Долг - это долг

Негативное отношение к срочной армейской службе в нашем обществе создавалось, начиная еще с закатных советских лет. Тогда главной причиной были захлестнувшие армию дедовщина и «землячество»; позже - локальные войны, хаос в стране, всенародное неверие власти, утрата чувства Родины, массовый вывод о бессмысленности служения и жертвенности как таковых. Правда, всегда были исключения - люди, которые, несмотря ни на что, шли служить и жизней своих не щадили, если приводилось. Но их пример никого не пристыжал и не вдохновлял - общество, озабоченное выживанием, его просто не замечало.

Кроме процессов стихийных, шел и вполне программируемый процесс - неприятие армейской службы, отторжение обществом армии формировалось намеренно. Намеренно разжигалась истерика вокруг происходивших с солдатами несчастий; со страниц вполне легальных изданий звучали противозаконные, но при этом, заметьте, абсолютно безнаказанные призывы «выкинуть повестку в мусорное ведро», «послать военкомат подальше» и т.д. В военкоматах под весь этот шум пышно расцветало взяточничество. Мамы юношей успокаивали друг друга, делясь опытом: «Это совсем просто. Идешь и платишь - как в магазине». Сказать, что все это в прошлом, что военная служба вновь воспринимается как священный долг и необходимая мужчине школа - означало бы выдать желаемое за действительное. Но что-то все же меняется к лучшему. Радует, что к этому сознанию долга пред Отечеством, долга, не зависящего от того, какая в Отечестве власть, возвращается молодежь верующая, православная.

С протоиереем Олегом ТеоромНаш собеседник - Олег Грушин - студент 4‑го курса Саратовской православной духовной семинарии. Он вырос в верующей семье и в Церкви с детства. Решение поступить в семинарию было для него, как я поняла, вполне естественным. И столь же естественным - решение не искать способов уклониться от призыва. Хотя их, в общем-­то, можно было найти.

- Я получил повестку и пошел к Владыке Лонгину,- рассказывает Олег,- он одобрил мое решение и благословил меня на службу. Он ведь сам отслужил в свое время и не раз говорил, что это было для него очень хорошей школой. И у нас в семье тоже всегда так считалось: долг перед Родиной - это долг перед Родиной, и каждый мужчина должен его отдать. И отец мне так говорил, и дед. Я никогда не представлял себе такого - что я не пойду служить в армию. Хотя военных в роду не было никаких.

- Ну и как служилось? Вы ведь десантник?

- Да, 76‑я Черниговская Краснознаменная десантно-штурмовая дивизия, 104‑й полк. А служилось нормально. Никакой дедовщины я не наблюдал. Бытовые условия - хорошие, питание - вообще замечательное. Да еще и денежное пособие. Первые два месяца - четыреста рублей, потом две тысячи.

- А отношение?..

- У нас в полку было много контрактников, поскольку полк изначально создавался для военнослужащих контрактной службы; они были значительно старше нас, большинству за тридцать, многие прошли Чечню, участвовали в боях, видели смерть. Эти контрактники учили нас очень важным вещам. Я благодарен и им, и офицерам. Офицеры любили нас...

- Любили?..

- Конечно. Я в Омске сначала служил, в 242‑м учебном центре. У меня там очень хороший командир роты был, и командир взвода. И потом, когда меня распределили в Псков, мне тоже повезло с командирами. Ротой командовал гвардии капитан Кирченко, командиром взвода был старший лейтенант Михайлов. Они не только требовали, они старались нас чему-то научить. Объясняли, как что лучше делать, чтобы живым остаться. Очень хорошо видно было, что они не просто для отчета это делают. И сейчас я с некоторыми офицерами и сержантами поддерживаю отношения.

- Но все же, что для Вас было самым трудным?

- Скорее всего - войти в армейский режим, жить по жесткому распорядку... И вообще, привыкнуть к обстановке. Когда человек православный, верующий, тем более - воспитанник семинарии, попадает в армейский коллектив, где понятия разные, ценности разные - именно к этому сложнее всего привыкнуть. Даже к обращению. Но со временем к этому привыкаешь и уже нормально на это смотришь.

- Но ведь Вы семинарист, значит, жесткий распорядок для Вас не новость.

- Конечно, семинария мне очень помогла! Даже такой эпизод был: нам на распределительном пункте форму выдали и велели подшиваться (подшивать белые подворотнички.- М. Б.), а никто этого не умел, кроме меня. И офицер, который за нами приехал, велел мне научить всех подшиваться.

- Армейская среда - не семинарская, не священническая, нравы не те. Ненормативная лексика наверняка присутствовала, куда же без нее... Как Вы на это реагировали?

- Главное - самому не стать таким человеком, который не может без ненормативной лексики. Наши святые, исповедники веры, мученики выживали в лагерях среди уголовников. И не становились такими, как они. Просто надо собой оставаться. И если где-то нужно строгим побыть, нужно побыть строгим. Но опускаться до этой лексики, конечно, не стоит. Если ты человеком будешь настоящим, все будет нормально.

