005. – №7(84). http://www.law-n-life.ru/arch/n84.aspx.

[6] Дмитриев Ю.А., Шленева Е. Комментарий к делу «Претти против Великобритании» // Право и жизнь. – 2002. – № 51 (8). http://www.law-n-life.ru/arch/n51.aspx.

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; Челябинское региональное диабетическое общественное движение «ВМЕСТЕ»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне.

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:
Алексей Соловьев
Победа над смыслами
Артишоки либерального богословия
24.11.2021
Крайне аморальная и педагогически неадекватная книга
Отзыв на учебник диакона Ильи Кокина «Страх возводит стены, любовь строит мосты» (М.: «Никея», 2019)
16.10.2021
На смерть друга, коллеги и просто замечательного человека…
Преставился ко Господу р.Б. Александр Юрьевич Евдокимов
14.10.2021
Православная культура в школе
Кому и почему нужно было очернить преподавание курсов «Истоки» и «Православная культура» в московских школах?
19.12.2016
Еще раз о законе, который «дышло»
Как изощренно подводится правовая основа под идеологию смерти
16.02.2011
Все статьи Алексей Соловьев
Последние комментарии
Русская ли это идея - Третий Рим? Часть первая
Новый комментарий от Русский Иван
22.01.2022 12:19
Как трупами расчищался путь Горбачёву
Новый комментарий от В.Р.
22.01.2022 11:40
Удар в спину на Востоке
Новый комментарий от учитель
22.01.2022 11:17
Рано хоронить православных патриотов!
Новый комментарий от Человек
22.01.2022 10:41
Догматическое единство и раскол Церкви
Новый комментарий от р.Б.Алексий
22.01.2022 10:33
Не хватает слова Правды
Новый комментарий от Сант
22.01.2022 10:07
Что не так с современным феминизмом?
Новый комментарий от С. Югов
22.01.2022 09:39