Портрет на фоне Живого Журнала. Часть 2

Часть 1

Наша беседа с Елизаветой Петровной Глинкой - врачом, помогающим неизлечимым больным, - окончилась не точкой, а скорее многоточием. Вопросы возникали в прямом смысле "из воздуха" и тут же обрывались; да и можно ли за час спросить обо всём, что тебя волнует, у одного из самых любимых в Рунете блогеров? Наверно, никто не расскажет о докторе Лизе лучше, чем она сама, чем её записи в Живом Журнале. Записи об отзывчивости, сострадании, безотказной помощи, непередаваемой боли и - любви...

4

"Иногда мне приходится звонить чиновникам. Иногда они отвечают мне. Иногда нет.

Ну, работа такая. У меня. Не всякому нравится.

Объясните мне, пожалуйста, что такое "мероприятие". Или что значит - " он(а) на МЕРОПРИЯТИИ". Или, что немного сложнее для моего понимания - "я на мероприятии". Это что?

Что это значит?
Я пытаюсь всей своей женской человеческой сутью вникнуть в определение этого понятия.
Знаю, что такое встречи, приёмы, переговоры. Помню, что такое любовь, близость и прочее. Дни рождения, праздники, юбилеи, концерты.
Объясните мне про "мероприятия". Пожалуйста. Мне это необходимо. Я не догоняю. Может, от этого у меня сложности...
Большое спасибо".

- Наверно, не так много людей, которое относятся к вашей работе с неприятием, но они есть. Это видно и по вашему журналу, и по случаям нападения на машину фонда. Вы пробовали понять таких людей, или для вас их мотивы - закрытая тема?

- Это не то, что бы закрытая тема, а просто большая помеха в моей работе. Пока мы решаем, как заклеить или поменять эти шины, кому понадобился ворованный GPRS, кто стрелял в бездомных и кто пишет эти угрозы, - кто в итоге страдает? Я лично не страдаю: я их не боюсь. Вот Лена, моя помощница, до того, как обстреляли автобус "Милосердие", со мной ездила. После того, как какой-то ненормальный начал писать, что он точно убьёт меня вместе с моими бездомными, потому что они, по его мнению, не имеют права на жизнь, а я их поддерживаю, - что получилось? Что девочки сейчас не ездят, и я прихожу одна на этот вокзал.

А одной работать там очень трудно. Мало того, что холодно, - этот контингент, прямо скажем, не из детского санатория. Они дерутся между собой, хотят все влезть одномоментно, и если девочки стояли сзади и говорили: "Тебе я даю одежду, ты заходишь сюда, а ты идёшь туда", - то сейчас приходится их контролировать в одиночку.

В прошлый раз один бездомный, алкоголик из Мелитополя, решил на мне жениться. Он меня обнял - а он значительно выше и сильнее меня, к тому же пьяный в дугу - и сказал: "Ты знаешь, когда протрезвею, я на тебе женюсь". Доктор, с которым я работаю, отошёл в "Кофе-Хаус", а второй доктор ещё не подошёл. И этот "Мелитополь" всем телом на меня навалился; я чувствую, что я падаю, качусь под свою же машину! Он говорит: "Ты не поймёшь, я в Мелитополе исправлюсь!" А с чего он вдруг решил на мне жениться? Ему справку выдали, что он может уехать, и он решил меня в деревню Софиевку вывезти и таким образом осчастливить.

Наверно, всю жизнь надо принимать, как она есть. Мы православные, и поэтому должны быть смирение и терпение. Понимаю ли я тех, кто мне угрожает? Нет, не понимаю. Боюсь ли я их? Я всё-таки женщина, и мне действительно бывает страшно. Мне действительно страшно одной ходить по вокзалу с чемоданом. А задумываться, зачем они мне угрожают, не задумывалась.

- Случаи реальной опасности были?

- На вызовах бывает. Все почему-то думают, что я работаю с ангелами, а я работаю с обычными живыми людьми.

