itemscope itemtype="http://schema.org/Article">

Бездорожье и дорога

0
430
Время на чтение 15 минут
Командировка в Аткарский район Саратовской области еще раз убедила меня в том, что ничто в нашей жизни не происходит просто так, случайно. Во всякой нашей трудности, неприятности, неудаче узнается Промысл - нужно только научиться доверять и спокойно следовать тем путем, который чертит для тебя рука Создавшего.

Погода была неприятная, да и пейзаж не услаждал. Остатки грязного снега, раскисшие поля, рыжая трава, кое-где серый лесок, в низинах бурные потоки талой воды. Туман, небо в плотных серых тучах, периодически мокрый снегопад. А дороги... Да, та самая вторая всероссийская беда. Из-за этой беды полетели все наши планы. Весь рисунок нашей командировки изменился, можно сказать. Что-то мы потеряли. Но зато сколько приобрели!

Главное приобретение - ясное понимание того, что это значит и чего это стоит - служить священником в Аткарском районе. Теоретически-то я и раньше догадывалась, что это близко к подвигу. А теперь еще и на практике, на собственном опыте постигла.

Не та Осиновка, и церковь в ней не та

До запланированной Ивано-Языковки мы доехать не смогли. То есть мы могли бы до нее доехать, но обратно бы точно шли пешком: не выдержало бы наше авто этого щебеночного грейдера. Развернуться на нем, чтобы выехать на какой-никакой асфальт, нам удалось только с десятой попытки. Связь пропадала, но я дозвонилась-таки до аткарского благочинного, отца Дионисия Елистратова, который как раз в это время был в Саратове - участвовал в конференции, посвященной судьбам казачества, как духовник Аткарского хуторского казачьего общества. Отец Дионисий посоветовал нам рулить в Осиновку: «Там как раз сейчас отец Роман Болотнов, а еще там очень интересный старый храм разрушенный, в нем служил священномученик Феодор (Смирнов)...».

И вот мы опять сворачиваем с аткарской трассы. Под нашими колесами - воспоминания об асфальте. Потом просто грунтовка, темнеющая лужами и ведущая неизвестно куда. Объяснений, полученных от отца Дионисия, нам почему-то не хватает, а отец Роман Болотнов трубку взять не может - служит. И вдруг - счастье: навстречу нам катит мощный внедорожник из категории отсутствующих в епархиальном гараже. За рулем - красивая женщина: «А вам какую Осиновку? У нас их три: Большая, Малая и Новая». - «Ту, в которой старая разрушенная церковь». - «А, тогда вон туда. Церковь вы с дороги сразу увидите».

Черневшую в тумане деревянную церковь Архангела Михаила мы действительно сразу увидели с дороги. Что и церковь, и Осиновка не те, поняли чуть позже. Осиновка оказалась Новой. В Малой Осиновке разрушенная Троицкая церковь - не деревянная, а каменная.

Но в те минуты я не думала о том, как мы теперь доедем до Малой Осиновки. Чвакающий под ногами суглинок, прошлогодние репьи, мокрый снег - всё это было ничего. Потому что там, в плотных серых тучах, жужжали невидимые жаворонки - их было много, казалось, всё небо поет, и еще потому, что мы встретились с Михаило-Архангельским храмом. Скорбная, но встреча...

Церковь святого Архангела Михаила в Новой Осиновке до революцииЦерковь святого Архангела Михаила в Новой Осиновке сегодня

Бревенчатая церковь в Новой Осиновке была построена в 1871 году, а закрыта в 1934‑м по решению Аткарского райисполкома: «учитывая, что за распадом коллектива верующих церковь бездействует в течение трех лет, а культовое имущество по халатности сельсовета (не принято мер к сохранению) частично расхищено...». Это была распространенная в то время дежурная формулировка. Конечно, кто-то из новоосиновцев (а село тогда было большим, не то, что сейчас!) мог податься в комсомол, в колхозные активисты и поверить, что Бога нет, но приход развалиться вряд ли мог.

