Тайна за семью печатями

0
372
Время на чтение 5 минут

В рубрике «Больной вопрос» представители Церкви, священнослужители отвечают на вопросы журналистов и наших читателей, касающиеся церковной жизни. Здесь встречаются два мнения, два взгляда на одну и ту же проблему.

Часто говорят, что Бог обращается к человеку шепотом любви. Если он не услышан, то голосом совести. Если же человек не слышит и голоса совести, то Бог обращается через рупор страданий. У каждого своя дорога к вере. Кто-то идет к ней годами, кому-то посчастливилось родиться в верующей семье, но в любом случае Церковь - та территория, где случайных людей не бывает. И в то же время на пути к Богу иной раз камень преткновения может оказаться там, где его совсем не ожидаешь, где, как кажется, тебя всегда должны ждать и любить, в атмосфере самой Церкви.

Согласитесь, не все сразу могут почувствовать себя своим в новой обстановке. Некоторые люди робки по своей натуре, а переступая порог храма, человек не только попадает в непривычную ситуацию, но еще и чувствует, что соприкасается с чем-то великим, таинственным, священным. Как себя при этом вести? Что делать и к кому обращаться за помощью? Перед какой иконой зажечь свечу, кому поклониться, как перекреститься, что можно делать, а что нельзя - ответы на эти вопросы знает далеко не каждый обыватель. И не каждый решится подойти спросить о них у батюшки, посмеет оторвать от дел обычно строгого с виду священнослужителя. Есть и страх, что из храма могут выгнать за некое неправильное поведение. Женщины, например, знают, что в храм им можно заходить только с покрытой головой. Но если вдруг, проходя мимо церкви, появилось непреодолимое желание именно сегодня сделать свой первый шаг к Богу? И как быть, сначала надо бежать домой за косынкой или все же делать первый шаг, который важнее соблюдения правил? И если устройство любой социальной структуры, как правило, предполагает некий ликбез для впервые обратившегося, что-то вроде доски объявлений, где можно найти ответы на свои вопросы, то в Церкви ничего подобного нет. В море литературы можно легко заплутаться, так и не получив нужные конкретно тебе ответы. И отсюда возникает закономерный вопрос: а не слишком ли сама Церковь, как отдельная, самодостаточная структура, закрыта от общества?
Ведь складывается такое впечатление, что Церковь существует как некая данность, и при этом в каждом отдельном человеке она никак не заинтересована. Если у него есть потребность стать причастным к церковной жизни, пусть он сам решает, что ему делать и как к этой жизни идти. Своеобразного «окошечка для справок», куда всегда можно было бы обратиться, нет. Порой кажется, что там за высоким забором, в храме кипит какая-то своя жизнь, недоступная простому человеку. Когда переступаешь порог церкви, складывается впечатление, что здесь происходит некое священнодейство, которое можно лишь осквернить своим присутствием. Но если Церковь не делает шагов навстречу, когда человек просто приходит в храм, не помогает сориентироваться на месте и не стыдиться своих действий, то как можно двигаться дальше и придти, например, на исповедь? Ведь там, наверное, еще больше условий и правил…
И, конечно же, появляются вопросы. Современная Церковь - структура, пользующаяся масштабным общественным влиянием, и, возможно, ей просто выгодно быть в тени, не привлекая слишком много людей к своим внутренним делам и процессам? И не обязательно совсем ей бороться за каждого прихожанина, который походит-походит в храм, не поймет, что за жизнь там идет, да и перестанет. По-моему, проблема действительно имеет место быть, и если не делать шагов в ее решении, то Церковь так и будет в глазах многих людей сверхсекретным учреждением, закрытой структурой, своеобразной terra incognita. Так что же происходит? В храме действительно царит особая жизнь, недоступная любому, кто решил сделать шаг ей навстречу? Или это просто заблуждение человека, которому мешают стеснительность и какие-то его личные проблемы?

Виктория Федорова


У закрытости - человеческое лицо

Обсуждение заявленной темы требует опыта жизни без Церкви. «Родившимся» в церковной ограде значительно труднее «посмотреть со стороны», поскольку Церковь в мире для них так же естественна, как когда-то детский сад, школа, армия. Более того, для таких людей Церковь часто еще большая реальность, чем что-либо другое.

