"Важно задавать наивные вопросы"

В начале 90-х, когда большинство россиян только начинали осваивать компьютерную грамоту, немногочисленные "гуру", замученные бесконечными дурацкими вопросами очередного "чайника", часто говорили: "Читай Windows - там все написано".

Примерно то же зачастую происходит с человеком, в сознательном возрасте приходящим в Церковь. Он открывает для себя совершенно новый мир, часто парадоксально расходящийся с миром привычных для него понятий и представлений. Естественно, у него возникает столько вопросов, что даже умудренные "старшие товарищи", которым вроде уже давно все ясно, устают бесконечно повторять очевидные для них самих вещи и начинают говорить: "Читай Евангелие - там все написано". Но почему же великие христианские святые, отцы Церкви и учителя благочестия, всю жизнь не только читавшие Евангелие, но и жившие по нему, признавали, что так и не смогли до конца постигнуть всей его глубины и бесконечно ставили все новые и новые вопросы?

И не всегда находили ответы.

О роли "наивных вопросов" в жизни верующего человека мы беседуем сегодня с Андреем МАКСИМОВЫМ - писателем, режиссером и телеведущим.

Справка:
Андрей Маркович МАКСИМОВ родился в Москве в 1959 году. Первая публикация - в 15 лет, в "Комсомольской правде". Первая книга - "Кормящий отец" - вышла в 1993 году. С тех пор опубликовано более 15 книг прозы, публицистики и драматургии, в том числе два романа: "Посланник" и "Найти Иисуса". В марте этого года вышел его приключенческий роман "Сны о Лилит", продолжающий серию романов о полицейском комиссаре Гарде, которые сам автор считает одновременно приключенческими и богоискательскими. Пьесы А. Максимова ставились в театрах Москвы, Санкт-Петербурга, других городов России и за рубежом. Работает как театральный режиссер: первый спектакль в Москве "Борис Годунов" А. Пушкина в театре им. Ермоловой (1993 год). Поставленные им спектакли сегодня идут в театрах: им. Маяковского, Модернъ, На Покровке, в антрепризах. Недавно в Театре Луны состоялась премьера его авторского спектакля "Рококо". Член Академии российского телевидения. Автор и ведущий программ "Ночной полет" ("Культура"). "Дежурный по стране" ("Россия"). Женат, отец двух сыновей.

Жираф как доказательство

- В опубликованной на Вашем сайте автобиографии написано: "Нахожусь в том возрасте, когда нет-нет да и подумаешь о том третьем событии, которое неминуемо придет, и по значимости встанет в один ряд с рождением и женитьбой...". Вы часто думаете о смерти?

- Я эту мысль не отгоняю. В моем последнем романе "Сны о Лилит" действие происходит как в будущем, так и в средние века. Один из постулатов средневековых алхимиков заключается в том, что смерть является причиной жизни. Другой причины у жизни нет: она - только подготовка к смерти. Я так не считаю. Но мне кажется, что размышления о смерти необходимы каждому человеку. Вообще, я думаю, человек в жизни умирает дважды, я это прочитал в дневнике моей мамы, который нашел после ее кончины. Первая смерть - это рождение человека, которое означает смерть зародыша. До рождения у него была одна жизнь, один мир, а потом он переходит в другую жизнь, в другой мир, где зародыша больше нет - а есть человек. То же самое происходит, когда мы умираем для этой временной жизни и рождаемся для новой, в вечности. Как верующий человек, я надеюсь: то, как я живу, будет иметь значение после моей смерти.

- Как Вы пришли к вере?

- У меня есть глубокое убеждение, что не человек приходит к вере, а вера приходит к человеку. Что такое вера? Для меня лично - это осознание того, что я живу в присутствии Бога. Это ощущение не может возникнуть в связи с приходом в какое-то место. Вообще непонятно, где и когда оно возникает. Это тайна какая-то.

Я думаю, что здесь, как и во всей моей жизни, решающую роль сыграла моя мама. Она никогда не вела со мной религиозных разговоров, никогда не говорила мне: "Верь в Бога", но у нас дома всегда висели иконы, хотя время было советское. Однажды мама нашла на свалке потрясающе красивую икону, отреставрировала ее, и оказалось, что это, как говорят, историческая ценность. Она до сих пор у нас висит.