Был вызов, о котором мы писали. Я знала, что он будет непонятным: был не определён номер звонившего, выезд абсолютно не планировался. Когда мы приехали, со мной были второй доктор и шофёр. Больной увидел из окна, что три человека выходят из машины "Скорая помощь", и спрятался под мусоропроводом. Мы благополучно прошли в подъезд, и мама больного мне говорит: "Он спрятался, и ни с кем, кроме вас, разговаривать не будет". - "Ну, хорошо, а где он сам сейчас?". А он стоит под лестницей. Ребята сели в соседнем помещении, говорят: "Осторожно иди, мы тут ждём", - я выхожу на лестницу и говорю: "Иди сюда" (а мальчик был из Абхазии, бывший боевик). "Ты будешь со мной разговаривать?" - "Буду". И ты знаешь, он всех обманул! Он за секунду меня схватил, пронёс в свою комнату и закрыл дверь. Можешь себе представить картину? И даёт мне бумагу, в которой написано: "Участник боевых действий". Я думаю: "Боже, пусть будет точно так же, только там, за стеной!". Конечно, страшно в такой ситуации, конечно, у него повреждена психика. Но не думаю, что в моей работе опасностей больше, чем подстерегает меня на улице. Да, бывают экстраординарные ситуации - всё бывает.

- А умышленного нападения не происходило?

- Кроме "жениха", нет. В письменном виде - да, но эти угрозы такие, что я даже не верю, что они нападут. "Я зарядил винтовку, я знаю, где ты стоишь, я выпущу в тебя пулю!" Эти жуткие подробности, когда изображаюсь я с развороченными мозгами - всё это несерьёзно.

- Приходилось спорить с людьми образованными и знающими, убеждёнными, что то, что вы делаете, абсолютно неправильно?

- Каждый Божий день! И по нескольку раз. И не только в журнале: с чиновниками и с министрами приходится спорить. И в Совете Федерации, и среди академиков такие есть - мало, но есть. В государстве есть люди, которые считают мой труд и труд моих коллег абсолютно бесполезным. Потому что средства вкладывают в нанотехнологии - это сейчас очень модно, вкладывают в тех, кто может поправиться (что правильно!), вкладывают в детей. Вот там - идите, раскручивайтесь! Там красивый пиар: год семьи, будущее нации... А у меня-то больные бесперспективны! Больше скажу: у меня противников больше, чем сторонников.

Не случайно же обговаривался вопрос об эвтаназии. Представляешь, что такое эвтаназия в нашей стране? Это же завалят полгорода! Даже не смертельных больных, даже не спрашивая согласия, диагноза и подчас имени.

- Вас в нарушении корпоративизма не обвиняют?

- Бесконечно. Одна из последних версий - я нанята частными клиниками, потому что, прочтя мой журнал, понимаешь, что лечится в государственной клинике невозможно. А между тем в киевском хосписе часть пациентов как раз переведены из частных клиник, хотя они могли там остаться; они перевелись не потому, что у нас бесплатно, а потому, что им лучше.

- А вообще для вас корпоративизм важен?

- Я его терпеть не могу. Вообще этого слова не приемлю. Работа у нас безумно сложная, неблагодарная, грязная, тяжёлая физически и морально. Но есть маленький круг людей - то, что я называю своей командой: это четыре человека в Москве, три - в Киеве, частично те же Миронов и Чуев. Это тот круг, которому мы доверяем; назвать это корпорацией невозможно. Каждый делает какое-то своё маленькое дело.

- Можете ли вы сказать о человеке, что он сволочь, если это ваш коллега?

- Нет, не могу. Но когда пьяный врач обмочился у моего больного - да, я об этом сказала! Я не сказала, что врач подлец - я сказала, что больной, который находился под патронажем нашего фонда, не заслужил такого отношения к себе. А уж кто куда писает, это его проблема, только в таком состоянии на вызов лучше не ходить.

Конечно, для меня понятие коллегиальности незыблемо, как и для любого другого врача. Я глубоко уважаю коллег и прислушиваюсь к их мнению. Но когда происходят случаи, о которых действительно молчать нельзя... Нельзя писаться у постели умирающего больного! Нельзя, чтобы любящие родственники это видели! Нет, я не буду об этом молчать. К счастью, это редко происходит.

