Эстония: годовщина "бронзовой ночи"

Комментарий директора Центра информации по правам человека (Таллин)

Приближается печальная годовщина того, что теперь называется "апрельскими событиями", "бронзовой ночью" и т.п. - демонтаж и перенос памятника советским воинам в Таллине, грубый и жестокий разгон протестующей русской молодежи. В России демонтаж (или снос, перенос) памятника по большей части рассматривается как вызов России, российскому государству и ее элите. Но это было не единственной целью, и скорее даже не главной.

И в новейшей истории Эстонии как государства эта дата, несомненно, станет вехой, некой "точкой бифуркации", поворотным пунктом, когда история делится на "до того" и "после того". Эти события имели для общества большее значение, чем даже вступление в НАТО или в Европейский союз.

До апреля 2007 г. мы жили в одной стране, а теперь начинаем привыкать жить в другой.

Важно помнить, что до сих пор становление демократических институтов в Эстонской республике и развитие нациестроительства было относительно мирным, что, разумеется, не значит бесконфликтным. Случались и кризисы, причем по весьма серьезным причинам, однако всегда удавалось избежать массового насилия. Казалось, что в отношениях между государством и обществом, между русскими и эстонцами, между группами меньшинств и властью выработалась определенная культура диалога и компромисса, умение не доводить дело до крайностей и идти на взаимные уступки (хотя бы в самый последний момент). Для обеспечения диалога был создан даже специальный механизм - "круглый стол" по делам национальных меньшинств при президенте Эстонии, на который эстонские власти регулярно ссылаются в правительственных отчетах для международных институтов. Однако ни премьер А. Ансип, ни президент Т.Х. Ильвес почему-то таким механизмом не воспользовались (кстати, при нынешнем президенте "круглый стол" не собирался ни разу).

Попытки защитников памятника, организации "Ночной дозор" и даже властей Таллина организовать обсуждение и найти хоть какой-то компромисс ни к чему не привели. Представитель правительства, министр обороны Я. Авиксоо принял участие в этом "диалоге" первый и единственный раз 26 апреля 2007 г. - за несколько часов до разгона митинга. Правительство Ансипа проигнорировало и позицию горуправы Таллина, которая даже подала в суд, возражая против переноса памятника, и предупреждения ученых - социологов, политологов и культурологов, обратившихся к нему с открытым письмом.

Такая "упертость" не могла не броситься в глаза. Например, преподаватель Таллинского университета Т. Саартс недоуменно вопрошал: "Почему вы отказались от диалога и вели такую политику, будто ехали на танке?" (Delfi, 1 мая 2007 г.) А политолог А. Астров заметил: "Отвечая на вопрос о возможности диалога, Ансип повторил, что диалог был изначально невозможен, поскольку русские не согласились бы на перенос памятника. Что, по сути, означает признание, что сам он даже не может помыслить, и никогда не мог помыслить, возможности того, что и ему пришлось бы изменить свою изначальную позицию. (...) Вот именно потому, что нынешняя власть в принципе не видит разницы между диалогом и приказом, ни о каком диалоге с ней не может быть и речи. Ибо суть этой власти, по крайней мере, в той мере, в какой ее представляет Ансип, - отрицание диалога" (Delfi, 16 мая 2007 г.). Некоторые наблюдатели и аналитики, например, социолог Ю. Кивиряхк и философ и политолог Е. Голиков, идут еще дальше и обвиняют правительство в осуществлении сознательной провокации с целью не предотвратить, а прямо вызвать противоправные действия и тем самым максимально дискредитировать своих оппонентов ("Таллинн", N 2-3, 2007 г.; Delfi 30 апреля 2007 г.). И для такой версии есть все основания.

Можно ли было избежать того развития событий, которое случилось? Безусловно, можно, и это даже не требует аргументов.

Стало быть, именно такую ситуацию власти ждали и провоцировали. Вопрос лишь в масштабе: может быть, не ожидали такой массовости протеста? Однако официально признано, что полицейская операция в Таллине началась 23 апреля: стягивание в город полицейских сил из провинции и выход спецназа на позиции. А как учит военная мысль, мобилизация и развертывание - это не подготовка к войне, это уже война. И т.н. Д-терминал (т.е. складские помещения в районе Таллинского порта, куда свозили задержанных) явно был арендован заранее. Так что масштабы протеста (и репрессий) скорее даже переоценили - готовились к более массовым беспорядкам.