Еще одной из главных реликвий нашего дома всегда была Библия с гравюрами Доре, огромная книга. Это была первая Библия, которую я прочитал. В детстве мне всегда говорили: "Можно все продать, но Библию продавать нельзя. Что бы ни случилось. Было все: война, голод... Мы никогда не продавали. И ты не продавай". Не: "Знаешь, Бог есть", а просто: "Библию нельзя продавать". А еще мне говорили: "Вот висят иконы - можешь попросить что-то у Бога, если хочешь". Но в какой-то момент я вдруг отчетливо ощутил, что между мною и моим Создателем есть некая связь (боюсь об этом говорить, потому что эта связь может быть не вечной).

Для меня есть безусловные доказательства существования Бога. Первое - это творчество. Ничем, кроме общения с Богом объяснить феномен творчества я не могу. Откуда берутся герои? Ведь только что лежал чистый лист бумаги, и никого не было... Однажды я спросил у нашего великого композитора Давида Федоровича Тухманова: "Как Вы пишете?". Он ответил: "А я ничего не делаю, я только настраиваюсь на какую-то волну, и мне диктуют". Это - феномен творчества...

Второе доказательство - любовь. А как иначе объяснить, что среди миллиона женщин ты вдруг замечаешь одну и понимаешь, что не можешь без нее жить? Откуда это берется?.. И третье доказательство, как ни парадоксально, - это жираф. Потому что, хоть убейте, я не верю, что в результате эволюции может такое получиться. Неужели это невероятное существо появилось только потому, что животное тянуло шею к каким-то веткам в верхнем ярусе? Да нет, для меня, например, совершенно очевидно, что жираф - именно таким придуманное, а потом созданное существо.

"Наивные вопросы"

- Кому-то, наверное, Ваши доводы покажутся наивными...
- Я думаю, когда речь идет о вере, очень важно задавать наивные вопросы. Не давать ответы, а именно задавать вопросы. Например, известно, что в раю Ева взяла плод с запретного дерева. И подсказал ей это змей. Если внимательно прочитать Ветхий Завет, там речь идет именно о змее. Бог сказал ему: ты будешь ползать на чреве своем. Может ли Господь так обращаться к дьяволу? Если Бог знает, что это падший ангел, почему Он обращается к нему как к змею? Далее. Из этого эпизода следует, что вся история человечества развивается так, а не иначе, потому, что змея совратила Еву. Как это возможно? То есть Бог создал некий мир, а потом там появилась змея и все Его планы переделала? Вот я, например, режиссер. Когда я ставлю спектакль, я делаю это так, как считаю нужным, и никто не может мне в этом помешать. Так почему же Богу смогла помешать какая-то змея? Понятно, что этот простой на первый взгляд сюжет содержит в себе глубинные смыслы. Поэтому очень важно, чтобы человек не боялся возникающих вопросов, но искал на них ответы. Мне кажется, что надо не просто читать Библию, а стараться понять, что в ней написано. В отличие от многих современных книг, Библия требует не просто чтения, но понимания. Я уверен в том, что мы, верующие люди, должны постоянно размышлять над тем, что сказано в Библии.

Почему, например, Адама и Еву выгнали из рая? За что? В чем был смысл Его наказания? На мой взгляд, не надо бояться задавать вопросы, касающиеся Библии. Наоборот! Надо бояться не задавать их.

- А чем, по-Вашему, верующий человек отличается от неверующего?

- Очень просто: кирпич на голову случайно падает или нет? Верующий понимает, что случайно не падает.

На моем интернет-форуме amaximov.ru есть один очень умный, интересный человек по имени Прокл. Атеист. Мы с ним в течение года вели потрясающий, на мой взгляд, спор атеиста с верующим. Но для меня вполне очевидно, что мы никогда не сможем с ним близко сойтись, потому что по-разному смотрим на устройство мира. Он считает, что все случайно, а я - что все закономерно, что Бог ничего не делает просто так, и что ни делается - все действительно к лучшему. Если кто-то думает иначе - это его право.

Если человек не ощущает себя живущим в присутствии Бога, ему очень трудно понять того, кто живет по иным законам. Каждый волен выбирать свою веру или неверие. Но мне кажется, что человек, которого нашла вера, - очень счастливый. Говорят: "Блажен, кто верует". Думаю, это справедливо.