То, что Михаило-Архангельский храм не разобрали на бревна, - чудо. Храм горел - это очевидно. Огонь поднялся по колокольне очень высоко. Но потом погас. Может быть, ветер его сбил или дождь. Но ветер и дождь, они ведь тоже неслучайны...

Подлежит ли этот храм восстановлению? Хочется верить, что да. Бревенчатый храм в селе Пограничное Новоузенского района, схожий с Михаило-Архангельским и долгие годы находившийся в аналогичном состоянии, сейчас восстановлен и выглядит замечательно. Будем надеяться...

Молитва у развалин

Стены, в которых служил священномученик Феодор (Смирнов). То, что осталось от Троицкой церкви в Малой ОсиновкеЧудом не застряв, мы всё же добрались до Малой Осиновки, до руин каменной Троицкой церкви. В руинах живут вороны - огромные, таинственные, нелюдимые птицы с глухим гортанным говором.

В октябре 1921 года сюда, в эти стены, пришел служить 30-летний священник, отец Владимир Смирнов, тогда еще не монах, уроженец соседней Пензенской области, выпускник Саратовской семинарии и Казанской духовной академии. После революции Владимир Смирнов находил себе разные применения, но явно тяготел к педагогике: служил учителем школы грамоты и инструктором школьного дела политотделов Донской советской кавалерийской дивизии и Первой Конной армии, затем, в 1921 году, демобилизовавшись, - инструктором дошкольного воспитания при Саратовском райкультводе. Состоял в профсоюзе работников водного транспорта. А в октябре 1921 года был рукоположен в сан священника и назначен в Малую Осиновку Аткарского района. Через полтора года его перевели в Саратов, в Старо-Казанскую церковь, а в августе того же года арестовали первый раз - по делу епископа Петра (Соколова). После двух арестов и двух небольших сроков отец Владимир служил в Кузнецком районе Пензенской области. В 1934 году принял монашеский постриг. Сентябрь 1935 года - хиротония иеромонаха Феодора во епископа Пензенского. Октябрь 1936 года - арест: «контрреволюционная группа, организованная с целью ведения агитации среди населения, направленной на свержение советской власти и установление в стране фашистской диктатуры». Четыре сельских священника, один епископ и один псаломщик - они точно установили бы диктатуру... Сентябрь 1937 года - расстрел.

Малая Осиновка. Соборование в сельском клубеУлицы Малой Осиновки безлюдны. Где же нам искать отца Романа, по-прежнему не отвечающего на звонки? Два мужика возятся во дворе. «Где у вас здесь церковь? Ну, может быть, дом или комната какая-то, где верующие собираются?» - «Вить, где у нас тут бабки собираются, не знаешь?» - «Какие бабки?» - «Ну, те, которые крестятся». - «У нас тут никто не крестится». С такой информацией ехать остается только по интуиции. Наконец навстречу - пожилая женщина: «В клубе они все сегодня собрались, священник приехал. Прямо, потом направо...».

Открыв дверь сельского клуба и услышав церковное пение, я почувствовала себя счастливой. Пела супруга отца Романа - матушка Анастасия. В зрительном зале, прямо перед креслами стояли девять местных женщин разного возраста с горящими свечами в руках: совершалось Таинство Соборования. Девушка-инвалид беззащитно улыбалась, а временами пыталась начать танцевать - так радовало ее происходящее.

Отец Роман Болотнов, матушка Анастасия, Анна и Марк- Дорогие мои... - говорит отец Роман, обращаясь к собравшимся...

И это надо видеть - его искренность и их встречную благодарность.

- Мы так рады, так рады, что они с матушкой нас не забывают, - сказала, подойдя ко мне после службы, старшая из женщин. И я как-то очень хорошо почувствовала, что это такое - жить в Малой Осиновке возле разрушенного храма, в котором служил святой, и ждать священника...