- А в своих товарищах Вы чувствовали вот это - то, от чего мы уже стали отвыкать и что, как я вижу, живет в Вас - чувство долга перед Отечеством? Приходится слышать, что в армии сейчас - только те, у кого совсем уж никаких средств, за кого совсем некому похлопотать и т.д. Кто служил вместе с Вами?

- Разные ребята, абсолютно разные. Из полных семей, из неполных, дети священников служили... Многие сейчас охотно идут служить. Желание служить в армии - это ведь своего рода доказательство любви к Родине. Каждый по-своему эту любовь доказывает, но вот это - то, что мы все можем. Именно службой любовь свою к Родине доказать.

- Олег, миллионы Ваших ровесников совершенно не озабочены ни любовью к Родине, ни уж тем более способом ее доказать. Откуда в Вас это?

- Я уже сказал - от воспитания в семье, и потом, церковная жизнь тоже повлияла. У меня верующие родители, они еще совсем маленьким привели меня в храм. Я сначала в приходском храме, потом в Вадинском Тихвинском мужском монастыре в Пензенской области был алтарником, потом уже поступил в семинарию.

- А в том, что вернетесь в семинарию после службы - уверены были?

- Конечно, на сто процентов. И во время службы это решение вернуться только укреплялось.

- Как Ваши товарищи и командиры относились к тому, что Вы учитесь в семинарии, что Вы верующий? Кроме Вас, в полку не было семинаристов?

- Семинаристов не было, но верующие были. Даже один архиерейский иподиакон у нас служил. К этому очень положительно относились. Не было никаких насмешек. Я считаю - как бы это сказать-то? - ну, если ты человек нормальный, то насмешек никаких не будет. Мы люди взрослые все, и если ты достойно себя показываешь, не только насмешек не будет, но, наоборот, все пример с тебя будут брать.

Я там, во Пскове, с таким замечательным батюшкой познакомился - с протоиереем Олегом Теором. Пономарил у него в Александро-Невском храме, когда бывал в увольнении. Отец Олег - настоящий военный священник, прошел обе чеченские войны. Он окормлял нашу дивизию, приезжал к нам и однажды крестил - сразу человек десять. И офицеры среди них были. И ребята с моей роты. Я с ними старался заниматься, объяснять им всё.

- Это было такое неформальное общение?

- Да, ребята просто стали интересоваться, у них возникло желание побольше об этом узнать, как-то к этому приобщиться. Мы с отцом Олегом согласовали, и он - после Литургии, которую служил у нас в полку,- крестил этих ребят. Они были очень довольны. Радостно видеть, как люди стремятся к Церкви.

- Считаете ли Вы, что будущий священник должен непременно сам отслужить в армии? С моей точки зрения, весьма неудобно благословлять призывников, духовно укреплять их матерей и вообще работать с военнослужащими, если ты сам не пробовал солдатской каши.

- Я согласен, что об армии легче говорить тому, кто там побывал, кто это прошел, прожил. Но я считаю, что не служивший священник тоже вправе о службе говорить и окормлять военных. Не все попадают в армию, у кого-то и иначе жизнь складывается. А между Церковью и армией на самом деле много общего. И тут, и там себе не принадлежишь.

- А Вы сами хотели бы окормлять военнослужащих - потом, когда станете священником? Институт военного духовенства, о котором сейчас много говорят,- нужен?

- Конечно, я очень хотел бы этого, и военные священники должны быть, потому что в сложных, трудных условиях у человека обостряется духовная потребность. Он ищет не только поддержки родных, друзей, но и духовной поддержки. Я видел, как реагировали на появление священника ребята, раньше никогда не интересовавшиеся Православием, как они старались непременно попасть на службу. Людям действительно это нужно, они сразу чувствуют, что вера и Церковь могут укрепить их и духовно, и душевно, и даже физически. Многие из тех, кто крестился там, на моих глазах, раньше совершенно не предполагали, что крестятся. Просто не задумывались об этом. А когда понадобилась опора - увидели, где она.

Фото из личного архива Олега Грушина

Газета "Православная вера", № 7 (483), апрель, 2013 г.

Беседовала Марина Бирюкова

http://www.eparhia-saratov.ru/pages/2013-04-25-00-06-28-dolg
Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; Челябинское региональное диабетическое общественное движение «ВМЕСТЕ»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан».

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Марина Бирюкова
Все статьи Марина Бирюкова
Олег Грушин
Все статьи Олег Грушин
Последние комментарии
С юбилеем, Михаил Сергеевич!
Новый комментарий от Русский Сталинист
01.03.2021 18:59
Природное явление, случайная утечка или диверсия?
Новый комментарий от Советский недобиток
01.03.2021 18:12
Продолжить святое дело генерала Дитерихса
Новый комментарий от наталья чистякова
01.03.2021 17:30
Император Александр III
Новый комментарий от Русский Сталинист
01.03.2021 17:13
«Дать финальную оценку развалу Советского Союза»
Новый комментарий от Русский Сталинист
01.03.2021 16:06
Петр I оздоровил церковную жизнь
Новый комментарий от потомок тамбовского сапожника
01.03.2021 15:51
Вечная память!
Новый комментарий от потомок тамбовского сапожника
01.03.2021 15:19