- В одном из Ваших интервью я прочла, что Вы рассматриваете свободу верующего человека как свободу в радиусе поводка, который держит Бог. А разве это не сужает традиционные христианские представления о нравственной свободе человека?

- Не знаю, насколько это корректно с сугубо богословской точки зрения. Когда я говорю, что свободы нет, я имею в виду, что если ты веришь, что тебя ведет воля Создателя, то это именно свобода на поводке...

- Но ведь Ева могла вкусить от плода, а могла отказаться. Адам мог сказать: ты взяла - ты и ешь, но он ее тоже поддержал... Разве это не свобода выбора? Когда Христа распяли, то по правую и левую руки Его оказались разбойники. Того, кто захотел с Ним идти, Он взял в Свое Царство, и Церковь говорит о нем как о первом человеке, вошедшем в рай. А того, который отказался от Христа, Он за собой не потащил насильно. Разве это не уважение свободы выбора?

- Может быть и так, хотя и здесь у меня сразу возникают вопросы. Ведь это жестоко: когда ты знаешь, что человек себя неправильно ведет, что он заблуждается, что за это он будет невероятно мучиться - и не помочь ему. И все из-за того, чтобы кому-то доказать, что есть свобода... Тем более что Иисус Христос был Единственным из живущих на земле, кто не просто верил, а знал, что воскреснет. Вот я, например, папа. Если мой сын будет стоять на краю пропасти и скажет: ну, я пошел, я так решил, - мне наплевать будет на всю его свободу. Я его схвачу и буду кричать: ты с ума сошел, ты разобьешься, там пропасть! Почему Бог поступает иначе - я не знаю...

- Но ведь Христос говорил со всеми, о Нем знали оба разбойника. Он был готов помочь каждому, просто никого не заставлял.

- Поэтому я и говорю, у меня нет ответов, у меня есть только вопросы...
Во всяком случае, я живу с верой, которая граничит с убежденностью, что меня ведет какая-то высшая Сила. Поэтому каждый день, ложась спать, я благодарю Бога за все, что Он мне в этот день послал. Даже когда у меня умерла мама, я благодарил Бога: значит, так было нужно. Даже когда случается серьезный конфликт, или скандал, или болезни - я говорю: спасибо, Господи. Даже, когда уходит любовь... Я всегда благодарю Бога: Он лучше меня знает, как мне жить... И я не ощущаю своей свободы. Я понимаю только, что чем дальше в жизни я иду, тем короче становится поводок.

Творчество в присутствии Бога

- Идет ли, на Ваш взгляд, в современной литературе серьезный разговор о Боге?

- Вообще, мне кажется, вся серьезная литература, в сущности, - про то, что жизнь проходит, и куда она проходит - в никуда, к дьяволу, к Богу? От "Анны Карениной" до "Колобка" в русской литературе это всегда был главный вопрос. Но у молодых авторов я пока этого не встречал. А у старших современников - это есть. Вот я прочитал последний роман Юрия Арабова, "Флагелланты". Это выдающийся, на мой взгляд, роман. А как только начинается серьезная литература, так обязательно появляется тема Бога, вопросы о Нем или к Нему. Не обязательно буквально. У Арабова, например, роман заканчивается тем, что человеку надоело жить, он зарылся в могилу и лежит там живой. Это странный, абсурдный финал, но в нем все тот же вопрос - о жизни, смерти и смысле.

Если об этом ничего не сказано, если отсвет Бога не ложится на произведение, то, на мой взгляд, это не литература. Ведь не всякая толстая книжка - роман. Поваренная книга тоже очень толстая. Есть очень много современных книжек, которые называются романами, но, тем не менее, литературой не являются в принципе. В них нет характеров, конфликта... У меня есть любимейший писатель - Фазиль Абдулович Искандер, я никогда не говорил с ним про то, в кого он верит. Но даже когда читаешь смешную историю "Сандро из Чегема" или сатирическую повесть "Созвездие Козлотура" - понимаешь: этот автор рассказывает о людях, живущих в присутствии Бога. Хотя впрямую об этом не сказано ни слова... А герои большинства современных писателей вырваны из контекста вечности.

- А что такое контекст вечности в литературе?

