itemscope itemtype="http://schema.org/Article">

Борьба против нравственной народной экономики в Белоруссии. Часть 4

Бывший СССР 
0
282
Время на чтение 40 минут
Дух торговли и тоска по приватизации

Со стороны министерств и ведомств, плотно обжитых убеждёнными идеологами либерально-рыночного космоса, пользующихся поддержкой западных советчиков и местных заинтересованных капиталистов-бизнесменов (сюда нельзя относить всех собственников-предпринимателей, но только тех, которые руководствуются в своей деятельности главной целью обогащения, особенно же за счёт пороков народа и в ущерб ему, а также желающих для такого обогащения реформирования соответствующим образом всего политико-экономического строя),«либерализация» проповедуется и ведётся внутри страны уже самостоятельно.

Явный и затемнённый смысл их заявлений и предложений (однако легко проясняемый их общим духом) свидетельствует о полной близости белорусских правительственных реформаторов с апостолами Вашингтонского консенсуса. От открытой пропаганды и перехода к тотальной гайдаро-кудринской политике их удерживают только политические обстоятельства: такие же, как и Егора Гайдара, ещё в 1990-м году заведовавшего отделом экономической политики в журнале ЦК КПСС «Коммунист» и возглавлявшего отдел экономики газеты «Правда», пропагандируя в нём «социализм с элементами рынка», но уже находившегося вместе со своим дружком Чубайсом и прочими перестроечниками в тесных связях с западными и советскими проектировщиками «шоковой терапии». Постоянно звучащие из их уст мантры про реформы и либерализацию и соответствующие действия суть не что иное, как ползучая белорусская Перестройка, суть которой состоит отнюдь не в преодолении тех или иных недостатков и недоработок белорусской народно-хозяйственной системы, но, как и во второй половине 1980-х, - в демонтаже справедливо-солидарной нравственной экономики для народа как таковой. И чем больше нарастает эта Перестройка, тем более начинает её проводникам мешать «Политбюро ЦК КПСС» теперь уже почти в единичном лице - президента А.Г.Лукашенко, тем более, что Петров Машеровых уже заблаговременно из высших властных кабинетов удалили, почти не прибегая даже к «случайным столкновениям с картофелевозами».

Образ «отреформированной» системы, соответствующий их духу, в целом таков. Прежде всего, создаётся финансовый культ, когда финансовые показатели являются и целью всяческой деятельности, и критерием оценки общественной значимости деятельности и самих людей, включая чиновников, и принятия государственных решений. Со стороны предпринимателей - всяческая свобода действия вне зависимости от характера деятельности, максимальное снятие всякой «социальной нагрузки», максимальная повсеместная конкуренция с переводом на рынок всех хозяйственных отношений. В обществе насаждается культ почитания предпринимателей и самого предпринимательства как якобы главной созидательной экономической силы и источника благ. В хозяйственном укладе сфера торговли и особенно финансов получает самодостаточное значение и доминирование над производственной и служебной. Банкиры становятся главными стратегами национальной экономики. Со стороныгосударственной власти - минимизация её участия во владении и даже управлении народным хозяйством с освобождением чиновников от ответственности вначале за отдельные предприятия и учреждения, отрасли, а затем и народное хозяйство в целом, отнюдь не снижая зарплаты чиновников и, напротив, создавая им возможности дополнительных «заработков» через лоббизм интересов бизнеса под видом «государственно-частного партнёрства». Со стороны государственных предприятий и учреждений (также и их сотрудников) - максимальное уравнение в правах и льготах с частным собственником, обеспечивая сим рыночный переток самих работников (особенно передовых) из первых во вторые, ускоряя тем самым развал государственного сектора. Со стороны простых граждан - введение среди них культа конкуренции, обогащения и «успешности» во всех областях жизнедеятельности и в быту, предоставления их самим себе, минимизация государственной заботы и поддержки с максимальным переводом всей сферы социальной защиты на самострахование. Максимально поощряется среди них «финансовая грамотность» - одержимость сбережением и приумножением капитала с жертвованием их успешности всех жизненных целей и призваний. Со стороны государства в целом - культ внешних (особенно западных) иностранных инвесторов с предоставлением им под видом «благоприятного инвестиционного климата» всяческих преимущественных условий по отношению к российским и даже белорусским, со встраиванием белорусских предприятий и их трудовых коллективов в транснациональные «производственные цепочки» (фактически в транснациональные корпоративные империи под контролем западной олигархии) и перестраиванием под них всей валютно-финансовой системы государства. Внешняя зависимость должна быть доведена до того, чтобы советы и одобрения западных инвесторов и международных структур лежали в основе всех изменений законодательства, планирования государственных расходов и отраслевой политики. Интеграция в Евразийский экономический союз воспринимается, с одной стороны, как досадная необходимость, связанная с рынками сырья и сбыта, с другой стороны, как пережиток старой политики А.Г.Лукашенко, обреченная умереть вместе с концом эпохи его правления, а потому - должна быть максимально ограничена с ослаблением «одновекторной зависимости».

