К 100-летию гибели Николая Гумилёва

Александр Балтин 
0
09.06.2021 786

1

…тут не акмеизм: хотя может быть методически, если следовать весьма условной классификации – он и есть: но всё же тут - романтизм кристальной пробы, и стихи, умноженные на собственное мужество и великолепный взгляд на мир: несколько подростково-удивлённый: сколько всего…

Как бы иначе прозвучали отчаянные капитаны:

Или, бунт на борту обнаружив,

Из-за пояса рвет пистолет,

Так, что сыпется золото с кружев,

С розоватых брабантских манжет.

Тут и мировосприятие юношеское: под паруса! По напряжённой груди океана! Вперёд и вперёд!

А зримость образа выявлена до запоминаемой на всю жизнь крепости: раз прочитав про розоватые брабантские манжеты, с которых сыплется золото кружев, не позабудешь.

…Гумилёв-странник, Гумилёв-воин, Гумилев-поэт-воспевающий экзотику, которая раньше в русской поэзии не появлялась даже…

Жаркие цветы расцветают: и свойства их – фантастические:

Города, озаренные солнцем,
Словно склады в зеленых трущобах,
А над ними, как черные руки,
Минареты возносятся к небу;
И на тронах из кости слоновой
Восседают, как древние бреды,
Короли и владыки Судана…

Петь Судан на русской почве, где всё связано с крестьянским крестом, деревней, избяной правдой?

…Либерию, Сахару, Абиссинию…

Литература вбирает космос мира: в том числе географию: такую роскошную, противоречиво-разнообразную…

Гумилёв раскрывался, как мощный метафизик, созидая «Слово»: строгие, точные катрены, сверкая алмазами, точно освещали те тайны, которые раньше пребывали в полутьме.

«Шестое чувство» прорастало тайноведением: о! тут уже не было романтизма, но твердая уверенность в запредельных силах слова, давшего в том числе конкретику высоких стихов.

Ибо стихи Гумилёва высоки: в них плещет и блещет необыкновенный космос; в них бытие раскрывается многопланово – и с тою мерой благородства, которой нельзя противопоставить никакую низину.

2

Мы в Африке – которую увидим и узнаем через призму русского сердца и русского стиха:

Между берегом буйного Красного Моря

И Суданским таинственным лесом видна,

Разметавшись среди четырех плоскогорий,

С отдыхающей львицею схожа, страна.

Север - это болота без дна и без края,

Змеи черные подступы к ним стерегут,

Их сестер-лихорадок зловещая стая,

Желтолицая, здесь обрела свой приют.

Красота отточенного, колдовского полнозвучия, вероятно, превосходит красоту реальности, каковую не хочется проверять, перечитывая африканские стихи Гумилёва.

Не привычный для русских, в дебрях жары застывший, историей сложной и жестокой играющий континент раскрылся ему в красках и запахах, тонах и оттенках: ему – поэту, путешественнику, воину.

Казалось, серединная жизнь не для него – слишком рвавшегося в запредельность, так почувствовавшего слово, и ту наполненность, какую может иметь оно, меняя реальность:

В оный день, когда над миром новым

Бог склонял лицо свое, тогда

Солнце останавливали словом,

Словом разрушали города.

Что особенно актуально в наши дни, когда слово стало сухим передатчиком информации, когда оттенки его точно стёрлись, или затерялись в былом.

Гумилёв постиг алхимическую тайну поэзии (и не только её – любого творчества), и выразил это с ослепительной точность в «Шестом чувстве»…

Действительно, с великими стихами нам делать нечего: только меняться, подчиняясь их смысло-звуковой волне; только чистить собственные души, используя подсказки великих стихов.

…и снова горячее мерцание озера Чад выплёскивается в реальность; и снова в насметрие Иннокентию Анненскому Гумилёв называет музу и жалкой, и сильной…

Она таковой и является – уязвимой, как жизнь, которую могут отобрать, бессмертной, как лучшие стихи человечества, необходимой…

Есть вещи насущнее насущного, - дух, например.

Кажется, современность отрицает это.

Но должно настать время, когда он низвергнет такую современность – в том числе используя поэтические высоты.

3

Он возникнет внезапно: веком, наступившим слишком резко, разбрызгивая движение: столь же неистовое, сколь и поэтичное.

Трамвай Гумилёва режет линии сердца, привыкшего к большой мере покоя: век прошедший кажется привлекательнее того, что предложит двадцатый (который теперь уже нам кажется миром относительного спокойствия, по крайней мере в последней своей трети)…

Трамвай мистичен: как ощущение времени, если вживаться в оное, как ощущение всеединства, связанности со всеми живущими, и – больше того – жившими:

И, промелькнув у оконной рамы,
Бросил нам вслед пытливый взгляд
Нищий старик, — конечно тот самый,
Что умер в Бейруте год назад.

Разрывая пространство привычной материальности возникает Индия Духа, белея космосом, который не постичь: поскольку и вокзала, на котором продают туда билеты, нет.

Но она должна быть – Индия Духа: чья природа такова, что, испуская световые лучи, она меняет многие сознания.

«Заблудившийся трамвай» стремится вместить все эпохи, все силы, бушевавшие в человечестве; как страшно даётся предчувствие гекатомб жертв, которые нагромоздит век!

В красной рубашке, с лицом, как вымя,
Голову срезал палач и мне,
Она лежала вместе с другими
Здесь, в ящике скользком, на самом дне.

