itemscope itemtype="http://schema.org/Article">

Вокруг Катара: тринадцать требований и один бакшиш

0
328
Время на чтение 5 минут

Вокруг Катара: тринадцать требований и один бакшиш

Кризис в отношениях между Катаром и разорвавшими с ним дипломатические отношения другими арабскими государствами (Саудовская Аравия, Египет, ОАЭ, Бахрейн) не исчерпан, но по всем признакам переходит в затяжную стадию. 22 июня названные четыре государства выставили Катару список из 13 требований, выполнение которых объявлено условием восстановления разорванных дипотношений. Катар требования отклонил, однако видимых последствий это пока не повлекло. На выполнение всех требований коалиция, возглавляемая Саудовской Аравией, отвела Дохе 10 дней.

Состав требований ещё раз демонстрирует давнишние противоречия, существующие в регионе не один год, но стоит обратить внимание на то, что резонансная вспышка этих противоречий произошла сразу после майского визита Дональда Трампа в Эр-Рияд. Вместе с тем конфликт, эксплуатирующий соперничество Саудовской Аравии и Катара, вряд ли имеет шанс выйти за некие заранее установленные рамки. И задают эти рамки Соединённые Штаты.

Саудовская Аравия - давний союзник Вашингтона, но и Доха надеется на взаимопонимание с американской администрацией. На территории Катара расположена военная база ВВС США Эль-Удейд с самым многочисленным контингентом американских войск на Ближнем Востоке, а в разгар конфликта с Саудовской Аравией отношения Дохи и Вашингтона скрепил ещё и бакшиш в форме покупки Катаром 36 американских военных самолётов на общую сумму 12 миллиардов долларов. О сделке было объявлено 14 июня. «Покупка самолетов на сумму 12 миллиардов долларов даёт военно-воздушным силам Катара достаточные возможности и увеличивает сотрудничество в сфере безопасности и оперативное взаимодействие между США и Катаром», - отметил по этому случаю в своём официальном заявлении Пентагон.

Любопытным образом прокомментировал конфликт между Саудовской Аравией и Катаром министр обороны США Джеймс Мэттис (заявление было сделано на слушаниях в сенатском комитете по вооружённым силам). Шефу Пентагона задали вопрос, как согласуются утверждения президента Дональда Трампа о поддержке Катаром терроризма и призывы госсекретаря Рекса Тиллерсона к сдержанности и ослаблению блокады Катара. Дж. Мэттис невозмутимо заявил: «И то и другое правильно». Состоявшиеся затем совместные манёвры ВМС США и Катара показали, что и о морской блокаде эмирата, вообще-то, речь не идёт.

Среди требований, выдвинутых эмирату, можно выделить те, которые представляются главными с точки зрения происходящего вокруг Катара.

Группа государств в составе Саудовской Аравии, Египта, ОАЭ и Бахрейна, в частности, потребовала: чтобы эмир Катара публично извинился перед правителями других монархий Залива за поддержку враждебных им антиправительственных сил и политические интриги; чтобы Доха разорвала все отношения с египетскими «Братьями-мусульманами», включая высылку их представителей из Катара, прекращение финансовой поддержки, прекращение всех встреч катарских официальных лиц с «братьями» в третьих странах, особенно в таком традиционном месте этих встреч, как Лондон; чтобы Катар закрыл все электронные СМИ, включая канал «Аль-Джазира», а также социальные сети, которые могут нанести ущерб безопасности стран Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ); чтобы правительство Катара выдало всех оппозиционеров из стран Залива, ведущих политическую деятельность с территории Катара; чтобы Катар прекратил отношения с Ираном как государством, «поддерживающим терроризм»; чтобы Катар разорвал все отношения с организациями ХАМАС и «Хизбалла», закрыв офис ХАМАС в Дохе; чтобы Катар принял на себя обязательство не входить ни в какие политические или военные коалиции, способные нанести ущерб государствам ССАГПЗ, особенно с Ираном и Турцией (на территории Катара находится ещё и турецкая военная база).