5

"Только что открыли журнал. Фотографий нет. Но тексты целы.
Я не знаю, что произошло. 10 октября мы перевозили ребенка в Домодедово. Во время следующего вызова получаю смс... - "Ты жива?"
Звоню, сообщаю, что не только я, а вроде как все живы. В ответ слышу, что кто-то ломает журнал.
Зачем и кто - не знаю, хотя версий в блогах я прочла достаточно. Все-таки люди такие разные.

За выходные побывала в киевском хосписе. Работаем дальше.
Всем - спасибо. Тем кто звонил, присылал сообщения и письма, волновался...
За сообщения о пиаре, самопиаре, проплате рейтинга в Яндексе и проч. - отдельное спасибо. Я учту все замечания и сообщу моему куратору.

Всем - добрый вечер".


- Когда на вас вышли и попросили опубликовать отрывки из вашего ЖЖ и интервью с вами?

- Года два назад. Я, кстати, тогда писала очень мало. Это была полная неожиданность для меня. Мне написали и попросили согласия на публикацию. А журнал "Esquire" даже не спрашивал: они опубликовали и поставили меня перед фактом. Полдневника слизали и даже не дали счёт для больных!

- Всё-таки ваш журнал - один из самых популярных: четыре с лишним тысячи читателей...

- Нет, ну что ты: есть же и десять тысяч, и двенадцать, и семнадцать. Меня, кстати, постоянно путают с Сергеем Лукьяненко: я doctor_liza, а он - doctor_livsy. Он уже не выдерживает: "Какая Доктор Лиза?!". По ошибке пишут иногда к нему, и он, наверное, меня не переносит (смеётся).

- А вы с ним не общаетесь?

- Нет! Мы даже не взаимные френды, и именно по этой причине: нас путают. Нас даже Яндекс путает!

- У вас, как у многих популярных блогеров, не было какого-то намёка на звёздную болезнь?

- У меня?! С бомжами моими? Да о чём ты?! Со мной здороваться боятся! Мне пишут: "Как вы предохраняетесь от них?" Даже близкие люди об этом спрашивают. А ведь бомжи - люди очень эмоциональные и могут вести себя по-разному. У нас ведь существуют целые кланы: на "Трёх вокзалах" - это чистая уголовщина, на Курском - наркоманы, а на Павелецком, где я работаю - "философы" с тонкой душевной организацией. Когда я от них уезжаю, они плачут. И они (я, конечно, сейчас не говорю о пьяных из Мелитополя) очень любят обниматься, плакать в плечо... Какая звёздность - со мной за руку боятся здороваться! В ресторан меня давно никто не приглашает; даже в гости перестали звать после того, как я начала работать с бездомными.

- Живой Журнал вас не обременяет?

- Обременяет. Я даже закрывала его дважды, и один раз меня "взламывали".

- А почему продолжаете вести?

- К сожалению, я не люблю писать, это не моё, и есть одна причина, по которой я сохраняю ЖЖ: это единственная площадка, с которой я могу заявить о нуждах наших больных. Единственная. Это единственное место, где я могу сказать: есть люди, у которых нет пелёнок, нет еды, нет денег, - вообще ничего нет, кроме тяжёлых заболеваний.

- Получается, вам как человеку - не как доктору - блог не нужен?

- Как человеку? Такое обилие комментариев и всего остального мне, конечно, мешает. Мешает, потому что (я уже говорила о разграничении работы и личной жизни) Живой Журнал - это не личная жизнь, это публичная жизнь. И чем больше у тебя читателей, тем больше тебя узнают; узнают иногда на улице и в метро.

- Часто узнают?

- Последнее время - да.

- Недавно был случай, когда вашу фотографию опубликовали рядом с сообщением о гибели врача "Скорой помощи"...

- Ужас! Да меня похоронили.

- А какое-то объяснение нашлось?

- Нет. Снимало ИТАР-ТАСС, и почему-то выбрали, что "как труп" надо показать меня. Мне звонило много журналистов, которые говорили: "Слушай, Лиза, вчера тебя разрезали шины, а сегодня мы открыли газету "Взгляд", в которой написано: "Доктор погиб вместе с пациентом"! Такое впечатление, что это специально делается". Слава Богу, мои близкие не читают этой газеты, где оказалась фотография мамы и рядом написано: у тебя мамы больше нет.