В связи с такой версией интересно поведение полиции на второй день, 27 апреля. Масштаб погромов магазинов, битья стекол и т.п. был несопоставимо меньше, чем в первую ночь - а они продолжают вести себя "запрограммировано": агрессивно атакуют любую группу людей (говорящих по-русски), устраивают забеги, хватая всех подряд, и так далее. Такое впечатление, что они отрабатывали план по расходованию резиновых дубинок и пластиковых стяжек, а также по наполнению Д-терминала.

Примечательно, что накануне, как раз тогда, когда некие люди громили витрины и таскали из магазинов всякую мелочь, полиция, напротив, вела себя "странно" пассивно. Это отметили и репортеры, и владельцы магазинов; на это обратили внимание мэр Таллина Э.Сависаар и председатель горсобрания Т.Витсут. Лишь потом, через некоторое время часть громил задержали с поличным. И тут оказалось, что треть из них и вовсе эстонцы, заведомо не имеющие отношения к защитникам памятника. Скорее всего, и из остальных двух третей не так уж много было тех, кто митинговал у памятника. Как оказались вместе все эти "случайные" люди в столь поздний час в определенном месте? На этот вопрос может дать ответ только независимое расследование - возможно, когда-нибудь оно и состоится. Предварительно можно сформулировать такие версии:

1. Беспорядки либо ожидались, либо были спровоцированы намеренно; стихийный митинг возле сокрытого памятника, беспорядки с погромами и поведение полиции слабо коррелируют между собой;

2. Крайне затруднительно сделать вывод, что массовые нарушения прав человека сотрудниками полиции были вызваны экстремальной ситуацией массовых беспорядков. Более правдоподобно выглядит противоположная версия: спровоцированные беспорядки использовались как предлог для полицейского террора, направленного на лиц, принадлежащих к определенной этнической группе - на русских.

В этой связи можно высказать предположение, что российская сторона (и власти, и общественность) допустили серьезную ошибку, когда сфокусировали внимание на самом памятнике и отношения к нему - факте сноса монумента, памятника павшим как часть процесса пересмотра итогов Второй мировой войны, оскорбления России и т.п. Такой дискурс не мог встретить эмоциональный отклик в Европе и вообще на Западе, а стало быть и завоевать союзников, по многим причинам.

Дело и в привычной русофобии, но главное - для европейцев наша Победа никогда не имела того экзистенциального значения, как для русских людей.

Для нынешнего поколения эта война просто часть истории, а о поведении своих народов и правительств многие просто не любят вспоминать. Поэтому поведение молодежи, "Наших" у эстонского посольства европейцы предпочли воспринимать просто как грубое хулиганство, инспирированное к тому же из Кремля, и привычно встали на защиту "маленькой-но-гордой" молодой демократии.

Гораздо больше шансов найти союзников было бы в том случае, если бы акцент был сделан на реальное поведение этой "демократии". На диктаторски-авторитарный стиль принятия решений, о чем писалось выше, а также на многочисленные, намеренные и массовые нарушения прав человека. Вот только некоторые примеры свидетельств людей, обратившихся в таллинский Центр информации по правам человека.

Свидетельница (50 лет): "Я встретилась с дочерью [23 лет] в центре города. Примерно в 21:30 мы пересекли Вабадузе вяльяк. На тротуаре за подземным переходом нас остановили люди в черной форме. Отряд людей в черной форме перегородил нам дорогу и без предупреждения выпустил на нас газ. Затем полицейские повалили нас на землю и стянули руки за спиной пластиковой стяжкой. Дочь оказалась лицом на асфальте... Я пыталась повернуться набок, чтобы хотя бы выплюнуть землю изо рта. Ко мне подскочил полицейский и стал бить ногами с требованием лежать. Видимо, именно тогда был сломан палец правой руки. Мы пролежали на земле 15-20 минут".

Свидетельница (18 лет): "...Мы сами подчинились полиции, легли на землю, но нас все равно избили, при этом наши руки были связаны. Я пролежала на асфальте более 30 минут, затем еще полчаса на газоне перед зданием Полиции безопасности. Все это время руки были связаны".

Свидетель (29 лет): "Приблизительно в 21:30 я находился возле теннисных кортов недалеко от горки Харью. На меня неожиданно напали полицейские. Ничего не объяснили, избили, сломали руку, положили на асфальт и связали сзади руки. Три человека били по голове дубинками и ногами. Я прикрывал голову рукой, и она была сломана".

