itemscope itemtype="http://schema.org/Article">

Гибкая сила в эпоху кибервойн

0
321
Время на чтение 5 минут

На фоне обострения сирийского кризиса появились статьи о кибервойнах двух ключевых представителей американского внешнеполитического экспертного сообщества. Речь идет о ведущем исследователе корпорации Rаnd, консультанте Пентагона, одном из отцов концепции информационных войн Мартине Либитски и основоположнике ключевой концепции внешней политики США, получившей название "гибкая сила", бывшем заместителе министра обороны и председателе Национального разведывательного совета Джозефе Нае. Несмотря на отдельные несущественные различия, анализ статей Д.Ная "Щелчок мышки, ставший криком" (сентябрь 2013 г., "PROJECT SYNDICATE") и М.Либитски "Не покупайте киберстаршилки" (август 2013 г., "FOREIGN AFFAIRS") позволяет сделать ряд важных выводов о нынешнем подходе американского истеблишмента к кибервойнам.

В своей статье Д.Най прямо пишет, что "Россия и Китай пытались установить договор по созданию обширного международного контроля над Интернетом и "информационной безопасностью", который бы запрещал обман и встраивание вредоносного кода или схем, которые могли бы быть активированы в случае войны. Однако США утверждают, что меры по контролю над вооружениями, запрещающие наступательный потенциал, могут ослабить защиту против атак и окажутся недоступными для проверок и принуждений". Отказ от ограничения наступательных кибервооружений связан с широко осуществляемыми Соединенными Штатами разработкой и реализацией практических мероприятий в этой сфере. Согласно статье в газете "The Washington Post" от 30.08.2013, подготовленной на основе материалов Э.Сноудена, спецслужбы США только в 2011 г. провели 231 наступательную операцию. Но главное не в этом. Гораздо более важно, что они инфицировали многоцелевыми вредоносными программами более 85 тыс. стратегических серверов по всему миру. С вводом осенью этого года нового центра Агентства национальной безопасности США в Юте число инфицированных машин вырастет до одного миллиона. При этом вредоносные программы могут использоваться как для кражи информации, так и для разрушения или перехвата управления над сетями и физическими объектами. По сути, Соединенные Штаты находятся в стадии необъявленной кибервойны со всем миром.

Параллельно с гонкой наступательных вооружений Соединенные Штаты создают эшелонированную кибероборону как против активных киберопераций, так и против кибершпионажа. По мнению Мартина Либитски, именно создание киберобороны является сегодня ключевой задачей. По его мнению, "Соединенные Штаты могут в лучшем случае лишь смягчить риски кибервойны, приняв технические меры, препятствующие кибератакам". Он отмечает, что "Правительство США должно вкладывать ресурсы в системы кибербезопасности и тесно взаимодействовать с частным сектором". Это соответствует курсу администрации США и Пентагона на резкое повышение уровня кибербезопасности. В конце этого года запускается новая система, получившая название "Непрерывная диагностика и подавление". Система предусматривает непрерывное сканирование правительственных и критически важных частных сетей на предмет распознавания кибератак и их отключение от Интернета в случае обнаружения таковых. Разработчиками системы являются ведущие айтишные компании и ведущие подрядчики Пентагона.

И Д.Най, и М.Лебитски связывают защиту Америки от киберугроз с ее политическим и экономическим доминированием. В частности, Д.Най пишет: "Даже тогда, когда источник атаки может быть успешно замаскирован под "чужим флагом", правительства могут обнаружить себя опутанными симметрично взаимосвязанными отношениями, благодаря чему крупное нападение будет контрпродуктивно. Например, Китай получит потери от атаки, которая сильно повредит американскую экономику, и наоборот". Проще говоря, господствующие позиции США в мировой финансовой и торговой системах являются, по мнению Д.Ная, мощным сдерживающим фактором против киберугроз.

По сути, концепция "гибкой силы" как сочетание военных, культурных, политических и экономических ответов на угрозы является господствующей в американской военной и внешнеполитической практике нынешней администрации. Более того, на уровне высших американских исполнительных лиц неоднократно заявлялось, что ответом на кибернападение может быть применение обычных, в первую очередь высокоточных и высокотехнологичных, вооружений. М.Либитски в своей статье также пишет о необходимости использования политических, экономических, и, при необходимости, военных мер для предупреждения рисков применения кибероружия.

Принципиально новым и, видимо, свершившимся фактом американской внешнеполитической доктрины стала концепция применения силы при отсутствии доказательств виновности стороны, в отношении которой намечаются военные санкции.
Ситуация, которую мы видим сегодня в Сирии, является не исключением, а правилом американской политики "гибкой силы".

Об этом, в частности, пишет Д.Най: "И хотя точная атрибуция основного источника кибератаки порой затруднительна, определение вовсе не обязательно должно быть герметичным. Достаточно высокой степени надежности слухов об источнике атаки (в то же время не подтвержденных официально), что может способствовать сдерживанию". Т.е. сила может быть применена не на основе фактов и доказательств, а суждений и слухов.