- Вас нередко обвиняют в нарушении приватности: "Зачем вы рассказываете о своих больных, это их личная жизнь"...

- Не нравится - не смотри. Всё, что я пишу, публикуется с согласия больного. Я не маленькая девочка, я давно этим занимаюсь, и поэтому прекрасно знаю, о чём могу писать и о чём не могу. Когда у меня написано о реальных именах больных и реальных историях, они все реальны. В остальном всё ровно так, как написано в профиле. Скажу больше: не всегда фотографии соответствуют содержимому рассказа.

- То есть, ваш блог в определённой мере становится литературным проектом?

- Нет, это не литература. Это способ донести проблему, не нарушая частности самого больного. Все фото, которые у меня опубликованы, выложены по желанию больных. Кстати, больные любят фотографироваться; я не люблю, а больные - любят.

- У вас, помню, публиковался опрос "Читает ли мой муж мой ЖЖ?", в котором не было варианта "да".

- Чистая правда (смеётся)! Мой муж не читает мой Живой Журнал.

- Что-то вроде девиза у вас на данном этапе есть?

- Ты знаешь, на основании последних записей в ЖЖ это то, что у меня вывешено в профиле: "Молчание - золото" (Буквально "Meum est argentum et meum est aurum dicit" - Д.С.). На настоящий момент это так. Я говорю далеко не то, что могу сказать о происходящем в медицине. К сожалению, есть вещи, которые я даже не могу озвучить, и приватность здесь совершенно не при чём. Правда иногда настолько страшна, что нет слов её описать.

- Три вещи, которые вы бы сейчас пожелали людям?

- Любить - все три раза. Нет у меня других советов.

P. S.

"Талый снег течет по Сретенскому и по Тверской, темнеет заметно позже. Очень люблю весну в Москве. Она не такая, как в Вермонте. Пока нет запаха весны, но он будет совсем скоро.
Больные. Много. Тянем. Честно - тяжело. Меня как будто разорвали на три части. И иногда я не знаю как все это соединить. И куда мне бежать. Или ехать. Или лететь...

Нечаянная радость - только что, в момент, в который решала - звонить - не звонить, просить или не просить, писать или хватит - позвонили мне. И я поняла - что есть Ангелы. Которые знают, когда именно нужно написать, спросить и помочь.

Я верю, что все получится. У всех нас. И даже у тех, кто отчаялся сейчас. И у врачей, и у разных депутатов, домохозяек, у влюбленных, у поэтов, которые должны поправляться, и у управленцев. И особенно у тех, кому сейчас грустно.
Всё будет".

Все цитируемые записи взяты из блога Елизаветы Петровны Глинки с согласия автора

Даниил Сидоров


http://www.taday.ru/text/95666.html

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Елизавета Глинка
Доктор Лиза, мы стали жестокосерднее?
Архивное интервью Елизаветы Глинки (ВИДЕО)
28.12.2020
"Делаю свою работу, и все"
Глава фонда «Справедливая помощь» Елизавета Глинка рассказала «Огоньку» о личном
11.01.2017
«Человек не должен умирать униженным»
Беседа с «доктором Лизой» – врачом Елизаветой Глинкой
25.12.2016
Доктор Лиза: Самое страшное - одиночество
Мы привыкли побеждать и утратили сочувствие. В том числе - сочувствие к умирающим
18.02.2014
Все статьи Елизавета Глинка
Последние комментарии
Белка Стрелка против коронобесия
Новый комментарий от Андрей Козлов
09.01.2021 11:18
Памяти мученика Григория Распутина-Нового
Новый комментарий от грешник Вова
09.01.2021 10:38
Отче, зачем подыгрывать тем, кто презирает Церковь?
Новый комментарий от грешник Вова
09.01.2021 10:33
«От врагов Христовых не желаю интересной прибыли»
Новый комментарий от Русский Иван
09.01.2021 02:20
Результатам выборов не верит Трамп или американский народ?
Новый комментарий от Русский Иван
09.01.2021 02:17
«Информационное пространство переполнилось ложью»
Новый комментарий от электрик
09.01.2021 01:17