- Верующий человек понимает, что шестьдесят-семьдесят лет его жизни - это, с точки зрения вечности, секунда. И если вот это ощущение реального человека удается перенести в литературу, то это хорошая литература. Ее сейчас мало. Но величайшие наши писатели, сформировавшие русский характер, всегда смотрели на человека именно в этом контексте. И Толстой, и Достоевский, и Пушкин, и Лермонтов.

- Когда Вы впервые прочли Достоевского? И какое он произвел на Вас впечатление?

- Сейчас я скажу ужасную вещь, которая перечеркнет все, что я наговорил до сих пор. Но... Есть анекдот про то, как одна дама сказала, что видела "Мону Лизу" и что на нее эта картина впечатления не произвела. На что ей заметили, что "Мона Лиза" уже на стольких людей произвела впечатление, что сама может решать, кому нравиться, а кому нет. Вот так и у меня с Достоевским. Это не просто не мой писатель. Это писатель, который мне кажется ужасным. Не в смысле бездарным, а в том смысле, что читать его ужасно.

Все его романы я честно читал, потому что Достоевский был любимым писателем моей мамы. Лет в пятнадцать-шестнадцать мне дали "Преступление и наказание", и с тех пор - уж простите - меня не покидает дурацкая мысль: один мужик убил старуху, а разговора на восемьсот страниц. Я прекрасно понимаю значение этого романа. Я смотрел поставленный по нему спектакль Завадского, где гениально играл Георгий Тараторкин... Но меня все равно не оставляет мысль, что это история про каких-то странных, не имеющих ко мне отношения, людей.

Потом я стал читать "Бесов" - заинтересовало название. И это была пытка... Наверное, это признак отсутствия хорошего вкуса, но ранний Достоевский - "Неточка Незванова" и все, что было написано до того, как он пережил гражданскую казнь - мне очень нравится. Мне кажется, что было два человека: один - до казни - был отличный писатель, очень хороший, светлый, и Петербург у него такой замечательный. А второй - после казни, то есть когда его собирались казнить, и он шел на эшафот, думая, что его сейчас убьют, а над ним просто поиздевались. И вот, когда после этого он вернулся в литературу и все, что у него накопилось, вылил на нас, он стал нашим любимым национальным писателем.

Когда меня спрашивают, может ли литература или театр повлиять на людей, я вспоминаю Достоевского, пример которого доказывает: безусловно, может. Но мне это влияние кажется ужасным. Христианство, помноженное на Достоевского, - вот откуда наша любовь к страданиям, к невероятному самокопанию. Если гипотетически представить себе, что самым любимым русским писателем был бы какой-нибудь русский Дюма - например, Бестужев-Марлинский, мы были бы другой нацией. Мы воспитывались бы на книгах, где герой ради любимой мчится за подвесками, по дороге убивает двадцать человек - и ему наплевать... Нет, честное слово, мы были бы другими.

Но я еще раз подчеркиваю, что это - мое личное отношение к Достоевскому, и я никому не хочу его навязывать.

- А чье творчество повлияло, на Ваш взгляд, благотворно?

- Мне кажется очень правильным высказывание: "Пушкин - наше все". Пушкин сбалансировал влияние Достоевского. Хотя вообще-то это тоже - пример абсурда нашей жизни: главным русским поэтом, солнцем поэзии стал уродливый вспыльчивый бабник с ужасно смешной фамилией...

Но как бы там ни было, Пушкин на нас невероятно сильно повлиял! Он очень энергичный, веселый. И мудрость его - веселая. (Из Пушкина родился, например, Довлатов, тоже очень мудрый и при этом веселый писатель). Обычно название "Маленькие трагедии" понимают как "небольшие по объему". Когда я как режиссер ставил спектакль "Моцарт и Сальери", где потрясающе Валерий Золотухин играл Сальери, а Ирина Линдт - Моцарта, я задумался над вопросам, что смысл этого названия в том, что сами эти трагедии - маленькие, да, собственно, даже и не совсем трагедии. Для Пушкина и сама жизнь была маленькой трагедией. То есть жизнь для него трагична - ведь он был глубокий человек, но это небольшая трагедия. Пушкин написал одно из первых авантюрных произведений в русской литературе - "Дубровский". Так по-детски, но при этом так потрясающе! Совершенно гениальная штука!

Вы только не подумайте - вот, мол, сидит человек, как сейчас говорят, "типа умный", и рассуждает: "На нас плохо повлиял Достоевский, хорошо повлиял Пушкин..." Это все не в категориях "хорошо" - "плохо". Вот у меня восьмилетний сын, который книжки читает с большим трудом, но если он все-таки начинает их читать, я даю ему Пушкина.