Отец Роман и Анастасия - люди молодые, недавние выпускники: он - семинарии, она - Елисаветинского учебного центра в Саратове (отделения, кстати, не регентского, а медсестринского - в настоящий момент уже недействующего). В аткарской глубинке они недавно, с октября 2015-го. У них двое маленьких детей, Анна и Марк; живет семья в селе Приречном, возле нового Михаило-Архангельского храма, построенного в 1998 году по инициативе уроженца села, начальника Приволжской железной дороги Михаила Лихачева. Но вообще отец Роман - настоятель трех приходов: в Приречном, в Озерном и Старой Лопуховке. Плюс две Осиновки, в которых приходов, как таковых, пока нет, но есть еще (или уже есть...) люди, которые ждут.

Расчистить источники

В Озерном строится храм во имя святой блаженной Ксении ПетербургскойСледом за машиной отца Романа едем в Озерное - самое большое из окормляемых им сел. Здесь строится маленький храм во имя блаженной Ксении; отец Роман совершает в этих недостроенных стенах молебны, соборование, как потеплеет, начнет регулярно служить Литургию. Приходит на службы, по его словам, человек двадцать - из двух тысяч жителей, но ведь это только начало!

В местной школе батюшку все знают: он здесь частый гость. А нас сюда пригласил, чтобы познакомить с Татьяной Николаевной.

Дело в том, что и в этой бездорожной глубинке можно жить по-разному. Кто-то, считая себя жертвой злой судьбы и плохой власти, опускает руки и утрачивает все творческие способности, кроме одной - беспрерывно жаловаться и ругаться. А кто-то и здесь живет на полную катушку, не тратя сил на жалобы, любя свою землю не на словах, а на деле и делая всё возможное для нее и для своих земляков.

Учитель Татьяна Николаевна Игнатьева - деятельный патриот малой родины Учитель истории и замдиректора по воспитательной работе Озерновской школы Татьяна Николаевна Игнатьева - из деятельных патриотов. Она краевед, и вместе со своими учениками раскопала массу интересного - о селе Озерном, основанном, оказывается, на заре Петровских времен, о разрушенных и действующих храмах Аткарщины, о помещиках Юрьевичах - три поколения этой семьи владели Старой Лопуховкой, она от Озерного в пяти километрах. Стенд, рассказывающий о Юрьевичах, висит у Татьяны Николаевны в кабинете. Первый из них, Семен Алексеевич Юрьевич (1798-1865), служил при дворе Николая I в должности помощника воспитателя наследника Александра Николаевича, будущего Александра II, освободителя крестьян. Он сопровождал наследника в его поездках по России и заграничных путешествиях. Уже будучи тяжелобольным и почти слепым, Семен Юрьевич принимал самое активное участие в строительстве железной дороги, которой мы все сегодня пользуемся, - от Москвы до Саратова. Старая Лопуховка досталась Юрьевичам как приданое супруги Семена Алексеевича Елизаветы Андреевны Ниротморцевой. Сын Семена Алексеевича и Елизаветы Андреевны Александр Семенович Юрьевич сделал из имения то, что мы теперь назвали бы экологическим заповедником. Там он и похоронен...

Но я должна остановиться: история семьи Юрьевичей - отдельная тема. Татьяна Николаевна убеждена, что человек должен не просто знать историю своей малой Родины...

- ...И не просто прийти и посмотреть на храм или на родник. Он должен обязательно что-то делать, помочь храму, расчистить родник. За могилой Александра Юрьевича ухаживают и наши школьники, и ребята из Белгазы: его ведь специально похоронили так, чтобы видно было всё его имение.

Могила Александра Юрьевича в ОзерномМогила Александра Юрьевича в Озерном

Кроме истории, Татьяна Николаевна преподает «Основы православной культуры». Класс ОПК появился в школе по общей, так скажем, инициативе благодаря помощи депутата Аткарского муниципального собрания, местного фермера Виктора Федоровича Томарева - «очень неравнодушного человека», как характеризует его моя собеседница.