Те же, кто не был воспитан в церковной среде, конечно, более остро и ярко, как правило, переживали приход в Церковь, ощущали, что обрели окно, через которое свет и свежий воздух проникают в этот темный и душный мир. Надо сказать, что с духовной точки зрения это полезно и хорошо, поскольку формирует в душе благоговейный трепет в отношении к Церкви, Богу. Потом многие такое восприятие теряют, но, по крайней мере, память об этом сохраняется.
Всем ли «неотмирность» Церкви мешает приблизиться к ней? Полагаю, что нет. Лично знаком с людьми, которых привлекла церковная дверь именно завесой таинственности и необычности. И надо сказать, что Церковь в истории не раз существовала на конспиративном положении, начиная со времен римских катакомб. Но, конечно, есть люди, которые воспринимают Церковь как сверхсекретное учреждение. Помню, когда мне было лет десять, гулял с родителями по Москве в районе Арбата. Мы подошли к зданию, которое выделялось из общего фона не архитектурой даже, а какой-то особой атмосферой, царившей вокруг. Было безлюдно, подчеркнуто строго. «А что здесь находится?» - поинтересовался я. Мне многозначительно ответили: «Это посольство». Хорошо помню, что пережил в тот момент чувство запредельности, недосягаемости, таинственности того, что назвали этим непонятным словом «посольство». Наверное, подобным образом можно воспринимать Церковь.
Но должна ли Церковь стремиться к тому, чтобы ее воспринимали иначе? Есть в церковной жизни примеры того, как абсолютная открытость и доступность делают Церковь вообще «невидимой». Как священник я неоднократно сталкивался с подобным явлением, например в праздник Крещения Господня. Во многих храмах в этот день ради порядка и благочиния воду освящают не в самом храме, а в церковном дворе. И большое число людей, получив желаемое, святую воду, тут же уходят, не поднимая глаз и даже не бросив благодарного взора в сторону храма. Многие батюшки именно поэтому ставят купели в самом храме: «Пусть хотя бы так зайдут».
Поэтому можно говорить о том, что кого-то таинственность Церкви привлекает, для кого-то является барьером. Но Церковь и должна подчеркивать свою «небесность», «сакральность». Хотя в то же время она бесспорно не должна быть закрытой. Да она таковой и не является, проблема закрытости Церкви на самом деле имеет человеческое лицо.
Порой вновь пришедшим мы сами, христиане, своим невниманием создаем барьер. Повторюсь, если и есть некая преграда, то это мы, «те, кто уже в винограднике». Но всякий христианин должен помнить притчу Христа и понимать, что виноградник - Церковь не его, а Господа! Поэтому нужно уметь расти так, чтоб не подавлять молодые ростки, давать им место.
Святейший Патриарх Алексий II много об этом говорил. Как-то на московском епархиальном собрании он сказал, что будет снимать настоятелей, если будут иметь место случаи грубости к людям со стороны служащих храма. Но дело ведь не только в «американской» улыбке при встрече, дело в умении «снизойти» к человеку, в способности услышать его и понять. А это очень трудно.
Недавно на епархиальном складе увидел «Православный молитвослов для молодежи», заинтересовался: «Интересно, как же решили задачу такого издания?» Беру книжицу в руки - легкая, из очень плохой бумаги и хлипкая - разваливается при разгибании. На джинсовой обложке привлекшая меня надпись смотрится как три тополя на Плющихе. Открываю…Обычный молитвослов, но только текст очень бледный и бесцветный. Конечно, в душе родилось сожаление о том, что вот так решаем задачи церковной миссии. Хотя очевидно, что молитвослов для молодежи нужен.
В заключение скажу, что проблема, о которой мы сейчас размышляем, во многом определяется историей Церкви в советский период. Его последствия на самом деле изживаются. В Церкви сегодня активно развивается миссионерское служение. В свечных лавках ставят на послушание тех христиан, которые не только цены на свечи могут указать, но и в православной литературе разбираются. Во многих храмах проводят беседы перед Таинством Крещения, и «окна для справок» в том или ином виде тоже есть. Не везде, конечно. Но так обязательно будет повсеместно, это дело времени.

Протоиерей Владимир Пархоменко, настоятель храма в честь
Преображения Господня в с. Пристанное

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=6268&Itemid=3

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".
Подписывайте на телеграмм-канал Русская народная линия
РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов»; Meta

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Мирон Федоров; (Oxxxymiron); активистка Ирина Сторожева; правозащитник Алена Попова; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне; Артемий Троицкий; Артур Смолянинов; Сергей Кирсанов; Анатолий Фурсов; Сергей Ухов; Александр Шелест; ООО "ТЕНЕС"; Гырдымова Елизавета (певица Монеточка); Осечкин Владимир Валерьевич (Гулагу.нет); Устимов Антон Михайлович; Яганов Ибрагим Хасанбиевич; Харченко Вадим Михайлович; Беседина Дарья Станиславовна; Проект «T9 NSK»; Илья Прусикин (Little Big); Дарья Серенко (фемактивистка); Фидель Агумава; Эрдни Омбадыков (официальный представитель Далай-ламы XIV в России); Рафис Кашапов; ООО "Философия ненасилия"; Фонд развития цифровых прав; Блогер Николай Соболев; Ведущий Александр Макашенц; Писатель Елена Прокашева; Екатерина Дудко; Политолог Павел Мезерин; Рамазанова Земфира Талгатовна (певица Земфира); Гудков Дмитрий Геннадьевич; Галлямов Аббас Радикович; Намазбаева Татьяна Валерьевна; Асланян Сергей Степанович; Шпилькин Сергей Александрович; Казанцева Александра Николаевна; Ривина Анна Валерьевна

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/uploaded/files/reestr-inostrannyih-agentov-10022023.pdf

Протоиерей Владимир Пархоменко
Все статьи Протоиерей Владимир Пархоменко
Последние комментарии
Вновь о «екатеринбургских останках» и о роли личности
Новый комментарий от Vladislav
17.06.2024 22:47
Убрать мавзолей?
Новый комментарий от С. Югов
17.06.2024 22:45
Исторический контекст отрицания «екатеринбургских останков»
Новый комментарий от Фиалковский
17.06.2024 20:11
Александр Дворкин против о.Андрея Ткачева
Новый комментарий от Агафон
17.06.2024 19:55
Американские новые «Старые правые» о «еврейском вопросе»
Новый комментарий от Павел Тихомиров
17.06.2024 19:20
Здравый смысл
Новый комментарий от Владимир С.М.
17.06.2024 18:42