Почему русские пьют

- Вы провели более 1600 телеэфиров. Помогли ли они Вам что-то открыть для себя?

- Ужасно банальную истину - что нет неинтересных людей. Но я в этом честно убедился на собственном опыте, я к этому пришел.

И второе открытие: понятие "обмен энергией" абсолютно объективно. Более 1600 раз я делал одно и то же: приходит гость, мы с ним говорим до эфира, говорим во время эфира, а потом прощаемся. Но после одних эфиров я чувствую, будто перетаскал вагон дров, а после других - я летаю. Значит, один человек забирает у меня энергию, а другой отдает свою. И еще я понял, что у каждого человека есть какая-то своя "заноза". Независимо от того, кто он: суперзвезда, дворник, старик, юноша... - у всех есть что-то, что не дает спать ночами. Даже самые востребованные сегодня люди, скажем, знаменитые актеры - начинаешь с ними говорить и понимаешь, сколько в этом человеке боли, сколько проблем непридуманных, сколько серьезности...

- Вы много ездите по стране. Какие наблюдения для Вас были самыми важными в этих поездках?

- Проблема в том, что я не успеваю наблюдать. Я приезжаю с конкретной целью - дать мастер-класс, и время у меня очень спрессовано. Но я еще раз убедился, что наша страна абсолютно непредсказуема, и в ней может быть все что угодно. В Ижевске меня повезли показывать главный памятник в городе. И оказалось, что это... памятник крокодилу. Хороший такой памятник... Но почему? Такое возможно только в России...

И второе - собственно, это вывод, который многие делают, - в провинции гораздо больше глубоких и несуетных людей, чем в Москве. Конечно, суетливых везде хватает. Но все-таки размышляющих, интересных людей в провинции больше. Потому что они никуда не бегут. Потому что расстояния другие. Потому что они не мучаются бесконечно в уличных пробках или душном метро. Они живут какой-то другой жизнью, может быть, эту жизнь можно назвать более наполненной.

Но в принципе, жители разных городов России становятся все больше похожими друг на друга. Москва, Питер, Пермь, Ижевск... У всех схожие заботы, интересы. Я Вам больше скажу - сейчас уже и в Марселе люди очень похожи на людей из Ижевска.

- А как же разница менталитетов?

- Она есть. Скажем, русский человек очень любит страдать, а француз - нет. Русский человек, воспитанный на Православии, которое было не просто усилено, а умножено Достоевским, уверен, что путь к счастью - только через страдания, что если ты не страдал, то ты вообще никто. Хотя еще Пушкин заметил: "Правильно говорят, что горе - хорошая школа, но счастье есть лучший университет". То есть счастье - выше.
Я помню, ко мне приехал друг, бельгийский журналист, он очень хотел поехать в Питер. Причем не ночью, а днем: хотел посмотреть на нашу страну из окна поезда. И вот мы поехали. (Это похоже на киношную историю, но все именно так и было). Проезжаем Москву, Химки, а потом, как говорится, начинается Россия. Он смотрел-смотрел, а потом повернулся ко мне и говорит: "Я понимаю, почему русские люди пьют"... А я сижу и думаю: интересно, что у него там сейчас в голове? Бельгия - очень аккуратная страна, и вот бельгиец едет по реальной России и спрашивает: "Скажи, пожалуйста, вот этот забор, его же, в принципе, кто-то когда-то делал? А почему он его сделал из разных досок? Почему нельзя было сделать из досок одной высоты?" Ну, как это объяснить?.. Наверное, это и есть менталитет. Русский человек садится на крыльцо - перед ним бесконечные просторы родной страны, над ним бесконечные просторы неба, где живет Бог, и вот он сидит и думает о чем-нибудь печальном... А голландец или бельгиец, который едва протиснулся в узкие ворота на узкой улице? У него впереди человек, сзади человек, тут человек, там человек,... И он, сидя один, уж наверняка думает совсем о другом.

Ребенок должен рвать брюки

- Трудно ли Вам быть отцом? Говорят, нынешние дети очень непокладистые...