Сквозь тоску, логичную при запредельности ситуации, выйти к свету: ибо только его царствие имеет значение:

И всё ж навеки сердце угрюмо,
И трудно дышать, и больно жить…
Машенька, я никогда не думал,
Что можно так любить и грустить.

Именно любить, и именно ТАК…

И волны от несущегося в вечность трамвая разлетаются стальными и золотыми искрами миновавших, грядущих, ушедших лет, соединяющих всё, всё…

4

Слово разменяли на слова – не зная, не имея возможности знать, как звучало то, бывшее у Бога, бывшее Богом…

Гумилёв в торжественном, вечною медью звучащем «Слове» словно делает невероятную попытку восстановить единственное, изначальное, сакральное…

…токи любви исходят от него, вместе – власти и мужества: как иначе остановить солнце?

Люди сорят словами.

Люди сводят слово к передаточной функции.

Поэзия, поднимающая слово на неистовую высоту, задыхается в технологическом времени, когда числа, бывшие для низкой жизни, начинают торжествовать.

Но «Слово» Гумилёва испускает столько лучей, что меркнет всё слабое, худое, наносное.

…и такою же – почти библейской силой звучит «Шестое чувство», объясняющее поэзию, как мало кто мог.

Даже тончайший критик Иннокентий Анненский статью «Что такое поэзия?» начал фразой: Этого я не знаю.

Создаётся впечатление, что Гумилёв знал.

Он знал это сердцем сердца: самою его глубиной.

И выразил с такою силой, которой не способны противостоять ни волны времени, ни прагматизм технологий – ничто.

Реинкарнация не доказуема, хотя – иногда зыбко, иногда более отчётливо проступает в иных сознаниях.

Гранёный сонет с таким же названием «Сонет».

Остро вычерченные строки: красивые, как изделия ювелира.

Гумилёв – столько познавший в жизни – зажигает яркий факел, освещающий дальние бездны.

…мы дрались там… ах да, я был убит.

Есть здесь нечто более интересное, чем совершенство формы и колоритная красота стихотворения: косвенное доказательство реинкарнации, как очевидного явления.

6

…возможно, наш – видимый, зримый мир – есть лишь следствие причин, сокрытых в иных мирах, в безднах, дающих бытование всему, нам ведомому?

…возможно, именно об этом речёт «Слово» Гумилёва: мистический краткий эпос, столь глубоко уходящий корнями в прошлое, что волшебное дыхание завораживает: будто сам Гумилёв присутствовал при том, как Иисус Навин остановил солнце.

«Шестое чувство» касается сути слова художественного, поэтического, декларируя его духовную сытность, как необходимый составляющий элемент человеческой полноценностью.

Гумилёв-поэт, Гумилёв-путешественник, Гумилёв-воин – сколько вариантов!

Мужество блистает на стальных стыках его стихов…

Снова капитан рвёт пистолет из-за пояса: и летят, прободая моря времени, не стареющие корсары, и юношество блестит мечтой, и даже изощрённый прагматизм нынешнего времени не в силах, кажется, противостоять романтической высоте, предлагаемой Гумилёвым.

Жарко мерцает Африка: сонно, илисто-тяжело блестит поверхность озёр; таинственные грациозные звери вписываются в пространство русской поэзии.

Магия Африки!

Завораживающие смысловые полюса её бытования…

Или Гумилёв «Слонёнка» - словно сама нежность.

Богатство наследия, настолько укрепившего силу русской поэзии, что алмазы стихов, блистая каждой гранью, утверждают единственное возможное движение – по световой вертикали.

7

Гиппопотам, отдающий библейским символом, возникает в стихотворение Гумилёва, как сгусток сил – не сопоставимых с другими; и чётко огранённые строки сияют каждым острием…

Африка – любовь Гумилёва – пышна и избыточна; все пустыни схожи, но Сахара особенная, и золото её горит несколько иначе, соединённое с разнообразием истории.

Либерия заиграет таинственными огнями:

Берег Верхней Гвинеи богат
Мёдом, золотом, костью слоновой,
За оградою каменных гряд
Все пришельцу нежданно и ново.

По болотам блуждают огни,
Черепаха грузнее утеса,
Клювоносы таятся в тени
Своего исполинского носа.

И таинственность тени есть вариант укрытия для странных птиц.

Африка неожиданна: никто не писал про Судан.

Никто не писал и про Абиссинию, раскинувшуюся наподобие львицы: недаром зверь этот стал символом страны…

Много цветового, жаркого, как солнце, сияющее над континентом, возникает в гумилёвских стихах; много названо предметов, и не гостивших ранее в русской поэзии; и, хоть не становится Африка роднее, стихи сияют, и свет этого своеобразия неугасим…

Александр Балтин

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; Челябинское региональное диабетическое общественное движение «ВМЕСТЕ»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр).

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Загрузка...
Александр Балтин
Тяжёлая диалектика
К 110-летию Виктора Некрасова
17.06.2021
«Время не коснулось тлением…»
К 235-летию Федора Глинки
16.06.2021
«Хранит навсегда…»
К 220-летию В.Даля
13.06.2021
Все статьи Александр Балтин
Последние комментарии
А я Собянина понимаю…
Новый комментарий от Русский Иван
19.06.2021 15:35
Вакцинация: Президента России можно игнорировать?
Новый комментарий от печеклад
19.06.2021 10:31
Церковь готовится признать «екатеринбургские останки»?
Новый комментарий от Русский Иван
19.06.2021 10:19
Национализм – это зло или благо?
Новый комментарий от Русский Иван
19.06.2021 10:11
Грядёт второй Амман?
Новый комментарий от влдмр
19.06.2021 09:20