- Меня в селе спрашивали: «Ты что, молитвам будешь детей учить?». Я отвечала: «Нет. Я хочу познакомить их с культурой, объяснить им, что есть православная вера, помочь сориентироваться. А дальше они сами определят свой путь».

Но нам пора в ту самую Старую Лопуховку. Поскольку едем мы следом за батюшкой, заблудиться нам уже не грозит; но вот застрять грозит по-прежнему. В одном месте отец Роман едва не принял решение вернуться... Но, помолившись святителю Николаю, мы проехали-таки в село, которое в свое время называлось Никольским, к храму, построенному в 1817 году и освященному во имя архиепископа Мир Ликийских.

Каменный храм, окруженный соснами, производит невероятное впечатление. Он понемногу обретает достойный вид - и снаружи, и внутри. Долгое время его расчисткой и восстановлением вручную, в одиночку и за собственный пенсионный счет занималась немолодая женщина, переселившаяся в Озерное из Саратова, - Валентина Васильевна. Она проделала просто колоссальную работу. Увы, таких помощников у отца Романа немного: собрать народ на богослужение в Лопуховке ему пока не удается, разве что летом приходят горожане-дачники. Но на стене храма висит объявление: «...открыт для молитвы каждое воскресенье с 10 до 12».

- За храмом присматривает одна женщина из местных, Галина, у нее ключ. Зимой бывало так, что мы с этой Галиной вдвоем тут молились.

- А в Приречном у вас как дела идут? Храм хороший, новый...

- В Приречном осталось примерно 450 жителей, в школе всего восемь учеников. В храме служба каждую субботу и воскресенье, постоянных прихожан - человек двенадцать-пятнадцать, на Рождество и Пасху до двадцати пяти.

Еще раз повторим оптимистическую фразу...

Старинный храм святителя Николая в селе Никольском, ныне Старая ЛопуховкаХрам святого Архангела Михаила в Приречном

Это еще только начало...

Нам пора в райцентр, в Аткарск, иначе мы не успеем на вечернюю службу с выносом креста, ведь наступает Крестопоклонная неделя. Новый Петропавловский храм в Аткарске - это тоже отдельная история: его построили супруги Краттли. Роберт Линкольн Краттли, уроженец штата Колорадо, воспитанный в протестантизме, работал в России с советских еще времен и именно здесь принял Православие - с характерной для американца мотивацией выбора: религия консервативная, следовательно, надежная, есть на что опереться. Жена Роберта Наталья - русская, родилась и выросла в нашем Петровске. Супруги создали в России свою фирму по продаже сельскохозяйственной техники. И вот построили храм в городке, в который и попали-то случайно...

Храм во имя святых первоверховных апостолов Петра и Павла в АткарскеИтак, мы в этом храме. Его настоятель благочинный Аткарского округа иерей Дионисий Елистратов, можно сказать, местный: его отец, коренной аткарчанин, военный, выйдя в отставку, привез семью в родной городок. Будущий батюшка закончил здесь профтехучилище, затем заочно, работая на заводе, - техникум. Семья Елистратовых стала верующей еще до возвращения в Аткарск, потому выбор Дениса - поступить в семинарию - не стал неожиданностью для родителей и очень их обрадовал. После семинарии отец Дионисий закончил еще Московскую духовную академию. И вот - Аткарское благочиние... Всего-то восемьдесят километров от Саратова. А жизнь совсем другая...

- В Аткарске до революции было пять храмов, и все они были разрушены до основания, - рассказывает отец Дионисий, - и Михаило-Архангельский собор, и Сретенская церковь (на ее месте сейчас городской парк, и в нем мы установили памятный крест), и Казанский тюремный (поскольку здесь был пересыльный острог), и Иоанно-Предтеченский на кладбище, и Петропавловский. В тех городах, где хотя бы одна церковь действовала в советские годы, картина другая, приходы больше. А у нас с 1937 по 1992 год не было ни одного. В начале 90-х Церкви передали здание бывшего суда - это нынешний Михаило-Архангельский храм. А строительство нового Петропавловского было завершено к 2013 году.