Заметным веянием последних лет в Белоруссии стало всяческое возвышение статуса «класса предпринимателей» - как крупных магнатов-собственников капитала, так и организационных представителей мелкого и среднего предпринимательства. Одним из заметных проявлений этого возвышения стало растущее представительство бизнеса в законодательной власти. В частности, «бизнесменов зазывают в местные Советы депутатов». На данный момент их даже принуждают становиться депутатами и сенаторами, поскольку, вроде как, в них «реально решить ничего не можешь». Самому А.Г.Лукашенко это, вероятно, подаётся как способ контроля за бизнесом. Но это пока.Формируемая новая элита Беларуси (как изнутри власти, так и со стороны околовластных капиталистов) явно заинтересована в укреплении своего классового представительства во власти вплоть до формирования в Белоруссии бизнес-олигархии и олигархического политического строя: «гендиректор "Хенкель Баутехник" Сергей Новицкий, бывший сенатор и депутат Минского областного Совета депутатов,...рекомендовал бы всем предпринимателям, особенно молодым, обратить внимание на эту кампанию. Ведь выборы - это возможность проявить себя, заявить об интересах и потребностях в том числе бизнеса... Сегодня очень важно, чтобы предприниматели имели свой голос и на местном уровне. Для этого надо идти на выборы и не бояться их. Надо делегировать туда своих людей. И подсказывать органам местного управления не бояться предпринимателей, не препятствовать им. Ведь бизнес вне политики быть не может. Но предприниматели должны быть на всех уровнях представительной власти, они - часть нашего социума. Главное, чтобы органы местной власти взаимодействовали с бизнесом, не боялись его». Итак, открыто провозглашается курс на сращивание бизнеса-капитала с властью - то, пресечение чего было с самого начала едва ли не краеугольным камнем политики и победой А.Г.Лукашенко и его «народного социализма» на фоне торжества капитализма и олигархии в окружающих странах.

Отметим духовно-идеологическую и политическую сущность происходящего социального возвышения бизнес-предпринимательства в Белоруссии, несомненно, связанного в целом с разворотом белорусского государства от общенародного хозяйства к рыночной экономике «цивилизованного мира» и в целом на Запад, на рельсы западноевропейской цивилизации. Само по себе «предпринимательство» не является по умолчанию эксплуататором простого трудового народа, как это было изложено в марксистско-ленинской доктрине. Не является в случае, когда заключается в созидательной деятельности по организации производительного хозяйствования и органично встроено в общественно-хозяйственный строй, получает справедливое воздаяние за свой труд и не наносит преследованием личной выгоды вреда всему обществу и народу в целом. Однако в современном значении предпринимательство является деятельностью исключительно по торговому извлечению максимальной прибыли через всевозможную в пределах закона минимизацию издержек и максимизацию дохода.Заметим, что и в социалистической системе в этом значении предпринимательство процветало в специфических формах на разных уровнях - особенно на высшем партийно-номенклатурном, во многом и приведя к краху советского государства. Очевидно, что в этом значении, в котором оно и рассматривается властью и законодательством, предпринимательство является и духовной, и экономической основой капиталистической системы. В таком виде оно заслуживает если и не противодействия, то всемерного упорядочивающего ограничения и уж точно не возвышения в общественном сознании и властном представительстве.

И так оно в современной Белоруссии и повелось: в мажоритарной безпартийной системе выдвижение в представительную власть происходило со стороны промышленности, сельского хозяйства, здравоохранения, образования, науки, силовых органов, чиновничества, но не от абстрактных предпринимателей и партий, по природе своей ими и финансируемых. Среди выдвигаемых были не просто «члены трудовых коллективов» (рабочие, крестьяне и доярки - как лукаво обещала лживая марксистско-ленинская пропаганда, прикрывая ими власть большевистской партийной интеллигенции), а преимущественно авторитетные руководители, в том числе руководители предприятий различных отраслей производства (среди которых находилось место и частным). Но не в качестве предпринимателей, а в качестве именно заслуженных организаторов той или иной области созидательной деятельности народа, и, что очень важно, именно принесшим пользу народу (начиная с заботы о трудовых коллективах), а не отличившихся «успешно-эффективным ростом капитализации». В белорусских представительских органах, таким образом, не приветствовались не предприниматели (как это обычно преподносилось в оппозиционных СМИ), а предпринимательский дух. Аналогичная ситуация была и в дореволюционной многовековой России - с определенными волнами сбоев в послепетровскую эпоху, которые во многом и привели к падению Российской Империи: боярские думы князей, Сенат, Государственный Совет (вплоть до революционного учреждения Госдумы) состояли из достаточно состоятельных людей - дворян; но членство это было не следствием их состоятельности, а скорее оправданием, и состояли и участвовали они в работе высших органов, бывших совещательными, а не законодательными, не за свою состоятельность, а за свой авторитет и происхождение, имея этот труд в качестве обязанности, а не привилегии, наконец, сам труд этот заключался в созидании общего блага, а не лоббирования частных личных и классовых интересов. Земские Соборы же (единственным аналогом которых в современности как раз и выступало Всебелорусское народе собрание) и подавно были всесословными и избирались исключительно на основе личного авторитета без какого-либо отношения к своему состоянию. За строгим соблюдением всего этого порядка зорко и следил глава государства - Царь, стоявший над всевозможными склоками и пропихиванием частных интересов. Сознательно или скорее интуитивно «от жизни», но народный президент А.Лукашенко, безспорно, своё правление изначально выстраивал именно на данных началах.

Нынешнее же движение бизнес-предпринимателей и капиталистов во власть (в том числе и пока подтягиваемого сверху) уже не имеет никакого отношения к представительству на местном и высшем уровне общенародно значимых отраслевых хозяйственных идей, задач и проблем и достойных людей (меритократии), но отражает именно интерес владельцев капитала в их стремлении к присвоению максимальной доли всенародно создаваемого богатства и к созданию прочной классовой консолидации и партийной структуры для отстаивания их интересов на уровне законодательства и самого устройства власти. Это вполне соответствует идеалам и нормам неоязыческой и ныне уже антихристианской западной цивилизации, основанной на гордыне самолюбия и самоугождения, а также её социальному строю. С естественным и неизбежным отодвиганием на второй план (если не на периферию) трудового народа, занимающегося созидательным трудом, и, сугубо, - нравственно-патриотического умственно-идеократического сословия (условной «интеллигенции») - священнослужителей, учёных-мыслителей, преподавателей, уважаемых представителей гуманитарной практической сферы. Что и происходит в Белоруссии на практике, ярким примером чего в последние годы служит борьба либеральной части белорусской элиты за переход к партийной демократии, пропорциональной избирательной системе и, наконец, конституционной реформе в сторону парламентаризма - то есть, ползучей революции сверху по модели 1917 и 1991 годов.