Свидетель (43 года): "Меня вместе с другими задержанными сотрудники полиции заставили с применением силы сидеть на коленях или на корточках в течение почти 6 часов на холодном бетонном полу, при этом мои руки были скованы наручниками. Мне запрещали вставать, чтобы размять ноги. Если же я или кто-то другой из задержанных делали попытку встать, нас жестоко избивали".

Свидетель (32 года): "В ангаре была железная решетка, в которой уже находилось человек десять. В эту решетку сажали людей, которые не желали садиться и там 3-4 полицейских их избивали. Особенно жестокими были люди в черной униформе, в масках и с надписью на спине "Оператийвгрупп"".

И так далее.

Тем самым правоохранительные органы Эстонии нарушили целый букет правил и принципов международного права.

Например, Международный пакт о гражданских и политических правах; Европейскую конвенцию о правах человека; Конвенцию ООН против пыток; Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка;

Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению (ООН); Минимальные стандартные правила обращения с заключенными, принятые на первом Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями в 1955 г.; и т.д., и т.п.

Правозащитную тему не поздно поднимать и сейчас, год спустя. Дело в том, что уверенные в своей безнаказанности эстонские власти категорически и даже демонстративно отказываются от какого бы то ни было расследования жалоб потерпевших. По данным Государственной прокуратуры, для выяснения вопроса о превышении власти полицейскими было заведено аж 8 уголовных дел, из которых 6 уже прекращены и 2 остальных, скорее всего, постигнет та же участь. При этом для отказа десяткам жалобщиков использовался стандартный набор заранее подготовленных аргументов, юридически крайне сомнительных (это еще очень мягко говоря). Тут и презумпция заведомой виновности жалобщика, против которого законно применили силу/спецсредства; уверенность, что сообщая о причинении телесных повреждений, жалобщик действовал недобросовестно (попросту врет); обоснованность использования силы со стороны полиции не обсуждалась, и т.д.

Что интересно: когда потерпевшие попытались обратиться в прокуратуру и затем в суд, они получили отказы с использованием тех же точно аргументов и обоснований. Никаких процессуальных действий не последовало! А должны бы быть, по логике защиты прав граждан, например, элементарный допрос подателя жалобы, приобщение видеозаписи, затребование и приобщение материалов по задержанию, допросы медицинских работников скорой помощи, госпитализировавших жалобщика, установление и допросы свидетелей задержания; да много чего еще.

В этой связи невозможно не сделать предварительного заключения, что продолжают происходить массовые и, судя по всему, намеренные нарушения основных принципов прав человека (в дополнение к конкретным нарушениям, описанным выше). А именно, отказ в доступе к правосудию, нарушение принципа независимости суда и разделения властей, отсутствие контроля гражданского общества над деятельностью правоохранительных органов. Дела в отношении девяти пострадавших таллинским правозащитникам удалось довести до Европейского суда по правам человека в Страсбурге.

Именно с точки зрения прав человека деяния эстонской "демократии" наиболее уязвимы.

http://stoletie.ru/politika/estoniya_godovschina_bronzovo_nochi_2008-04-24.htm
Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Алексей Семенов:
Эстония: годовщина "бронзовой ночи"
Комментарий директора Центра информации по правам человека (Таллин)
25.04.2008
Все статьи автора
"Памятник Воину-Освободителю в Таллине"
«Нацисты стали чувствовать себя все вольготнее»
Осквернение памятника «Скорбящая мать» в берлинском Трептов-парке - один из многих примеров набирающего обороты вандализма
08.05.2019
Патриарх Кирилл: «Мы заплатили за освобождение мира от коричневой чумы самую большую жертву»
Предстоятель Русской Церкви посетил монумент «Бронзовому солдату» и памятник Линде в Таллине
15.06.2013
Александр Коробов: Российская власть все же «сдала» русских в Эстонии
Активист «Ночного Дозора» считает, что российские власти ничего не делают для защиты русских, противостоящих героизации нацизма в Прибалтике
26.04.2011
Все статьи темы
Последние комментарии
Шумное падение
Новый комментарий от Александр Волков
04.04.2019
«Храмы не закрываются»
Новый комментарий от Апографъ
04.04.2019
«Путин начал трансформацию Российского государства»
Новый комментарий от Юрий Светлов
04.04.2019
Режим самоизоляции продлён до 30 апреля
Новый комментарий от Юрий Светлов
04.04.2019
Обнищание неизбежно, но революции не будет...
Новый комментарий от Юрий Светлов
04.04.2019
Вменённое преображение
Новый комментарий от Алексей Терениченко
04.04.2019