Построить храм в наше время непросто. Но, даже если он построен, если он красив, достойно благоукрашен и так далее - это не означает, что люди в него потоком хлынут. Собственно, этого и не произошло. Далеко не всякий человек готов открыть свое сердце Богу. Чтоб сердца открывались, нужно потрудиться. Я приехал сюда в декабре, а в январе на Богоявление за освященной водой пришло всего пятьсот человек. В 25-тысячном городе! И то, что в этом году пришло полторы тысячи, что количество прихожан заметно возросло, - это не само собой произошло, это хотя и скромный пока, но всё же результат нашей работы.

Помню, примерно через год после назначения я приехал к Владыке Лонгину - весь воодушевленный: «Владыка, мы сделали вот это и вот это, и у нас явный прогресс, а через два-три года вообще всё будет замечательно...». А Владыка мне в ответ: «Ну ты оптимист! Десять лет, как минимум, нужно трудиться изо дня в день, чтобы обстановка реально изменилась». И очень скоро я убедился в его правоте. Три года прошло... Да, что-то сделано. Но совсем немного на самом деле...

- Но если в райцентре, в городе, всё так непросто, то что же говорить о глубинке, до которой и доедешь-то не всегда...

Благочинный Аткарского благочиния священник Дионисий Елистратов (справа) и священник Роман Болотнов- Служение священника на селе - это подвиг. Это подъем целины. И отец Роман Болотнов действительно труженик. И у него, вопреки всему, получается. Господь ему подает помощь. Очень важно еще и то, что он там, в Приречном, живет. Когда священник не приезжает откуда-то, а живет на месте своего служения - это живая проповедь, это вызывает у людей уважение, доверие к нему. Но и искушений у отца Романа тоже хватает. Это ведь очень тяжело - не получать отдачи, не слышать отклика. Я, когда приезжаю в села, всегда людям говорю: «Помогайте, как можете, своему батюшке, молитесь за него, ваша молитва для него - огромная поддержка». Работа наша - и на селе, и в городе - должна вести к тому, чтобы верующие люди относились к своему храму как к дому - с любовью. Вы видели эти храмы разрушенные - в Новой Осиновке и в Малой? Местные жители ходят мимо них каждый день. Понятно, что они не в силах их восстановить, но ведь могли бы хотя бы расчистить внутреннее пространство, чтоб когда-то можно было и богослужение совершить.

- Счастье, что и другие люди там, в глубинке, есть... Я очень хотела в Большую Екатериновку, где старинный храм Георгия Победоносца, и в Сосновку, где Покровская церковь, построенная в 1822 году. Но Вы меня остановили: «Не проедете, застрянете». Теперь-то уж я знаю, что вы правы... В Земляные Хутора мы не успели из-за службы, которую не хотелось пропускать. Надеюсь, съездим еще, когда немножко просохнет. А что там за жизнь, на этих «островах», действуют ли приходы?

- Восстановление этих храмов требует огромных средств, их пока нет. В Большой Екатериновке отец Максим Васильев служит пока в приспособленном помещении в сельской администрации, в самом храме служить невозможно. Село Земляные Хутора, где тоже старинный, 1827 года, Троицкий храм, вот уже более двадцати лет окормляет иерей Димитрий Годин, его трудами там поддерживается жизнь, и храм понемногу восстанавливается.

- Вы счастливый человек - ваши близкие всегда рядом с вами, они разделяют ваши труды: супруга Ольга - регент хора, мама, Ольга Васильевна, - помощник по религиозному образованию и катехизации, папа, Сергей Александрович, прислуживает сыну-священнику в алтаре... А для многих ли еще Петропавловский храм стал домом?