Особое место в этом социально-экономическом реформировании (осуществляемым как революционным, так и эволюционным способом или их комбинированием) занимает создание и распространение идеологии, обосновывающей и оправдывающей господство «предпринимателей» или «капитала». И первым делом - тонкого распространения на самого главу государства, убеждая его в полезности для государства и его личной власти опоры на бизнес и на свободное предпринимательство. В свете чего и нужно понимать его заявление о том, что «все предложения бизнес-среды отныне становятся обязательными для рассмотрения». При этом «глава государства коснулся деятельности Совета по развитию предпринимательства: "Это единственный совет, который создан при Президенте, других таких советов нет. И это говорит о серьезности отношения к данному вопросу... Саморегулирование бизнеса и минимизация вмешательства должностных лиц государственных органов в его деятельность - вот основа проводимой в стране работы по развитию экономики... Указ о Совете по развитию предпринимательства нацелен на то, чтобы превратить Совет в действительно мощную структуру, стоящую на страже интересов бизнеса... Совет по развитию предпринимательства - главная площадка, но не единственная. Актив, представляющий интересы деловых кругов, должен взаимодействовать с местной властью в каждом городе и районе». Тем самым, предпринимательство президентом Беларуси выделено в некую верховную привилегированную сферу, с которой связаны главные чаяния белорусского государства и его главы. Важно заметить, что создание или исправление справедливых условий для спокойной хозяйственной деятельности частных предприятий в составе общенародного хозяйственного организма - дело благое и в Белоруссии насущное. Хватает ещё и откровенно абсурдных требований к ним, искусственно усложнённого и влекущего необоснованные дополнительные издержки законодательства (с явным прицелом на штрафы), позволяющих формироваться на нём паразитирующему классу бухгалтеров и юристов, а также коррупционеров-чиновников, снимающих коррупционную ренту за счет разрешительных полномочий. Возможно, в значительной степени такие исправления и подразумеваются главой государства. Однако и дух его слов, и особенно заявлений, действий и стратегических намерений экономического блока явно свидетельствует о нацеленности на создание не справедливых, а именно выгодных условий («инвестиционного климата») для предпринимательства.

«Страдание задавленных бизнесменов в Беларуси» уже давно является во многом мифом. Действительно, такое удушение встречается и чаще всего касается как раз сравнительно немногочисленного производительного предпринимательства. Однако сфера посредническая, включающая розничную и оптовую торговлю, коммерческое строительное инвестирование, общепит, отельные и транспортные услуги, а также досугово-развлекательная деятельность практически монополизированы частными компаниями - оные ускоренными темпами догоняют банковско-финансовая деятельность и арендодательство, а также здравоохранение. По сути, хозяйственные сферы, не требующие больших вложений и трудовых подвигов, а главное - мотивации сдельной оплатой, но в которых образуется быстрая и огромная прибыль (то есть, изъятых у покупателей средств за счёт рыночной надбавки к понесённым затратам), которая должна была бы служить многообразным нуждам народа и отдельным его общественным слоям, - вместе с этой прибылью переданы в руки и карманы частных капиталистов. Притом с нарастающим преобладанием иностранного капитала, который попросту паразитирует на белорусах и выводит из страны чистую прибыль в валюте. В частности, вся розничная торговля за десятилетие почти полностью захвачена крупными частными торговыми сетями, полностью подавившими отдельные (в том числе государственные) магазины, а поручение президента А.Лукашенко о создании системообразующей государственной торговой сети, в том числе сдерживающей «предприимчивость» частных, канули в небытие - если не считать созданную в 2015 году достаточно мелкую единственную государственную сеть с характерным «народным» названием «Радзивилловский». При этом либеральные руководители финансово-экономических органов власти бесконечно твердят о необходимости максимального повышения доли малого и среднего бизнеса в ВВП страны, в том числе с перебросом туда высвобождающихся при модернизации госпредприятий трудящихся, - именно как самоцели, при том, что его «бόльшая эффективность» не подтверждается белорусским опытом и фактами, да и концентрируется «малый бизнес» снова же преимущественно в сфере посредничества, которое ограничено производством как его спутник. Идея о системном государственном планировании и создании новых государственных (то есть, народных) предприятий и целых производственных комплексов либеральными чиновниками даже не допускается.

Ярким примером продвижения либерально-рыночной экономической идеологии и трансформации социально-экономической системы является Министерство экономики под руководством министра В.Зиновского, подхватившего риторику и устремления своего предшественника Н.Снопкова, ставшего заместителем главы Администрации Президента по экономическим вопросам и, по сути, преемником К.Рудого как главного экономического советника Президента. Министерство экономики было, как и во всех постсоветских республиках, построено на развалинах Госплана СССР и его республиканских отделений. В идеале Белоруссия, отказавшись от следования западным либерально-капиталистическим путем должна была бы возродить Госплан и, в известном плане, первоначально Минэкономики на это и ориентировала. Госплан в многоукладной экономике призван был бы разрабатывать одновременно и прогнозы состояния и развития народного хозяйства в целом и его отдельных отраслей (включая и частные хозяйства), и директивные планы для государственных предприятий, привлекая к ним и частные хозяйства, а главное - поручая банковским учреждениям обслуживать эти планы (не говоря уже о подготовке кадров и рынков сбыта). Поучительным примером подобного «неэффективного» государственного планирования и организации на фоне «эффективных» примеров вокруг стала почти полностью государственная отрасль сельского хозяйства и продовольственной промышленности, в которой «доля экспорта сельскохозяйственной продукции и продовольствия в общем объеме экспорта из Беларуси составила в 2016 году 18% против 8% в 2005 году», а «в расчете на одного жителя в прошлом году было произведено 785 кг зерна, 630 кг картофеля, 123 кг мяса, 752 кг молока, 386 штук яиц, что превышает уровень таких развитых стран, как Германия, Великобритания, Франция. Лидирующие позиции Беларусь занимает и среди стран СНГ, опережая Россию, Украину и Казахстан» - некогда и во многом даже ныне житниц Европы, обладающих несоизмеримо лучшими природными условиями.