- Когда родился Андрей, и я его увидел, не знаю почему, но я сразу понял, что это не чистый лист, на котором я могу писать, что заблагорассудится, а мозаика, данная Господом, которую нужно правильно собрать. И если я захочу сделать из него то, что в нем не заложено - ничего не получится. Он очень любит театр, ходит в детскую студию при Театре Луны, играет уже в двух спектаклях этого театра, в том числе в моей последней премьере "Рококо". Надоест - будем думать дальше. Я честно пытался отговорить его от театра. Водил на телевидение, рассказывал, как тяжело быть артистом, как мало платят и так далее (он уже понимает, что такое "деньги"). Он героически все это слушал, кивал, но я вижу: когда он приходит в театр, у него загораются глаза. Ну и что делать? Пусть ходит пока. Я не говорю ему: так делай, а так не делай. Я говорю: решай сам. Хотя... иногда срываюсь, даю ему подзатыльники, а потом ужасно себя за это ругаю и переживаю гораздо больше, чем он.

- Это напоминает Ваши взаимоотношения с мамой, или все принципиально иначе?

- Очень напоминает. Вообще, когда я стал воспитывать сына, я понял, что на мне сейчас лежит колоссальная ответственность - на поколение вперед. Я же не видел, как другие воспитывают детей, я знаю только, как воспитывали меня. Значит, и я буду воспитывать так же, и мой ребенок, в свою очередь, тоже повторит мои шаги. И если я сейчас сделаю что-то неправильно, то это повторится и в следующем поколении. Ведь дети абсолютно доверяют взрослым: если папа так сделал, значит, это правильно. Ребенок тебе дает такой кредит доверия - это поразительно! Если я скажу сыну: "Андрюша, каждое утро надо свешиваться из окна и плевать вниз, это очень важно!" - он ведь так и будет делать.

Конечно, я стараюсь воспитывать его так же, как меня воспитывала мама. Я ему бесконечно говорю, что я его люблю, хотя, наверно, в результате он растет избалованным. Я ему говорю: всех друзей води домой, пускай у нас будет полный дом детей, только чтобы все вы были тут, а не во дворе; можете все переворачивать с ног на голову, желательно, конечно, ничего не бить, но если уж разбили - ничего страшного. Только вот не знаю, удастся ли мне его любить так, как меня любила моя мама, Антонина Николаевна.

В детстве у нас была такая игра: в длинном коридоре, заканчивавшемся белой дверью, мы запускали машинки прямо в дверь - чья машинка отлетит от двери на меньшее расстояние, тот и выиграл. Представляете, что было с белой дверью после того, как в нее неделю запускали машинки? Но это я теперь понимаю, а тогда - мне никто слова не сказал. Поэтому, когда ко мне приходит жена и говорит: "Поругай его, он порвал брюки", - я не могу его ругать, потому что... ребенок должен рвать брюки! И ребенок тут же подхватывает: "Мама, видишь, папа говорит, что можно рвать брюки". Хотя он вообще-то их не рвал, а вырезал на них ножницами дырку, потому что должен был посмотреть, смогут ли ножницы вырезать дырку на брюках. А уж за это я тем более не могу его ругать, потому что сам делал то же самое.

Я помню ощущение невероятного счастья после очередной чехарды на снегу. У меня было окровавлено колено, порваны штаны, оторвано ухо ушанки (я нес его в руке) и что-то еще с курткой... Добрая тетенька в лифте сказала мне: "Ну, сейчас тебя мама будет ругать!" - а я знал, что не будет. И это ощущение невероятного счастья - гораздо важнее, чем страх наказания.

В конце концов, человек рождается для того, чтобы быть счастливым. И если мы можем помочь в этом нашим детям - почему бы не попробовать?

Алла МИТРОФАНОВА

http://www.foma.ru/articles/705/
Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Андрей Максимов
Все статьи Андрей Максимов
Последние комментарии
Стране нужны политологи!
Новый комментарий от Александр Волков
15.01.2021 11:56
Синодик русского духовенства, скончавшегося в период коронавируса
Новый комментарий от Владимир Николаев
15.01.2021 09:44
Слава Герострата и Вовочка из анекдота
Новый комментарий от Игорь Бондарев
15.01.2021 09:25
О бедном гусаре замолвите слово...
Новый комментарий от monarhist
15.01.2021 08:18
Русское миропонимание и культурная идентичность
Новый комментарий от monarhist
15.01.2021 08:11