Принятие этих требований означало бы для эмира Катара потерю лица и признание крупного политического поражения. Уступив раз, придётся уступать дальше. Поэтому Катар сопротивляется. «Список требований подтверждает то, о чем Катар говорил с самого начала, - заявил глава департамента по коммуникациям при правительстве эмирата Сейф бен Ахмед ат-Тани, - незаконная блокада не имеет ничего общего с противостоянием терроризму, это ограничение суверенитета Катара и попытка повлиять на его внешнюю политику».

Недавно в Вашингтоне побывал катарский принц Хамад бен Джасем ат-Тани, выполнявший до 2013 года обязанности министра иностранных дел эмирата и сыгравший одну из ключевых ролей на начальном этапе «арабских революций». Хамад бен Джасем был одним из архитекторов свержения Муаммара Каддафи в Ливии, прихода к власти в Египте движения «Братья-мусульмане» и дестабилизации правительства Басада Асада на начальном этапе конфликта в Сирии. После смены власти в Катаре в 2014 году он ушёл в тень, возглавив Управление по инвестициям и занявшись выстраиванием финансовой империи Катара. Его первое за три с лишним года появление на публике говорит о том, что катарские власти всерьёз обеспокоены развитием конфликта и решили воспользоваться его опытом. Интервью Хамада бен Джасема на американском телеканале PBS с изложением официальной позиции Дохи должно было продемонстрировать единство правящей семьи ат-Тани. Бывший министр иностранных дел Катара признал в этом интервью ошибки прошлых лет в части, касающейся поддержки радикальных исламистских организаций в Сирии, отметив, что те же самые ошибки совершала и Саудовская Аравия. По его словам, сейчас поддержка радикалов бумерангом ударяет по самим государствам Залива. Впрочем, принц говорил только о Сирии, ни словом не упомянув о политике Катара в Ливии и в Египте. Одновременно Хамад бен Джасем предрёк распад Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ). «Неизвестно, - сказал он долго ли протянет Совет сотрудничества, если его самое большое государство [Саудовская Аравия. - А.К.] будет делать все, что оно хочет, без оглядки на других. То, что произошло с Катаром, может произойти и с другими государствами Залива».

Текущий конфликт носит многослойный характер. Во-первых, это продолжение конфликта между внесистемной исламистской оппозицией, представленной движением «Братья-мусульмане», и авторитарными режимами, стремящимися не допустить у себя повторения «арабской весны», в которой «братья», поддерживаемые Катаром, выступали ударной силой. До некоторой степени здесь находит отражение конфликт между двумя группами американской элиты - теми, кто при администрации Обамы, встроив в свои действия планы Катара, подготовил и поддержал выступления «Братьев-мусульман» на первом этапе «арабских революций», и теми в окружении Трампа, кто сделал ставку на Саудовскую Аравию как флагмана будущего «арабского НАТО» и пытается согласовать политику части арабских государств с политикой Израиля. В-третьих, важнейшей составляющей конфликта является стремление администрации Трампа, играя на застарелой вражде Эр-Рияда и Тегерана, использовать Саудовскую Аравию как инструмент реализации своих целей в геополитической борьбе с Ираном.

В числе последствий происходящего возможны и распад ССАГПЗ с возникновением новых очагов региональных и локальных конфликтов в зоне Персидского залива, и углубление раскола вооружённой сирийской оппозиции по принципу зависимости от тех, кто даёт деньги (Катар, Турция или Саудовская Аравия).

Источник

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов»; Meta

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Мирон Федоров; (Oxxxymiron); активистка Ирина Сторожева; правозащитник Алена Попова, социолог Искэндэр Ясавеев, журналист Евгения Балтатарова; писатель Дмитрий Глуховский; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне.

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:
Александр Кузнецов
Все статьи Александр Кузнецов
Последние комментарии
Образец великого борца за Россию и русскую литературу
Новый комментарий от Мирянин
27.11.2022 03:37
Одна большая ошибка длиною в 9 лет
Новый комментарий от Наблюдатель
27.11.2022 02:39
Корни астрологии – в Вавилоне
Новый комментарий от E.O.
27.11.2022 00:48
Нам нужны заметные, прорывные результаты
Новый комментарий от Адриан Послушник
26.11.2022 21:07
1000 объектов на Украине принадлежат российским олигархам
Новый комментарий от наталья чистякова
26.11.2022 17:22