Но нет: для либерально-прозападной части элиты, стремящейся и дискредитировать, и разрушить экономику для народа, такие задачи Госплана неприемлемы, и само понятие Госплана глубоко ненавистно. В результате, Минэкономики не только сохранилось в Белоруссии, но продолжило эволюцию в сторону ведомства Улюкаева-Орешкина: ни за что толком не отвечать, глубоким отраслевым анализом и планированием (и с ним - ответственностью) не обременяться, составлять абстрактные прогнозы и повсюду трубить о «необходимости либерализации экономики» и «создания привлекательного инвестиционного климата», одновременно всячески лоббируя интересы предпринимателей и владельцев капитала похлеще любых Советов при Президенте. «План индустриализации регионов» от Министерства экономики выглядит примерно так: «В основе плана лежит три блока. Первый - определение приоритетных видов экономической деятельности, технологических ниш, соответствующих им конкретных проектов, которые будут предложены бизнесу на выбор для реализации. Второй - размещение отобранных проектов исходя из специализации районов... Третий - формирование пакета стимулирующих мер республиканского и регионального уровней для реализации проектов... Ставка на малый и средний бизнес является элементом долгосрочной стратегии государства. Наша задача - увеличить долю субъектов малого и среднего предпринимательства до 50% до 2030 года». Как видим, само умонастроение экономических вождей белорусов сосредоточено не на организации создания и развития производства, а на всемерном облуживании (за счет налогоплательщиков) бизнеса с одновременным упованием на его благоволение и чудодейственную «производительную силу».

Аналогичную либерально-рыночную направленность имеет и реформирование важнейшего Министерства торговли. В планово-многоукладном государственном хозяйстве для народа ему отводится предназначение: управления ценами; обеспечения снабжения всеми необходимыми благами принятых стандартов качества всех регионов страны; содействия максимально полному и равномерному сбыту всем отечественным хозяйствам (даже самым мелким); равномерного распределения учреждений розничной торговли - так, чтобы, с одной стороны, не создавалось ненужной скученности, с другой стороны, крупные продавцы не подавляли бы мелких, с третьей стороны, допущенные к торговой деятельности не задирали цены, не извращали бы ассортимент и, наконец, не эксплуатировали бы разными способами поставщиков; наконец, непосредственного управления государственными учреждениями торговли, которые, как верно заметил некогда А.Лукашенко, призваны задавать эталон и «охлаждать пыл» частнику (не говоря уже о пополнении Казны доходами).

Иное значение для данного министерства предписывает либерально-рыночная идеология: оно и было реализовано в трансформации Министерства торговли в Министерство антимонопольного регулирования и торговли, создание которого (с отъёмом власти у «управлений антимонопольной и ценовой политики облисполкомов и Минского горисполкома»), по признанию его нового руководителя, «говорит о готовности экономики идти рыночным путем. Либерализация рынка - основная причина, по которой государство приняло решение... Ключевой целью нового министерства является решение проблемы защиты внутреннего рынка республики путем создания равных конкурентных условий для всех его участников». То есть, все вышеуказанные устроительные предназначения подобного министерства в «экономике для народа» перечёркиваются и заменяются на обслуживание торгового предпринимательства созданием для них комфортных условий (на практике - лоббирования их интересов). Неудивительно, что со времени реформирования министерства торговли в «министерство конкуренции» повальную форму приобрели, наряду с зачастую несуразным (спекулятивным) ростом цен на товары жизненной необходимости, поглощения со стороны крупных торговых сетей, среди которых сверкает и розничная сеть «Белмаркет» флагмана российской олигархии и теневого патрона кремлёвской администрации «Альфа-группы», с разорением небольших магазинов и диктатом над производителем. Более того, доминирующее положение в розничной торговле за несколько лет («кризисных») стала занимать единственная сеть «Евроопт», полностью принадлежащая соинвесторам из кипрского оффшора, удушающая производителей, управляемая из Вильнюса и Варшавы и финансируемая Международной финансовой корпорацией - подразделением Всемирного банка со штаб-квартирой в Вашингтоне (то есть, конторой Ротшильдов). Таковы реалии нынешней «социальной ориентированности» некогда народной «белорусской социально-экономической модели».

Дух деятельности нового министерства МАРТ вполне отражается в выступлении его руководителя Колтовича, согласно которому, оказывается, «главная задача Министерства антимонопольного регулирования и торговли заключается в повышении доходов населения, а не в административном сдерживании цен». Хотелось бы постигнуть, как Министерство торговли может повышать доходы населения - если, конечно, речь идёт не повышении доходов такой части «населения», как владельцы частных торговых сетей и оптовых поставщиков! Характерна речь министра, напоминающая отповедь народу в духе «а с чего вы взяли, что вам кто-то что-то должен»: Достигнуты «серьезные успехи по замедлению темпов инфляции в стране: в 2015 году она была на уровне 12%, 2016 год - 10%, по первому полугодию 2017 года - 3,4%. Расчеты показывают, что по итогу года задачи по ИПЦ будут выполнены. Так какие вопросы к ценам? Определенное недовольство будет всегда, мы это понимаем. Но действуем исходя из реальной складывающейся ситуации, направляем усилия не на борьбу с ценами. Да, мы их мониторим, контролируем, но борьба с ценами - это борьба с уже случившимся». Оказывается, «задача министерства» - созерцать и констатировать («мониторить»), а не что-то предпринимать. Вот - воистину либерально-рыночный подход и его министр! Ну а заявление о «заслугах» МАРТ в снижении темпа роста цен за последние 2 года (к слову, явно заниженного) сверхцинично, учитывая дикое падение доходов у большей части населения (то есть, и затрат у продавцов вкупе с падением спроса на валюту): обычно в таких случаях падают (и существенно) не темпы роста цен, а сами цены. Пример «заслуги» министр тут же и приводит: «К примеру, услуги сотовой связи в прошлом году подорожали на 22%, в этом - уже на 9%. И больше давать разрешение на повышение цен мы не планируем. Вот результат нашей порой неочевидной для широкой общественности работы». Вот уж благодетели! Позволили повысить «всего лишь» на 33% процента при общей инфляции в 13,7%, неизменности окладов и падении зарплат, в самый критический момент жизни народа. Гордится пан Колтович и тем, что «зачастую достаточно одного звонка, чтобы предприятия, местные органы власти отменили решение по необоснованному повышению цен»: только обычно за спекуляцию налагается штраф (в советское время - ещё и наручники), а недавно такое сотворить без согласования было вообще невозможно.