Важнейший вывод, который можно сделать из статей Д.Ная и М.Либитски, состоит в том, что, при всей своей агрессивности, они весьма осторожны.

Д.Най постоянно в статье возвращается к идее международных переговоров с целью заключения договора о борьбе с киберпреступностью и кибертерроризмом, а М.Либитски не устает повторять, что угрозы кибервойн преувеличены, поскольку они в равной степени опасны как для жертвы, так и для агрессора.

Такая, в достаточной степени парадоксальная ситуация связана с тремя ключевыми обстоятельствами. Ведущие представители американского экспертного истеблишмента полностью отдают себе отчет в том, что:
во-первых, кибервойна в сегодняшних условиях носит асимметричный характер. Из-за лидерства США в сфере информационных технологий и их практического применения в военном деле, бизнесе, системах жизнеобеспечения общества именно США в наибольшей степени уязвимы перед применением кибероружия;
во-вторых, взрывное развитие "интернета вещей" с подключением к всемирной паутине не только объектов социальной инфраструктуры и функциональных систем жилых домов и кварталов, но и бытовой техники и даже одежды, делает Соединенные Штаты особо уязвимыми перед кибератаками. По мнению специалистов по информационной безопасности, обеспечить ее на должном уровне в отношении Интернета и вещей сегодня попросту не представляется возможным;
в-третьих, Соединенные Штаты нуждаются в определенном промежутке времени для того, чтобы перевести имеющиеся в стране прорывные исследовательские разработки в сфере аппаратных и программных средств в плоскость повседневно используемых решений. Когда (и если) эта задача будет решена, Соединенные Штаты в сфере информационных и иных технологий опять смогут уйти в отрыв от других стран мира.

Объективные уязвимости и трудности Соединенных Штатов и их союзников должны быть в полной мере использованы Россией как при осуществлении межгосударственного сотрудничества с Америкой, так и при дипломатическом взаимодействии и информационном противоборстве с ней.

Ключевым вопросом является практическая реализация вместе со всеми заинтересованными странами предусмотренных в Основах государственной политики РФ в области международной информационной безопасности на период до 2020 года принятых в этом году мер по интернационализации регулирования Интернета. После разоблачений Сноудена об этом в полный голос заговорили наряду с Россией, Китаем, Ираном такие страны, как Индия, Бразилия, Аргентина, Южная Африка. Наблюдаются подвижки и среди стран Европейского Союза.

В контексте гонки кибервооружений, крайне своевременным становится развертывание в России собственных кибервойск, опирающихся на высокий уровень разработок в сфере информационных технологий и известную всему миру квалификацию российских программистов и специалистов по тестированию уязвимостей и проникновению в различного рода сети.

Наконец, очевидно, что первостепенной задачей становится активизация не только теоретических исследований, но и их практических приложений в сфере информационных технологий с целью сдерживания технологического лидерства Соединенных Штатов. При этом сегодня сложились все необходимые предпосылки для того, чтобы подобные научно-технологические усилия осуществлялись в тесной кооперации с другими странами, заинтересованными в недопущении американского технологического доминирования и, прежде всего Китаем и Индией.

Источник

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне.

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:
Владимир Овчинский
Над Тайванем «тучи ходят хмуро»
Напряжение между США и Китаем возрастает
21.09.2022
Горбачёвофобия Китая
КПК продолжает изучать причины распада СССР
03.09.2022
Что задумал Кощей Бессмертный?
О выступлении Киссинджера на Давосе-2022
26.05.2022
Дестабилизация России в ходе спецоперации – главная цель США и НАТО
Что в этих целях делают и будут делать наши противники
30.04.2022
Каша в головах западной (и не только) «интеллектуальной элиты»
Россия через 30 лет: социальная справедливость, патриотизм, соборность и . . . желание жить в «гигантском потребительском обществе»?
29.12.2021
Все статьи Владимир Овчинский
Елена Ларина
Археологический детектив
О новой книге Олега Валецкого
17.12.2020
COVID-19 как глобальная спецоперация
Расширенная версия выступления на аналитической группе Изборского клуба
13.10.2020
Все статьи Елена Ларина
Последние комментарии
«Нашу молодёжь украла американская массовая культура»
Новый комментарий от Владимир22
06.10.2022 20:20
Что не так со специальной военной операцией?
Новый комментарий от С. Югов
06.10.2022 19:53
Путин сформулировал национальную идеологию
Новый комментарий от Игорь Бондарев
06.10.2022 19:32
Кто допустил к продаже книгу, растлевающую детей?
Новый комментарий от Владимир22
06.10.2022 19:25
Крестный путь крестьянских поэтов
Новый комментарий от Владимир22
06.10.2022 19:02