Синдром заслуженности

Лет эдак десять назад, когда общество еще не так много слышало о Церкви, мне на глаза попалась публикация в весьма популярной светской газете. Речь шла о человеке, который выстроил храм в память о своем сыне, погибшем в одной из тогдашних локальных войн. Отец смог в одиночку поднять такое строительство, поскольку занимался бизнесом и имел отношение к «нефтянке». Правящий архиерей той епархии (какой-то из среднерусских - не помню, какой) освятил новый храм, совершил в нем панихиду по погибшему воину, а затем назначил настоятеля. Но не прошло и года, как вокруг храма возник серьезный конфликт. Бизнесмен-храмостроитель заявил настоятелю, что церковь эта принадлежит ему и его сыну, а батюшка в ней, по сути - наемный работник, который должен знать свои обязанности и ни в коем случае не превышать полномочий. Ошеломленный батюшка пошел на прием к архиерею; владыка пригласил храмостроителя и, как можно было понять из публикации, объяснил ему, что он в данном случае не совсем прав. Храмостроитель не согласился, конфликт вышел на новую орбиту и, как уже сказано, попал в светскую прессу. Грустней всего было то, что известная и, надо сказать, очень даже неглупая журналистка встала на сторону «оскорбленного» отца и обвинила Церковь в неуважении к отцовским чувствам и в «несоответствии канонов законам человечности».

С той поры ситуация изменилась, Церковь вышла из тени, люди - даже и невоцерковленные - стали как-то лучше понимать, что она такое. Но конфликты, подобные вышеописанному, возникают и сейчас. Причем далеко не всегда они связаны с богатыми жертвователями-храмостроителями.

Вот только что мне пришлось беседовать с человеком, который действительно немало сделал для того, чтоб в его родном населенном пункте действовал храм. Человек этот, кстати, никакой не бизнесмен, он обычный труженик, но - с незаурядными пробивными способностями. В разговоре выяснилось, что у этого человека в какой-то момент тоже возник конфликт со священником:

- Он думал, что он один тут командовать будет, а я ему говорю: не-ет, батюшка, так не пойдет!

Другой священник, хорошо знающий этого человека, сказал мне, что у него есть, конечно, искреннее желание делать что-то доброе, есть и тщеславие, но в этом он вряд ли оригинален. Главная же беда - в том, что не имеет этот хлопотливый и пробивной человек церковного сознания.

Церковное сознание - это когда человек хорошо понимает, что такое Церковь. Если он это понимает, он не станет приписывать себе какие-то особые перед нею заслуги и особые в ней права. Не поставит собственные обстоятельства, каковы бы они ни были, выше ее канонов.

До недавнего времени я самоуверенно полагала, что вышеописанные перекосы не имеют никакого отношения ко мне; что мое церковное сознание вполне надежно меня от подобных деформаций защищает. Однако не зря сказано: никогда не думай, что какой-либо грех не свойствен тебе совсем, абсолютно, органически. Все, что угодно, может проявиться в самый неожиданный момент.

Будучи постоянной прихожанкой одного из саратовских храмов, я охотно исполняла небольшие просьбы настоятеля: подмести, помыть окна, расчистить снег, полить клумбы. И на его «спасибо» отвечала - про себя, но тем искреннее: «Это вам, батюшка, спасибо, что предоставляете мне возможность хоть что-то для храма сделать». Такая идиллия продолжалась до пасхальной ночи. То есть до того момента, когда я, привычно переступив порог храма, оказалась перед плотной стеной из чужих спин и затылков. И поняла, что храм битком и что я не могу - ни снять с себя куртку, ни повесить на крюк сумку, ни пройти на любимое место близ царских врат.

«И из-за кого?! Из-за людей, которые ничего для храма не делают, да они в храме-то и не бывают никогда, а на Пасху их, видите ли, потянуло - из любопытства...» Какую-то минуту мне на полном серьезе казалось, что эти люди обязаны, как минимум, передо мною расступиться.

Я знаю, конечно, прихожан, постоянно помогающих храмам, приходам и очень далеких притом от «качания прав». Одного моего знакомого на приходе так и называют - «Валера, который все делает». Валера, если не стоит на службе, то всегда - с метлой, с граблями, с молотком, дрелью, стремянкой. Это при том, что у него семья имеется и основная работа - та, где он деньги получает,- тоже... А вот голос его редко прихожане слышат: мало он говорит, и очень тихо, и только по необходимости. Убеждение у него такое - в храме как можно меньше нужно говорить, да и не только в храме.