Уже в иное время министр МАРТ внезапно «поменял» задачу своего ведомства на отвергнутое «снижение цен и бюджетных расходов» (последним опять же заставляя восхищаться своим полётом фантазии относительно горизонтов власти торгового ведомства), однако суть от этого не поменял, назвав инструментами достижения цели всё те же «развитие конкуренции, потому что развитие конкуренции приводит к снижению цен и бюджетных расходов [как «доказал» это ещё Гайдар], принятие решений по упрощению ведения бизнеса», «призвав не путать поддержку отечественных предприятий в целом с поддержкой компаний одной формы собственности - государственной» и возмутившись тем, что, «в результате, государство выступает на рынке конкурентом, делая инвестиции в малый бизнес бесперспективными [то есть, мешая спекулятивной торговле]» (как указано выше, белорусское государство уже давно почти отказалось от сфер интересов малого бизнеса, особенно лежащего в поле ответственности Минторга). В заключение, «прогрессивный» министр напомнил, что «решение о создании антимонопольного органа - это устойчивый сигнал обществу, что правительство и руководство государства не видит другого пути, кроме как создание рыночной экономики». Недаром либерально-националистическая прозападная пресса уже признала его за своего (наряду с Макеем, Рудым, Якубовичем и рядом иных), подчеркивая, что «Владимир Колтович - единственный министр в Беларуси, который не боится выставлять селфи в соцсетях, фотографируется в вышиванке и делает репосты не только серьезных интервью, но и веселых материалов» (знакомый нам «успешный» образ Дмитрия Медведева), «принадлежит к новой генерации белорусских чиновников, которые выступают за рыночные реформы, но натыкаются на зашоренность старой номенклатуры» (то есть тех, кто по старинке ещё думает о народе). Типичным примером преодоления «новой генерацией» МАРТовских либералов «зашоренных стариков» выступает «предложение отменить в Беларуси ассортиментные перечни для торговли на селе», что позволит ненаглядным предпринимателям увеличить рентабельность торговли за счет сбрасывания недоходных, но часто жизненно важных продовольственных и бытовых товаров для простых сельчан, заботой о которых в своё время прославилось «государство для народа» Александра Лукашенко.

Напомним, что глава государства выразил возмущение подходами министра Колтовича, хотя возникает вопрос о том, что человек с подобными взглядами вообще делает в этой должности, тем более, что, спустя год, он всё также комфортно занимает свой кабинет! Да и дух экономической идеологии Колтовича вполне един для всей его команды:его заместитель И.Вежновец убеждён, что «многие годы основным способом регулирования деятельности хозяйствующих субъектов, занимающих доминирующее положение, являлось ценовое регулирование - посредством декларирования цен и установления предельного норматива рентабельности. Однако, как показывает практика, прямое вмешательство в деятельность предприятий не всегда является эффективным. Для развития конкурентной среды, защиты интересов малого и среднего бизнеса важно, чтобы условия покупки товара были понятными, открытыми и недискриминационными для потребителей, независимо от формы собственности». Как видим, и как часто слышим от представителей «новой генерации белорусских чиновников», раньше «многие годы» всё делалось неправильно (то есть, А.Лукашенко заблуждался и вёл народ во тьму). Как, при этом, можно повлиять на монополиста, не вмешиваясь в устанавливаемые им цены (тем более, ставя задачи защищать интересы именно бизнеса, а не человека), посредством некой «понятности и открытости условий покупки» - это из области «повышения доходов населения» и «снижения расходов бюджета» силами Министерством торговли. Очевидно, чтоэтой либеральной околесицей просто прикрывается лоббирование предпринимательской свободы торговли и, прежде всего, свободы повышать цены и свободно и конкурентно обходить формальные ограничения по диктовке своих условий на рынке и заключению картельных соглашений.

Одним из столпов либерально-рыночного до мозга костей финансово-экономического блока правительства, который, заметим, не только всегда лично назначался А.Г.Лукашенко, но и являлся для него самого ядром всей исполнительной власти, является приватизация. В публичном пространстве понятие «приватизация», некогда бывшее в Белоруссии ругательным, превратилось уже почти в некий «символ веры» и «национальную идею».Открыто перечащие ей патриотические фразы произносит только сам президент (эта практика характерна не только для вопроса о приватизации). Глядя на приватизацию снова же в христианском народно-патриотическом свете, следует сказать, что её сутью является: а) проедание накопленного народом богатства, как правило, для снятия налогово-бюджетной нагрузки с частных капиталистов или для выплаты искусственно накопленного государственного долга; б) сбрасывания с себя чиновниками ответственности за управление народными предприятиями и благополучие их коллективов, а также за государственное отраслевое планирование; в) отказ от соборного хозяйственного строя, в котором созданные народом предприятия на народ и работают. Частная собственность действительно уместна тогда, когда создана трудом самих людей и этими людьми непосредственно и управляется. Современная приватизация же заключается в передаче политой потом народной собственности капиталистам (как правило, крупным) и их ассоциациям (акционерам), часто иностранным - особенно в Белоруссии, где народ не имеет ни тяги, ни денег для долевого участия в акционерном владении (т.н. «народных предприятиях»), - в результате которой и вся прибыль будет доставаться частным инвесторам, и ориентация предприятия меняется с органической работы в составе народно-хозяйственного комплекса на поиск выгодных исключительно для себя (в том числе и зарубежных) рынков сбыта и ресурсов.