- Первое время я вообще был один - сам снег расчищал. Но постепенно появились помощники, сейчас их не так мало, и они надежны. Это тоже большой труд - чтобы люди пришли, чтобы они остались. Господь Сам приводит в храм того, кто готов трудиться не ради себя, но ради Его славы. Для меня главное - тех, кто уже пришел, не оттолкнуть. И еще важно, чтоб в городе тебя видели и знали. Видели, что ты - не суровый и грозный, а нормальный живой человек, что ты умеешь общаться, что люди тебе нужны, интересны, тогда и ты будешь им нужен. Поэтому я стараюсь бывать везде, где только можно.

После нашей с отцом Дионисием беседы здесь же, при храме состоялся литературно-музыкальный вечер, собравший много народу. На вечере царила очень теплая и непринужденная атмосфера. И можно было почувствовать, что, несмотря на трудности, храм действительно становится центром духовного притяжения для многих аткарчан.

Не будем умалять проблему, бездорожье - это плохо. Это, по сути, похороны русского села - с его историей, памятью, опытом. Но, если человек действительно хочет найти самую твердую, самую надежную из дорог - дорогу в Царство Божие, то земное бездорожье не может ему помешать. А если бы все ощутили под своими ногами дорогу в Царство, тогда и о земных дорогах было бы кому позаботиться.

Но пока этого нет. Только начало...


Материал подготовлен в рамках проекта «Духовные скрепы Отечества - история и современность». При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 № 68 рп и на основании конкурса, проведенного Фондом поддержки гражданской активности в малых городах и сельских территориях «Перспектива».

Фото автора, Марины Юловой и из архива Татьяны Николаевны Игнатьевой

Журнал «Православие и современность» № 40 (56)

Марина Бирюкова

Источник: Православие и современность
Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".
РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов»; Meta

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Мирон Федоров; (Oxxxymiron); активистка Ирина Сторожева; правозащитник Алена Попова, социолог Искэндэр Ясавеев, журналист Евгения Балтатарова; писатель Дмитрий Глуховский; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне; Артемий Троицкий; Артур Смолянинов; Сергей Кирсанов; Анатолий Фурсов; Сергей Ухов; Александр Шелест; ООО "ТЕНЕС"; Гырдымова Елизавета (певица Монеточка); Осечкин Владимир Валерьевич (Гулагу.нет); Устимов Антон Михайлович; Яганов Ибрагим Хасанбиевич; Харченко Вадим Михайлович; Беседина Дарья Станиславовна; Проект «T9 NSK»; Илья Прусикин (Little Big); Дарья Серенко (фемактивистка); Фидель Агумава; Эрдни Омбадыков (официальный представитель Далай-ламы XIV в России); Рафис Кашапов; ООО "Философия ненасилия"; Фонд развития цифровых прав

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/uploaded/files/kopiya-reestr-inostrannyih-agentov-20-01-2023.pdf
https://ria.ru/20230120/inoagenty-1846393284.html

Марина Бирюкова
Борис Шергин: «Без радости человеку незачем таскать своё тело»
Беседа с литературоведом Еленой Галимовой
27.01.2023
О прозе Ольги Никоновой
Оттаявший лик
27.12.2022
Не главный — просто великий
19 декабря - память Свт.Николая Чудотворца
19.12.2021
Все статьи Марина Бирюкова
Последние комментарии
«Мы все подсели на западную культуру»
Новый комментарий от учитель
05.02.2023 06:17
Нерусские русские
Новый комментарий от Потомок подданных Императора Николая II
05.02.2023 05:28
День окончания героической обороны Троице-Сергиевого монастыря
Новый комментарий от Русский Сталинист
04.02.2023 23:41
Почти что исповедь с проповедью
Новый комментарий от Русский Сталинист
04.02.2023 23:12
Волгоград или Сталинград?
Новый комментарий от С. Югов
04.02.2023 22:48
«Чебурашка» как потомок «Последнего богатыря»
Новый комментарий от Советский недобиток
04.02.2023 17:16
Наша брань
Новый комментарий от Игорь Бондарев
04.02.2023 15:34