Другая моя знакомая - прихожанка одного из самых «густонаселенных» городских храмов - каждый вечер самозабвенно драит в нем все подсвечники и крайне удивляется, когда ее за это «еще и хвалят». У нее, между прочим, тоже семья. Причем довольно проблемная. И работа - мягко говоря, нервная.

Впрочем, откуда мне знать: может быть, и они испытывают подчас чувства, аналогичные моему, и каются в них.

Почему это так трудно: делая что-то для Церк­ви, делать это - на самом деле, искренне, до конца - для нее, а не для себя?

Потому, наверное, что это не только в отношении Церкви трудно. Кто из нас не ловил себя на гордости от доброго поступка, на чувстве самодовольства после него? Надо постепенно избавляться от этого, и наша помощь храму - она, может быть, лучший индикатор и лучшая проверка для нас на этом пути.

Марина Бирюкова

Фото из архива редакции

За комментарием мы обратились к священнику Виталию Колпаченко - настоятелю храма в честь Воздвижения Честного и Живо­творящего Креста Господня в Хвалынске:

- Что касается наших жертвователей - предпринимателей,- здесь мне приходилось сталкиваться с совершенно разными людьми, разным поведением. Был один человек из соседнего с нами региона: он весьма ощутимо помог мне в строительстве храма в сельской местности. Без него мне вряд ли удалось бы построить этот храм. И он никогда не пытался «качать права», вел себя очень скромно, молился где-то в уголке. Но однажды я узнал о нем то, что заставило меня ему сказать: если ты не прекратишь эти действия, я отказываюсь от твоей помощи, такая помощь Церкви не нужна. Это было для него большой неожиданностью! Но он нашел в себе силы не обидеться. Мы с ним по-прежнему друзья, и у меня есть основания полагать, что жизнь свою он изменил. Но помощи у него я больше не прошу. Попрошу, если будет, как говорится, край. А пока - ограничиваюсь дружеским участием и общением. Другой наш жертвователь - человек очень состоятельный, очень ответственно относившийся к своему слову... Но во всех его действиях сквозила какая-то снисходительность. Было ощущение прихоти, блажи, «барского плеча». Однажды, когда очень нужна была помощь, я позвонил ему и услышал: «Все, я больше благотворительностью не занимаюсь». Стало грустно - и не только от того, что мы не получим больше от него помощи...

Что же касается «мелких» заслуг - уборки храма и прочего,- я заметил, что более всего склонны к «качанию прав» те, кто на самом деле ничего для храма не делает, а только симулирует бурную деятельность, создавая при этом постоянные конфликты. Это у них есть в храме свои «забронированные» места - никто другой не смей на это место встать. Это они должны непременно первыми приложиться к иконе, к Плащанице; это на их грубость другие прихожане то и дело жалуются.

Каждый из нас, включая не только мирян, но и священников, должен помнить, что он в храме не хозяин. Хозяин в храме - Господь Иисус Христос, хозяйка - Его Пресвятая Матерь. А нам этот храм вверен на наше земное время, наш долг его беречь и благоговейно украшать. И при этом знать - по евангельскому слову: Мы - рабы, ничего не стоящие, потому что сделали, что должны были сделать (Лк. 17, 10).

Газета "Православная вера", № 11 (439), июнь 2011 г.

Опубликовано на сайте Православие и современность

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=57283&Itemid=3

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; Челябинское региональное диабетическое общественное движение «ВМЕСТЕ»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан».

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Марина Бирюкова
Все статьи Марина Бирюкова
Священник Виталий Колпаченко
Все статьи Священник Виталий Колпаченко
Последние комментарии
С юбилеем, Михаил Сергеевич!
Новый комментарий от Русский Сталинист
01.03.2021 18:59
Природное явление, случайная утечка или диверсия?
Новый комментарий от Советский недобиток
01.03.2021 18:12
Продолжить святое дело генерала Дитерихса
Новый комментарий от наталья чистякова
01.03.2021 17:30
Император Александр III
Новый комментарий от Русский Сталинист
01.03.2021 17:13
«Дать финальную оценку развалу Советского Союза»
Новый комментарий от Русский Сталинист
01.03.2021 16:06
Петр I оздоровил церковную жизнь
Новый комментарий от потомок тамбовского сапожника
01.03.2021 15:51
Вечная память!
Новый комментарий от потомок тамбовского сапожника
01.03.2021 15:19