Самая большая ложь приватизации заключается в «бόльшей эффективности» частных корпораций. Но дело в том, что управление крупными (и даже средними) предприятиями вне зависимости от формы собственности осуществляется наёмными директорами. Соответственно, такая приватизация (и её идеология) является росписью руководства страны в неспособности находить таких директоров и спрашивать с них за труд, в нежелании трудиться на благо народа, или целенаправленным намерением создать класс капиталистов-рантье, господствующих над обездоленным народом, образующих новую олигархическую элиту, в которую сами высокие чиновники собираются и влиться (диким чубайсовским или более «цивилизованным» европейским путями). Причем приватизация эта предполагается для всех, даже самых доходных, предприятий, а не для слабых и «нежизнеспособных» (нежизнеспособность эта, как показывает жизнь и, в частности, государственное возрождение из пепла крупнейшего ткацкого комбината «Камволь», обусловлена тем же нежеланием его оживлять). Типичным примером может служить продажа крупной западной корпорации Ляховического молочного завода - «в настоящее время одного из самых эффективных предприятий перерабатывающей промышленности Брестской области...,реализующего на экспорт более половины общего объема выпускаемой продукции», то есть, одного из флагманов процветающей отрасли белорусской продовольственной промышленности (почитаемой, в том числе, за натуральное качество пищи). Как мы помним, министр иностранных дел Макей (все больше напоминающий министр внешнего управления Белоруссией) клятвенно пообещал Ротшильдам, что «рано или поздно все мощные предприятия из советского наследия будут приватизированы» - помимо желания народа.

Для этого либерально-рыночный блок правительства усиленно переводит государственные предприятия из ведения отраслевых министерств и местных органов власти (к которым минские министры-банкиры относятся с наибольшей неприязнью, рассматривая их как «держащихся за старое» и «препятствия для прогресса») в ведение Государственного комитета по имуществу, в котором уже «сосредоточено около 50% стоимости республиканских активов» - притом самых жирующих и значимых для казны: «ОАО "Беларуськалий", государственные пакеты акций банков, организации, входящие в состав холдингов "Белресурсы" и "Белавтодор"». Суть этого «целенаправленного решения вопросов совершенствования структуры управления подчиненными организациями и повышения эффективности их деятельности» заключается в исполнении рекомендаций «учителей» с Запада по передаче государственных предприятий из рук отраслевых профессионалов, планирующих, управляющих и развивающих отрасли в целом, в руки бухгалтеров-финансистов, заинтересованных лишь в капитализации предприятий по отдельности (безразлично к их общехозяйственной роли) путём коммерциализации их деятельности (в том числе за счет сбрасывания «ненужных» работников, учреждений, государственных и смежных обязательств) - увеличением голой частной прибыли, и в их приватизации (для чего во многом капитализация и повышается), тем более что«государственные пакеты акций предприятий продаются через фонды Государственного комитета по имуществу». С премией для чиновников Госимущества за «привлечённые прямые иностранные инвестиции». Всё - по канонам Перестройки как модели разрушения народного государства.

Планы либерально-рыночных хирургов по отчуждению средств производства от народа, часто не понимающего сущности происходящего и загруженного старой либеральной пропагандой об «эффективном частном собственнике» и его «успешных топ-менеджерах», жизни «как в Европе», по сути дела, были разоблачены на «совещании у Президента по внедрению в Беларуси механизма доверительного управления предприятиями» - ещё одного иезуитского механизма скрытой коммерциализации и подготовке к приватизации государственных предприятий.Как верно замечает глава государства, «потребовав доложить, чем обусловлена необходимость разработки и принятия нового нормативно-правового акта»: «Можем ли мы без него регулировать те отношения, которые устанавливаются этим указом? Есть убыточное или нерентабельное предприятие. Оно работает плохо. Надо, чтобы работало эффективно и хорошо. Так давайте дадим право ответственным органам власти. Если это сельхозпредприятие, у нас отвечают губернаторы и председатели райисполкомов. Пусть они определятся, как управлять этим предприятием». Но ведь против этого и направлена деятельность либеральных министров и их местных и иностранных советников и лоббистов! «Губернаторы и председатели райисполкомов», несущие ответственность за живых людей и, в частности, их хозяйственные объединения, являются чуть ли не главными противниками белорусских гайдаровцев, как мы видим во всех их откровениях, начиная с их идеологов-поводырей Макея, Рудого, Заборовского и прочих. Первые живут среди простых людей, находятся перед их лицом, вторые - живут среди иностранных инвесторов и банкиров, либеральных теоретиков (на местных KastryčnickihEkanamičnyh Forumah), действуют в тиши кабинетов, воспринимают трудовой народ и его хозяйства сквозь призму социологической и финансовой статистики.

Зачастую «убыточные» государственные предприятия ими же самими (например, кредитной политикой) и доводятся до потребности в антикризисном управлении, которая тут же оборачивается в «потребность» в управлении доверительном - то есть, опять же передачи частному лицу, охотнее всего, «прогрессивному» иностранному менеджменту. Чем, помимо прочего, признаётся неспособность самого либерального правительства найти честного и умелого руководителя для народного предприятия. Неспособность или открытое предательство и коррупция! Посему верно «Александр Лукашенко предостерег о потенциальной возможности злоупотреблений при назначении различного рода управляющих, чтобы их деятельность на практике не превращалась в попытки рейдерских захватов» (что собственно и вынашивают в себе адепты Вашингтонского консенсуса во власти): «Сколько у нас управляющие спасли убыточных предприятий? Я на своей памяти этого не помню. Поэтому меня волнует, надо ли вообще в это влезать?... У нас есть собственник - государство (райисполком, облисполком, правительство). Давайте управлять. Мы руководителей не можем найти нормальных для того, чтобы управлять предприятием, а сегодня вы найдете дополнительно руководителей для доверительного управления. Неужели проще нельзя сделать, что будет понятно нашим людям, руководителям». Можно только представить, какими словами между собой за такие мысли окатило президента его «прогрессивное» окружение - на людях излучая предельную лояльность! «Проще» - как раз «нельзя»: Перестройка требует самых утончённых вывертов. Проблема только в том, что публично озвученная правда из уст А.Лукашенко всё реже и реже переходит в кадровые и законодательные решения.

Под приватизацию - ключевое действие по разгосударствлению народного хозяйства и превращению экономики из народной в рыночно-капиталистическую - проводится планомерная перестройка законодательства, причём депутатов, которые ещё по старому обычаю представляют не буржуазные партии, а регионы, профессиональные сообщества и трудовые коллективы, очевидно, особенно и не спрашивают. «Белорусские депутаты приняли в первом чтении поправки в закон о приватизации», которые «предусматривают совершенствование корпоративного управления в организациях с государственным участием» (вышеописанная «капитализация»), «создание дополнительного механизма защиты права собственности для инвесторов в процессе приватизации, стимулирование привлечения инвестиций в экономику страны; при этом основная новация поправок заключается в уменьшении срока исковой давности по приватизационным сделкам в Беларуси с десяти до трех лет». Как видим, инвестор (и особенно иностранный) усиленно превращается в Белоруссии во властного господина, и ускоренно обеспечивается безусловность приватизированной им у народа собственности. «Исключение из действующего законодательства порядка утверждения соответствующих планов по приватизации объектов и преобразованию госпредприятий в открытые акционерные общества, что связано с тем, что ранее правительство приняло решение об упразднении трехлетнего плана приватизации», заключается не в упразднении приватизации, как кто-то мог бы подумать, а вупразднении предыдущей необходимости сложного и многоуровневого согласования государственного имущества на продажу, невозможности вне плана быстренько чего-нибудь дополнительно «приватизнуть» - то есть, в легализации полной готовности не только приватизировать любое предприятие в кратчайшие сроки, но и при «счастливом» случае перейти к повальной приватизации.

Точно тому же «повышению инвестиционной привлекательности страны» служит и «принятие белорусскими депутатами в первом чтении поправки в закон об инвестициях», которыми устанавливается гарантия «компенсации инвестору стоимости имущества, являющегося инвестициями или образуемого в результате осуществления инвестиций, в случаях национализации или реквизиции этого имущества» по нормам «международных договоров», заботящихся не о справедливости и благе народа (например, при оценке процедуры предшествующей приватизации), а о кармане международных капиталистов-инвесторов, а также совершенно ультралиберальная норма о «возможности отказа государства от юрисдикционного иммунитета» (то есть, от применения к предприятию иностранного инвестора национального законодательства, по сути, признавая приоритет западных законов и судов) - возможности, которая, с учётом крайнего «гостеприимства» современных белорусских чиновников, превращается практически в норму. Любопытно, что главным соавтором этих поправок о «защите интересов иностранных капиталистов» выступил молодой руководитель белорусской Компартии А.Сокол. Складывается ощущение (далеко не только из этой новости), что весь коммунизм белорусской Компартии скоро будет сведён к идеологическому чествованию ленинско-троцкистского Октябрьского переворота, за которым последовал красный террор и уничтожение многовекового христианского уклада нашего народа.

Ускоренный демонтаж государственной производственной собственности как одного из последних рубежей «белорусской социально-экономической модели» особенно беспокоит либералов-рыночников, поскольку обратное оставляет возможность в любой момент развернуть разворот Белоруссии как к рыночному капитализму, так и в целом в сторону западной цивилизации в качестве «суверенной» колонии последней. Тем более, когда начинается экономический подъем и множество государственных предприятий показывают блестящие результаты - как это происходило в 2017 году. В итоге, министр экономики Владимир Зиновский заявил о «необходимости закрепить законодательно необратимость приватизации государственного имущества и сокращения сроков исковой давности» - то есть, об одной из первых «священных заповедей» гайдарономики времён совершения антигосударственного погрома командой Ельцина. Хотя, казалось бы, почему бы государству не иметь право, конечно, на справедливых основаниях, вернуть у иностранного владельца собственность или предъявить законный иск без всяких сроков? Но это - если заботиться о государстве. Снова и снова «этот важный шаг станет положительным сигналом для инвесторов и позволит нам, наконец, приблизиться к общепринятым стандартам защиты прав субъектов приватизации», дополненным «возможностью использования новых мотивационных механизмов для топ-менеджмента». Как видим, пан министр буквально преклоняется как перед «общечеловеческими» (то есть, западными либеральными) «общепринятыми стандартами», так и даже перед характерным для Запада культом «топ-менеджеров» на «золотых парашютах».

Заметим, что «привлечение иностранных инвесторов» само по себе превратилось буквально в культ в среде новой либерально-западнической части белорусской элиты. Что может более противоречить заветам народно-соборного, справедливого хозяйства на духовно-нравственных началах! Здесь мы видим полный набор совершенно противоположных религиозно-психологических установок чиновников и стоящих за ними местных и иностранных капиталистов-лоббистов: а) неверие в способность самого народа и его государства (которое они и представляют) самостоятельно создавать производства и, тем более, технологии для них; б) нежелание разрабатывать государственную систему сбережений и управляемых целевых капиталовложений в те же собственные хозяйства, предоставляя банкам использовать народные сбережения для своей спекулятивной выгоды; в) введение белорусского народного хозяйства в зависимость от иностранного капитала, а через него и всего народа Белой Руси - в позорное и пагубное рабство иностранным правительствам и, прежде всего, транснациональной олигархической элите - при общем резком росте разговоров о «священном суверенитете Беларуси», под которым подразумевается независимость от братской России. Заметим, что создание крупных заводов в иностранной или лучше совместной собственности (как со «Штадлером», «Белджили» и иными серьезными производителями, особенно из дружественных стран), организованное промышленно-сельскохозяйственными министерствами старой закваски и гвардии, стоит особняком от этой приватизационной лихорадки, благотворно для государства и не требует никаких бесконечных «привлечений», напоминающих поведение не то на витрине, не то на панели. Здесь же речь идёт именно о фундаментальной распродаже и передаче народного богатства (с участием самих чиновников-бизнесменов), хозяйств вместе с их трудовыми коллективами - зачастую прибыльных, вообще не требующих никаких новых технологий - господам-капиталистам ради трансформации самого народного хозяйства и государства по либеральным западным лекалам и превращения самих себя в их «успешных наёмных менеджеров» в новой «небольшой европейской стране».

Либеральные Министерство экономики и Госкомимущество даже специально создали целый государственный орган, само название и существование которого говорит о намерениях новоявленной элиты, - Национальное агентство инвестиций и приватизации. То есть, приватизация здесь как в «передовых» странах Прибалтики возводится уже в ранг национальной стратегии и даже особой области общественной жизни! Отметим, что сам термин «агентство», ещё недавно отсутствовавший в белорусской политической лексике, - родом из США и стран победившего либерализма и означает, что место подчинённого и действующего в единой упряжке «органа» или «управления» (что в переводе на русский означает и министерство) занимает «агентство» - по сути, независимый наёмный распорядитель, действующий в пределах своих узких функций в рамках сделки. Как следствие, белорусское«Национальное агентство инвестиций и приватизации подготовило предложения по повышению эффективности работы с иностранными инвесторами», суть которых заключается в «повышении статуса агентства и расширении его полномочий по вопросам осуществления приватизации» с опорой на своего главного патрона: «Мы готовы рассмотреть все рациональные предложения Государственного комитета по имуществу и при необходимости оказать экспертную поддержку и содействие по проведению международных процедур с целью привлечения стратегических инвесторов на предприятия государственной формы собственности». Как видим, приватизационное агентство-то «национальное», но все мысли о приватизации - международные, а самый яркий пример его деятельности - «опыт по привлечению финансовых консультантов при проведении подготовительных работ по реализации миноритарного пакета акций Беларусбанка» - главного, системообразующего банка страны.

Пантелеимон Филиппович

Источник

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".
РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов»; Meta

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Мирон Федоров; (Oxxxymiron); активистка Ирина Сторожева; правозащитник Алена Попова, социолог Искэндэр Ясавеев, журналист Евгения Балтатарова; писатель Дмитрий Глуховский; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне; Артемий Троицкий; Артур Смолянинов; Сергей Кирсанов; Анатолий Фурсов; Сергей Ухов; Александр Шелест; ООО "ТЕНЕС"; Гырдымова Елизавета (певица Монеточка); Осечкин Владимир Валерьевич (Гулагу.нет); Устимов Антон Михайлович; Яганов Ибрагим Хасанбиевич; Харченко Вадим Михайлович; Беседина Дарья Станиславовна; Проект «T9 NSK»; Илья Прусикин (Little Big); Дарья Серенко (фемактивистка); Фидель Агумава; Эрдни Омбадыков (официальный представитель Далай-ламы XIV в России); Рафис Кашапов; ООО "Философия ненасилия"; Фонд развития цифровых прав

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/uploaded/files/kopiya-reestr-inostrannyih-agentov-20-01-2023.pdf
https://ria.ru/20230120/inoagenty-1846393284.html

Пантелеимон Филиппович
Священная макеевская многовекторность неприкасаема
За министром иностранных дел Белоруссии Макеем стоят западные спецслужбы
05.08.2021
И снова Макей…
О прозападной позиции министра иностранных дел Белоруссии, или Почему Лукашенко не отказывается от «игр с дьяволом»
04.08.2021
Итоги белорусского народного сретения
Велика угроза, что приниматься будут только поверхностные и имитационные меры
15.02.2021
Всебелорусское народное собрание в преддверии судьбоносного выбора пути
Часть 3. Остановить антихристианскую литвинизацию самосознания белорусов
11.02.2021
Все статьи Пантелеимон Филиппович
Бывший СССР
День памяти преподобного Максима Грека
Сегодня мы вспоминаем химика А.А.Воскресенского, писателя А.Ф.Писемского, астронома И.А.Востокова и физика А.П.Александрова
03.02.2023
День памяти героев Сталинградской битвы
Сегодня мы также вспоминаем историка Н.Н.Бантыш-Каменского, генерал-фельдмаршала И.Ф.Паскевича, ученого Д.И.Менделеева, монархиста Н.Н.Родзевича и генерала В.А.Сухомлинова
02.02.2023
Жульнический трюк с «народным капитализмом» 90-х
И напёрстничество «инклюзивного» капитализма 2020-х
01.02.2023
«Сталинград – история Победы»
Мультимедийный всероссийский проект, посвященный городу, ставшему символом героизма советского народа, стартует одновременно в 23-х исторических парках «Россия – моя история»
01.02.2023
Пропавшее пароходство
Ветераны-моряки просят проверить обстоятельства ликвидации Северо-Западного пароходства, которому 30 января 2023 г. исполнилось бы 100 лет
31.01.2023
Все статьи темы
Последние комментарии
Наступление России
Новый комментарий от учитель
03.02.2023 19:29
Что не так с современными детьми?
Новый комментарий от Алина
03.02.2023 19:17
Белоруссия – твердыня Русского мира и русская Вандея 2020-х
Новый комментарий от Александр А.Б.
03.02.2023 19:16
Вместо декоммунизации – рекоммунизация?
Новый комментарий от Игорь Бондарев
03.02.2023 19:03
Волгоград или Сталинград?
Новый комментарий от С. Югов
03.02.2023 18:11
Почти что исповедь с проповедью
Новый комментарий от С. Югов
03.02.2023 17:54